В мире

Почему в Европе горят христианские соборы

Наш колумнист Сергей Мардан - о пожарах в Нанте и Париже
В городе Нант загорелся кафедральный собор Святых Петра и Павла.

В городе Нант загорелся кафедральный собор Святых Петра и Павла.

Фото: REUTERS

В городе Нант загорелся кафедральный собор Святых Петра и Павла. Самый большой католический собор Бретани, постройка которого началась в 15 веке, от масштабных разрушений спасла законченная всего три года назад масштабная реставрация –своды были укреплены бетоном. Если бы ее не было, храм постигла бы судьба Собора Парижской Богоматери, выгоревшего в апреле 2019 года практически дотла.

Не может не бросаться в глаза странная пожароопасность именно главных христианских соборов Франции. И если в случае с Собором Парижской Богоматери французские власти версию с поджогом очень герметично с первого дня замалчивали и не рассматривали даже в качестве рабочих версий, то в истории в Нанте это не удалось. Пожарные сразу заявили, что было три источника огня. Это практически официально – поджог.

Для Франции – это может стать началом невиданного внутриполитического кризиса.

Крупные французские города наводнены выходцами из мусульманского Магриба. Во Франции живет почти 6 миллионов мусульман из северной Африки и Ближнего Востока. Сегодня это составляет почти 9% населения страны.

Все бы ничего, но эти люди совершенно не теряют своей этнической и религиозной идентичности даже во втором и третьем поколении. Впрочем, никто и не ставит такой задачи. Ведь Французская Республика – светская государство, которое отвергает любую свою связь с Христианством, запрещая носить в государственных учреждениях даже нательный крест.

Вот только люди, которые поджигают средневековые католические соборы, этой тонкости не улавливают. Они по-прежнему видят во французах крестоносцев – потомков герцога Готфрида Бульонского, Хранителя Гроба Господня. Правда потомков слабых, нерадивых и отрекшихся от веры предков.

Под властью левой диктатуры мультикультурализма и политкорректности Старой Европе становится уже не только дискомфортно, но все чаще – страшно.

Все большему числу французов, немцев, голландцев, бельгийцев становится очевидно, что миллионы мигрантов – европейской культуре враждебны. А европейский гуманизм начинает все больше походить на слабоумие.

Россия в этом смысле находится полностью в европейском тренде. Заявления представителей власти не оставляют никаких сомнений в том, что иммиграционная политика страны совершенно не осмысливается с точки зрения внутренней стабильности и интересов «государствообразующего народа». Трудовая миграция полностью подчинена интересам крупнейших работодателей, чей интерес – только деньги. Ни до чего другого им дела нет. Идет ли речь о частных компаниях, или государственных, логика у них одна и та же.

Европейской миграционной политике – 60 лет. Нашей – только 30. Немного времени в запасе есть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Чем славен горевший Нантский собор: там исповедовался перед смертью «Синяя борода», а Д’Артаньян арестовал министра финансов Франции

Сооружение готического храма затянулось на четыре с половиной века - а пожар едва не уничтожил его за считанные часы (подробности)