Происшествия

Двухлетний мальчик, которого неделями избивал отчим, приходит в себя

Ребенок сбежал из дома в Подмосковье и искал маму
Отчим признался на допросе, что бил ребенка.

Отчим признался на допросе, что бил ребенка.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Если бы не охранница совхоза «Останкино», кто знает, сколько бы еще ударов отчима смог выдержать двухлетний Павлик (имя изменено). 19 июля женщина заприметила чумазого парнишку, который слонялся по улицам в пижаме и тапках. Говорил, что ищет маму, но не хочет идти домой. Вызвали полицию.

Семья Павлика приехала из Тулы и поселилась в подмосковном Дмитрове — «Останкино» входит в городской округ. Ребенка забрали в больницу, а мать и отчима вызвали на допрос. В тот день женщина ушла на работу, оставив Павлика с бойфрендом. Силовикам мужчина признался, что бил ребенка. В протоколе даже записан временной промежуток агрессии — с 1 по 18 июля.

В медучреждении, где сейчас восстанавливается Павлик, побывала уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова.

— Чувствует он себя хорошо: играет, очень подвижный. Дал себя покормить. Видно, что ребенок не единожды подвергался избиениям. Жалуется на головку и на ножку — прихрамывает. Врачи говорят, что в ближайшее время его состояние наладиться. Мы надеемся, что он здесь пробудет максимум пять-шесть дней, — рассказала омбудсмен после визита.

Пока Павлик в больнице, органам опеки и правоохранителям предстоит решить, что делать с родителями. В семью ребенок в ближайшее время вряд ли вернется. На отчима возбуждено уголовное дело за истязание, а действия матери попадают по статью за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

— Ищут родственников со стороны матери и родного отца, который вписан в свидетельство. Он с ребенком не общался. О попытках матери навестить ребенок мне ничего неизвестно. На учете она не стояла, — добавила Ксения Мишонова.

Уполномоченный рассказала, что мальчик в развитии не отстает. Все навыки для его возраста у него есть. Ребенок ласковый и легко идет на контакт с чужими людьми.

По материалам следствия, следы от ударов обнаружены на голове, лице, туловище и конечностях ребенка. За истязания грозит до семи лет колонии.