Общество

Кто контролирует кол-центры на зонах и сколько получают те, кто звонит нам под видом службы безопасности банка

Как обозреватель «КП» Ульяна Скойбеда вычисляла банды телефонных мошенников
Кол-центры на зонах - проходящая история

Кол-центры на зонах - проходящая история

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Продолжение. Часть 1.

В первой части автор рассказала, как долго и безрезультатно пыталась вывести на откровенность работников ФСИН и банкиров - есть ли на зонах кол-центры под генеральскими крышами. Те самые, в которых зеки под видом банковских работников выманивают у людей тысячи и даже миллионы. Официально никто не подтвердил, что по всей стране существуют «предприятия закрытого типа» с миллиардными оборотами. Однако и не опровергнул. Неофициально же рассказывают, что да, мобильных телефонов на зоне хоть пруд пруди - чуть ли не у каждого зека. Но вот по поводу кол-центров сомневаются - слишком сложный заработок, есть более быстрые и безопасные, хотя такие же противозаконные...

ПЕРЕВОД НА САМООКУПАЕМОСТЬ

Специалист по кибербезопасности, генеральный директор компании «Интернет-розыск» Игорь Бедеров, на удивление, утверждает строго противоположное:

- Кол-центры на зонах - проходящая история: сейчас из-за шума их уводят на Украину, но на пике, летом, так работала каждая третья-четвертая колония. Причина - зоны заставили зарабатывать: где-то шьют одежду для «Глории Джинс», где-то делают лестницы, продающиеся в «Леруа Мерлен», а у кого производства нет, решают вопрос вот так (с 2017-го зоны переведены на самоокупаемость. - Ред.). Соответственно, организаторы - начальники тюрем, зеки - подневольный труд бесплатный, работающий за лучшее питание и лучшие условия труда… Нет, их никто не бьет и не заставляет, им даже лучше: на диване, а не на лесоповале…

- А говорят, организаторы бизнеса - воры в законе.

- Роль блатных минимальна - непосредственное руководство зеками. Но блатные не могут протянуть в колонию интернет, привезти компьютеры, согласовать приезд за колючку монтажников, выписать им пропуска... Потому что любые кол-центры давно функционируют не по мобильному телефону, а по проводу! Это IP-телефония! Поэтому все рапорта про забросы телефонов арбалетами и требование трех миллиардов на глушилки - это несерьезно!

По словам безопасника, устроено все так. В комнату в бараке ставятся сервер и 20 компьютеров, из зеков отбирают бывших «продажников» и работников салонов сотовой связи; по документам все это выдают за учебные заведения при ИТК или библиотеки (подписи заставляют ставить офицеров-стрелочников, которые в случае чего пойдут по статье, как было в «Матросской Тишине»). Чтобы сигнал не отследили, используют технологии типа VPN, которые изменяют IP-адрес подмосковной колонии, скажем, на Буэнос-Айрес.

Банковские базы покупают в даркнете (анонимный файлообменник, в котором невозможно отследить владельцев): их сливают и операционисты, и магазины, в которых мы расплачиваемся пластиком, и разнообразные коллекторские агентства/бюро кредитных историй, которым банки ЗАКОННО передают наши личные данные (мы же не смотрим мелкий шрифт в соглашении, когда открываем карту). Информация об одном пользователе стоит 5 - 10 рублей, массив в миллион пользователей идет за 500 тысяч.

Жертвам присылают ссылку на экваринг (механизм знаком всем, кто когда-нибудь оплачивал услуги в интернете: вбиваешь в окошко номер карты…) или переводят деньги сами, а от обманутого клиента требуют код-подтверждение, как было с нашей героиней Наталией Бубновой (см.