Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 января 2021 20:43

Спикер Госдумы Вячеслав Володин: Если чиновник взяточник, его не на трамвай пересаживать надо, а в другое место

В студию Радио «Комсомольская правда» пришел председатель Госдумы Вячеслав Володин и ответил на вопросы журналистов «КП» Елены Кривякиной и Владимира Ворсобина о митингах, «дворце в Геленджике» и цензуре в интернете
Беседа со спикером Госдумы длилась полтора часа

Беседа со спикером Госдумы длилась полтора часа

Фото: Иван МАКЕЕВ

«КОВРИЖКАМИ ЗАВЛЕКАЛИ ДЕТЕЙ НА МИТИНГИ»

Вячеслав Володин с порога пообещал: отвечу на любые вопросы. И не обманул. Наша беседа без обиняков со спикером Госдумы длилась полтора часа.

Елена Кривякина:

- Давайте вначале о прошедших в субботу митингах. В ОВД и спецприемниках до сих пор множество задержанных.

Вячеслав Володин:

- Не нагнетайте: когда мы говорим о несанкционированных акциях, неизбежно будут задержанные. Но давайте признаем: правоохранители действовали эффективно, филигранно. Плохо то, что в митинги вовлекли детей. В цивилизованном обществе так не поступают. Это напоминает времена Великой Отечественной войны, когда фашисты, видя угрозу, ставили перед собой детей, женщин, стариков.

Мы вступаем в год выборов. Есть государства, которые не скрывают, что хотят провести своих представителей в нашу власть. И делают все, чтобы создать проблемы внутри страны. Прошедшие митинги, их инициаторы - это пешки в большой политической игре против России. Но зачем привлекать в нее разными коврижками детей, агитируя в соцсетях? Детей оставьте в покое! Детям – детство.

Владимир Ворсобин:

- Но «Единая Россия» в свое время привлекала молодежь. «Молодая гвардия», движение «Наши». В чем отличие?

Володин:

- Надо исходить из того. что нельзя создавать угрозу жизни ребенка. А то, что власть работает с детьми – это ее обязанность – заниматься воспитанием, организовывать досуг, встречи проводить. Почти все партии занимаются работой с подрастающим поколением.

«ПО СРАВНЕНИЮ С ЗАПАДОМ НАШ РАЗГОН — ВСТРЕЧА ДОБРЫХ ДРУЗЕЙ»

Кривякина:

- В соцсетях обсуждают, как питерский полицейский ударил ногой в живот женщину. Можно ли в этом случае говорить, что полиция «действовала филигранно?»

Володин

- Человек, идущий на неразрешенный митинг, должен понимать, что он нарушает закон, а полиция охраняет закон. Полицейский исполнял обязанности. Ему мешали.

Вячеслав Володин с порога пообещал: отвечу на любые вопросы

Фото: Иван МАКЕЕВ

Ворсобин:

- Вы сами видели этот ролик? Не считаете, что полицейский превысил полномочия?

Володин:

- Никто не может взять и ответить на этот вопрос. Ситуация должна быть разобрана. И нужно изучить это с точки зрения - а какие нанесены травмы?

Ворсобин:

- В больнице женщина была.

Володин

- Подождите, женщину выписали?

Кривякина:

- В экстренном порядке выписали.

Володин:

- Если бы там были травмы, поверьте, ваши коллеги давно бы об этом рассказали. Но если сам полицейский понял, что он был неправ и извинился, правильно было бы отметить, что правоохранители действовали очень ответственно.

Ворсобин:

- Впечатление, будто сами полицейские провоцируют насилие. Ведь чем меньше полицейских, тем меньше проблем. Вспомните Хабаровск.

Володин:

- Послушайте, нельзя оправдывать незаконные митинги. А то мы говорим: «Этот запрещенный митинг прошел мирно, а на том было много агрессии». И один, и второй противозаконны. А мы живем в правовом государстве. Давайте подумаем, что бы произошло в Америке или в Европе с гражданкой, которая бы бросилась мешать полицейскому исполнять обязанности, или с парнем, который ударил постового.

Вячеслав Володин и ответил на вопросы журналистов «КП» Елены Кривякиной и Владимира Ворсобина

Фото: Иван МАКЕЕВ

Ворсобин:

- Так в Америке целый Капитолий взяли. А это самый охраняемый объект в США!

Володин:

- А дальше? Там пятеро погибли! Тех, кто пришел в Капитолий объявили «внутренними террористами» и им грозит от 15 до 20 лет тюрьмы. А когда у нас начались задержания, посыпались заявления Госдепа, Европарламента: «Жестокость, отпускайте!». Послушайте, какая жестокость? По сравнению с вами, это просто встреча добрых друзей.

КИНО И ВЕРА

Ворсобин:

- Самый сейчас популярный вопрос - вы видели фильм про «дворец в Геленджике»?

Володин:

- Не смотрел и смотреть не буду, потому что совершенно очевидна цель тех, кто его снимал. А снимали в Великобритании. Вот если бы кто-то взял и выпустил подобный фильм в отношении человека, которому вы доверяете… Вот у вас есть такой человек?

Ворсобин:

- Да.

Володин:

- И если бы кто-то выпустил о нем подобный фильм…

Ворсобин:

- Я посмотрел бы его.

Володин:

- Зачем?

Ворсобин:

- Ну, во-первых, чтобы обвинить создателей фильма во лжи. Предметно. По косточкам. И предъявить конкретные доказательства. Или — разочаровался бы в друге. А сейчас получается — говорят: «Это вранье», но не объясняют — чей же это «дворец».

В студию Радио «Комсомольская правда» пришел председатель Госдумы Вячеслав Володин

Фото: Иван МАКЕЕВ

Володин:

- Послушайте, вот именно на это и рассчитывали. На то, что посмотрят, будут обсуждать, что сомнения закрадутся в душу, начнет разрушаться доверие. И если мы доверяем человеку, который нашу страну сохранил от развала, прекратил войну на Кавказе, сделал все, чтобы мы были независимы… Недруги нашей страны, используя своих засланцев, слепили информационный продукт, который мы разбираем… Так можно потерять не только доверие, но и страну. Если вы человеку доверяете, сам факт что-то проверять, будет вам неприятен.

Ворсобин:

- То есть слепая вера? В Интернете 90 миллионов просмотров у этого фильма. Почти все взрослое население страны. Почему не объяснить людям, чей это «дворец» в конце концов?

Володин:

- Речь не о слепой вере. Работая в аппарате правительства, в администрации президента, и сейчас в Думе я в разных местах бывал, где находятся резиденции президента, но никогда не видел президента в том месте, о котором идет речь. Не слышал, чтобы вокруг этого строения какое-то обсуждение шло. Хотя по идее должен знать и наверняка бы слышал, что это место президент использует или идет какая-то стройка. Мы понимаем, что человек, который это продвигает, многократно продвигал фейковые вещи. И начиная это воспринимать за чистую монету, мы разрушаем сами себя. Цель выбирают не случайно. При разрушении доверия к президентскому институту, страна может распасться.

Ворсобин:

- Я и говорю об информационной защите этого института. И многие даже кремлевские политологи призывают объяснить, чей этот «дворец». Пресс-секретарь президента попытался ответить. Сказал, что «дворец» принадлежит бизнесменам, фамилии которых Кремль не может назвать.

Володин:

- Не имеет права.

Ворсобин:

- То есть, информационная защита пока какая-то страусиная.

Володин:

- Я думаю, те, кому положено, ответят на эти вопросы. Но вот теперь мы понимаем, почему во многих странах введена серьезная защита от таких ситуаций. Например, в Германии - уголовная ответственность за дискредитацию федеральной власти. У нас этого нет.

О ЧИНОВНИКАХ В ТРАМВАЯХ

Кривякина

- В Европе чиновники в трамваях ездят вместе с простыми людьми, а у нас - нет. Может поэтому наш народ склонен верить во «дворцы»?

Володин:

- Пересадите чиновников в трамваи! А еще лучше, чтобы бегом бежали по рельсам! У нас проблема не в том, что чиновник ездит на машине, а в том, что свои полномочия выполняет неэффективно. Популизм ведет к развалу. Пускай чиновник ездит на персональной машине, пускай еще что-то у него будет, но если он хорошо работает, ни у кого не возникнет вопроса о его достатке. А если берут взятки, если разваливают дело, то такому чиновнику надо пересесть не на трамвай, ему - в другое место, где он может в одиночестве побыть. Понимаю, часто приводят пример стран, где чиновники ездят на общественном транспорте — но обычно это государства, где почти нет своих вооруженных сил.

Ворсобин:

- Но именно в таких слабых, «недосуверенных» государствах, где президенты катаются на велосипедах по городу, там почему-то люди живут по сравнению с нами хорошо.

Володин:

- Потому что они живут в маленькой стране, которая входит в блок НАТО, и у них нет собственных вооруженных сил. Эту функцию на себя взяли США. Они несут на себе огромные расходы, которые и мы, как страна, несем. Но если мы не будем финансировать свою армию, защищать свой суверенитет, у нас не будет страны, в которой мы живем. Может, останется кусочек ее. И то неизвестно, возможно ли нам будет там жить.

Владимир Ворсобин

Фото: Иван МАКЕЕВ

«ВЫ ЗА ТРАМПА ИЛИ БАЙДЕНА?» «Я — ЗА ПУТИНА!»

Кривякина:

- После штурма Капитолия в США конец демократии? Вы сами – за Трампа? За Байдена?

Володин:

- Я – за Путина! А вы что, за Байдена? Или за Трампа?

Кривякина:

- Нет, я – гражданин России. Я тоже за Путина.

Ворсобин:

- А это как футбольный матч. Кто-то ставит на одного, кто-то на другого.

Володин:

- Только вместо футбольного мяча — планета Земля. Отношение, которое демонстрирует американская элита к отношениям с другими странами, не допустимо. Сплошные торговые войны с Россией, Китаем, Турцией, Ираном... Над Европой надругались. Совершенно очевидно, что «Северный поток» ей выгоден. Выгоден дешевый газ. Но ему противопоставили дорогой сланцевый. В чьих интересах? Америки. Кто проигрывает? Европа.

Ворсобин:

- А что худшее из зол - Трамп или Байден?

Володин:

- Поживем — увидим... Хотя они навязывают свою демократию по всему миру, но их собственная политическая система архаична, неподконтрольна обществу. Подсчет голосов непрозрачен. И они прекрасно понимают, что им долго придется зализывать эти раны на теле демократии.

Они будут стараться разрушить нашу страну и Китай. Санкции никоим образом Америке не помогли - Россия выстояла, Китай развивается. Единственный выход для них - конфронтация. Давайте все проблемы на других свалим. Россию обвиним во вмешательстве в выборы. А лучше сами вмешаемся во внутренние дела России и попытаемся захватить через своих засланцев российскую власть. 23 января — это проба была.

«ПОЧЕМУ ВЫ ИЗБЕГАЕТЕ СЛОВА «НАВАЛЬНЫЙ»?»

Ворсобин:

- Интересно, что вы ни разу не назвали фамилию Навального, хотя говорим о нем целый час.

Володин:

- Не будьте заложниками рекламных трюков. Для меня фамилия не табуирована. Он - пешка в этой игре. Это связано и с его якобы отравлением. Приходит мысль, что это вообще постановка. Ее разыграли…

Кривякина:

- Он был без сознания, в коме. Как это можно разыграть?

Володин:

- Многое требует изучения, чтобы сделать выводы. Его спасала вся страна, самолет экстренно посадили в Омске, президент сделал все, чтобы его отправили лечиться в Германию. А дальше давайте ответим на вопрос - вот привезли его в Германию. Обследовали. Но для того, чтобы нам разобраться в том, что с ним случилось, нужен биологический материал - почему до сих пор не передают-то? Почему? Там девушка Певчих, которая говорит, что она воду отравленную вывезла. Наша прокуратура запросила у Германии — отвечают: «Не можем ее найти». А она в соцсетях фото выставляет - как по Берлину ходит. Кстати, когда самолет (с Навальным, — ред.) шел на посадку, объявили, что аэропорт заминирован. Звонок поступил из Германии. Наши правоохранители обратились туда с просьбой найти звонившего. Нет ответа. То есть, против нас совершена провокация!

Кривякина:

- Как-то много провокаций. Навальный – провокация, Скрипали – провокация… Что-то мы не бдим тогда?

Володин:

- Нас отвлекают…

Кривякина:

- На митинги?

Володин:

- И на митинги, и на фильмы, чтобы мы сами свою страну разрушали.

«ЗА КРИТИКУ ЕЩЕ НИКТО НЕ ПОСТРАДАЛ»

Ворсобин:

- Неделю назад а вашем месте в нашей студии сидел Малофеев – владелец канала «Царьград» и жаловался, что американский Гугл убрал его телеканал из Ютуба. Но и наша Госдума все чаще выступает за цензуру в интернете.

Володин:

- Госдума, наконец-то, запретила в интернете рекламу наркотиков, групп вроде «синих китов», которые доводили детей до суицидов. Запрещен экстремизм и другие действия, которые разрушают государство.

Ворсобин:

- Но критика власти разве экстремизм? Теперь за «оскорбление символов государства» (а президент у нас - символ) возбуждаются уголовные дела.

Володин:

- Подождите! Критика никогда не убиралась ни со страниц СМИ, ни из интернета, никто за нее не страдал. Есть наказания за клевету, за ложь. За это должно быть наказание. Или на власть можно клеветать? Тогда что дальше-то будет? Мы же с вами избираем депутатов, губернаторов. Давайте уважать свой выбор! Человек должен быть защищен от клеветы.

Ворсобин:

- Грань между критикой и клеветой тонкая. К примеру, вы создали хороший, как думаете, закон. Но его дышло легко повернуть в пользу любого чиновника. Губернатор, например, подаст в суд на журналиста за клевету, потому что ему не понравилась критика.

Володин:

- Ну, во-первых, можно опротестовать судебное решение. Да и потом - институты гражданского общества достаточно эффективны, они придут на защиту. Депутаты в стороне стоять не будут. Если, где беспредельничают, всегда есть возможность поправить.

«ОНИ ПОТЕРЯЛИ СУВЕРЕНИТЕТ»

Кривякина:

- Началась очередная сессия ПАСЕ — европейская площадка для скандалов. Чего мы ждем? Вы так хитро улыбаетесь…

Володин:

- Улыбаюсь, потому что вы сказали «площадка для скандалов». Их устраивают депутаты из Прибалтики, Польши, Украины, Грузии и Великобритании.

Кривякина:

- Число врагов растет?

Володин:

- Нет. Это сложившаяся уже конструкция. Была попытка рассмотреть вопрос по Крыму - большинство не поддержало. Попытались в повестку включить ситуацию с Навальным. Опять провал… Мы понимаем, что Прибалтике, Польше, Украине, Грузии приходится быть стопроцентно сателлитами США, исполняя любую прихоть. Они же без американской поддержки просто не смогут существовать. Поэтому цена этой поддержки - позиция по отношению к нам. Мы понимаем их безнадегу. Они потеряли свой суверенитет.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин

Фото: Иван МАКЕЕВ

«ПРИВИВКУ СДЕЛАЛ»

Кривякина:

- Что у вас в Госдуме с Ковидом?

Володин:

- К примеру, многие парламенты мира и Европы ушли на карантин, а Госдума работала. Переболел 171 депутат. Трое ушли из жизни, исполняя свой долг перед избирателями.

Кривякина:

- Сколько вакцинировались?

Володин:

- 46. И еще 57 прошли первый этап вакцинирования.

Кривякина:

- Вас и вашу семью коснулся вирус?

Володин:

- Я сделал прививку. Но если говорить о близких... Мамина двоюродная сестра ушла из жизни. Очень тяжело заболела и не могли помочь. Вот так.

«ЛЮБЛЮ ЛЮБЭ»

Ворсобин:

- Предлагаем поставить музыкальную точку в нашем разговоре. Как думаете, какую песню лучше включить на радио «Комсомольская правда» после нашей беседы?

Володин:

- Прислушаюсь к вашему предложению.

Кривякина:

- Мы ж провокаторы, Вячеслав Викторович… Мы вам такое устроим…

Володин:

- Если это не разрушит нашу страну, пожалуйста.

Кривякина:

- Нам бы под статью, главное, не попасть.

Ворсобин:

- Что ж, есть хорошая песня: «Нам дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы».

Володин:

- Мне нравится группа «Любэ». Тем более, мы знакомы с Николаем Расторгуевым.

Главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин (выходя из-за «кулис») :

- Мы поставим песню «Не валяй дурака, Америка!»

Володин:

- Молодцы! Монстры журналистики! Вот, видите!