Общество18 февраля 2021 1:03

"Раньше мы нормальными депутатами были, ни во что не вмешивались": Как в маленькой ульяновской деревне устроили революцию

Заинтересовавшись бюджетом, законодатели подняли бунт. Репортаж Владимира Ворсобина
Собравшись на кухне, депутаты маленькой деревни сотворили «тихую революцию» с опасным прецедентом.

Собравшись на кухне, депутаты маленькой деревни сотворили «тихую революцию» с опасным прецедентом.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Выложили своими телами «Путин, спаси»

Они сидели по-русски. На кухне, под мерцающий свет телевизора, и ругали власть.

- Враг должен быть персонализирован. Это Губернатор. Он несет ответственность за все, что здесь происходит, – чеканил один.

- Мы опасны для власти, – осторожно поглядывала в окно другая, - мы создали опасный прецедент. Давить нас будут до конца.

В стекло тревожно стучала вьюга. Казалось, избушка повисла над временем и пространством - родиной Ленина, Ульяновской областью.

И ты забываешь – где ты? В 1905-м? 1917-м? 2021-м?

Ведь сейчас обязательно грянет «Суро-о-вые годы приходят», ввалятся румяные от мороза жандармы, милиционеры, полицейские - и понесется тройка русская по новому кругу.

- Мы последние из могикан, – шумел тайный кружок. - Говорят, таких в России больше нет.

- Из искры да возгорится пламя, – отчаянно шутили «бунтовщики».

Хотя именно они. Здесь. И есть... власть.

Законная. Непосредственная (по 131-му ФЗ «О самоуправлении»).

Но беда в том, что депутаты маленькой ульяновской деревни Ясашная Ташла сотворили «тихую революцию» с опасным прецедентом.

Хотя, казалось бы, ну, отказались они выполнять указание сверху: что такого?

Ну, стали они первыми депутатами в России, кто сделал это..

- Бессовестно ее подписывать, – гудели они.

А вверху уже слышались раскаты грома.

Губернатор Сергей Морозов, обнаружив вольнодумство, готовился выжечь парламентскую заразу, чтобы та не расползлась по стране.

- Куда вы смотрите?! - ругал он чиновников. - У вас Советы депутатов бастуют. Давайте распускать тогда их всех... Они заигрались в политику, забыли, для чего их там избирали!

И когда сквозь стену разыгравшейся метели я добирался до буйных парламентариев, ими уже занялась прокуратура.

Увидели, что бюджета хватает только на зарплаты чиновникам.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Мы раньше нормальными депутатами были, - вздыхает спикер сельского парламента, глава села Наталья Герасимова. - Ни во что не вмешивались. Подписывали, что давали. Даже что такое «депутат», люди не знали. А теперь вот...

- Как же вас угораздило? – спрашиваю.

- Да мы однажды своими телами выложили слово...

- Слово?! - вздрогнул я...

- Да, «Путин, спаси!»...

Казалось, даже Соловьев в телевизоре умолк, бдительно скосил глаз и прислушался:

- Путин?!

Вы что, деньги кушаете?

Началось все, как это водится, с совершеннейшего пустяка.

С одной формальности, ради которой власти содержат депутатов всех уровней, – от поселкового совета до Госдумы и Совфеда.

Раз в год депутаты подписывают Бюджет – пропуск в казну для министерств, монополий, губернаторов и прочих. Для денежного насыщения власти.

И никто из чиновников, забирая очередной триллион из казны, до случая в Ясашной Ташле не интересовался.

«Мол, господа-товарищи народно-избранные!

У депутатов свой взгляд на бюджет

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Как вы думаете, нам как потратить народные деньги? Побольше на медицину? Или военным? Лишний миллиард на детские операции? Или на Дальний Восток? Или на Сирию? Или на сельское хозяйство? А может, на помощь Донбассу? А этот миллион – на ремонт школы или мэрии? А эту сотню тысяч - на детскую площадку или водопровод? На авто начальнику или на дрова пенсионерам?

Не интересовались, потому что спрашивать... некого.

Невероятно, но в 21 веке российские региональные законодатели НИ РАЗУ не возразили власти. Не завернули ни один законопроект. Словно ни депутатов, ни людей, их избравших, не существует вовсе.

Но вот однажды в безвестную Ясашную Ташлу спустили этот самый бюджет. Но в «обглоданном» виде.

Власти его уменьшили на треть.

Наверху посчитали – коль в округе расформирована войсковая часть и закрыт агрогородок ФСИН, а это утраченный налоговый доход (1,1 миллиона рублей ), то деревне компенсировать его не стоит. И так подпишут.

Но местные депутаты вдруг решили почитать(!) присланную бумагу.

Они даже нахально применили калькулятор – на что, интересно, хватит селу денег? И обнаружили - на зарплаты чиновников. И больше ни на что.

- Давайте посчитаем вместе, - предлагает глава сельского парламента Наталья Герасимова и выкладывает расчеты: на зарплату главы с премией к отпуску запланировано 565 800 рублей в год. Зарплата его водителя 172 382 рубля, специалист администрации - 282 295 рублей, экономист - 189 160 рублей, бухгалтер «на удаленке» 179 620, сотовый-интернет- 40 000 рублей. Обслуживание автомобиля 20 000, новый принтер 30 000, канцтовары 70 000 рублей, дополнительная пенсия Логачевой 45 000 рублей.

- Какая пенсия? – не понимаю.

- Муниципальная. Для одной из бывших глав администрации. Те перед уходом назначают себе «золотой парашют» тысяч 15 в месяц. И этой данью обложены нищие бюджеты большинства поселков страны. Только в нашем районе на это уходит 3 миллиона.

«Ну, а дальше содержание клуба, свет, газ, противопожарка. Ну, вот и все деньги, - вздохнула Герасимова. – Оказалось, чиновники наши деньги без толку жрут!

- Жрут, - машинально повторяю.

Припоминая «аппетитную» речь депутата Новосибирска Бойко, попавшуюся мне как-то в сети.

- Вы деньги кушаете что ли?! - кричал он в злом восхищении чиновникам. - На профилактику наркомании они выделили жалкие 150 тысяч рублей, зато на собственный парк персональных автомашин - 200 миллионов. 150 тысяч заложены на праздники мэра с силовиками. Бюджет города похож на бюджет семьи наркоманов-алкоголиков. Дети не обуты, не одеты, голодные – а они берут кредит на новогодний салют!

- Но подождите, - сказал я Герасимовой, - зачем вы, поселковые депутаты, стали читать бюджет?! С чего вдруг?

Вот тут «спикер» парламента и произнесла свою зловещую фразу:

«Раньше мы нормальными депутатами были, ни во что не вмешивались. А потом мы все (обводит рукой депутатов) легли на землю, чтобы выложить слово «Путин, спаси».

- Я под колеса трактора легла, - скромно улыбнулась деревенская пенсионерка, депутат Капустина.

- Да-а, были времена! – счастливо заулыбались депутаты.

И рассказали - что разбудило Ясашную Ташлу.

Оказывается, русских разозлить трудно.

Наверняка это могут сделать только они.

Китайцы.

Все началось с цементного завода

Откровенно говоря, Ясашная Ташла в своей в уютной летаргии обошлась бы без депутатов и бюджета вообще, если бы китайцы не задумали построить в округе цементный завод.

Это удивило деревенских.

- Народ китайцев ждет не дождется, - вспоминают депутаты, - палатки поставили, кричат, кулаками машут. Те испугались и по газам – поехали другой дорогой. А мы за ними в погоню! Китайцы смотрят на нас из автобуса с ужасом – куда попали?!

Скоро движение против цементного завода собрало несколько тысяч подписей, окрепло, обнаглело и с помощью местного бизнесмена, коммуниста и известного бузотёра Наири Чатиняна совершило вылазку в Ульяновск. Сорвали китайскую пресс-конференцию и прорвались к губернатору (зачем-то установив палатку в его приемной).

Движение против цементного завода собрало несколько тысяч подписей

Бились с китайцами деревенские красиво, по всей протестной науке – приковывали цепями, ложились под бульдозеры, казалось, еще чуть – и пойдет из Симбирска по Руси анти-китайская пугачевщина.

Поднебесная отступила. Но участники обороны вошли во вкус. Следующим пал инвестор, попытавшийся построить дурнопахнущую птицефабрику.

Скоро пожар гражданского самосознания перекинулся на выборы – и весь анти-китайский протестный комитет из десяти человек благодарная Ташла выбрала себе в депутаты.

И в тот момент, когда сельским пассионариям попал в руки злосчастный бюджет, они вели новую лютую войну - с назначенным ими же главой администрации. С тем самым Сергеем Ушановым, которому, по расчетам, «ушла» четверть сельского бюджета.

Так выглядит парламент ульяновской деревни Ясашная Ташла

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Когда-то он тоже входил в анти-китайское сопротивление, но при вступлении в должность мгновенно охладел к «борьбе за справедливость» и повел себя как нормальный российский руководитель.

- На второй день он поехал к губернатору, и его словно подменили, - пожаловались на Ушанова депутаты, - Куда он деньги девает – неизвестно. Ни отчетов, ни бумаг нам не показывает! Сказал - привык все решать сам.

«Обрезанный» бюджет стал отличным поводом для вседеревенской разборки.

Сельский парламент постановил – или Ушанов поедет в Ульяновск к своему любимому губернатору и выбьет у того недостающие деньги. Или пусть платит свои.

Парламент решил: если губернатор деньги не даст, недостающие 600 тысяч на благоустройство, а также будущую починку крыши клуба изъять из зарплаты сотрудников администрации. Ставку бухгалтера и экономиста (все равно в селе нет экономики) объединить в одну. Лишить главу персонального водителя (под раздачу даже попала уборщица, чью ставку в 11 тысяч депутаты тоже решили уполовинить).

Пенсии предыдущим главам снизить. А зарплату главы срезать на четверть.

Так бюджет прирастал недостающими 600 тысячами.

Демарш Ташлы изумил не только односельчан.

Встряхнуло весь район. Тут же взбунтовался и соседний Красноборск, где депутаты не только «зарезали» бюджет (он тоже полностью проедался сотрудниками администрации), но массово вышли из «ЕдРа». Для пущей убедительности бунтовщики сдали прокуратуре собственного главу – по обвинению в "распиле" денег между родственниками на строительстве памятника жертвам Великой Отечественной.

Тут же взбунтовался и соседний Красноборск

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Ну, а Ташла раскололась на два до боли знакомых лагеря - деревенских консерваторов и оппозиционеров.

Первые тосковали по временам, когда не было ни депутатов, ни скандалов, ни всей этой ерунды с антикоррупционными расследованиями (депутаты обвинили главу в сдаче подрядов родному брату, а над «дворцом» старшей дочери губернатора, что находится неподалеку, зависли шпионы-квадрокоптеры для съемки «антинародной роскоши»)

Дескать, есть през..., точнее - глава села – с него и спрос. Консерваторы судачили, что в Ташле затевается что-то антиправительственное, и размышляли - не пора ли звать участкового?

Вторая часть села была уже заражена мечтаниями – о финансовом контроле над чиновниками, разделении властей, наказании «губернаторских» жуликов и воров, уменьшении пенсионного возраста, и даже втайне подумывали о красном флаге над сельсоветом...

Один из последних очагов парламентаризма - администрация села Красноборск.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Враги народа и села

Но депутаты совершили ошибку всех реформаторов. Они опять не учли мелочи...

И крохотная Россия – Ташла - снова преподала им урок.

Оказалось, что путь к светлому будущему через увольнение лишних чиновников идет через старые грабли. И чреват тем, что:

1. чиновники будут против,

2. у них много сочувствующих им родственников,

3. многим жителям плевать на бюджет,

4. выбирая между неизвестным новым и привычным старым, большинство выберет апатию.

Поэтому оттепель быстро сменилась реакцией. Число скептиков: «ну, и чего эти депутаты добились, жить стало лучше?» - росло.

Тем более что деревенские противники «парламента» учли белорусский опыт - и взяли под контроль интернет. Завели ватсап-группу, взяли под контроль «одноклассники» и начали планомерно работать с населением.

- Пожалуйста, отвалите от водителя, кроме него и нескольких жителей никто не пришел заливать каток, – писали в сети одни.

- Хотите сэкономить на наших бедных земляках?! – возмущались другие.

- Уважаемые депутаты, которые не хотят утверждать бюджет на следующий год, что ж вы, ***, делаете?! – интересовались третьи, - зачем вы хотите село развалить, ****, Как вы будете ходить по магазинам и смотреть людям в глаза?! Такие же *** и страну разваливают. Враги народа и села!

В итоге консерваторы собрали подписи половины села в пользу роспуска парламента, и если бы в деревне был Сенат – его бы уже штурмовали ташлинские «трамписты».

Их предводитель - «президент» Сергей Ушанов - сразу заявил:

- Я свою зарплату порезать не дам. Не на того напали.

- Но бюджет. Экономия, - начал было я

- На людском горе экономия? – взорвался Ушанов, - Вы думаете, работа у нас легкая? Мы тут здоровье свое теряем! И зарплату свою не дам! Свои права я буду защищать!

- Да и потом, - говорил ташлинский глава, - они требуют сократить ставку уборщицы. Человек 15 лет убирал территорию, получал 11 тысяч, а ему уменьшать зарплату?! Не по-человечески. Мы и бухгалтера на зарплату в 14600 с трудом нашли, а тут совместить с экономистом, кто за такие деньги согласится?!

Сельский парламент постановил – или Ушанов поедет в Ульяновск к своему любимому губернатору и выбьет у того недостающие деньги. Или пусть платит свои

Фото: Владимир ВОРСОБИН

- Но в бюджете денег нет, - говорю, - почему вы не идете к губернатору и не требуете справедливости?

- Я вне политики – беру лопату и работаю, – раздражается Ушанов, – а они привыкли флагом махать. Мы через госпрограммы деньги получаем. Да и раньше надо было думать о бюджете – а то и китайцев прогнали, и от фабрики отказались, а теперь просят деньги, как иждивенцы – дай-дай!

- Лучше бы совсем депутатов не было! – наконец вскричал «президент».

Вот бы отменить их совсем! Я без депутатов знаю, что делать!

И эта неконституционная мысль в условиях реальной (непридуманной России) казалась, кстати, правильной. Настоящей.

При демонтированной опции «самоуправление», попытка вдруг включить его в одном взятом селе вызывает лишь раздражение властей и недоуменный вопрос: зачем?

- Знаете, что могут решить депутаты? – глава соседнего, точно так же взбунтовавшегося Красноборска единорос Сергей Кузьмин пытается найти логику в действиях противника. - Ответ - ничего! Этот факт, может, и грустен, понимаю. Но так решили на самом верху, и не нам это менять. Вы вот говорите – как же развитие села! Да при чем тут мы?!

- Как при чем?! Вы здесь живете.

- В Ульяновске есть агентство по развитию сельских территорий, оно и должно заниматься развитием...

- Откуда им там в столицах знать – что вам, деревенским, надо? – хотел было полезть в спор, но осекся.

И в словах Кузьмина была житейская правда. Зачем дергаться, когда все уже решено?

Глава Красноборска Сергей Кузьмин

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Я учился в Америке, но не "црушник"

- В чем тогда смысл вашей «революции»?! – спросил я у "серого кардинала" местного протеста коммуниста Наири Чатиняна.

Мефистофель ульяновской политики, которого здесь считают реаниматором (а кто-то - провокатором) местного самоуправления, имеет вполне органичную для своей роли биографию.

В одном из интервью, например, Чатинян признался:

- Когда я окончил школу и поступил в УлГУ (Ульяновский университет), я поехал в Америку по программе FSA Госдепа США (через несколько лет, по словам Наири, по подобной программе в Америку уехала Маргарита Симоньян). Но я не «цэрэушник» совсем (смеется). Может быть зря, был бы двойным агентом».

Вернувшись, после бурной жизни в Ульяновске, перебрался сюда, в деревню, организовал заводик (привел в село московскую фирму «Вертикаль» по производству кранов). И хорошо изучил деревенскую жизнь.

- Ты знаешь, что выяснилось, - (Чатинян по-ковбойски перешел «на ты» на третьей секунде знакомства, - вся система российской власти заточена на то, чтоб село ни в коем случае не вырвалось из нищеты. Ни один хваленый инвестор не сделает его богаче, так как из-за завышенного тарифа на энергию он может заработать только (загибает пальцы):

1. На бесплатной земле.

2. Копеечном рабском труде.

3. И при налоговых льготах за счет местных бюджетов.

- Богатые федералы предпочитают предоставлять инвесторам льготы за счет нищих муниципалитетов, а местные жители получают лишь пару рабочих мест с зарплатой в 11 тысяч рублей, и получается: никто ни в чем не заинтересован, - пожимает плечами Читинян, - Ни деревенские в инвесторах, ни те в нас. Так что никто развивать глубинку и не собирался.

- Но какой толк играть в демократию и воевать с чиновниками? – говорю.

- Понимаешь, Володь, - усмехнулся «двойной агент», - Пусть мы - последние из могикан самоуправления, но выбирать активных депутатов - выгодно. Я живу в Подкуровке (соседнее село – Ред.), где у депутатов вся власть. Поэтому мы спокойно расторгли контракт с газовой управляющей кампанией, которую нам навязал губернатор. Раньше мы платили 120 тысяч в месяц за то, что какие-то чудаки приходили в котельную, говорили «ок» и уходили. Мы вышли на торги, нашли выгодное предложение и теперь платим за обслуживание котлов в три раза меньше. Мало того, мы призываем район – ребята, мол, идите нашим путем. Сэкономите! Корректор поставьте – он позволяет снизить потребление газа на 20 процентов, за год окупится. Купили для села плуг...

Чатинян долго рассказывал, что еще самоуправление купило для села. Как на счетах деревни вопреки всему подкопились резервные деньги на ремонт, освещение, благоустройство .

А я все думал – интересно, чем закончится ташлинская тихая революция?

Вспоминал уборщицу, которой во имя перемен зачем-то сократили зарплату. Растревоженную деревню, собирающую подписи. Сельского «президента» Ушанова, сражающегося со смутьянами за своего брата-чиновника. Губернатора, зовущего прокуроров. И депутатов-подпольщиков, по привычке воюющих со всеми.

И мне казалось, что все это я где-то видел. Или читал.

Здесь ты действительно забываешь – где ты? В 1905-м? 1917-м? 2021-м?

И думаешь - Господи, хотя бы в маленькой Ташле пусть все закончится разумно?

P. S.

По иронии судьбы, с участка, где китайцы не построили цементный завод - теперь без яда и пыли в сельскую казну капает миллион двести рублей в год (землю перевели на «промышленное предназначение» - а это автоматическое увеличение налога, который приходится платить Корпорации развития Ульяновской области)

Несмотря на угрозы властей закрыть бунтующему селу финансирование, российские законы оказались на стороне депутатов. Даже непринятие бюджета обернулось неожиданной для деревенских выгодой – его размер автоматически остался прошлогодним, без изъятия 600 тысяч.

Видимо, поэтому власти Ульяновской области отказались от каких-либо комментариев.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Местное самоуправление в России загнется. Оно уже загнулось

Наталья Зубаревич, эконом-географ, специалист в области социально-экономического развития регионов:

То, что депутаты в поселке взбунтовались, - они большие молодцы, но им ответят строго по бюджетному кодексу - денег вам не дадим, это не ваши полномочия. Самоуправление почти начисто лишено полномочий, и ему действительно дают деньги только на содержание аппарата, пять копеек на вывоз мусора, на поселенческие дороги - и все.

В районе не лучше - там чуть-чуть «культурка», тот же вывоз мусора и школьная «коммуналка». Все остальное на регионе, у которого тоже колоссальные финансовые проблемы.

К примеру, в Ульяновской области доходы - 81 миллиард, а расходы - 90 с лишним. Дефицит - 11 процентов! Понятно, что губернатор звереет - где ему деньги взять?! Федеральный центр вытягивает деньги из региона, а тот выжимает все из местного самоуправления.

Поэтому сейчас многие регионы вводят муниципальные округа, чтобы к чертовой матери ликвидировать низовые поселения и сэкономить на содержание аппарата.

Все поселенческую демократию в итоге уконтракупят. И будут править в рамках вертикали - то есть отнимут полномочия, чтобы кидать трансферты по минимуму.

Хотя нужно, наоборот, вернуть полномочия и финансирование. НДФЛ надо отдавать городским поселениям и округам, сохраняя при этом и трансферты (так как уровень дотационности поселений под 70 процентов).

И бунтующих ульяновских муниципалов я поддерживаю - их требования справедливы. Мне бесконечно жаль низовое самоуправление, когда люди могут сами принимать решения. И хотя депутаты понимают, что они ничего не добьются, народ уже от этой безнадеги устал.