Происшествия2 марта 2021 14:39

«Лучше бы его порешили в тюрьме»: жертва «скопинского маньяка» уверена, что он продолжит совершать преступления

35-летняя Катя Мартынова – одна из двух пленниц Виктора Мохова - рассказала в интервью kp.ru о своей жизни после бункера
Почти в каждом письме из колонии Виктор Мохов интересовался у матери, как идет хозяйство

Почти в каждом письме из колонии Виктор Мохов интересовался у матери, как идет хозяйство

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

3 марта 2021 года на свободу должен выйти Виктор Мохов. Тот самый «неприметный дядечка», получивший прозвище «скопинский маньяк». Это он в 2000 году, в свои 50, похитил двух несовершеннолетних девочек и почти 4 года держал их в темном подвале-бункере частного дома под Рязанью – насиловал и мучал. Это ему дали 17 лет колонии строгого режима. И это из-за него жизнь Кати Мартыновой, которой тогда было 14, и Лены Самохиной (она на три года старше) разделилась на две части: на земле и под ней.

- Катя, в одном из интервью вы говорили, что еще за год до выхода Мохова из тюрьмы, начали думать о том, что же будет, когда он освободится. Тогда вы сказали, что не испытываете страха.

- Нет, страха не было и нет. Есть удивление. Как у Мохова получилось выжить в тюрьме? Все-таки у него и возраст уже не молодой, и думаю, жилось ему там не очень хорошо – насильнику и педофилу. Но у меня никогда не было мыслей, что я буду делать, когда он вернется. Я отодвигала их: «подумаю об этом потом».

- Хотелось мести за свои страдания?

- Смерти я ему не желала. Но мысли о том, почему его не порешили в тюрьме, были. Так, наверное, было бы лучше. Потому что этот человек не заслуживает ни свободы, ни жизни.

- Не простили его?

- Для меня его не существует. Я не испытываю никаких чувств к Мохову. Он мне противен, отношусь брезгливо к нему, как к неприятному насекомому.

- Вы же слышали, что 3 марта Виктор Мохов должен выйти на свободу?

- Для меня это было неожиданностью. Думала, что он выходит в мае – 17 лет проходит 4 мая. Ох…. Мы живем далеко друг от друга, нас разделяет больше 100 километров, но, думаю, он захочет встретиться со мной. Увидеть, что-то сказать.

- Если он действительно вас найдет, будете с ним разговаривать?

- Мне звонят с телевидения, предлагают очную ставку. Нет! Не хочу ни видеться с ним, ни говорить. Не хочу смотреть в его глаза, видеть его лицо. Зачем мне эти воспоминания?

- Многие пишут в соцсетях, что «скопинский маньяк» легко отделался. Что 17 лет – мало для него. Вы согласны с тем, что он недостаточно заплатил за то, что сотворил с вами и Леной?

- Уверена, что он совершит еще одно преступление. Такие люди не меняются. Думаю, он обязательно на кого-то еще нападет, изнасилует, а, может, и убьет. Таких людей нужно изолировать от общества навсегда.

- Думаете, его тюрьма не исправила?

- Нет. Потому что он не признал вину, не понял, что наделал.

Катя Мартынова и Лена Самохина побывали в плену у маньяка

«ЗАСТАВЛЯЛА СЕБЯ ВСПОМИНАТЬ»

- Расскажите о себе. Что происходит в вашей жизни сейчас? Чем занимаетесь, большая у вас семья?

- У меня двое детей, муж. Третий по счету. Сейчас, если можно так сказать, нахожусь в длительном декрете. Я ушла с работы в 2013 году, с рождением сына. А потом родилась дочь. Они практически погодки. Муж говорит «не хочешь на работу, занимайся тем, что тебе нравится».

- Это он про книги? Вы же пишете?

- Да, над своей первой книгой «Исповедь узницы подземелья» я работала три года. Потом меня познакомили с датским писателем Карстеном Графом. И вторую книгу мы написали вместе. Так что, можно сказать, что в свободное от семейных дел время я занимаюсь писательством. Думаю, над тем, чтобы издать стихи, написанные в бункере. Их очень много. И, наверное, когда-нибудь выпущу книгу про свою жизнь «на земле», а не под.

- Ваша «Исповедь» существует только в электронной версии?

- Ее выход «в бумаге» предварительно назначен на 3 марта. Совпадение какое-то мистическое… И вторая - «Непобежденная», выйдет в конце марта. Там Карстен описывает преступника, его детство, юность, как он пришел к тому, что сделал. Пишет про следствие, про то, как у меня получилось выжить и остаться адекватным человеком. Я плакала, читая ее. Из книги я узнала, какой Мохов монстр. Какие у него были четкие планы, какой он целеустремленный, как несколько лет он копал свой бункер, как тщательно все скрывал. Становилось страшно.

Катя Мартынова

Фото: Личный архив

- Но первая ваша книга, кажется, довольно давно была написана. В 2017-ом, насколько я знаю.

- Тогда я не нашла издателей. Никто не брался ее выпускать, говорили, что история давняя и не актуальная. Издатели нашлись только в 2020-м.

- Почему вы вообще решили ее написать?

- Начала писать для себя. Делала много попыток за эти годы, но ничего не получалось, потому что я не была готова открыть всю правду. Не находила себе сил рассказать все, как было, без приукрашивания и утаивания. Только три года назад справилась с этим. Рукопись написала буквально за пару месяцев. Работала ночами, потому что дети были маленькие и днем на книгу не хватало времени. Я заставляла себя мысленно погружаться в тот бункер, вспоминала все-все подробности. Это была психологическая помощь себе самой. Все, что творилось в душе, я переносила на бумагу. Стало легче.

Алиса Валентиновна не знала, чем занимается ее сын, а когда его арестовали, только плакала, повторяя: «Витя, что же ты наделал».

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

«БОЛЬШЕ НЕ ТЯЖЕЛО»

- Тяжесть не отпускала все эти годы?

- Меня преследовало прошлое. Снились кошмары. Перед глазами могла вдруг всплыть картинка – тот бункер. Не часто, но, когда плохое настроение нападало, или депрессия, дела не ладились – одно на другое накладывалось.

- Сейчас бывает такое? Или все в прошлом?

- След остался, но мне не тяжело. Могу сказать, что я больше не страдаю от того, что со мной произошло. Я переборола это все. Сны плохие все еще бывают, но не часто. Произошедшее со мной никуда не денешь. Нужно работать над тем, чтобы все забыть, похоронить. Стараюсь не унывать.

Катя Мартынова с мужем

Фото: Личный Архив

- Вы сказали, что уже в третий раз в браке. Как думаете, то, как складывалась ваша личная жизнь, может быть связано с депрессией, которая вас так мучила раньше?

- Только не думайте, что я депрессивная. Это абсолютно не так. Я открытая, улыбчивая. Почему третий брак? Не терплю, когда мужчины меня обижают. Мне нельзя говорить плохие слова. Я не люблю ругаться, тяжело прощаю обиды. Поэтому и третий брак. Мне хорошо с нынешним супругом Денисом. О чем мечтала, все сбывается.

- Мужчины ваши в начале отношений знали, что вы - та сама девушка, о которой в свое время вся страна шумела?

- Да, все знали, ведь меня часто показывали по телевизору. Так было даже лучше. Мужчина сближается о мной, значит, его не смущает моя история. Люди разные. Кому-то неприятно может быть, кто-то будет меня жалеть.

- За эти 17 лет вы бывали в том доме-тюрьме или где-нибудь рядом?

- Была там пару раз. В 2006-2007-ом мы со съемочной группой ВВС спускались в бункер. Было страшно. Там не было света, и мне казалось, что люк вот-вот закроется, и все, больше я оттуда не выйду. Потом еще раз ездили с другим телевидением. Но уже не спускались, я не хотела. Знаю, что тот бункер сейчас залили водой по самые края.

выход книги предварительно назначен на 3 марта

«ЛЕНА НЕ ХОЧЕТ СО МНОЙ ОБЩАТЬСЯ»

- А с Леной вы давно встречались?

- Нет, мы с ней не общаемся с 2006 года.

- Что-то случилось?

- Она прервала со мной общение. Это было ее решение.

- Может быть, потому что вы напоминали ей о том, что было?

- Я часть болезненного прошлого. Ей было, на самом деле, тяжелей. Она рожала детей. Третьего ребенка потеряла. Понимаю ее прекрасно.

- Хотели бы поговорить с ней?

Год назад я пыталась найти Лену, спросила у общих знакомых номер ее телефона. Но мне его не дали, сказали, что Лена не хочет со мной общаться. Я думала поговорить про книгу. Может быть, она захотела бы внести корректировки. Плюс, мы могли бы делить гонорар. Но нет… Тогда я решила, что больше не будут предпринимать попыток связаться с ней, пока она не готова восстановить со мной связь.

- Вы что-то о ней знаете? Как сложилась ее жизнь?

- Наша общая знакомая говорила, что Лена замужем, преподает английский, живет в Рязани. Детей, насколько я знаю, у нее больше не было.

«БОЮСЬ ОТПУСТИТЬ ДОЧЬ»

- Осталось в вас сегодняшней что-то от той маленькой смелой девочки?

- Знаете, я, наоборот, была трусиха. И до сих пор трусиха. А осталась… любовь к жизни.

- Вы трусиха были, говорите, но тем не менее пошли на ту дискотеку, сели в ту машину…

- Я была не одна, с подругой старшей сестры. Но я ни в коем случае не обвиняю Лену, так вышло. Многие тогда садились в машины, возвращаясь домой после городского праздника, но мы до дома не доехали, а попали в бункер. В итоге, время, когда дети заканчивают школу, поступают в вузы– самые прекрасные годы юности - мы потеряли.

- Вы же, кстати, потом вернулись в школу?

- Конечно. Я закончила 10-11 класс, потом поступила в рязанский филиал Московского психолого-социального университета. И до самого декрета работала дизайнером мебели.

- Ну а тогда, в школе, как вас ребята восприняли?

- Мне пришлось учиться в вечерней школе. Наверное, взрослее меня там не было никого. Но я училась на одни «пятерки». Там ученики – раз в неделю придут, «троек» хватают кое-как и все, а я очень старалась. Жадно училась.

- Вы расскажете свою историю вашим детям?

- Они пока маленькие – дочери 6 лет, сыну – 7. Но я уже готовлю себя к тому, что должна буду им все рассказать. Думаю уже, как это сделать, чтобы не травмировать, чтобы они не переживали, что мне было очень плохо, что я страдала. Но не рассказывать нельзя. Я часто бываю на телевидении, сейчас размышляю над созданием фонда поддержки женщин, переживших насилие – сексуальное, домашнее, психологическое. Вся моя дальнейшая жизнь будет направлена на это. Дети все равно узнают.

- Все родители внушают детям «в чужие машины не садись», «с посторонними не разговаривай» - для вас в этих словах еще больше смысла, да?

- Это самое страшное для меня… Дочь растет. Когда-нибудь она станет девушкой, начнет ходить гулять. Не представляю, как буду отпускать ее. Это травма. Конечно, я учу детей и буду учить, объяснять. Буду стараться занимать их время, чтобы они не болтались просто так по улицам. И в телефонах устанавливать приложения, чтобы знать, где дети. Когда прочитаю в прессе - убили девочку по дороге из школы, или семилетнего мальчика сосед насиловал, потом убил – не могу спать несколько дней. Потому что проецирую эти ужасы на своих детей. И я намерена всячески защищать их от угроз внешнего мира.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Откровения скопинского маньяка: «Они были моими подневольными женами, я их любил»

После 17 лет заключения из колонии строгого режима на свободу выходит извращенец Виктор Мохов, почти 4 года державший в бункере двух девочек (подробности).

Скопинский маньяк, 3,5 года державший в бункере двух пленниц: Я их любил, разве я мог убить таких лапочек?

Виктор Мохов пригласил корреспондента «КП» помочь ему с ремонтом, после того как он освободится из колонии строгого режима (подробности).

КриминалПроисшествия: КРИМИНАЛ