Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Звезды9 марта 2021 22:03

"Любимая работа, ежедневная зарядка и небольшой кусочек мяса" - секрет долголетия Александра Зацепина

10 марта исполняется 95 лет замечательному композитору
Юбиляр уверен: сочинение музыки - лучший рецепт долголетия. Фото: Геннадий УСОЕВ/globallookpress.com

Юбиляр уверен: сочинение музыки - лучший рецепт долголетия. Фото: Геннадий УСОЕВ/globallookpress.com

Александр Зацепин для российского кино все равно, что Мишель Легран – для французского или Эннио Морриконе, Нино Рота – для итальянского. Культовый композитор мирового уровня, чьи песни давным-давно стали хитами. Сорок лет назад его приглашали в Голливуд, гарантировали занятость - не меньше двух фильмов в год, но советские чиновники ему не позволили уехать в Америку. Наверняка, мировая культура от этого потеряла. Но российская точно осталась в выигрыше: Зацепин был любимым композитором режиссера Леонида Гайдая, он автор хитов молодой Аллы Пугачевой. А всего написал более 300 песен. И еще сочинил симфоническую музыку, несколько сюит, балет. Сейчас он пишет для детских спектаклей. В Московском театре кукол на Бауманской в марте премьера «Удивительного волшебника из страны Оз» на музыку Зацепина. В Московском областном ТЮЗе репетируют его мюзикл «Иван-царевич и Серый волк». В театре кукол Сергея Образцова звучат его мелодии в спектакле «Барон Мюнхаузен». Незадолго до своего дня рождения Александр Сергеевич прилетел из Франции в Москву. Он давно живет на две страны. В Париже у него двухкомнатная квартира. Он часто гостит у дочери, которая обосновалась с семьей в городке на границе Франции и Швейцарии. И хотя Зацепин родился в Новосибирске, и в юности, как он вспоминает, морозы -35 С ему казались нормой, сейчас ему больше по нраву европейские теплые зимы.

Сотрудничество Александра Сергеевича с Аллой Пугачевой пришлось на середину 70-х и стало важным этапом в карьере молодой певицы. Фото: Рудольф АЛФИМОВ/РИА Новости

Сотрудничество Александра Сергеевича с Аллой Пугачевой пришлось на середину 70-х и стало важным этапом в карьере молодой певицы. Фото: Рудольф АЛФИМОВ/РИА Новости

- Александр Сергеевич, в Интернете пишут, что вы музыкант-самоучка, дескать, самостоятельно освоили несколько инструментов. Сделали это довольно поздно – в армии. Вы однажды сказали: если бы не армия, не стали бы композитором вообще. Неужели?

- Самоучкой я себя не считаю, потому что в детстве закончил музыкальную школу в Новосибирске. Семь лет учился играть на фортепиано. Когда меня призвали в армию (после того, как Зацепина отчислили из института инженеров железнодорожного транспорта за «хвосты» по математике – Ред.), я самостоятельно научился играть на аккордеоне и освоил кларнет. И вот почему. С детства очень любил технику, в школе закончил курсы киномеханика и… тракториста, представьте себе. Шла война, все мужчины были на фронте. И школьники должны были помогать колхозам во время каникул. Я работал на тракторе. Мне нравились машины. В армии тоже хотел иметь дело с техникой, но меня взяли в пехотное училище. Отдушиной для меня было участие в армейской самодеятельнсоти. Когда я приехал в отпуск в Новосибирск (его дали в честь победы), освоил аккордеон, купил кларнет, стал заниматься с педагогом, чтобы через месяц, когда придется возвращаться в часть, профессионально играть не только на фортепиано. Стратегия была верной: меня перевели из пехоты в музыкальный взвод. Кстати, моим командиром в пехотном училище был Евгений Матвеев (будущий народный артист СССР – ред.). Он как и я выступал в самодеятельности, показывал скетчи. Ну а потом был ансамбль песни и пляски новосибирского военного округа, филармония, мы выступали с концертами по городам Сибири…

- В кино вы как будто попали случайно?

- После окончания консерватории в Алма-Ате я работал музыкальным оформителем на киностудии «Казахфильм». Написал музыку к картине «Наш милый доктор». Этот фильм мало кто помнит сегодня, но песня «Надо мной небо синее» стала хитом. Она постоянно звучала по радио. Жена режиссера Леонида Гайдая актриса Нина Гребешкова посоветовала своему мужу посотрудничать со мной. У Гайдая были сомнения: он тоже слышал «Небо синее». Песня ему нравилась, но она была лирическая, а ему нужна была эксцентрика. Но все-таки он рискнул меня пригласить в «Операцию «Ы» и другие приключения Шурика». Так мы начали вместе работать. А дальше пошло-поехало: «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию»…

- Говорят, чтобы добиться эксцентрики, вы использовали неожиданные средства звукоизвлечения: охотничьи пищалки, судейские свистки, измерительные рулетки…

- Использовал все, что звучало. Даже стакан с водой, по которому можно стучать вилкой или ножом. Если вы нальете разное количество воды в стаканы, то тональность звука изменится. На четырех рюмках виртуозно можно сыграть Чижика-пыжика.

Наталья Варлей «исполняет» в «Кавказской пленнице» написанную Зацепиным «Песенку о медведях» (за кадром звучит голос Аиды Ведищевой). Фото: Кадр из фильма

Наталья Варлей «исполняет» в «Кавказской пленнице» написанную Зацепиным «Песенку о медведях» (за кадром звучит голос Аиды Ведищевой). Фото: Кадр из фильма

- С поэтом Леонидом Дербеневым вы написали: «Песню о медведях», «Песню про зайцев», «Остров невезения», «Помоги мне…», «Есть только миг», «Куда уходит детство», «Волшебник-недоучка», «Мир без любимого»... - около сотни песен, причем большинство из них стали шлягерами, они постоянно звучат и сегодня, например, в телепроекте «Голос». В чем был секрет многолетнего и успешного сотрудничества двух авторов?

- Работа с Леонидом Дербеневым – это счастье и везение. Он сочинял стихи на уже написанную музыку, что делают далеко не все поэты. Чаще происходит наоборот: вначале - стихи, потом - музыка. Для песни – это хуже, но поэтам так удобней. Дербенев очень любил музыку, он слушал ее, прохаживаясь по комнате, и в это время рождались его стихи. Получался очень точный результат.

- В СССР ходили слухи, что вы и Юрий Антонов, чьи песни пели в каждом ресторане, были самыми богатыми композиторами Советского Союза…

- Тогда авторские платили гораздо большие, чем сегодня. За этим следил ВААП (предшественник Российского авторского общества – Ред.), где была строгая и прозрачная отчетность. Как говорил Дербенев, если ты сочинил шлягер, то через месяц (!) сможешь купить себе автомобиль. Суммарные авторские отчисления со всех площадок Советского Союза могли доходить до 30 тысяч рублей. Песни играли на танцплощадках, в ресторанах, в парках, почти везде были свои небольшие оркестры.

- Заработки были настолько большими, что в 70-ые годы вы сумели в своей огромной квартире сделать современную студию звукозаписи, каких в то время не было ни у кого. Даже государственные студии не были так хорошо оборудованы.

- Два года ушло на создание этой студии. Сперва надо было найти квартиру в старом доме с толстыми стенами для звукоизоляции. У меня были две однокомнатные квартиры в Перово и на Проспекте Вернадского. Их площадь была меньше того, что мне требовалось. С утра я писал музыку, потом бежал в бюро обмена, кого-то расселял, кому-то что-то подбирал... В то время даже при наличии денег ты не мог купить то, что тебе необходимо. Но мне помогла Аля Пахмутова (композитор Александра Пахмутова – ред.). Она была депутатом и через Моссовет сумела мне выбить квартиру в 180 квадратных метров в Ржевском переулке в центре Москвы. Как оборудовать студию, сделать акустику, аппаратную, достать технику – я знал. Многие вещи мне делали по знакомству на закрытых военных заводах.

Александр Зацепин для российского кино все равно, что Мишель Легран – для французского или Эннио Морриконе, Нино Рота – для итальянского

Александр Зацепин для российского кино все равно, что Мишель Легран – для французского или Эннио Морриконе, Нино Рота – для итальянского

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

- В чем секрет вашего творческого долголетия?

- В работе. Других секретов нет. Для меня творчество как кислород. Каждый день я сажусь к компьютеру и пишу музыку. Плюс ежедневно делаю зарядку минут по 40. Врачи сказали, что в моем возрасте можно есть не больше 50 граммов мяса в день, иначе будет атеросклероз. Я стараюсь этим рекомендациям следовать. Моя дочь требует, чтобы я больше ходил пешком. Но мне бесцельная ходьба не нравится. Лучше буду писать музыку…