Общество29 апреля 2021 9:17

80-летний смотритель маяка ждёт Путина в гости

Самый пожилой в России маячник на днях отпраздновал 80-летие. 275 ступенек вверх по трапу- его ежедневная норма последние 54 года
Прикипел Николай Тихонович и к красоте островной, полудикой, и к жизни размеренной вдали от людей, и к маяку – старичку, что почти 300 лет возвышается на этих камнях. Фото — пресс-служба Западного военного округа

Прикипел Николай Тихонович и к красоте островной, полудикой, и к жизни размеренной вдали от людей, и к маяку – старичку, что почти 300 лет возвышается на этих камнях. Фото — пресс-служба Западного военного округа

Еще годик – и на большую землю. Такое обещание Николай Тихонович дал себе и своей жене Римме Павловне. Не то, чтобы ему надоела работа на острове – наоборот: 56 лет он служит на маяках и еще б два раза по столько оттрубил, да только у небесной канцелярии для нас свои сроки. Бодрый, шустрый, выносливый – в свои 80 он чувствует себя прекрасно, и сил еще полно, и болячки – тьфу-тьфу-тьфу- не цепляются: спасибо острову – воздух здесь чистый, может быть даже целебный. Просто не дело, наверное, на девятом десятке романтикой бредить.

Скалы, морская волна бьется о каменные берега, людей вокруг почти никого, и, конечно же, маяк – его верный друг – еще немного и со всем этим старейшему маячнику России Николаю Макоренкову придется распрощаться. Грустно ли ему? Есть такое, говорит он уклончиво – зачем эмоции посторонним показывать? Только «умирать на острове не хочется».

-Мы с женой в деревне под Ломоносовым домик прикупили. Там и будем жить, - планирует Николай Тихонович. Но тут же быстро добавляет. – Или в родительский дом Риммы Павловны на Валдай поедем. Там озера. Дом прямо на берегу стоит. Какая-никакая вода.

Скалы, морская волна бьется о каменные берега, людей вокруг почти никого, и, конечно же, маяк. Фото — пресс-служба Западного военного округа

«За морем шумно и непривычно»

Хотя, кого он обманывает? Разве можно сравнить скалистые обрывы острова Гогланд в Финском заливе, где он работает с 1967 года и по сей день, с зеленой лужайкой у озерка в Новгородской области? Прикипел Николай Тихонович и к красоте островной, полудикой, и к жизни размеренной вдали от людей, и к маяку – старичку, что почти 300 лет возвышается на этих камнях на 130-метровой высоте над уровнем моря. Его предшественник светил проходящим мимо кораблям масляной лампой с 1723 года, когда Гогланд еще принадлежал финнам. В годы Великой Отечественной маяк стерли с лица земли, а заново отстроили в 1965-ом: тогда территория уже принадлежала стране Советов. Через два года сюда приехал 24-летний Николай Макоренков. Работать техником. И, как сейчас говорит, прижился. В отпуск, бывало, съездит на большую землю ненадолго, и скорее на остров: шумно за морем, суетно, непривычно.

-Я маяку всю жизнь отдал, а он мне, - рассуждает смотритель. – Спасибо ему за это. Ни разу за эти годы он меня не подводил. Не ломался. И я его тоже- всегда содержал в порядке и исправности. Как о ребенке заботился.

Так и решили квартирный вопрос

Если честно, в юности Николай Макоренков не бредил морем. Да и с чего бы пацану со Смоленщины мечтать о большой воде? Само собой как-то все получилось. В старших классах, когда учился в ДОСААФ, он попал в группу корабельных рулевых сигнальщиков, а в армию после школы засобирался – распределили на флот.

- Четыре года на торпедном катере в Таллине отслужил, - рассказывает о себе самый старый маячник России, - и сразу после армии отправился работать на маяк.

Тогда Николай за романтикой не гнался. К решению взяться за необычную работу его подтолкнул банальный квартирный вопрос. На последнем году службы познакомился морячок Коля Макоренков с Риммочкой, коком с гидрографического судна. Женился. Демобилизовался. А куда деваться? Ни у него в Таллине угла своего нет, ни у его молодой жены. Как сбежала она девчонкой из валдайского колхоза, вслед за старшими сестрами, так с ними и жила.

-И тут нам в гидрографической службе, где работала жена, предложили поехать на маяк, - вспоминает Николай Тихонович. – Там жилье служебное. И туда семейных, как правило, отправляют. Мы и поехали. Дочке нашей тогда два месяца было. Только сначала отправили нас на остров Родшир в Финском заливе, в километре от российской-эстонской границы.

Гогланд- земля обетованная. Фото — пресс-служба Западного военного округа

Размером с футбольное поле

Каменный пятачок в водной пучине, по-другому и не скажешь. 123 метра в длину, 94– ширину: на Родшире только и помещается, что небольшой 4-метровый маяк, два жилых домишки для обслуживающего его персонала и хозпостройка под оборудование. Ни почвы, чтобы хоть какую-нибудь зелень посадить для разнообразия, ни питьевой воды – кусок камня размером с футбольное поле. Это сейчас маяк оборудован автоматикой, и людей, которым нужно следить за его работой, на Родшире нет, а в 60-ых, когда маяк нужно было включать и выключать вручную, жизнь здесь, по-своему, конечно, но кипела.

-Нас там три семьи ютилось, - улыбается маячник, как будто жить на камне, окруженным морскими глубинами, это обычное дело. – Ничего, нормально. Вода, корабли рядом с тобой проходят. Когда штормило, весь остров водой заливало. Спасались за высоким забором.

Почти два года Макоренковы жили на Родшире. Дочь росла, работа ладилась. Но иногда Николай брал бинокль и подолгу рассматривал соседний остров, выступающий вдали скалистыми берегами. Это был тот самый Гогланд, который спустя годы станет ему родным. Расположенный километрах в 20 от крошки- Родшира, аккурат между Финляндией и Эстонией, он казался гигантским и необыкновенно красивым. Одна зеленая полоса леса чего стоила. И маяка на нем два. Да каких! Особенно тот, что на скале возвышается, Северный Гогландский. Ну и громадина!

Просторы Гогланда

Гогланд- земля обетованная. Почти 11 километров в длину и 2 в ширину- по меркам маячников-островитян- невиданные дали. 16 лет Николай Макоренков проработал здесь техником, как раз на Северном Гогландском, на который любовался в бинокль, а в 1983-ем стал начальником маячной службы. Смотрителем, по-простому. Гражданским сотрудником гидрографической службы, подчиняющимся военному начальству. Маяки – объекты стратегические, они все на балансе Минобороны числятся. Северный Гогландский, например - зона ответственности Западного военного округа.

Было время, говорит маячник, на объекте пять-шесть штатных сотрудников копошились, а сейчас всего и работников – он сам, да жена его- старшим механиком. Остальные попали под сокращение. Впрочем, работа сегодня – не то, что раньше. Главное следить, чтобы техника исправно работала, электроэнергия подавалась без перебоев и навигационные знаки были в порядке.

Топливом дизели заправить, ремонт какой сделать технический, подшаманить-подлатать – Николай Тихонович справляется. А маяк уже давно вручную включать-выключать не нужно. Автоматика везде. Да и дизеля на Гогланде стоят итальянские. 15 лет бесперебойно работают. Ну а в случае форс-мажора военные помогут. Население на Гогланде - человек 50-60 наберется: кроме смотрителя с женой, здесь обосновались военнослужащие с Ленинградской военно-морской базы, и матросы, охраняющие пограничный пост.

-Раньше надо было два раз в день подняться на скалу, чтобы включить-выключить маяк, и три раза – для обязательного сеанса радиосвязи, - погружается в воспоминания смотритель. – Вся аппаратура наверху была. Ноги поначалу с непривычки болели – ужас. На Родшире ходить некуда было, засиделся, а здесь то вверх- то вниз, то на маяк- то с маяка – 275 ступенек трап. Но и сейчас стараюсь на маяк каждый день подниматься: присматриваю, что там как. Бегаю, как молодой.

Самый пожилой в России маячник на днях отпраздновал 80-летие. Фото — пресс-служба Западного военного округа

Как прожить без магазина

Жизнь на острове - на любителя. В маячном городке – дизельная, подсобки и жилой дом прямо под скалой. А еще огород и загоны для живности. Сотка-две картошки – на тонком слое островной почты больше не вырастишь, лук-морковь и кабачки с огурцами - в ящиках. Куры, козы, пара овец. Было время Макоренковы даже корову на острове держали. В общем, все у них свое. Плюс продуктовый паек, который выдают военные - и магазины не нужны. Впрочем, их на Гогланде и нет. В советское время приходили сюда корабли с буфетами, торговали всяким, но давным-давно уже их не видно. И аптек нет, и поликлиники, и школы с детским садом. Ничего из того, без чего современный человек не обойдется. А Макоренковы крутятся. Летом колодцы пересыхают, и Николай Тихонович носит воду из озера. Их на острове пять.

-Ну да, и пьем ее, а что? Вода здесь чистейшая.

А дети, например, (а у Николая Тихоновича и Риммы Павловны на Гогланде родилась еще одна дочка) все школьные годы прожили у бабушки на Валдае. К родителям выбирались только на летние каникулы. И ничего, выросли, выучились. Обе дочери потом на остров вернулись, замуж за моряков повыходили и на маяке с отцом долго работали.

-Если нужно за лекарствами или к врачу, или купить чего в дом – едем в Выборг: на корабле, - говорит маячник. - А если что-то из ряда вон случается – вызываем вертолет. Когда пожар в лесу был, с вертолета как раз тушили. Яхтсмены однажды причалили, в лес пошли, а как уехали – смотрим горит. Окурок что ли бросили? Много тогда деревьев выгорело. Вертолет пламя погасил и улетел. А под камнями месяц еще тлело. Мы с Павловной в лес как на работу ходили, тушили очаги.

Гости дорогие

И все-таки гостям на острове обычно рады. В последние десять лет их стало меньше – туристам из Эстонии и Финляндии проход сюда закрыт. А из наших нет-нет, да и заявится кто-нибудь: то на яхте дикарями, то на круизном лайнере. На красоты островные посмотреть, около маяка сфотографироваться.

-Водолазы приезжают ищут клады на затонувших кораблях, - рассказывает маячник. – Топляков здесь много, еще деревянных, с петровских времен. В Великую Отечественную здесь в узком проходе сети стояли, немало подлодок погибло. А раз на одном корабле нашли посуду старинную. Весть пирс ею был уставлен- такая куча. Русское географическое общество на берегу железки старинные ищет. Путин два раза у нас был. В 2013-ом – девять вертолетов его сопровождали, и в 2017-ом. Погружался с водолазами в море, к затонувшей подлодке. Правда, на маяк не зашел. А мы с Павловной ждали. Показали бы ему, как живут аборигены. Ну ничего, Бог, говорят, троицу любит. Может, в третий раз приедет и заглянет? Годик-то мы еще здесь точно продержимся.

Гостям на острове обычно рады. Хотя в последние десять лет их стало меньше. Фото — пресс-служба Западного военного округа

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

-Николай Тихонович - образец для всего личного состава гидрографической службы в выполнении обязанностей, содержании маячного имущества и верности долгу, - охарактеризовал 80-летнего подчиненного капитан 2 ранга Александр Шубин. - За годы его руководства на маяке не было ни одного сбоя, маяк работает по графику, обеспечивая безопасность судоходства на корабельном фарватере.

КАРТИНА ДНЯ