В мире29 апреля 2021 12:46

Эксперт: Нужно запрещать не чешское пиво, а ввоз их станков и машин

Богемист Вадим Трухачев рассказал «КП», как Москве реагировать на русофобские выходки Праги
Богемист Вадим Трухачев рассказал «КП», как Москве реагировать на русофобские выходки Праги

Богемист Вадим Трухачев рассказал «КП», как Москве реагировать на русофобские выходки Праги

Фото: ТАСС

Каждую весну между России с Чехией происходит обострение: год назад на берегах Влтавы снесли памятник маршалу Коневу, а сейчас маленькая республика высылает наших дипломатов под абсурдными обвинениями во «взрыве оружейных складов в Злинском крае» семилетней давности. Хотя до коронавируса «благословенная Богемия» была Меккой для отечественных туристов, и средний россиянин искренне верил: нас там любят.

Что же пошло не так — и как Москве реагировать на демарш внуков Швейка? Об этом «Комсомольской правде» рассказал эксперт по Чехии, доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ — Вадим Трухачев.

ТРИ ГРУППЫ ВЛИЯНИЯ

— Смотришь на этот конфликт — и главное ощущение: Чехия, как и весь Запад, расколота. Русофобскую линию гнут далеко не все, например, президент Милош Земан к версии о «русском взрыве складов» отнесся скептически.

— Земан — не пророссийский, он не раз ругал нас. А разделение, о котором вы говорите, существует в Чехии уже около 200 лет. Еще в XIX веке там были русофобы, русофилы и прагматики. Последние считали русских «не своими», но и не врагами. Земан относится как раз к этой третьей группе.

— Сегодня, однако, задает тон далеко не она?

— У русофобов больше денег, больше СМИ, больше внешней поддержки из Вашингтона и Брюсселя. Как следствие — больше влияния. Поэтому, если говорить о современном разделении, то тут грань проходит, скорее, между «соблюдением евроатлантической дисциплины» и попыткой извлечь прибыль из отношений с нами (например, под 100 тысяч автомобилей «Шкода» — почти 10% их годового производства — в 2020 были проданы в России — ред.).

— Почему «партия русофобии» начала очередную кампанию именно сейчас?

— С одной стороны, действительно имеет место солидарность с США, которые так же грозят нам усилением санкций из-за ситуации вокруг Донбасса. С другой стороны, есть и две внутричешские темы. Первое — осенью в стране будут парламентские выборы, накануне которых очень удобно разыгрывать карту «русской агрессии». И второе — продолжается конфликт между Земаном и директора BIS (чешской разведки) Михалом Коуделкой. Последнему постоянно мерещится «русская угроза», каждый из них хочет убрать другого. И в какой-то момент их разборки вышли уже на международный уровень и обернулись фактическим разрывом отношений с Россией.

КАК ЖЕ РЕАГИРОВАТЬ МОСКВЕ?

— То есть в обострении виноваты исключительно евроатлантические русофобы?

— Нет, это «заслуга» не только западных институтов, но и бездействия России. Несмотря на то, что Чехия часто дает поводы поговорить о ней, внимание к ее политике, к происходящему здесь все последние годы оставалось минимальным. Своих людей во власти и в активной части общества у России мало. Потому русофобы, коих не больше 20%, могут навязывать свою повестку. Раньше им это удавалось лишь частично. Теперь хвост стал вилять собакой.

— Как же нам усиливать свою «мягкую силу» на Влтаве?

— Начать хотя бы с рассказа о положительных сторонах русско-чешских отношений. Например, о том, какой вклад вносили наши туристы в бюджет Чехии. Далее, вовлечение в совместные проекты должно происходить не только по экономической, но и по культурной линии. Сейчас мы ограничиваемся одной торговлей с Чехией, забывая про гуманитарную составляющую. А надо параллельно работать с чешским обществом и чешским бизнесом, объясняя пользу связей с Россией. Не менее важная цель — рассказать, что Россия — не бензоколонка, а страна высоких технологий, атома и космоса. Ничего этого они в массе своей не знают. Надо также давить на национальные чувства чехов, ведь их государство превращается в полуколонию ЕС и НАТО, где независимости меньше, чем у социалистической Чехословакии… В итоге же нам надо донести простую мысль: сотрудничество с Россией — лучше, чем вражда.

— И тут, наверное, было бы неплохо для начала «включить режим злого полицейского»?

— На мой взгляд, России стоит ввести запрет на ввоз некоторых чешских товаров. И не пива, а локомотивов и станков, машин, нефтехимической продукции. Далее, можно не возобновлять чартерные туристические рейсы после открытия границ. И совершенно точно — ограничить работу чешских НКО в России, работающих на ее подрыв изнутри (например, проект «Пражский гражданский центр» продвигает у нас ультралиберальные ценности и работает с несистемной оппозицией методами «мягкой силы»).

Главное же — следует избавиться от иллюзии. Никакого «славянского братства» между русскими и чехами нет. Целью надо ставить возобновление спокойных, прагматичных отношений. Мы укрепляем контакты с Германией, Францией, где многие политики-консерваторы поддерживают Россию. Но надо столь же активно заниматься и не самыми большими европейскими странами, наподобие Чехии. И тогда неприятных сюрпризов с её стороны станет меньше.

КАРТИНА ДНЯ