Политика17 июня 2021 14:43

Вячеслав Никонов: С каким счетом закончился саммит в Женеве? Перевес - на стороне Путина

Глава Комитета Госдумы по образованию и науке - в программе «Коридоры власти с Александром Гамовым» на Радио «Комсомольская правда»
Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден перед началом переговоров в Женеве.

Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден перед началом переговоров в Женеве.

Фото: REUTERS

- Вячеслав Алексеевич, доброе утро.

- Вы, наверное, хотите спросить, с каким счетом закончился саммит (президентов России и США)?

- Да, Вячеслав Алексеевич. Ранее вы говорили, что у Путина не бывает провальных саммитов.

- Это точно. Я подтверждаю, что у Путина не бывает провальных саммитов. И, если говорить в тех терминах вопроса, который вы задали вчера президенту Путину(автор спросил, с каким счетом закончилась встреча – А.Г.), то, скорее, конечно, перевес на его (Путина) стороне.

- А с каким счетом тогда?

- Ну, здесь очень сложно всегда определять счет. Но счет на самом деле не важен, потому что за победу дают три очка, а за поражение – ноль при любом счете. Ясно, что Путин выглядел более убедительно на пресс-конференции после саммита нежели Байден. Он ответил на все вопросы и российских, и иностранных журналистов. Причем явно эти вопросы не были заготовлены ( имеется в виду пресс-службой президента Путина– А.Г.). Впрочем, американские вопросы можно было хорошо предугадать. Потому что ни один американский журналист не задал ни одного вопроса, который до этого не задал в своем интервью обозреватель NBC неделей ранее.

- Американцы предсказуемы!

- Что касается Байдена, то он честно признался, что у него был список вопросов и список корреспондентов, которые эти вопросы зададут, причем все они были американцы. И при этом выглядел он довольно бледно. И ясно, что саммит он выдержал в целом гораздо хуже, чем президент Российской Федерации.

Кроме того, это, в общем-то, большой сдвиг в отношениях. Потому что до последнего времени сама встреча между любыми американскими государственными деятелями и российскими была токсична. И вот эта детоксикация российско-американских связей в какой-то мере произошла. И свидетельство этому – договоренности о создании рабочих групп по стратегической стабильности, по кибербезопасности, по Арктике. То есть движение вперед есть.

- Мы привыкли, что встречи президентов обычно заканчиваются подписанием каких-то важных документов.

- Кроме того, было принято совместное заявление, хоть оно и достаточно бессодержательное, но содержит в себе важную вещь. Обе стороны признали невозможным применение ядерного оружия. Это серьезное подтверждение того, что было заявлено 35 лет назад. Определенные шаги сделаны. Другое дело, будут ли Соединенные Штаты эти шаги реализовывать. Потому что приблизительно то же самое было ведь договорено между Путиным и Трампом в 2018 году. Трампу тогда просто ничего не позволили сделать. Вопрос – позволят ли сейчас что-то сделать Байдену.

- Как вы думаете – позволят?

- Ну, шансы на это несколько больше, чем у Трампа. Потому что Байден любит и американские средства массовой информации, и глубинное государство, которые выступали главной силой оппозиции Трампу в 2018 году и ничего не позволили ему осуществить.

Хотя я не стал бы преувеличивать желание Соединенных Штатов о чем-то договариваться с нами. Потому что все базовые, фундаментальные основы американской политики, конечно, не изменились. А эти базовые, фундаментальные основы - сохранение американской гегемонии путем подавления, сдерживания альтернативных центров силы, одним из которых, безусловно, является Россия.

- Но, в принципе, у вас более оптимистичные сейчас ощущения, нежели были до Женевы?

- Ну, во всяком случае, да, я считаю, это позитив для международной ситуации, для российско-американских отношений. Хотя, конечно, никаких фундаментальных переломов сейчас в принципе быть не может.

- А когда они могут наступить?

- Я думаю, тогда, когда Соединенные Штаты поймут, что они не являются глобальным гегемоном, и откажутся от этих идей - для поддержания своего постоянного доминирования в мире, с помощью ли союзников, либо в одиночку.

Собственно, в одиночку - США это уже поняли - они ничего не могут. Сейчас главная их идея – создать коалицию для новой холодной войны. Вот когда в Соединенных Штатах наступит понимание того, что все эти попытки тщетны, что США должны стать просто одной из великих держав, а не единственной сверхдержавой и гегемоном, тогда о чем-то можно будет говорить.

- И когда придет это благословенное время?

- Я думаю, что это произойдет очень не скоро, во многом потому, что и в США, и на Западе в целом по-прежнему существует чувство превосходства в отношении нашей страны, да и любой другой цивилизации. Запад самонадеян, самоуверен, нагл, лицемерен. И, действительно, считает себя как бы высшим сортом человечества, тогда как всех остальных – низшим. Во всяком случае, это воспитывалось веками. Я думаю, понадобятся века, скорее, чем десятилетия, чтобы это ушло.

- И, наверное, поэтому Путин и Байден друг друга пока в гости не позвали?

- Я думаю, не поэтому. Это уж слишком фундаментальная причина. Просто ясно, что Путин не будет просто так приглашать Байдена к себе, зная, что он не приедет, а Байден не будет приглашать к себе Путина, потому что его за это размажут собственные средства массовой информации и политические противники. Поэтому, я думаю, причина более приземленная.

- Ну что, будем тогда все равно жить завтрашним днем и надеяться на лучшее.

- Всегда надо жить и сегодняшним днем, и думать о завтра, и, безусловно, надеяться на лучше надо всегда.

Вячеслав Никонов: «С каким счетом закончился саммит в Женеве? Перевес - на стороне Путина».

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Прямо так Байдену и передать, Рамзан Ахматович?

Как работают журналисты Кремлевского пула, пока президенты ведут переговоры (подробности)

Евгений Попов: Мы даже не подозреваем, к каким результатам приведет встреча Путина и Байдена

Ведущий телепрограммы «60 минут» в беседе с журналистом «Комсомольской правды» Александром Гамовым (подробности)