Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+24°
Boom metrics
Экономика9 февраля 2022 4:03

Государственный контроль за качеством еды приводит к росту цен

Разбираемся, какую роль в подорожании играет маркировка и прочие обязательные платежи
- Пока картошка до прилавка доехала - золотой стала! Пойду бананов куплю, говорят, их тоже жарят... Фото: Антон НОВОДЕРЕЖКИН/ТАСС

- Пока картошка до прилавка доехала - золотой стала! Пойду бананов куплю, говорят, их тоже жарят... Фото: Антон НОВОДЕРЕЖКИН/ТАСС

Доктор, помогите. Похоже, у меня особая форма паранойи. Мне кажется, что следят даже не за мной. Следят за колбасой и сыром, которые я ем. За молоком и вином, которые я пью. И болезнь моя прогрессирует. Я подозреваю, что скоро начнут следить даже за питьевой водой, консервами и вообще за всеми продуктами.

И ладно бы это делали инопланетяне или хотя бы американские шпионы. Так нет же, эту слежку организовало родное правительство. Причем для моего же блага. А мне за это приходится платить - все расходы на слежку за продуктами уже включены в их стоимость. Поэтому они и дорожают.

Конечно, цены на еду растут по самым разным причинам. Вздорожавшая еда вообще стала одной из самых больных тем ушедшего года. Да и наступившего тоже. Производители стонут по поводу мировой инфляции, роста расходов на доставку, упаковку, ингредиенты – в общем, «на все».

Среди этого «всего» есть вещи объективные, связанные с пандемией. А есть таинственные. Например, предприниматели утверждают, что минимум на 5-10% затраты в пищевой отрасли увеличились из-за постоянных изменений законодательства и все новых требований. И еще, видимо, увеличатся.

БОЛЬШЕ «ЦИФРЫ», ХОРОШЕЙ И РАЗНОЙ

- Существенную долю в росте цен в той же молочке играет маркировка, - пишет на своей страничке в «Фейсбуке» Анастасия Татулова, владелица сети семейных кафе «Андерсон», общественный омбудсмен по защите малого и среднего предпринимательства. - В целом это удивительный кейс: руками государства собирать с предпринимателей деньги в частный карман. А для бизнеса это миллионные издержки.

Маркировка - понятие отчасти собирательное. В России в последние годы одна за другой вводятся новые системы электронного отслеживания (подробнее см. «Справку «КП»), которые связаны с желанием государства усилить контроль за продуктами. За всем этим, несомненно, стоит благая цель: отследить весь путь товара от завода или грядки до прилавка, не допустить на рынок контрафакт и не дать товарам спрятаться от налогов. Однако для бизнеса все это означает рост затрат. А компенсированы эти затраты будут, понятное дело, из наших с вами кошельков.

Причем новости о появлении новых видов маркировки сыплются как из рога изобилия. Не успели утихнуть страсти по поводу введения ЕГАИС на рынке алкоголя, как появилась система электронной ветеринарной сертификации «Меркурий». В итоге ветеринарные сертификаты теперь нужны на ряд продуктов, на которые до того не требовались. Например, на всю готовую заводскую молочную продукцию, от молока и сыра до мороженого. А не успели бизнесмены разобраться с «Меркурием» и хоть как-то окупить затраты - в продуктовый сектор ворвалась новая система маркировки, «Честный знак».

Чиновники уверяют, что от всеобщего электронного прослеживания честный бизнес должен выиграть: «белой» продукции не придется конкурировать с более дешевым «леваком», который просто не попадет на прилавки. Плюс борьба с коррупцией: электронная система не будет вымогать откат.

Но бизнес почему-то не радуется, а нудно перечисляет затраты. На заводах озвучивают разные цифры: тут 20 миллионов на внедрение «Меркурия», там 30 миллионов на покупку оборудования для «Честного знака», а еще эти системы надо обслуживать... И как тут не поднимать цены?

- Что такое внедрение только одной подобной системы отслеживания? - откликнулась на нашу просьбу объяснить все «на пальцах» Эльвира Агурбаш, долгое время проработавшая первым вице-президентом компании «Мортадель» (мясные изделия). – Нужно не только оборудование для маркировки или считывания кодов. Ежедневное обслуживание, упаковка, этикетка - это тоже затраты. Нужны дополнительные рабочие места, пусть всего для пары сотрудников, но их надо обучить и платить им зарплату. Только «Меркурий» в среднем процентов на 6-8 «помог» увеличить себестоимость товара. А вкупе нововведения, связанные с госрегулированием - не побоюсь этого сказать, до 15%. А сейчас еще разрабатываются новые экологические требования, изменения регламентов...

Оценки других экспертов отрасли несколько поскромнее.

- На мой взгляд, величина добавки к цене продукта «за госконтроль» составляет 5-10%, в отдельных случаях может быть и больше, - говорит главный редактор отраслевого издания Fertilizer Daily Алексея Резванов. - К сожалению, точно оценить ее сложно, поскольку у каждого производителя своя структура затрат, которую он предпочитает не раскрывать, свой масштаб деятельности, своя продуктовая линейка.

Но затраты на новшества, например, в целом по «молочке» называются.

- Безусловно, такие изменения, как введение системы маркировки, повышение тарифов в системе "Платон", новые экологические требования, неизбежно сказываются на себестоимости молочной продукции. При выручке индустрии в 1 трлн рублей годовая валовая прибыль равна 35 млрд рублей или 3,5%. При этом с введением маркировки, экологических требований дополнительные затраты могут вырасти еще на 60 млрд рублей в год, - сообщили «КП» в Национальном союзе производителей молока («Союзмолоко»).

Кто-нибудь поверит, что в итоге не вырастут цены на молоко?

При этом новые системы контроля, которые продвигают разные ведомства, частично дублируют друг друга. Например, всю молочную продукцию зачем-то одновременно отслеживают и «Меркурий», и «Честный знак». И все это не отменяет обычных сертификатов и деклараций соответствия - их по-прежнему надо оформлять и это тоже стоит денег. Получается, они недостаточно хорошо справляются со своей миссией - подтверждать качество продуктов?

ПЛАТИ ТОННАМИ

«Платон» - отдельная песня. Это государственная система платы за проезд по федеральным трассам с грузовиков массой более 12 тонн. Название так и расшифровывается – «плата за тонны». Задача ее благородная — найти деньги на ремонт дорог. И Минтранс действительно регулярно отчитывается, сколько чего на собранные средства починено. Но...

- В себестоимость продовольственных товаров цена перевозки сейчас закладывается на уровне 4-10%, - утверждает доцент кафедры коммерции и торгового дела университета «Синергия» Алиса Храмова. - Во многом, благодаря надбавке от «Платона», тарифы которого с 2019 года ежегодно увеличиваются. Кстати, с 1 февраля тариф вырос еще на 8,5% - до 2 рублей 54 копеек за каждый километр.

А еще новые экологические требования. Тоже дело благородное: предприятия, которые не выполняют нормативы по правильной утилизации упаковки, должны платить экосбор (величина его очень разная, в зависимости от ситуации). А пищевая промышленность упаковку плодит только так.

Так понемногу и собирается…

ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ?

Маркировка и отслеживание в электронном виде - мировая тенденция, говорят некоторые эксперты. Да, это увеличивает цену, но зато потребитель может быть уверен в покупке. А если «слежка» дублируется, как в ситуации с той же молочной продукцией, - так ведь чем больше контроля, тем лучше. Потребителю – качественный, многократно проверенный товар, производителю - меньше места для «коррупционной составляющей».

- По техническим решениям мы впереди планеты всей. Еще ни в одной стране мира не пришло в голову отслеживать продажи женских сапог и пляжных шлепанцев через двухмерные коды (это «Честный знак» поработал, - Ред.). Но когда качество и безопасность обеспечиваются через плату за «допуск на рынок», такие системы нельзя назвать самыми эффективными. Особенно, если платить надо неким уполномоченным коммерческим структурам, - утверждает председатель правления конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. - Раньше было как. Платишь за сертификацию - и продаешь, что хочешь, если это не напрямую запрещенный товар. Теперь платишь и за сертификацию, и за двухмерную маркировку - и точно так же продаешь, что хочешь.

Идея отследить путь «от сырья до прилавка» в пищевой отрасли, где в продукт много чего добавляется непосредственно на заводе, у самих производственников вызывает ухмылку.

- Что делает электронная система отслеживания? - продолжает объяснения «на пальцах» Эльвира Агурбаш. - Возьмем условный колбасный завод. Он закупил свинину на свинокомплексе. Это, действительно, отслеживается - завезли, условно, десять тонн свинины, произведенной там-то. Не получится тайно забить какое-то поголовье и продать левым образом на завод. А дальше из этих десяти тонн свинины на заводе выпустили сто тонн колбасы. Рецептура у каждого завода своя, она не разглашается. И она может включать добавки различные, удешевленное сырье. Например, мясо механической обвалки птиц. Это скелетик, который остается, когда с тушки снимают мясо. Под специальным прессом выжимают эти кости - получается фарш. Когда говорят, что, например, система «Меркурий» поможет повысить качество этой колбасы - как? Вот что все заплатят налоги - это да. С точки же зрения качества есть столько разных ухищрений...

СПРАВКА «КП»

Как государство «следит» за продовольствием

- Сертификация в системе Росстандарт. На все пищевые продукты надо получать сертификат соответствия или декларацию соответствия. Они подтверждают, что товар соответствует всем принятым для него техрегламентам, ГОСТам и прочим нормам. Сертификацию проводят аккредитованные Росстандартом центры (как правило, частные).

- ЕГАИС* (Единая государственная автоматизированная информационная система учета). Контролирует оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Действует с 2016 года. В ней регистрируются все, кто связан с производством или продажей алкоголя, даже слабого. Подконтрольна Росалкогольрегулированию.

- Автоматизированная система «Меркурий»*. Отслеживает всю продукцию животного происхождения - мясо, колбасы, рыбу, молочку и т. д. Через эту систему в электронном виде оформляются ветеринарные сертификаты, у каждого - свой код-идентификатор. В обязательном порядке внедряется с 2018 года. Подконтрольна Россельхознадзору.

- Система маркировки «Честный знак»*. Особенность системы – двухмерные цифровые коды, они позволяют зашифровать больше информации для отслеживания товара. Оператор – «Центр развития перспективных технологий». Это совместный проект USM Holdings Алишера Усманова, «Элвис-Плюс групп» Александра Галицкого и госкорпорации «Ростех».

«Честный знак» раньше был обязателен только для непродтоваров: лекарств, шин, обуви, фототехники и т. д. Но с 2021 года такими кодами маркируется вся молочная продукция, кроме фермерской (ее придется маркировать с 1 декабря 2022 года). Нанесение кода на каждую упаковку обходится в 60 копеек, плюс затраты на оборудование, обслуживание, учет.

С 1 сентября 2022 года обязательной станет такая маркировка питьевой воды в упаковке (включая минеральную), а также части пива. Затем на очереди вина и консервы. К 2024 году планируется охватить все товары.

* ЕГАИС, «Меркурий» и «Честный знак» работают по примерно одинаковому принципу. На производстве продукту присваивают некий код. Чтобы отследить весь путь товара от производителя к потребителю, этот код сканируют везде - на заводе, складе, кассе - и заносят данные в систему. Только система в каждом из этих трех случаев своя.

Правда, иногда система ошибается. Помните, год-полтора назад в аптеках возник дефицит Йодомарина и других медикаментов? Или когда на кассе образуется затор из-за того, что «вино не проходит»? Это оно: код не читается, а значит, товар не может покинуть нынешнее «место дислокации» - например, оптовый склад или магазин.

Наглядно

Наглядно

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

* Основные налоги: земельный налог для сельхозпроизводителей — до 0,3% от кадастровой стоимости, НДС для большинства базовых продуктов — 10%, налог на прибыль организаций (платят переработчики, которые сами не занимаются сельхозпроизводством) — 20%

По данным Росстата и производителей, без учета платежей по кредитам. Цифры усредненные, могут отличаться в зависимости от предприятия.

А КАК У НИХ

Европеец оплачивает зарплаты, а мы - кредиты и коды

- Себестоимость продуктов в Европе и в России формируется совершенно по-разному, - объясняет Петр Пушкарев, ведущий экономист информационно-аналитического центра TeleTrade. - В Европе в разы дороже оценивается человеческий труд. Зарплаты составляют львиную долю себестоимости и в сельском хозяйстве, в пищевой промышленности. Также очень дорого обходится топливо. В сумме затраты на выпуск продуктов в Европе перевешивают российские. При этом там очень дешевые кредиты для бизнеса. Да и правительственная помощь, которую получают российские хозяйства, на порядок уступает европейским версиям субсидий. В результате, по оценкам и личному опыту, ряд базовых продуктов в немецком супермаркете будет стоить лишь на 7-10% больше, чем в России. А в Чехии эти же продукты могут обойтись и дешевле, чем в Москве.

Вежливо прервем эксперта, чтобы заметить: средняя зарплата в Германии в шесть раз выше российской, в Чехии - в три раза.

- Что касается сертификации и маркировки, то в Евросоюзе она служит именно для информирования покупателя о безопасности и составе продукта. Например, на упаковке указываются возможные аллергены, которые содержит продукт питания. Проверке этих сведений, исследованию продукта в Европе уделяется максимум внимания в процессе сертификации и маркировки, - продолжает Петр Пушкарев. - В России же маркировка выдается практически всем без разбора, и служит скорее целям максимального охвата товара налоговым и таможенным учетом - то есть, банально, для сбора денег.

Примеров из жизни? Пожалуйста. Один мой коллега недавно решил побаловать себя недешевым коньяком. Купил, открыл, пригубил. На вкус - отвратительнейшая дрянь, по запаху - разведенная чаем водка. С боем вернул «товар» и в соседнем магазине купил точно такую же бутылку, и это уже был настоящий качественный коньяк. Обе бутылки, естественно, имели все положенные коды и продавались в сетевых супермаркетах с громкими именами.

Сравним

Сравним

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

*молоко, белый хлеб, рис, яйца, сыр, куриное филе, говядина, яблоки, бананы, апельсины, помидоры, картофель, лук, салат

По данным сайта Numbeo, который мониторит средние цены в супермаркетах мира, и Международной организации труда.