Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
В мире15 февраля 2022 10:59

Куда поведет Туркмению "наследный принц" Сердар: в сторону России, Китая или Турции

В самой закрытой из бывших республик СССР меняется власть. Кто стане правителем «газового рая»?
Сердар Бердымухамедов, ныне вице-премьер, официально выдвинут кандидатом на пост президента Туркмении. Фото: Егор Алеев/ТАСС

Сердар Бердымухамедов, ныне вице-премьер, официально выдвинут кандидатом на пост президента Туркмении. Фото: Егор Алеев/ТАСС

В Ашхабаде объявили, что единственный сын действующего президента Гурбангулы Бердымухамедова, 40-летний Сердар Бердымухамедов, ныне вице-премьер, официально выдвинут кандидатом на пост президента Туркмении.

Досрочные выборы уже назначены на 12 марта.

КТО ПОСЛЕДНИЙ В ПРЕЗИДЕНТЫ? НИКТО?

Туркменскую операцию "Преемник" Бердымухамедов-старший, пока еще действующий 64-летний президент, начал еще осенью прошлого года. Сразу после того, как его единственному сыну Сердару исполнилось 40 лет – минимальный возраст, позволяющий занять пост президента. А ровно за год до этого отец назначил сына «вице-премьер-министром» (именно так называется должность), при том, что премьер-министра в правительстве Туркмении нет. Глава правительства - сам президент. То есть фактически Сердар стал заместителем отца, который отдал под контроль сына энергетический сектор Туркмении, самый важный в местной экономике.

Карьера Сердара, которого туркмены уже давно называют "принцем" (да и имя его на туркменском означает "вождь"), резко пошла в гору после того, как его отец стал 15 лет назад президентом. Он занял этот пост после смерти «Вечно великого Сапармурата Туркменбаши».

Сердар поступил на дипломатическую службу и в 2008-11 годах работал советником-посланником посольства в Москве, где заодно получал и дипломатическое образование, которого у него на момент назначения не было. Окончил Дипломатическую академию МИД России. И с новым багажом знаний и опыта был направлен в Женеву - советником в постпредстве Туркмении при офисе ООН, куда Сердар приехал вместе с семьей, определив своих детей в одну из самых элитных школ Швейцарии.

Из Европы Сердар вернулся на работу в МИД Туркмении. Побывал и депутатом, и министром промышленности республики.

ГОНЩИК И ЗАСЛУЖЕННЫЙ СОБАКОВОД

Личные оценки Сердара знавших его людей различаются до противоположности. Одни говорят, что он был замкнутым и неконфликтным студентом и вовсе не заносился среди других, так что даже не все знали, чей он сын. Другие говорят, что, став хякимом (губернатором) столичной области он ни с кем не церемонился, пользуясь президентской охраной и почестями, а его любимым выражением стало: "Шею сверну!" Впрочем, так говорили те, кто на личный прием к нему так и не попал.

Вместе с отцом единственный сын президента (у Гурбангулы еще две дочери) разделяет увлечение автоспортом, и в 2018-м они вместе совершили спортивный автокросс в Каракумах. У самого Сердара детей четверо - сын и три дочери. Он – заслуженный тренер республики и заслуженный собаковод, что, учитывая, какое значение в стране и семье президента придают алабаям, выглядит совсем не комично.

Впрочем, сейчас всех волнуют не личные увлечения "принца" Сердара, а вопрос, в сторону какой страны новый правитель Туркмении будет смотреть чаще — России, Китая или Турции?

ГАДАНИЕ НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ

Туркмения – это некая вещь в себе. По степени закрытости от внешнего мира ее вполне можно сравнить с Северной Кореей. Информация из страны поступает крайне скупо, практически только официальная и лишь по самым значимым поводам. О том, что в Туркмении непростые времена в экономике, можно судить лишь по отрывочным сведениям, вроде гигантских очередей за хлебом, время от времени возникающих в разных городах республики. Все попытки анализа — что на самом деле происходит в Туркмении - можно смело отнести к гаданиям на кофейной гуще.

Во внешней политике определенности чуть больше. Туркмения – важная страна в обеспечении соседей газом. Она обладает 10 процентами общемировых запасов голубого топлива. Ашхабад - крупнейший поставщик газа в Китай и Иран. Туркменский газ очень хотят получить и Турция, и Западная Европа. Но Ашхабад пока не может решить вопрос, как его лучше туда доставить. Прокладывать новую трубу по дну Каспийского моря? Или проситься в старую, еще советскую трубу, которая идет в Европу через Россию?

В особых отношениях с Туркменистаном из крупных игроков больше всего заинтересованы Китай, Россия и Турция.

МЕЧТЫ ЭРДОГАНА

Анкара рассматривает Туркмению как важное звено в возрождаемой Эрдоганом Османской империи - Организации тюркских государств. Но здесь у Турции шансы не слишком велики. Несмотря на общую религию и тюркское происхождение. В Туркмении создан буквально культ президента, кто бы им ни был. И главе государства не нужны никакие конкуренты. К тому же Турция оказалась совершенно бездействующей, например, при подавлении недавней попытки переворота в Казахстане. С другой стороны, Ашхабад - крупнейший покупатель турецких вооружений. Около 40% оружия идет в Туркмению из Турции, на втором месте - Китай, и лишь 20% приходится на Россию.

ПЕКИНСКИЕ ДЕНЬГИ

С другой стороны, у Китая нет ни одного конкурента, который мог бы потеснить его в экономике Туркмении. Ашхабад расплачивается своим газом с Китаем за все – за поставки продовольствия, оружия, строительство. Да и многие газодобывающие предприятия и газопроводы в республике построены на китайские кредиты, которые Ашхабад сейчас возвращает (и будет это делать еще очень много лет), поставляя газ Китаю по ценам ниже мировых.

МОСКВА — И СОЮЗНИК, И КОНКУРЕНТ

Практически ничем таким Россия в отношениях с Туркменией похвастать не может. Наше влияние на Ашхабад именно в силу закрытости последнего крайне невелико. Общие интересы есть в газовой сфере, но в ней же возникает и конкуренция. Туркмения - не член ОДКБ или ЕАЭС. Но в СНГ она при Бердымухаммедове полноценно вернулась (а раньше позиционировала себя скорее как «наблюдатель»). Ашхабад везде подчеркивает свою нейтральность.

Правда, в последнее время, с приходом к власти в Афганистане талибов, значение России для Туркмении выросло. Афганистан — слишком тревожный и опасный сосед для Туркмении. А Москва имеет на талибов влияние.

РУССКИЙ ВОПРОС ПОЧТИ НЕ ВИДЕН

Русские в Туркмении – отдельная и очень грустная песня. Русский язык практически вышел из обращения. Если при Советском Союзе его в Туркменской ССР изучали в каждой школе, то сейчас остался лишь один лицей имени Пушкина в столице - Ашхабаде, куда водит детей туркменская элита. Устроить туда ребенка, говорят, простому человеку почти невозможно. Как и почти нереально русскому устроиться на госслужбу. Не случайно количество русских, украинцев и белорусов уменьшилось в Туркмении за годы независимости в 3 с лишним раза. Если в 1979 году их было около 400 тысяч (русских 350 тыс.), то в 1995-м оставалось уже 298 тыс., а к 2021-му их количество уменьшилось до 100 тысяч человек (по оценкам).

ЭКСПЕРТ "КП"

Алексей МУХИН, Гендиректор Центра политической информации:

- За моделью преемничества власти в Туркмении сейчас будут наблюдать и во многих странах Центральной Азии. Примеривать на себя.

В самой же Туркмении ситуация, скорее всего, законсервируется на нынешнем уровне. Сердар будет набираться опыта управления государством под руководством отца. И, следуя его рекомендациям, вряд ли станет сильно менять внешнюю политику. Тем более, что семейство главы республики нынешнее положение устраивает. В том числе, и закрытость страны от внешнего мира. Это будет продолжаться до того момента, пока не умрет Гурбангулы Бердымухамедов. Если Сердар успеет к тому времени замкнуть все местные кланы на себя, то сможет сохранить власть и провести изменения , которые потребуются. Если же нет, то возможны варианты. Как, например, недавние события в Казахстане. Вот только Туркмения не член ОДКБ, и ни Турция, ни Китай, который очень не любит ввязываться куда-то войсками, власти Туркмении не помогут.

ПО ТЕМЕ

Претендентов просят не беспокоиться: Президент Туркменистана передаст власть молодому "принцу"

Куда повернет Туркмению наследник Гурбангулы Бердымухамедова – к Турции, России или Китаю? (подробности)