Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Наука18 мая 2022 13:45

«Как раньше уже не будет»: почему России необходимо заново настраивать систему поддержки наукоемких производств?

Причем, делать это как можно быстрее
По итогам 2021 года Россия заняла 45-е место в глобальном рейтинге инноваций, составляемом ежегодно Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС).

По итогам 2021 года Россия заняла 45-е место в глобальном рейтинге инноваций, составляемом ежегодно Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС).

Фото: Shutterstock

Спецоперация России на Украине обнажила противоречия со странами коллективного Запада. Не идешь у нас на поводу? Отключаем от цивилизованного мира – так рассуждают власти США, Европы и Японии. Экономические связи рвутся по живому, не считаясь с убытками. В первую очередь в высокотехнологичных областях экономики, лишая привычного уровня комфорта жителей России: пользоваться импортными самолетами нельзя, поставки зарубежных комплектующих на автозаводы заморожены… Больше того, остановлены практически любые поставки импортных технологий в Россию!

Что делать в нынешней ситуации? Эксперты считают, что нашей стране необходимо приложить усилия для развития собственных высокотехнологичных производств, но сделать это будет очень непросто.

45 МЕСТО ПО ИННОВАЦИОННОСТИ

По оценке директора института «Центр Развития» НИУ ВШЭ Дана Медовникова, в высокотехнологичных секторах мировой экономики вклад российских компаний составляет максимум 1-2%. По итогам 2021 года Россия заняла 45-е место в глобальном рейтинге инноваций, составляемом ежегодно Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС). Причем вперед мы пропустили не только все промышленно развитые страны, но также Вьетнам, Таиланд, Хорватию и даже Латвию с Литвой. Как так получилось?

«Индексу можно верить. Это комплексное исследование, которое проводится на основе 80 показателей, включая человеческий капитал, инфраструктуру, развитие рынка, науки и технологии, – отметила вице-президент ОПОРЫ России Наталья Золотых, которая курирует в бизнес-ассоциации вопросы интеллектуальной собственности, инновационного предпринимательства и технологического развития. – В тоже время я считаю, что 45-е место, которое занимает Россия в этом индексе, конечно же, не соответствует инновационному потенциалу нашей страны».

Исследование ВОИС показывает, что в вопросах инноваций далеко не все плохо в России. Так, по количеству специалистов с высшим образованием мы занимаем 18 место, а по качеству человеческого капитала и науки – 29-е. Но когда заходит речь о вопросах, связанных с развитием бизнеса, страна сразу проваливается в индексе: уровень развития рынка – 61 место, качество государственного регулирования – 100, соблюдение законов – 109 место.

Отечественные разработчики крайне мало патентуют изобретения в России и за рубежом. В числе лидеров технологии, которые относятся к оборонке, сферам двойного применения, космические технологии и атомная энергетика.

«Медицина, биотехнологии и генная инженерияздесь мы явно отстаем», - сообщила Наталья Золотых.

АВТОМОБИЛИ ВНЕДРЯЛИ 50 ЛЕТ, А ПЛАНШЕТЫ ТРИ ГОДА

В мировой экономике идет процесс серьезных технологических сдвигов. Появление прорывных технологий, трансформирующих отрасли, является одновременно следствием и катализатором широкого диапазона инноваций. В каждой отрасли огромное множество примеров - прорывы генной инженерии в здравоохранении, создание сверхпрочных сплавов в металлургии и т.д.

Причем, скорость развития инноваций и их внедрения продолжает увеличиваться. От изобретения автомобиля до его массового использования прошло более 50 лет, а в случае с планшетом этот путь был пройден менее чем за три года. Такое ускорение серьезным образом влияет как на экономический ландшафт, так и на качество жизни общества. Скорость и количество происходящих инновационных преобразований привели к тому, что неопределенность и волатильность стали нормой.

Эксперты отмечают, что будущее за инновациями и интеллектом. С каждым годом новые технологии проникают все быстрее, и у компаний становится все меньше времени для их внедрения. В результате меняется привычная структура отраслей: доля инновационных компаний во многих секторах увеличивается с нарастающей скоростью.

РАЗВИТИЕ «МЕТРОПОЛИЙ» ЗА СЧЕТ «ПРОВИНЦИЙ»

Но это одна сторона картины, а другая гораздо прозаичнее…

«Драйвер развития экономики предыдущих десятилетий – это информационно-телекоммуникационные технологии и все, что с ними связано: интернет, цифровизация, - напомнил Дан Медовников. - Технико-экономические волны длятся порядка 50-60 лет. И вот эта волна уже стала как-то подтухать, производительность труда перестала расти. Они упорно искали новый драйвер развития инновационной экономики и решили, что это будет «зеленая» повестка: постепенно перестаем выпускать двигатели внутреннего сгорания, закрываем угольную электрогенерацию - только ветер и солнце, газ используем лишь на переходный период, сокращаем выбросы парниковых газов. Это глобальная штука – в эту «клетку» можно посадить весь мир».

Кто такие «они»? США, Евросоюз и ряд других стран Запада, которых эксперт называет «метрополиями». А остальные страны – «провинции» - как правило технологически не готовые к изменениям в экономике, но именно они и оплачивают вывод мировой экономики на новую ступень развития. И «озеленение» экономики планировалось за счет «провинций». Хотите что-то экспортировать «метрополиям»? Докажите, что продукт имеет низкий углеродный след, а если нет, то покупайте у развитых стран технологии и оборудование или вам введут дискриминационные барьеры.

Россия на протяжении трех десятилетий встраивалась в мировые экономические цепочки. И даже «зеленую» повестку поддержала – и бизнес, и истеблишмент. Но нынешняя геополитическая напряженность заставляет руководство России выстраивать свой путь.

«ВСЕ СТАЛО ЯРКО И КОНТРАСТНО»

«Прелесть ситуации в том, что все стало ярко и контрастно. У нас нет своих микросхем. Остались без самолетов. Минпромторг пересматривает техрегламент, чтобы выпускать на «АвтоВАЗе» хотя бы «ободранную» «Ладу» - без ABS, ESP и систем навигации, - сообщил Дан Медовников. - Пока мы встраивались в чужие повестки и играли в экономические игры, мы не подняли нашу промышленность и не сделали базовые вещи, чтобы стать технически независимыми».

Причем, в современной реальности инновации нужны российскому бизнесу не только для заполнения опустевших ниш, ускорения темпов развития, укрепления лидерства и отрыва от мировых конкурентов, но и для обеспечения безопасности и своевременной защиты от ущерба для ряда отраслей в случае внедрения радикальных инноваций другими странами.

В последнее время развитие высокотехнологичных производств в России все же имело место быть. Крупный бизнес – и частный, и государственный – инвестировал в разработку критически важных для них технологий.

Институты развития тоже не стояли на месте. Например, «Роснано» помогло встать на ноги целому ряду перспективных производств и технологий. Так, при участии компании был создан «Элвис-НеоТек», превратившийся в ведущего разработчика и производителя высокотехнологичных систем безопасности с применением технологий распознавания образов, компьютерного зрения, радиолокационного, видео- и тепловизионного наблюдения. В Саранске открыта компания «Оптиковолоконные Системы» – первый и единственный в России завод по производству оптического волокна. Несколько лет назад «Роснано», «Ростех» и «Интер РАО» объединились для создания российской газовой энергетической турбины ГТД-110М. Турбина получилась уникальной, не имеющей российских аналогов в классе мощности 90–130 МВт. В апреле 2022 года российская фармацевтическая компания «НоваМедика» разработала и зарегистрировала препарат, объединяющий молекулы, которые являются основой терапии деменции при болезни Альцгеймера. Это первая подобная комбинация не только на российском рынке, но и в Европе. Препарат уже поступил в аптеки…

Созданный в 2011 году Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) стал частью системы финансирования инновационных и инфраструктурных проектов и тоже добился неплохих результатов. За 10 лет фонд инвестировал более чем 2,1 трлн руб., при этом на каждый собственный рубль в этой сумме приходится 9 рублей средств партнеров, привлеченных РФПИ. Такое частно-государственное партнерство в сфере инвестиционного бизнеса кроме всего прочего сделало возможным появление российских вакцин «Спутник V» и «Спутник Лайт».

Но это лишь отдельные проблески того, что требуется стране. Пока влияние российских инноваций на экономику остается несущественным.

СЕРЬЕЗНАЯ ПЕРЕСТРОЙКА

Эксперты хором говорят, что России требуется целый комплекс мер по развитию высокотехнологичной экономики. Звучит просто: государство определит цели и задачи экономики, а затем донастроит систему поддержки наукоемких компаний. Но сколько для этого потребуется…

«Должен быть механизм создания значительного количества инновационных стартапов, который позволит выводить инновации на рынок. Этот процесс должен быть массовым, - сообщила Наталья Золотых. - С моей точки зрения, крупный бизнес не сможет работать эффективно без значительного количества малых инновационных компаний, которые могли бы уже продвигать на рынок результаты исследований как государственных корпораций, так и научно-исследовательских и образовательных организаций».

Что мешает развиваться малым и средним наукоемким компаниям? Сегодня, например, их очень неохотно финансирует государство. Впрочем, банки им тоже практически не выдают кредиты. Поскольку и у государства, и в банках чрезвычайно мало экспертов, способных оценить потенциал научных разработок. Кроме того, нет стимулов для тиражирования даже имеющихся разработок: научным и образовательным организациям запрещено передавать интеллектуальные права в уставной капитал вновь создаваемых компаний. Это можно сделать только на лицензионной основе, что не интересно бизнесу. Необходимо создавать и развивать прикладные институты, которые на основе фундаментальных знаний создают прикладные проекты (в Штатах этим занялись еще при Обаме). Ну и, в конце концов, назначить в правительстве одного ответственного за развитие наукоемких производств (сейчас их, теоретически, три, а как известно «у семи нянек дитя без глазу»).

Часто инновации ассоциируются со стартапами. На самом деле источниками большей части глобальных инноваций в нашей стране являются крупные компании и фундаментальные исследования. Активная позиция государства в инновационном процессе может сильно ускорить темпы развития отраслей. Тем более в России уже есть база для дальнейшего развития.

«Инноватор может разрабатывать технологии, но в ряде случаев не способен вывести их на рынок без какой-либо точки опоры, - отмечает основатель исследовательской компании ЦСП «Платформа» Алексей Фирсов. - Вопрос: кто этой точкой опоры будет? Самое логичное провести некий абгрейд институтов развития. Сфокусировать новые задачи. Например, «Роснано» явно будет тесно в рамках прежнего мандата (развитие нанотехнологий), но они уже и сами стали работать по более широкому фронту: в фармацевтике, энергетике, оптоволокне и так далее. Сейчас они могли бы создавать менеджерские команды, которые могут отбирать и работать с инновационными проектами. Нужно создавать точки консолидации инновационных практик».

Дан Медовников предлагает провести ревизию проектов институтов развития и государственных фондов по поддержке инноваций (а кроме «Роснано» у нас их достаточно – «Сколково», РВК, ВЭБ и так далее), после чего четко сформулировать задачу. Институты развития в нашей стране начали реформировать еще до начала спецоперации на Украине. Консалтинговая компания McKinsey разработала стратегию развития, но на данное время она явно не отвечает требованиям времени.

Причем, эксперт готов к тому, если власти решатся на жесткие меры.

«Мало кто знает, что 23 июня 1941 года - на следующий день после начала Великой Отечественной войны! - президиум Академии наук принял резолюцию из пяти пунктов, где полностью менял характер работы Академии. Ключевая идея была - прекратить все исследования, которые не имеют практической направленности, посмотреть запросы фронта. Делать только быстрореализуемые проекты, которые можно довести до финишной стадии. Курчатов занялся технологиями разминирования кораблей, Зельдович создавал порох для «Катюш». Такой была тогда реакция научного сообщества, - резюмирует Дан Медовников. – Мне кажется, стране пора понять, что мы находимся в очень серьезной перестройке. Как раньше уже не будет».