Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 мая 2022 9:50

Как сын имама Шамиля русским патриотом стал

О невероятной судьбе «принца Кавказа» сняли захватывающий фильм
Если вы любите Россию, идите и смотрите этот фильм. Он доставит вам массу удовольствия

Если вы любите Россию, идите и смотрите этот фильм. Он доставит вам массу удовольствия

26 мая в российский кинопрокат выходит «Аманат». Главный герой - Джамалуддин Шамиль, сын имама Шамиля, в 1839 году в девятилетнем возрасте выданный отцом в качестве заложника российскому правительству («аманат» и означает «заложник»). Мальчик попал в Петербург и там вырос, став российским военным, который принес присягу императору. О своем новом фильме в эфире Радио «КП» рассказали продюсеры Вадим Горяинов и Шамиль Джафаров.

«Человек может жить в гармонии с миром несмотря ни на что»

- Как вам пришла в голову идея снять фильм про этого человека?

Ш. Джафаров:

- Эта идея давно меня тревожила и я ее вынашивал. Мне кажется, что история этого молодого человека весьма современна. И в наше время очень много молодежи с Кавказа, из других регионов приезжают в большие города, пытаются себя найти, каким-то образом интегрироваться. И эта история отчасти автобиографична. Потому что я дагестанец, который родился и вырос в Москве.

Конечно же, уровень вызовов в то время и сейчас несоизмерим, поскольку тогда шла война. Путь нашего героя был гораздо более болезненным. И события, которые с ним происходили, достаточно драматические. Тем не менее это хороший пример того, как человек может жить в гармонии с окружающим миром несмотря ни на что. Реализация этого проекта помогла мне понять какие-то вещи внутри себя и, надеюсь, поможет людям, которые посмотрят фильм. Я вижу, что проект цепляет людей разных национальностей, разных убеждений. И поэтому я считаю, что он очень современен и актуален.

- Он современен, видимо, еще и потому, что Джамалуддин служит символом примирения России и Кавказа.

Ш. Джафаров:

- Кавказ был неспокоен. Была очень сильная накачка извне, когда людям говорили из всех источников, что Россия – это не ваш дом и так далее. Пытались оторвать Кавказ, но ничего не получилось, слава богу. И такие же вещи происходили и в то время.

О невероятной судьбе «принца Кавказа» сняли захватывающий фильм

О невероятной судьбе «принца Кавказа» сняли захватывающий фильм

Мы только что с Вадимом приехали из Дагестана - он полон туристов из разных регионов нашей страны, он совершенно безопасный, дружелюбный, гостеприимный. И для меня это особенно радостно. Я вижу, как любой человек из любого уголка России может приехать в Дагестан и чувствовать себя как у себя дома, а может быть, даже лучше.

- Давайте вернемся в историю. 1839 год. Шамиль должен отдать своего сына русским. Как у русских возникла идея взять сына Шамиля? И что он чувствовал, когда понял, что ему придется расстаться со своим ребенком - отдать его врагу, по большому счету?

Ш. Джафаров:

- Практика заложников была в то время очень широко распространена. Отдавали в заложники членов своих семей и на Кавказе, и в Средней Азии, и на многих других театрах военных действий. Когда имам Шамиль со своими мюридами попал в окружение, ему было предложена от генерала Граббе вот такая история – отдать своего старшего сына в знак того, что сопротивление прекратится. И он отдал сына. Но на следующий день последовал штурм. И вслед за этим война продолжалась еще долгих двадцать лет. Но судьба Джамалуддина, в отличие от многих других детей, попадавших в заложники, была иной, поскольку он попал под личную опеку императора.

«Подошел к царю и сказал: «салам алейкум»

- У меня по фильму создалось ощущение, что Николай I не очень понимал, когда к нему пришел мальчик с саблей, что с ним делать.

В. Горяинов:

- Это не так, он прекрасно понимал, что с ним делать - процедура была отработана. У него недоумение в фильме по другой причине. Потому что никто не мог подойти к царю и сказать: «привет, салам алейкум», протянуть руку. Это же император! А здесь мальчик подходит и говорит царю: «салам алейкум». Как равному себе. Мальчик не чувствует себя ниже по положению, чем он. И растерянность царя как раз из-за этого произошла.

Кавказ был неспокоен

Кавказ был неспокоен

- У вас очень много времени уделяется адаптации Джамалуддина в Петербурге, где он поступает в военное училище с русскими мальчиками. Как проходила эта адаптация? Ему было 10-11 лет в тот момент.

Ш. Джафаров:

-Его просто отдали в кадетский корпус, и он учился наряду с другими детьми. Там не было какой-то специальной программы по адаптации, он просто выполнял устав, который был в этом учебном заведении. А был он достаточно жесткий. И готовили его как воина-кавалериста, со всеми строевыми и прочими упражнениями. Для него не было привилегированных условий.

Но у него были отличительные черты - он занимался наукой, тяготел к опытам, экспериментам. Он был душой больше не военный, а, скорее, ученый. Учил иностранные языки, переписывался с заграничными учеными, владел английским, французским, немецким. Если бы сложились другие обстоятельства, он, наверное, был бы неплохим ученым.

Фото: кадр из фильма.

- А то, что мальчик был мусульманином, а жил в православной стране — с этим не возникло сложностей?

Ш. Джафаров:

- Нет, в то время уже была возможность совершать его религиозные обряды. Ему не запрещали. Он молился пять раз в день. И по пятницам его отпускали на коллективный намаз. Это тоже зафиксировано в реляциях кадетского корпуса того времени. На тот момент не было на этот счет особых запретов .

В. Горяинов:

- Так же, как и сейчас. Есть фраза, которую говорит главный герой фильма: «Я – аварец, я – мусульманин, я – русский офицер. И поэтому я всегда держу свое слово». В начале разговора вы сказали, что он был российским офицером. Тогда не было такого термина – «российский офицер». Говорили «русский офицер». И это важный момент. Он аварец и он русский офицер. Это нормально.

Мальчик попал в Петербург и там вырос, став российским военным

Мальчик попал в Петербург и там вырос, став российским военным

- Тогда не было опасения, что его воспитывают, а потом он все равно будет выступать против русских?

Ш. Джафаров:

- Конечно, было. Это нашло отражение в картине, где начальник Третьего отделения сетует на то, что мы его опускаем, поскольку он уже не заложник. Выдавая ему офицерские погоны, мы даем ему возможность двигаться по жизни самостоятельно. Это обученный человек, знающий внутреннее состояние Российской империи. При этом его отец и его братья воюют. Но «аманат» еще можно перевести как «человек чести». Мне кажется, что наш герой именно такой, он всегда держит свое слово. Дав присягу, полюбив своих друзей в России, он бы никогда не повернул против них оружие.

- Свой среди чужих, чужой среди своих. У него на родине к нему не относились как к предателю, который перешел на сторону русских?

Ш. Джафаров:

- Свой среди чужих, вы правы, в России у него и это было. Когда он вернулся, обогащенный знаниями, на родину, восприятие было неоднозначное. Это факт. Мне кажется, очень интересно наблюдать за героем, который прошел двойную трансформацию.

Фото: кадр из фильма

«Нам говорили, что кино про кавказцев смотреть не будут»

- В какой момент от идеи снять фильм вы перешли к работе над этой картиной?

В. Горяинов:

- Процесс шел очень долго. Нам говорили, что у нас кавказцев никто не любит и кино про них смотреть не будут, фильм денег не соберет. Слава богу, нашлись в стране люди, которые понимают, что не может быть так: отдельно Кавказ, отдельно Россия. Тогда и Кавказ погибнет, и Россия. Мы многонациональная страна. Когда любой гражданин нашей страны приезжает в Париж, его все называют русским. Не важно, он тувинец, аварец, лакец, якут. Русский паспорт – значит, русский. Другого определения нет.

Очень важно говорить о том, что мы обогащаем культуру друг друга. Кавказ не является колонией России, а Россия не является колонией Кавказа. Мы вместе, мы одна страна.

- Редкий случай в практике кино – два режиссера сняли один фильм, Антон Сиверс и Рауф Кубаев. Как так получилось?

В. Горяинов:

- Так как у нас были трудности с финансированием, изначально у нас не было всего бюджета. Хороший исторический фильм дешево не снимешь. Хотя мы сняли его за гораздо меньшие деньги, чем принято. Бюджет нашего фильма около 300 млн рублей, что для такого фильма немного. Это первая причина, почему мы долго работали над проектом. Вторая причина – серия локдаунов. Деньги есть, начинаем снимать, выдвигаемся в Дагестан, раз – локдаун, все закрывается. Приходилось останавливаться.

Фото: кадр из фильма

Режиссер живет на те деньги, которые он зарабатывает, когда делает кино. В какой-то момент Антон Сиверс сказал: ребята, пока мы не снимаем, мне предложили поработать над другим проектом. А у нас и деньги появились, и локдаун отменили. И мы не можем его выдернуть - сами же отпустили. Тогда мы начали искать режиссера, которому было бы интересно доделать фильм. Рауфу Кубаеву очень понравился проект. Он сам мусульманин, узбек. Закончил ВГИК, очень талантливый человек, помог некоторые вещи переделать в сценарии. Рауф, придя в картину, во многом ее обогатил. Я считаю, что нам очень повезло, что у нас два режиссера. Антон Сиверс – питерский человек, он снимал Санкт-Петербург, имперскость. А Рауф Кубаев снимал в основном на Кавказе.

- Были у вас соображения типа: хороший поворот, но зрителю это не понравится. Чисто из коммерческих соображений приходилось отбрасывать драматургически интересные моменты?

Ш. Джафаров:

- У любого продюсера это происходит так или иначе. Хочется, чтобы кино было зрительским, чтобы не было факта самолюбования режиссера или продюсера. Чтобы человек, который смотрел, был увлечен этой историей, переживал за героя.

В. Горяинов:

- Есть законы зрительского кино, законы драматургии. Если продюсер будет от них отходить, то это приведет к тому, что зрителю станет скучно. Если прошло 20 минут, а зрителю дальше неинтересно, значит, это ошибка и сценариста, и режиссера, и продюсера, и всех вместе. Другое дело, что нам иногда приходилось отказываться от дорогих сцен из соображений экономии, потому что бюджет не позволял. Сейчас сняли сериал, как снимался фильм «Крестный отец». О том, как снимали «Аманат», можно снять хоть 12-серийный сериал, не менее интересный и захватывающий.

- Тарковский на съемках «Андрея Рублева» был вынужден отказаться от съемок Куликовской битвы – одной из ключевых сцен фильма. У него не было денег. А вы от чего отказались?

В. Горяинов:

- Мы хотели, чтобы два мальчика – Оленин и Джамалуддин, поссорившись, прыгнули в прорубь в Неву и вынырнули из другой проруби. И в этот момент Шамиль спас бы Оленина, который за что-то зацепился или сознание потерял от холода. С этого момента они стали закадычными друзьями. Нам пришлось отказаться от этой сцены. Она была дорогая, технологически сложная. Мальчики могли заболеть. Мы решили, что обойдемся без нее.

- Амин Хуратов у вас играет главную роль. Где вы его нашли?

Ш. Джафаров:

- Амин – это находка. Парень по своему складу очень похож на нашего героя. Он черкес, из Адыгеи. При этом воспитывался в Петербурге, закончил Питерское театральное училище. Наличие двух культур в нем прослеживается. Нашли мы его на кастинге, отсмотрели колоссальное количество актеров.

В. Горяинов:

- Мы в Дербенте смотрели, в Махачкале, в Нальчике. Объездили весь Кавказ. Н могли найти молодого, харизматичного, талантливого актера. И уже в Москве кастинг-директор предложил Амина - единогласным решением мы выбрали этого парня. Я думаю, у него большое будущее.

- Насколько близка к реальности романтическая история Джаламуддина с героиней Варвары Комаровой?

Ш. Джафаров:

- Это абсолютно реальная история. Джамалуддин служил в Торжке. Оленины жили в Торжке. Их усадьба существует там поныне.

В. Горяинов:

- В их доме в Торжке находится музей Пушкина. Они любили друг друга и хотели пожениться. Но сначала общественное, а потом личное: поэтому пришлось заняться Джамалуддину государственными делами, отложив на время историю своей любви.

- Сам имам Шамиль – невероятно интересная фигура. Он играет значительную роль в этом фильме, но все же это персонаж второго плана. Реально было бы снять про него отдельный фильм или сериал? Или это слишком болезненная тема для России?

Ш. Джафаров:

- Это не просто реально, в этом есть необходимость – снять фильм про имама Шамиля, про его незаурядную судьбу, жизненный путь. Тема очень интересная, многогранная. Он был человеком неординарных способностей, обладал природным магнетизмом. Колоссальный материал! В Дагестане нас спрашивали: фильм про имама Шамиля? И мы говорили, что нет, фильм про его сына.

В. Горяинов:

- Надо быть очень смелыми людьми, чтобы решиться сделать фильм про имама Шамиля. Как слева получишь потом, так и справа. В истории с имамом большая часть его жизни – это война с Россией. И никуда от этого не денешься. А меньшая часть – история имама как русского подданного.

«От речи Николая I бросает в дрожь»

- Императора Николая I играет Андрей Соколов. Как вы его выбрали?

Ш. Джафаров:

- Андрей Соколов потрясающе вписался в роль Николая Павловича Романова, императора российского. У нас есть сцена, где молодые кадеты принимают присягу, становятся офицерами. И император произносит речь — Соколов произносит реальные слова Николая I. На просмотрах в этот момент людей в зале бьет дрожь, это невероятные эмоции. Андрей Соколов - колоссальная находка для нас.

- Первый показ «Аманата» состоялся для раненых военных в военном госпитале в Сокольниках. Как вам пришла в голову эта идея?

Ш. Джафаров:

- Идея пришла Андрею Соколову. Он входит в общественные советы различных организаций, в том числе и связанных с ветеранами, с госпиталями.

В. Горяинов:

- Это была самая первая премьера. Многие военные - лежачие, не смогли прийти, Андрей Соколов вместе с Катей Гусевой пошли по палатам, где они лежат, навестили всех, кого смогли. Для нас это правильная история.

- Почему людям обязательно нужно пойти и посмотреть фильм «Аманат»?

В. Горяинов:

- Если вам нравятся фильмы «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Ромео и Джульетта», «Вестсайдская история», вам обязательно надо идти и смотреть «Аманат». Если вы любите Россию, идите и смотрите это кино. Он доставит вам массу удовольствия.

Ш. Джафаров:

- У нас был предпремьерный показ в Астрахани – на территории кремля, где собралось колоссальное количество людей. Просто на улице поставили экран. Была ночь, дикий холод, но никто не ушел. А когда фильм закончился, то реакция у всех практически одна и та же. Выходили со слезами, благодарили, обнимали и говорили о том, что это очень важное кино. Я призываю всех разделить с нами эти эмоции.

«Аманат». В кино с 26 мая.

Аудиоверсию интервью можно послушать.