Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Общество24 мая 2022 17:03

В восхитительных штанах: после завершения реставрации зрителю открылся истинный цвет штанов царевича Ивана

Какие тайны хранило Репинское полотно - рассказали реставраторы шедевра
Журналистам показали итоги работы реставраторов с картиной "Иван Грозный и сын его Иван".

Журналистам показали итоги работы реставраторов с картиной "Иван Грозный и сын его Иван".

Фото: Иван МАКЕЕВ

До сегодняшнего дня полотно Репина считалось чуть ли не безнадежным пациентом. Картина не покидала пределов галереи. Краска осыпалась от малейшего дуновения ветра.

Проблемы начались еще в 1913 году, когда "Ивана Грозного" порезал кривым садовым ножом старообрядец Абрам Балашов.

- Довольно крови! - повторял вандал, когда его спрашивали, зачем он это сделал.

Репин был уверен, что картина испорчена безвозвратно, но реставраторам удалось вернуть ее к жизни. С оборотной стороны порезы заклеили папиросной бумагой, а для укрепления картину дублировали на еще один холст.

И хотя нынешние реставраторы признают: работы их коллег, проведенные сто лет назад были сделаны на высочайшем уровне, именно этот дублирующий слой доставил немало проблем. Два холста "не подружились". Они по-разному впитывали влагу и в итоге создавали напряжение на красочном слое. Дело довершила дождливая осень 1922 года, когда по стенам неотапливаемой галереи ручьями лилась вода. После этого краска стала попросту отваливаться.

Ее укрепляли всем, чем только можно на протяжении ста лет. В итоге "Иван Грозный" превратился в подобие батончика с толстым-толстым слоем лака сверху.

- Слой лака на картине был толще красочного слоя! - говорит хранитель галереи Татьяна Городкова.

Главный хранитель Третьяковской галереи Татьяна Городкова.

Главный хранитель Третьяковской галереи Татьяна Городкова.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Что говорить, когда 23 мая журналистам представили отреставрированную работу, журналисты не поверили глазам.

Картина преобразилась. На заднем фоне материализовались два сундука (один с накинутой шубой) и печка с изразцами. "Пропылесосили" ковер. Он стал и ярче и сочнее. А главное - у царевича Ивана посветлели глаза и появились восхитительные синие штаны.

- Откуда штаны? - бросились журналисты к реставратору Александре Орловской.

Та улыбалась:

- Все последние годы мы смотрели на картину сквозь мутное желтое стекло. Такой эффект давала потемневшая лаковая пленка. Убрав желтизну - мы получили оригинальный цвет.

Наверное, это кощунственно говорить, но после второго покушения, которое уже в наше время совершил вандал Подпорин, картине наконец-то повезло. Сбербанк выделил огромную сумму, которой хватило на покупку оборудования и проведения дорогостоящих реставрационных работ. Неслучайно, открывая пресс-конференцию, директор галереи первым делом поблагодарила именно Сбербанк:

- Сбербанк предложил помощь в первые дни после нападения. И мы расцениваем его поддержку как важнейший вклад в общее дело сохранения национального культурного наследия, - отметила Трегулова, правда, сумму "поддержки" не уточнила, сославшись на желание спонсора.

После первого покушения реставраторы разводили руками и говорили:

- Эта картина хронически больна. Наша задача - протянуть ее состояние до того момента, когда придут реставраторы будущего и смогут ее излечить.

Момент пришел. Теперь реставраторы с уверенностью заявляют, что картина полностью излечена.

Размеры полотна Репина внушительные: 2 x 2,54 метра.

Размеры полотна Репина внушительные: 2 x 2,54 метра.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Как шли реставрационные работы

Третьяковка пообещала, что когда-нибудь сделает фильм о своей уникальной, не имеющей аналогов в мире работе. Одни только наблюдения за поведением холста велись целый год. Поскольку полотно было в аварийном состоянии и не подлежало переносу из здания, то прямо в галерее по последнему слову науки была построена мастерская.

Огромная картина не помещалась ни на одну поверхность, поэтому разработали специальный реставрационный стол, который мог вращаться под любым углом из из горизонтального становиться вертикальным. В ходе пресс-показа журналистам демонстрировали еще и кресло для реставраторов, созданное по техническим идеям начальника реставрационной группы. Все это оборудование стало абсолютным ноу-хау "Третьяковки".

Без преувеличения уникальное кресло реставратора, использовавшееся в работе над картиной Репина.

Без преувеличения уникальное кресло реставратора, использовавшееся в работе над картиной Репина.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- В этом смысле трудно переоценить роль наших спонсоров, - говорит реставратор Александра Орловская. - Благодаря "Сбербанку", мы смогли купить и вакуумный стол, и сконструировали дорогостоящее оборудование, на котором работали в комфорте и с удовольствием. Это сыграло ключевую роль в достижении такого потрясающего результата.

Если посмотреть кадры, снятые в мастерских Третьяковки, то можно увидеть интересный процесс. Два мастера в паре накладывают салфетки на полотно. И через несколько секунд, отмеченных секундомером, снимают их.

Первая задача, с которой пришлось столкнуться специалистам - это удаление лакового панциря с картины. Растворитель не годился: он впитывался в холст, что было смерти подобно.

- Мы прибегли к редкой технологии, - объяснила хранитель галереи Татьяна Городкова. - Использовали нетканые салфетки, пропитанные гелем. Это оказалось наименее травмирующим процессом.

Журналистам показали кадры кропотливой работы над картиной.

Журналистам показали кадры кропотливой работы над картиной.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Стоит ли повторять, что заигравшие краски заставили экспертов ахнуть. Но - мало того, после снятия напластований обнаруживался естественный кракелюр картины.

Еще одной головоломкой было - снять дублирующий холст, с которым "поругался" основной холст картины.

Перед реставраторами встала еще более сложная задача: убрать ошметки и напластования клеящего материала.

На помощь пришли наработки метростроевцев и так называемые "пескоструйные" работы.

- При таких размерах и таком сложном реставрационном провенансе мы пришли к выводу что механическая очистка будет правильной, - объяснила Александра Орловская. - Мы отпескоструили осетровый клей, правда, вместо песка использовали микроскопические стеклянные сферы.

Полотно снова дублировали, но уже на новый, более дружелюбный холст. Перебрали семь вариантов клея: отвергли и "осетра", и натуральные смолы, и даже канадский бальзам, остановив выбор на современной синтетической смоле.

Самым ответственным этапом работы стало дублирование на вакуумном столе. Полотно сначала разогревали, а потом - быстрым движением десятка рук переносили на новый холст.

- Я присутствовала при этом и у меня екнуло сердце, - рассказывала Зельфира Трегулова. - Процесс занял всего минут десять, но от точности и верности движений реставраторов зависела судьба одного из главных шедевров русской живописи и мирового искусства.

Генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

Генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Есть ли риск, что новый холст не подружится со старым, как это уже было однажды? Реставратор Александра Орловская уверенно заявляет, что нет:

- Наука вышла на новый виток развития, и материалы, которые использовались сейчас, лишены отрицательных свойств материалов прошлого века. Сейчас картина полностью стабильна!

Эти слова дорогого стоят.

Кстати, в миссию Александры входила еще и тонировка, то есть, говоря по-простому, "закрашивание" участков холста, на которые пришелся удар вандала. Здесь специалисту очень помогло новое оборудование, купленное на деньги "Сбербанка". Кособочиться, как бедняге Микеланджело на лесах, не приходилось: реставратор могла комфортно "подъехать" к нужному месту картины.

Александра признается, что почти научилась "видеть как Репин", но при этом следы ее работы, не видные простому смертному, легко опознают профессионалы:

- Наша тонировка была сделана строго в пределах утрат и не слилась с основной картиной. Мы остаемся реставраторами.

Несмотря на то, что работа над полотном завершена, продолжается работа над оригинальной репинской рамой, осыпавшейся после удара вандала.

Мастера поправили основу, почистили вековую грязь, восстановили лепнину.

- Работа шла в удовольствие, потому что у нас были и новые материалы и новое оборудование, - подчеркивает художник-реставратор Юрий Скорнев.

Остались мелочи - убрать мелкие недоделки, позолотить сусальным золотом. Процесс займет еще целое лето, но вернется ли картина в основную экспозицию осенью - зависит не от рамы. "Ивану Грозному" еще предстоит обзавестись специальной капсулой из антивандального стекла.