Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
25 сентября 2022 9:52

Коротич: Россия спокойна и уверена, а США истерят. Ну никак не допрут, что это бесполезно!

Бывший главный редактор журнала «Огонек» в беседе с политическим обозревателем KP.RU Александром Гамовым прокомментировал речь Лаврова в ООН и новые угрозы Байдена
Виталий Коротич

Виталий Коротич

Фото: Александр ГАМОВ

Западные страны открыто говорят о намерении расчленить Россию. Об этом заявил министр иностранных дел нашей страны Сергей Лавров в субботу, 24 сентября, выступая на общеполитической дискуссии 77-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По словам Лаврова, целью Запада является исчезновение России с политической карты мира из-за того, что она проводит самостоятельный курс.

«Там уже не стесняются открыто заявлять о намерении не только нанести нашей стране военное поражение, - сказал Лавров, - но и разрушить, расчленить Россию…»

И ещё из выступления главы Российского МИДа: «США являются стороной конфликта на Украине».

… - В речи Лаврова было ещё несколько, как мне кажется, «узловых» тезисов, - поделился своим мнением в эфире Радио «Комсомольская правда» известный журналист и общественный деятель Виталий Коротич. - Например, фраза о том, что ни за кем мы гоняться не будем и не станем навязывать вам переговоры. Но мы хотим разговаривать, и надо, чтобы вы разговаривали с нами.

Мне очень не понравился зал Генеральной Ассамблеи, где оставалось мало людей. То есть, была команда – из зала ушли все, кому не разрешено было слушать выступление Лаврова.

Но я надеюсь, что они его хотя бы прочтут.

Дело в том, что там был один очень важный момент, на котором можно остановиться. Это когда Лавров процитировал Зеленского, сказавшего о жителях Донбасса, что «это не люди, а существа, и, если они хотят, могут убираться». В смысле - с Украины.

Господи, не Зеленскому это говорить!

Дело в том, что со времен Вещего Олега, который хотел «отмстить неразумным хазарам», до ХХ столетия, до «дела Бейлиса» и Бабьего Яра, до еврейских погромов и апартеида, когда существовала черта оседлости, когда людей одной национальности отделяли от других, - на Украине эта черта была страдальчески прочерченной. И кому как не Зеленскому хранить это в своей генетике.

СПРАВКА «КП»

Дело Бейлиса - судебный процесс по обвинению еврея Менахема Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве 12-летнего ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского 12 марта 1911 года.

- Виталий Алексеевич, а это вы все к чему?

- Я сейчас хотел бы сказать и о том, что апартеид, с которого начинали Соединенные Штаты, с уничтожения индейцев и разделения людей потом на черных, цветных и белых, - все это очень болезненный и очень серьезный жизненный опыт.

Сейчас, когда русофобию выводят на уровень гитлеровского антисемитизма, когда она начинает заменять собой вот тот самый тезис «разделяй и властвуй»… И когда сегодня топает ножкой премьер-министр Эстонии и заявляет, что посещение Европы – это привилегия, а не право каждого… Сразу вот опять возникает эта мысль о черте оседлости и о границах для наций, которые эти самые нации должны соблюдать и вообще - знать свое место.

Сейчас, когда в международной политике должен быть баланс интересов, - о чем, кстати, тоже говорил Лавров в ООН, - никакие шантажи здесь неуместны. Особенно, сегодня, когда общих правил нет, и, когда пробуют установить одни правила для одних, а другие правила для других.

Сегодня, когда вопрос апартеида и вопрос русофобии становится главным, пора вспомнить о том, что разделение по такому сурово национальному признаку - с проведением разграничительных линий, ни к чему хорошему не приводило в недавнем еще ХХ столетии. Лавров говорил и о том, что нам сегодня надо находить линии соприкосновения, а - не разделительные красные, и находить позиции, на которых мы можем разговаривать на одном языке и договариваться. Потому что столько кровавого опыта накопилось в наших душах и «наших памятях», да и в истории, что игнорировать его просто неприлично, невозможно.

Вот, собственно, когда я слушал выступление Лаврова, который повторил многие тезисы из тех, которые он уже озвучивал неоднократно (они содержались и в выступлениях Владимира Путина) - я просто подумал о том, что иногда это похоже на разговор глухих. Все-таки они не хотят нас слышать.

Повторюсь… Все-таки не разрешили огромной части зала Генеральной Ассамблеи слушать Лаврова.

- Вас это так задело…

- Это очень, очень, очень горько. Но вот там, я знаю, рядом с этим залом Генассамблеи находятся такие стеллажи, на которых лежат уже напечатанные все произнесенные речи. Я надеюсь, хоть в печатном виде они это почитают и подумают. Потому что иначе будет плохо. Америка пережила свои апартеиды, мы у себя в стране своей видели разное. И дай Бог, чтобы это все скорее кончилось.

- Что американцы? Вы переписывались сегодня ночью со своими давними знакомыми?

- Нет, еще не переписывался. Еще не переговаривался. Но я общался до этого.

Они все встревожены одним. Они встревожены тем, насколько реальна опасность большой войны.

Дело в том, что ужеи глава НАТО Столтенберг, и Байден, президент американский, все чаще произносят эти слова: ядерное оружие, ядерное оружие, ядерное оружие…

И опять начинается истерия этих самых 50-х - 60-х годов, когда люди в своих дворах строили бомбоубежища. И уже, я смотрю, в телевидении какая-то англичанка соорудила нечто у себя - там можно пережить несколько лет, там запас продуктов есть и всего остального.

Дай Бог, чтобы это никогда не пригодилось. И чтобы попытки договориться были выше попыток разделиться. И чтобы апартеид, черты оседлости, границы между нациями не стало доминирующим принципом. Потому что ни к чему хорошему это не приведет.

- Понял, спасибо вам. А Байдена не будем комментировать? Он там уже - новые санкции…

- Ну, да. Они говорят, это будет уже после того, как произойдет этот самый референдум.

- Да, да.

- Я почему-то думал, что одним из выходов может быть то, что после референдума пройдет какое-то время до утверждения его итогов нашим парламентом и президентом.

- Нет, времени не будет. Уже 30-го это может произойти.

- А я подумал, что, может, мы дадим им время подумать просто.

- Нет, а чего, если они не думают.

- Референдум – такие-то результаты. Ну, подумайте минутку…

- Секунду!

… - смотрите, плохо будет. Потому что, если… Ну, введут против нас еще одни санкции. Ну, что я могу сказать? Плохо будет. Но ничего хорошего в этом быть не может. Ну, неужели не допрут? Допрут когда-нибудь. Потому что сейчас вот впереди вот эта вся зима. И все обещанные ужасы. Будем думать не о них, а о том, что, может, как-нибудь обойдемся.

- Ну, будем надеяться, что они допрут.

- Только так.

- Спасибо вам огромное.

- Удачи.