Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Политика25 сентября 2022 17:56

Референдум под обстрелами

Военкор «КП» Александр Коц посмотрел, как идет голосование в прифронтовых городах, освобожденных в ходе СВО
Со стороны и не скажешь, что сейчас эти люди своими руками маленькой галочкой в клетке творят настоящую Историю

Со стороны и не скажешь, что сейчас эти люди своими руками маленькой галочкой в клетке творят настоящую Историю

Фото: Александр КОЦ

- Полчаса две пятиэтажки сложили, - буднично докладывает боец на въездном блокпосту в Лисичанск.

Неподалеку ухает артиллерия. Слышны и «входящие», и «исходящие». Украинские войска на кураже после своего харьковского «наступа» пытаются развить успех и вклиниться в оборону Луганской народной республики. С началом референдума эти попытки только усилились – Киеву очень хочется показать очередную перемогу на фоне не очень приятного для Зеленского волеизъявления его бывших граждан.

Хотя, почему «бывших»? На одном из передвижных избирательных участков в очереди к урне стоят люди с синими украинскими паспортами. Российские документы получить не успели, не до того, в разрушенном городе надо готовиться к зиме. Однако после оглашения результатов референдума, в случае положительного выбора жителей ЛНР, гражданство РФ получат все автоматически. Как это было в Крыму тяжелые восемь лет назад.

Я помню Лисичанск сразу после освобождения. Город-призрак, в котором почти не было видно жителей. Четыре месяца они жили в настоящем аду, хоронили соседей прямо во дворах, готовили на кострах в редкие минуты передышки. Сегодня создается ощущение, что в Лисичанск вдохнули жизнь. На улицах появились автомобили, люди, несмотря на недалекую канонаду, гуляют по улицам, а у микроавтобуса с избирательной урной небольшая очередь не растворяется. Сюда приходят все новые и новые избиратели.

- Вы не представляете, как мы рады, что наконец нам это счастье припало, - признается женщина, торгующая рядом на рыночке и подошедшая проголосовать.

- Я всегда за Россию, - говорит еще одна жительница Лисичанска. – За что и гнобили: «Не разговаривайте по-русски…»

Уже отработанные за предыдущие два дня процесс: паспорт, роспись, бюллетень, корзина. Со стороны и не скажешь, что сейчас эти люди своими руками маленькой галочкой в клетке творят настоящую Историю. Почти не отвлекаясь на звуки войны.

У микроавтобуса с избирательной урной небольшая очередь не растворяется. Сюда приходят все новые и новые избиратели

У микроавтобуса с избирательной урной небольшая очередь не растворяется. Сюда приходят все новые и новые избиратели

Фото: Александр КОЦ

- Уже и внимания не обращаете? – спрашиваю у проголосовавшего мужика.

- Привыкли, - как и положено мужику, пожимает он плечами.

- Но сердце нет-нет, да екает, - не скрывает его спутница.

Подъезжают наблюдатели из России. Смотрят за процессом, интересуются настроем местных, делают это тактично и ненавязчиво. Лисичанцы в свою очередь задают свои насущные вопросы.

- В основном они связаны с документами, обустройством личного пространства. Нет окон в домах, нет света, газа. По Рубежному этот вопрос уже решен. Мы видим, что там и газ подали, и тепло, и свет. В Лисичанске картина чуть похуже. Но над этим тоже работают органы власти, чтобы до зимы застеклить дома, где-то накрыть крыши, чтобы у людей появились элементарные бытовые условия для жизни, - поясняет мне депутат Госдумы Зураб Макиев.

- Как изменится Россия с приобретением этих новых территорий?

- Это наша большая семья, которая объединится, большой русский мир - в одно целое. Наша основная задача – обеспечить мир.

Из Лисичанска вдоль обгоревших зданий и разрушенных пригородов еду в Рубежное. Дорога выводит к Северскому Донцу, мост через который разрушен боями. Сообщение между городами – по понтонной переправе. Обгоревшие танки вдоль обочин, остовы БМП, химический гигант «Заря», на котором не осталось почти ни одного целого цеха. Здесь все говорит о том, как тяжело давалось освобождение этого города. Следы боев буквально на каждом шагу. Но постепенно Рубежное приводят в порядок, стихийные кладбища перезахоронили на новом мемориале, но о близости фронта сами за себя говорят звуки артиллерийских разрывов и избирательные участки, оборудованные в подвалах.

Постепенно Рубежное приводят в порядок

Постепенно Рубежное приводят в порядок

Фото: Александр КОЦ

Путь Игоря в Россию был очень долог. Супруга с подружками и сыном отдыхала в Днепропетровской области. Поехал ее забирать – и тут началось.

- Начались преследования, военкоматы. Чтобы там остаться жить, давали дом, но без каких-либо условий, даже туалета на улице нет. Вода где-то у соседей. Но при этом ты должен сходить в военкомат, где тебя сразу забирают. Семье мы якобы помогаем, а ты иди служи. А у меня здесь, в Рубежном, мама, бабушка, мне их идти пострелять? Вы в своем уме? И начались петляния от военкомата.

- Выезжали без приключений?

- Приключений было очень много. Люди чуть ли не умирают там. Они стоят – их не выпускают. Они ждут якобы какой-то очереди. Нам посчастливилось, у меня жена беременная. Поэтому выпустили. У нас был срок выезда, мы долго этого ждали, долго готовились, жена в больнице лежала с осложнениями. Ехали по маршруту Днепр-Запорожье-Джанкой-Новороссийск… Осели в Тюмени. А люди там месяцами живут, бабушки, мужчины, женщины, дети. Их вообще никуда не пускают. Скапливают там как живой щит.

Избирательные участки оборудованны в подвалах

Избирательные участки оборудованны в подвалах

Фото: Александр КОЦ

Из Тюмени Игорь приехал навестить родственников, забрать оставшиеся вещи, а заодно проголосовать. В России он пока получил только статус беженца. Но уверен, что после референдума гражданство получит автоматически.

- Ба, старые знакомые, - встречает меня на улице веселая дама.

Депутат Народного совета ЛНР Нелли Задирака в 2014 году объявляла независимость Луганской народной республики по итогам того референдума. В ее Рубежном тогда за суверенитет проголосовали 98 процентов жителей!

- Все восемь лет мне люди отсюда звонили: мы ж не забыли, мы ж помним, мы ж за, мы ж хотим быть вместе с вами, приходите. Даже если нас будут бомбить, мы вас будем ждать. И вот они дождались этого референдума. Ощущения – не передать. Думала: может быть, людей напугали, может быть, эти военные события, может быть, их как-то перековали. Ничего подобного. Рубежане остались рубежанами. Я горжусь своими земляками.

- Постоянно слышна канонада. Людей не пугает?

- Нет, потому что за нами Россия. Когда Россия рядом, это не страшно, это надежно. Никто больше не поможет. Рубежане знают, спросите, они скажут вам, кто их бомбил, кто разрушал эти здания. Они отлично все помнят. Сейчас мы возвращаемся домой, нам восстанавливать этот город. Мы понимаем, что без России в одиночку нам будет трудно. А с Россией мы обязательно победим. И наш город обязательно станет вторым Донецком по количеству роз, по количеству парков, зелени, красоты. Я думаю, что мы все это восстановим. Рубежане заслужили это.

Сейчас эти стихийные кладбища уже убрали из дворов

Сейчас эти стихийные кладбища уже убрали из дворов

Фото: Александр КОЦ

И я могу это подтвердить. Потому что прожил в этом городе три недели сразу после освобождения, когда украинские войска, по традиции, обрушивали всю свою артиллерийскую мощь на оставленный город. Помню маленькую Таню на могиле своего отца в центре города за автобусной остановкой – маленькой палочкой она хотела его откопать. Помню кресты во дворах многоэтажек, которые не сильно взволновали мировую общественность, в отличие от Бучи и Изюма. Помню кухни на улицах, заикающихся детей и их постаревших родителей. Они действительно заслужили…