Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-9°
Boom metrics
Наука
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 октября 2022 14:10

Россия приложила руку к Нобелевской премии по химии-2022

В команде двукратного Нобелевского лауреата Барри Шарплесса работал уроженец Нижнего Новгорода профессор Валерий Фокин, он тоже стоял у истоков клик-химии
Работы Бертоззи позволяют осуществлять реакции, которые связывают в живом организме нужные фрагменты-”кубики”

Работы Бертоззи позволяют осуществлять реакции, которые связывают в живом организме нужные фрагменты-”кубики”

Фото: REUTERS

В среду Нобелевский комитет назвал имена трех Нобелевских лауреатов по химии 2022 года. Ими стали американцы Кэролин Бертоззи, Барри Шарплесс и датчанин Мортен Мильдаль. В чем суть открытий, которые удостоились главной научной премии на планете? Об этом мы попросили рассказать профессора, доктора химических наук Валентина Ненайденко, заведующего кафедрой органической химии химического факультета МГУ.

Уничтожаем раковую опухоль, не повреждая здоровые клетки

- Валентин Георгиевич, для вас эта троица - Шарплесс, Мильдал, Бертоззи, - они были фаворитами Нобелевской гонки? Вы ожидали, что именно их назовут?

- Я давно этого ждал! Был уверен, что рано или поздно Нобелевская премия за исследования в области клик-химии будет присуждена. Эта химия за последние 15-20 лет серьезным образом изменила лицо органической и биоорганической химии. Она дала новые инструменты для создания принципиально новых лекарств и материалов.

- Можете для широкой публики простым языком объяснить, что такое клик-химия?

- Представьте, что у вас два кубика. Один кубик это лекарство, а второй кубик это транспортное средство, которое принесет лекарство в нужное место организма. Например, в раковую опухоль. Теперь вам нужно эти два кубика связать вместе какой-то цепочкой. Вот клик-химия позволяет создавать такую цепочку необыкновенно легко - фактически по щелчку пальцев. Два сложных фрагмента-”кубика” связываются простой, но в то же время очень быстрой и эффективной реакцией. Она может происходить непосредственно в нашем организме, но при этом не дает побочных токсичных продуктов и побочных явлений.

- То есть это ключ к медицине XXI века?

- Давайте без громких слов обойдемся. Это может быть инструментом для избирательной таргетной терапии. Вы получаете возможность пришить к фрагменту, который обспечит адресную доставку, что-то очень токсичное. Например, сейчас бурно развивается химия в области радиофармпрепаратов. То есть пришивая радиоактивный фрагмент к целевой молекуле, мы можем доставить ее в раковую опухоль. И обеспечить селективное уничтожение раковой опухоли без повреждения здоровых клеток.

Мортен Мильдаль

Мортен Мильдаль

Фото: REUTERS

Русский отец клик-химии

- У Барри Шарплесса это вторая Нобелевская премия…

- Да, в 2001 году он получил половину Нобелевской премии за достижения в области асимметрического катализа (применяется в производстве лекарств, которые становятся во много раз эффективнее и безопаснее - авт). Но я хотел бы обратить внимание на то, что в команде Шарплесса работал наш ученый Валерий Фокин и он непосредственно участвовал в открытии клик-химии. Валерий Валерьевич родился и вырос в Нижнем Новгороде, а затем переехал на работу в США и на сегодня является одним из самых цитируемых химиков-органиков российского происхождения.

- То есть и Россия приложила руку к двух Нобелевским открытиям?

- Да, но тогда в 2001 году Валерий Валерьевич был только постдоком (начинающим ученым - авт), а теперь он профессор, работает независимо. Он один из ведущих ученых в этой области, стоял у истоков клик-химии, однако, к сожалению, в число лауреатов не попал.

- Каждый из трех нынешних Нобелевских лауреатов получит треть премии, которая составляет примерно 1,2 миллиона долларов. А каков вклад каждого из них?

- Мильдаль начал первым, его исследования были пионерскими в этой области. Так получилось, что Шарплесс и Мильдаль практически одновременно опубликовали свои результаты. А работы Бертоззи тоже очень важны: они позволяют осуществлять реакции, которые связывают в живом организме нужные фрагменты-”кубики” - без катализатора.

- То что российский след есть в нобелевском открытии это очень здорово. Но насколько активно это направление развивается в отечественной науке?

- Наши химики подхватили эту тему буквально с первых работ и активно развивают клик-химию. Например, у нас в Московском университете этим занимается лаборатория Ирины Петровны Белецкой. Ну, и в моей команде мы тоже уже много лет изучаем клик-химию, а последнее время занимаемся тем направлением, которое развивала Бертоззи. То есть реакции с напряженными циклическими ацитиленами.

- Практическое применение эти открытия уже получили?

- Насколько я знаю, уже появились препараты, которые сделаны на основе клик-химии. Понятно, что мы делаем первые шаги в этом направлении. Уверен, что мы получим практические плоды уже в самые ближайшие годы. В прошлом году как раз на тему направленного синтеза у нас в МГУ читал доклад профессор Фокин. Клик-химия поможет справиться не только с онкологией, но и другими болезнями - поскольку сами принципы универсальные, то и лекарства могут быть созданы любые. Возможности, которые перед нами открываются - они просто колоссальны!