Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+25°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
2 января 2023 15:12

Юрий Поляков: Я жду от этого года мира, который будет результатом нашей Победы

Знаменитый писатель, поэт и драматург - с ведущими Радио «Комсомольская правда» Любовью Моисеевой и Александром Гамовым
Писатель Юрий Поляков

Писатель Юрий Поляков

Фото: Иван МАКЕЕВ. Перейти в Фотобанк КП

«На рубежах русского мира бои»

… - Юрий, здравствуйте. Это программа «Непарадные портреты» на Радио «Комсомольская правда». И у нас была традиция, как минимум, два года подряд мы Новый год начинали с того, что звонили своему любимому семейному писателю – Юрию Полякову. И настраивались - вообще, на жизнь, на работу.

Юрий, прогнозы делать не будем, потому что это дело неблагодарное. А вот сказать, что мы ждем от 2023-го - самое время. Вот лично у вас как насчёт этого?

- Я жду от этого года мира. Но - мира, который будет результатом нашей Победы. Вот я бы так сказал.

Конечно, встречая этот Новый год, в отличие от предыдущих, я ни на минуту не забывал, что это - праздник в стране, которая переживает нелегкие времена… В которой сейчас, как писал классик, «на рубежах русского мира бои». Вот это я всегда помнил. Поэтому, конечно, мысль о том, что этот год принесет нам мир, добытый героизмом наших воинов, меня не оставляла.

«Совдетство»: продолжение следует…

- Юрий, а вот личные ваши творческие планы на этот год, все равно же они не отменяются?

- Конечно, не отменяются.

Я продолжаю работу над своим циклом «Совдетство», который пользуется большим успехом у читателей.

- Да, спасибо - мы читали запоем.

- И первая, и вторая часть «Совдетства» - лидеры продаж.

- И - здорово.

- Мне это словосочетание не очень нравится – «лидеры продаж». Скажем так, лидеры читательского предпочтения. И это очень радостно.

И это мое словечко «совдетство» уже пошло в народ.

Я тут с удивлением обнаружил, что на ТВЦ - в рамках цикла «Назад в СССР» - вышла передача о детстве в Советском Союзе, которая так и называется – «Совдетство». И почему-то без ссылки на первоисточник, как это у нас давно принято.

- Позаимствовали.

- Ничего, я рад, что мои словечки идут в народ…

- Хорошо сказано.

- И вот когда я выхожу из современного театра, посмотрев современную комедию или драму, и не могу вспомнить ни одной реплики, ни одной мысли, ни одного словосочетания… Я понимаю, что потратил вечер впустую.

Для того и создавалась драматургия, чтобы слова шли в народ, чтобы они обогащали язык.

Но, к сожалению, сейчас в театре у нас слово не главное. Главное – эпатаж. Я думаю, что эта мода…

- И все же, Юрий, она, как нам кажется, начинает потихонечку вымываться… Вот еще хотели спросить - у вас ведь много в последнее время было встреч со зрителями, читателями, с покупателями ваших книг, с вашими почитателями. Интересно, вот они какие вопросы задают? Можно сделать вывод, что сейчас волнует людей?

- Если говорить о, скажем, вопросах, связанных вот с моей литературной работой… А будет ли третья часть «Совдетства»? Я отвечаю: да, будет, я ее сейчас пишу.

И она тоже, если все сложится нормально, выйдет в августе наступившего года. Мы ее представим на Московской международной книжной ярмарке, уже по сложившейся традиции.

- С нетерпением будем ждать…

Из «Комсомолки», с предисловием Владимира Сунгоркина

- Юрий, а самое главное - что вы «выносите» с этих встречи?

- Ещё вам хочу сказать, что все-таки я принадлежу к тем писателям, которых гораздо чаще спрашивают о судьбах Отечества и нашей культуры, о нравственных вопросах.

И это как раз говорит о том, что ко мне мой читатель относится - следуя тем традициям, которые существовали и в XIX веке, и в ХХ, когда писатель был не просто создатель сюжетов, а все-таки - в большей степени социальный мыслитель.

И мне, в основном, задают вопросы такого плана…

У меня была большая встреча на Non/fiction, это ежегодна выставка в Гостином дворe, я там представлял свою публицистику. В частности, интервью, которые вышли в трех томах (среди них и те, которые я давал вам, Люба и Саша, и которые сначала прозвучали на Радио «Комсомольская Правда» и были опубликованы у вас в газете). А ещё - книгу «Быть русским в России».

И, вы знаете, больше всего, конечно, волнует судьба Отечества. И вопросы примерно лежат вот в такой плоскости. Люди недоумевают, им всем казалось, что с началом специальной военной операции, с изменением вообще ситуации в стране и положения России в мире, должны начаться процессы изменения общества.

- Очищения.

- Ну, конечно. Даже не то, что очищения – такой самоорганизации, самодисциплины, какого-то возвращения того, что называлось в свое время социальной справедливостью. Потому что это же ненормально, когда одни воюют и отдают свои жизни за целостность страны и за возвращение исконных наших земель, а другие продолжают качать неизвестно как оказавшуюся у них в собственности нефть, выводить деньги в офшоры, как они их выводили все эти 30 лет.

Это всегда казалось такой гримасой социальной. Мы об этом все эти годы не раз говорили на страницах «Комсомольской правды».

У нас, кстати, эта мысль - сквозная в нашем сборнике интервью «Честное комсомольское», который также, вместе с вами,

выпустили в издательстве «Книжный мир» под названием «Честное комсомольское». (Предисловие - главного редактора, генерального директора «Комсомольской правды» Владимира Сунгоркина - он ушёл из жизни 14 сентября 2022 года.)

Но сейчас это все обострилось.

И главный вопрос: а почему ничего не происходит? Почему не меняется, грубо говоря, пафос нашего телевидения? Почему там остается вот это глупый развлекательный гедонизм? Почему ведущий, который еще вчера нам рассказывал о внематочных беременностях и каких-то там пулеметных изменах в мире шоу-бизнеса, он же нам теперь представляет вдов и сирот погибших героев? У нас чего, других ведущих нет? Кому придет в голову - путане поручить выступать с лекциями о необходимости сохранения добрачного целомудрия?

Это же нелепость.

Давайте вернёмся в провинцию!

– Нам кажется отрадным уже то, что появились такие передачи. Буквально совсем недавно их и в помине не было. А сейчас, посмотрите, хоть народ появился на телеэкранах, простой, красивый.

- Слава Богу.

Но, все равно, вот эти изменения, которые замечаем, оздоровление – оно идет слишком медленно. В сфере культуры - практически незаметно. Репертуары театров не изменились.

А взять лауреатов «Большой книги»… Меня, кстати, поразил такой факт. «Большая книга» - ведь это, практически, государственная премия, поскольку ее курирует Роспечать. Так вот, а среди трех лауреатов нет ни одного автора современной литературы. Это все какие-то перепевы прошлого, позапрошлого века.

Одна из них, которая получила премию, называется «Парижские мальчики в сталинской Москве». Это о чем? Нам о чем говорят? О том, что в современной Москве тоже должны быть парижские мальчики? О чем речь?

То есть, такое впечатление, что эти премии даются в стране, которая не только не воюет, а которая вообще пребывает в каком-то анабиозе культурно-историческом. Это же неправда.

Вот такие вопросы, в основном, задают. И звучат они, я бы так сказал - раздраженно.

У нас, к сожалению, последние десятилетия к литературе, как к такому органу, - прогнозирующему социальные события, исторические события, относятся как-то с пренебрежением, а напрасно.

- Но зато внушает оптимизм то, что у людей растет сознание, повышается интерес, активность. Мы недавно вернулась из провинции, то, что вы говорите о консолидации, там это заметнее, чем в Москве. Может быть, просто потому, что в столице как-то вот жизнь более суетливая, а там люди чаще собираются, обсуждают какие-то вещи. Во всяком случае, нам показалось, что там вот эта консолидация общества заметнее.

- Да, я тоже бываю в регионах и тоже на это обращал внимание. Но это понятно. Всегда столицы всего мира, в нравственном отношении, не такие здоровые, как провинции. Так устроена жизнь.

Но, я надеюсь на то, что эти процессы будут идти.

…Кстати, я же ещё давно выпустил книжку «Перелетная элита», где предсказал все эти процессы – отъезды и так далее.

Меня еще спрашивают, собираюсь ли я что-то писать для театра. Я честно отвечаю, что пока нет. Потому что, знаете, драматург он ведь как устроен, он устроен так, что его должны любить. Для того, чтобы написать пьесу, ты должен знать, что есть театр, который тебя любит, который тебя ждёт, в творчеством, конечно, смысле. Тогда человек начинает писать. Потому что это рискованное дело – пьеса. Ты пишешь, пишешь, потом она не подошла театру, плохо поставили, плохо сыграли.

Вот я уверен, что, если бы «Чайку» Чехова и во второй раз поставили неудачно и она провалилась, то мы бы не знали драматурга Чехова. Мы бы знали прозаика замечательного Чехова, публициста. А драматурга – нет, он бы просто бросил это дело.

Я сейчас, к сожалению, после ухода из профессии многих крупных режиссеров, с которыми сотрудничал, как-то не вижу театр, для которого бы я хотел бы написать спектакль.

Хотя надо сказать, что вот я летал недавно в Казахстан, в Кустанае, в Русском театре поставили замечательный спектакль по моей пьесе «В ожидании сердца». Моя последняя по времени написания пьеса. Там народ замечательно ее принимает. Но смысловая драматургия сейчас, к сожалению, у нас в России не востребована. Но ничего, я думаю, будет ситуация меняться.

«Не подражая алкоголику, я пью за год мутанта Кота-Кролика»

- Ну, а теперь хотелось бы услышать вашу эпиграмму.

- Я, действительно, их выкладываю в Telegram-канале, они пользуются популярностью. Прочитаю последнюю, которую как раз выложил 31 декабря.

Кстати, мы в этот день ходили всей семьей гулять по Москве, ходили на Красную площадь, в Зарядье.

Конечно, столица у нас красивая. Надо ещё сказать, что она украшена нынче хорошо, но без фанатизма.

И вот я такую выложил эпиграмму. Напомню, что этот год такой странноватый, он вроде как и Кота год, и Кролика. И я придумал такое название – «Год Кота-Кролика».

Не подражая алкоголику,

Я пью, советский троглодит,

За год мутанта Кота-Кролика,

Он чем-нибудь нас удивит…