Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru
11 августа 2023 10:50

Китайский поезд ушел: США вырастили себе могильщика собственными руками

Директор ИМЭМО РАН Войтоловский: США не смогут погасить экономику Китая
Скоростные поезда в депо китайского города Нанкин.

Скоростные поезда в депо китайского города Нанкин.

Фото: REUTERS

США и Китай всерьез готовятся к большой войне за мировую гегемонию. Так считают многие аналитики. Но ведь еще 30-40 лет назад Вашингтон сделал все, чтобы накачать Поднебесную инвестицию и создать мощную экономику, которую Штаты рассчитывали полностью контролировать. Что же пошло не так? Разобраться в этом «КП» помог директор ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова Федор Войтоловский.

- Американцы упустили стратегический момент, — объясняет Федор Генрихович, — когда Китай от участия в создании глобальных цепочек стоимости, которые инициировали американские компании и в которые китайцы активно встраивались, перешел к совершенно новому этапу технологического развития и модернизации своей экономики. Произошло это где-то в 2000-2020-х. Но до сих пор США сохраняют очень высокую торговую взаимозависимость с Китаем. Причем она крайне выгодна обеим сторонам. И это существенно сковывает любые шаги Вашингтона против Пекина в политической сфере.

Когда вводились санкции против России, то американцы на самом деле жертвовали, прежде всего, интересами своих европейских союзников. А вот с Китаем США, если они будут вводить достаточно жесткую санкционную политику, будут бить по самим себе. Что делает сейчас администрация Байдена в отношении Китая? Как это ни парадоксально, следует логике администрации Трампа - вводит ограничения в технологической сфере. Прежде всего, перекрывает доступ китайских компаний к американским технологиям, в том числе двойного назначения. Это критически важно для безопасности США, для их логики достижения глобального доминирования. Потому что Китай воспользовался американскими и европейскими инвестициями, которые приходили на протяжении более 30 лет в его экономику, получил гражданские технологии для развития своей мощной промышленности. Но он одновременно получал и технологии, которые могут иметь двойное назначение и использоваться ВПК.

- И тут американцы проглядели?

- Сегодня китайский ВПК стал мощной силой, которая существенно влияет и на экономическое развитие Китая, дает ему основания говорить более уверенно, обозначать свою позицию в военно-политической сфере. Причем это касается всего спектра технологий, связанных с развитием военной техники, включая и высокоточные системы, и космический эшелон, ядерное оружие, в том числе стратегические наступательные системы. Американцы все больше понимают, что США и их европейские союзники вырастили глобального конкурента США. Но руки пока у Вашингтона очень сильно скованы. Потому что его торговый оборот с Пекином достигает астрономических цифр, в прошлом году около 760 млрд. долларов. И избавиться от этого очень сложно, потому что весьма большая часть этого товарооборота – продукция, производимая американскими компаниями и их субподрядчиками в третьих странах.

Директор ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова Федор Войтоловский. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Директор ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова Федор Войтоловский. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Одновременно китайцы очень умело используют доступ на западные рынки и стремятся удержать там свои позиции. Сейчас товарооборот Китая с ЕС достиг почти триллиона долларов. И это еще одна проблема для Вашингтона. Потому что если американцы будут заставлять своих европейских союзников разорвать торгово-экономические связи с Китаем так, как они заставили их в случае с Россией, то для европейцев ущерб будет в разы выше, чем те издержки, которые несет Брюссель от разрыва связей с Москвой. Вряд ли европейцы легко пойдут на это, какое бы давление Вашингтон на них ни оказывал. Но и сами американские компании, крупные корпорации, которые работают с партнерами в Китае, связаны очень серьезными обязательствами с китайскими субподрядчиками. И это тоже важный фактор, влияющий на процесс принятия решений. Логика военная и военно-политическая, конечно, подталкивает Вашингтон к тому, чтобы избавляться от этой взаимозависимости.

- Почему американцы так вложились в Китай? Ведь парадокс: коммунисты Китая обеспечили капиталистам Запада стабильные условия для их инвестиций?

- Компартия Китая обеспечила, во-первых, стабильность политической системы, во-вторых, очень серьезные гарантии и выгодные условия для иностранного капитала на своем рынке. Китайские коммунисты, строго говоря, только называются коммунистами, а давным-давно стали на позиции национал-реформизма. Их цель – становление мощной системы государственного монополистического капитализма, которая и выстроена сегодня в Китае. При этом считалось и продолжает считаться, что то, что выгодно китайским компаниям, выгодно государству, и наоборот. Эта прагматичная логика развития китайского варианта рыночной экономики при государственном участии себя оправдывает.

- А что получили американцы - не только корпорации - от тесного сотрудничества с Китаем?

- Обеспечив гарантии иностранному капиталу, китайцы одновременно получили карт-бланш на работу на ряде рынков, в том числе американском. Потому что это давало очень серьезный стимул для американского потребителя: он за меньшие деньги мог получать товары и услуги достаточно высокого качества. Это снижало издержки американских домохозяйств и тем самым косвенно субсидировало поддержание достаточно высокого уровня жизни в самих США.

Такой «тандем» существовал десятилетия. И если Вашингтон действительно решит пойти на полноценный разрыв торгово-экономических связей с Пекином (что называют «снижением рисков» американской экономики, связанных с взаимозависимостью от Китая), то это ударит очень сильно по американскому потребителю и экономике, приведет к снижению уровня жизни американцев.

- Но в военно-политической сфере сейчас совершенно очевиден тренд на конфронтацию США с Китаем.

- Пока основной фокус – на Азиатско-Тихоокеанский регион. Там у американцев есть возможность применения силы на морских и в воздушных пространствах, чтобы создать ограничения для свободы судоходства, чего очень боятся китайцы, ведь их экономика получает значительную часть сырья и вывозит значительную часть производимых товаров именно по морю. Поэтому для Пекина ключевая задача – обеспечить безопасность на море и в воздухе. А для американцев – сохранить доминирование, но это становится все труднее. ВМФ КНР два года назад превысил по количественным показателям ВМФ США. Другое дело, что технические характеристики китайских кораблей отстают от американских, но это отставание на 5-10 лет. Поэтому американцы прекрасно понимают перспективу, где глобальный конкурент для них – прежде всего КНР.

- Фактор времени и играет главную роль в изменении отношения к Китаю?

- Абсолютно. Если мы посмотрим на те ограничительные меры, которые вводились в отношении Китая и китайских компаний, то они рассчитаны, прежде всего, на создание ограничений в секторах, где китайские компании уже стали конкурентами американских. Прежде всего, это информационно-коммуникационные технологии, связь, передача информации, электронно-вычислительные системы, искусственный интеллект, производство полупроводников и микроэлектроники. Это ключевые сферы, которые могут быть использованы для развития военного потенциала Пекина. И здесь тоже очевидно, что американцы момент упустили. Если посмотреть по всему спектру технологий и промышленности, который есть у Китая, увидим, что китайский потенциал уже настолько окреп, что «погасить» этот центр мирового экономического развития для США затруднительно. Им придется договариваться или стараться выходить уже на полноценную конфронтацию. Обе эти ситуации, так или иначе, повлияют на соотношение сил в мире, ту систему международных отношений, которая сейчас выстраивается.

- США спохватились, но уже поздно. Такой вывод?

- Стратегическое планирование КНР за счет сильного участия государства в экономике позволило обойти американское стратегическое планирование, которое всегда опиралось не только и не столько на активную роль государства, сколько на логику развития и интересы прежде всего корпораций. Логика американских крупных корпораций зачастую оказывалась мотивирована в гораздо большей степени рыночными механизмами и целями максимизации прибыли, а не стратегическими интересами государства. А у китайцев все наоборот.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Как Китай душили санкциями

Впервые США ввели санкции против Китая в 1949 г. после образования КНР во главе с КПК - объявили эмбарго на продажу ему высокотехнологичной продукции и военного оборудования.

В 1951 г. во время Корейской войны, США наложили полное торговое эмбарго на КНР, которое было снято в 1972 г.

Прикрываясь исходящими от КНР угрозами нацбезопасности и обвинениями в якобы промышленном шпионаже, краже технологий, США в 2020 г. внесли в стоп-лист китайские технологические и оборонные компании с целью недопущения в ближне- и среднесрочной перспективе приближения Китая к позициям глобального инновационного лидера.

Президент США Байден в июне 2021 г. подписал указ о введении санкционных мер, нацеленных на подрыв экономической и технологической устойчивости КНР.

В ноябре 2021 г. президент США подписал законопроект об ужесточении ограничений против телекоммуникационных компаний КНР.

В августе 2022 г. президент США Байден подписал Закон O поддержке американских производителей полупроводников, в развитие которого 7 октября 2022 г. США запретили поставки в КНР полупроводников и оборудования для производства микросхем.

В августе 2023 г. Байден запретил американскому бизнесу инвестировать в китайские компании в сфере микроэлектроники, квантовых вычислений и искусственного интеллекта.