Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Общество22 августа 2023 3:57

Как русский городок чуть не стал сепаратистом

Древний Юрьевец, каких на Руси сотни, местные власти заметили и кинулись возрождать, только когда его жители пригрозили перейти в соседнюю область. Ну как возрождать - подогнали… туристов
К маленькой пристани подошел гигантский речной лайнер - «Александр Радищев». Первый за 30 лет

К маленькой пристани подошел гигантский речной лайнер - «Александр Радищев». Первый за 30 лет

Фото: Владимир ВОРСОБИН

У восьмитысячного Юрьевца, затерявшегося где-то у Волжского водохранилища, исторический день. Эпоха микро-Возрождения! К маленькой пристани подошел гигантский речной лайнер - «Александр Радищев». Первый за 30 лет.

У городка был трогательный, чуть ошалелый вид аборигена, вдруг встретившего Колумба. С лайнера вальяжно, зевая, пощелкивая смартфонами, шел массовый турист. Народ пребывал в изумлении, потому что все богатое, выгодное, комфортабельное раньше проплывало мимо.

В России сейчас вообще творится черт знает что. В соседней Кинешме закончились гостиницы, а по всей волжской округе - ж/д билеты. Это те, кто отдыхал в Турции, Испании и Египте, толпами бродят по стране, разглядывают: «Вишь ты какая!»

Юрьевец в сомнениях. С одной стороны, турист - он, как лосось, сытный и выгодный. С другой, как ворчат местные скептики, ничего путного, кроме мусора и безобразий.

И только два персонажа на пристани решительно не понимали - что происходит?

Федя и я.

Турист - он, как лосось, сытный и выгодный

Турист - он, как лосось, сытный и выгодный

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ОШИБОЧКА ВЫШЛА

Федор явился к наспех отремонтированной пристани (из-за чего старинную царскую брусчатку просто закатали в асфальт) с мрачной решительностью.

- Капитан, - орал он. - Малый левый ход! Отдать швартовы! Кто ж так, суки, швартовы отдает?!

Далее - безобразная сцена с повисанием на канатах, воплями «тысяча чертей!», попыткой абордажа, женскими криками «где же полиция!» (хотя хочется позвать городового). И пока туристы наслаждались «хтонью», я грустил. Я хуже Феди.

Я перепутал… город.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Это был НЕ ТОТ Юрьевец, где мне назначили встречу (старатель-нелегал с золотого Магадана - о путешествии по Колыме читайте в ближайших номерах). ТЕМ Юрьевцем оказался микрорайон… города Владимир. А этот - затерянный в приволжских лесах, со старинной колокольней и Федей - в Ивановской области.

Но вот же мистика… Представьте, именно в этот день, случайно оказавшись в городе, вы становитесь свидетелем исторических событий - первого за 30 лет парохода, мятежа Феди и старта кинофестиваля «Зеркало» (в честь уроженца города - режиссера Андрея Тарковского).

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ПЕКИТЕ ПИРОЖКИ, ОНИ ЗОЛОТЫЕ

Я бродил по Юрьевцу осторожно. Словно по Зоне «Сталкера», а кругом шло кино. Его крутили прямо на гигантских экранах. На главной площади, к своему ужасу, я обнаружил ивановского губернатора Станислава Воскресенского. Он доказывал, мол, только так можно возродить умирающие городки русские.

- Как? - молча спрашивал народ.

С помощью нашего брата, туриста. Юрьевец, по замыслу властей, чтобы не исчезнуть, должен изготавливать сувениры, печь пирожки…

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Народ сидел на стульчиках, согласно дремал, пока не прогремело...

- У нас город промышленников! - перехватил микрофон какой-то старец. - Здесь стояли фабрики, заводы! А вы предлагаете нам носки вязать?!

КИРПИЧНО-ЧЕСАЛЬНАЯ ДРАМА

Судьба к Юрьевцу всегда была строгой. Его сначала сжег Батый, потом поляки. И сам город, бывало, отжигал - знаменитого старообрядческого протопопа Аввакума за «излишние» нравоучения азартно били, по летописям, всем городом…

Юрьевец удивительно точно повторял путь Империи. Конец XIX века - пик развития. Расцвет льняного производства, строительство пивоваренного, крахмального, лесопильного заводов. Затем пришли Советы и поступили в своем стиле: ради водохранилища утопили бы почти весь Юрьевец, да пошли горожане к самому Сталину с челобитной - пощадить городок. Возвели дамбу, казалось, - спасли город. Да пришли нулевые. И все.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

На месте льно-прядильно-чесальной фабрики - развалины, консервный завод закрыт, в здании пивоваренного - гостиница. Здания хлебозавода, кирпичного завода, молокозавода разрушены. Работы не стало, молодежь разъехалась, школы опустели, население сократилось почти в 3 (три!) раза…

Обычная, скажете, история?

Только Юрьевец не сдался.

Пусть его центральная улица Советская - наполовину нежилая. Пусть стоят древние, пустоглазые дома с такими же храмами да колокольнями. Пусть они все повидали - княжество, царство, империю гордую, самодовольную, потом - умирающую, затем - встающую с колен… И стоит теперь Юрьевец в потрепанной старорусской рубашке, как был с XIX века, с его деревянными улочками-переулочками, ждет спокойно своей участи…

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ПО БУМАГАМ - ТУТ ВСЕ ОК

Но люди сопротивляются. Группу упорных горожан возглавляет бывший глава местного горсовета, когда-то инженер НИИ авиастроения, 85-летний Владимир Терентьев.

Это именно он попытался спорить с губернатором.

- Нам предлагают кустарное производство и быть обслугой туристов, - грустит ветеран. - Но я-то помню успешный индустриальный Юрьевец. Мы обратились к губернатору, чтобы он поговорил с правительством - изучить возможность строительства высокотехнологичного электронного завода. Чтобы молодежь не уезжала, чтобы прибывали специалисты, ведь импортозамещение…

Владимир Терентьев

Владимир Терентьев

Фото: Владимир ВОРСОБИН

- Что ответили?

- Не поверите, - усмехнулся Терентьев. - Что у нас и так все неплохо: развивается деревообрабатывающая промышленность (указали предприятие, где на самом деле работает один человек - режет туалетную бумагу). Потом какую-то шарашку по изготовлению плитки (три человека). Ну это детский лепет для города с населением 8 тысяч! Я им пишу: ребята, у нас нет деревообрабатывающей промышленности в принципе. У нас две пилорамы в городе, где по три человека работают. Присылаю им справку главы комитета лесного хозяйства: тот подтверждает «в Юрьевце ничего нет». Но из области в ответ упрямо пишут - нет, у нас записано: у вас все хорошо! И однажды мы поняли - перспектив нет. И, перекрестясь (смеется), решили действовать.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

«АННЕКСИЯ» ГОРОДСКОГО МАСШТАБА

Интересно, что вопреки традиции, история Юрьевцу может не только навредить, но и помочь. Горожане прекрасно помнят, что в XVII веке город был в Нижегородской области, и во все времена, кому бы ни принадлежал Юрьевец - Костроме или Иванову, здесь вздыхали: мол, под властью Нижнего было побогаче, получше…

Поэтому идея перейти из бедной Ивановской области в богатую Нижегородскую Юрьевец принял на ура!

- Накопилась обида, - рассказывает глава инициативной группы Терентьев. - Поэтому собралась группа из 14 горожан и потребовала провести референдум по переходу в Нижегородскую область. Сначала мы провели опрос в интернете (82% высказались за). Потом написали письмо в областную думу с 1023 подписями (12% населения города. - В. В.). Как положено, подали документы, завели счет...

- Мы и не надеялись, что у нас получится, - с улыбкой вспоминает Терентьев. Но Юрьевец неожиданно загорелся его идеей.

А все потому что там, на противоположном берегу водохранилища, жил и не тужил другой город-беглец - Сокольское. В 1993-м под шумок всероссийской неразберихи Сокольскому удалось перебежать из Ивановской области в Нижегородскую и стать объектом зависти всей округи.

Владимир Ворсобин на родине Андрея Тарковского

Владимир Ворсобин на родине Андрея Тарковского

Фото: Владимир ВОРСОБИН

О граде Китеже - Сокольском в Юрьевце ходят легенды, мол, там нет ни одного аварийного дома, все тротуары выложены плиткой, дороги асфальтированы, здания покрашены. Там строят для молодых специалистов жилье, да еще автомобиль в придачу дают (под условие - отработать 10 лет). Мол, там построили школу плотников, экономический техникум, завод линолеумных обоев… Сокольские, дескать, говорят, что с переходом к богатому соседу жизнь кардинально изменилась. И в отличие от Юрьевца усиленно «размножаются» - городок из 4-тысячного превратился в 7-тысячный.

Горожане даже связались с окружением Валерия Шанцева (в то время губернатор Нижнего), более того - один из его замов даже написал статью об экономической целесообразности «аннексии» Юрьевца.

ДАЖЕ КРЕСТ УПАЛ

Но юрьевецкий сепаратизм быстро приструнили. Ивановская область не так богата, чтобы разбрасываться городами, да и перед Кремлем неудобно.

Поэтому одному из активистов порезали шины, другому пригрозили, что уволят, третьему - что посадят.

Ну а самому главе бузотеров Терентьеву позвонили из Москвы.

- Вы, говорит, занимаетесь сепаратизмом, - вспоминает пенсионер. - Я объясняю: «Мы же не отрываемся от России, мы просимся ввиду нашего тяжелого экономического состояния перейти в другую область»… Но меня не слушали. Грозили и грозили…

Так городок успокоился и вернулся к декадентству, к умиротворенному угасанию.

Даже природа в отчаянии влепила непутевому Юрьевцу пощечину. Ураган, повалив последний местный лес, сорвал крест с колокольни (которая, между прочим, красуется на гербе города)… Казалось, все. Хуже уже быть просто не может!

И вдруг…

Ураган сорвал крест с колокольни

Ураган сорвал крест с колокольни

Фото: Владимир ВОРСОБИН

БУДОЧКИ СПАСЕНИЯ

Вероятно, это был тот уникальный случай, когда даже власть поняла: это уже слишком…

Для начала спасать Юрьевец она отрядила Сергея Жубаркина, пожалуй, самого отчаянного из всех ивановских чиновников. Хотя бы потому, что Жубаркин оказался в кресле мэра прямо из… мест заключения, куда попал (как он утверждает) из-за политики. Поломав все традиции (обычно мэры идут на нары, но чтобы с нар в мэры!), Сергей Вячеславович вот уже три года пытается реанимировать городок.

И научился радоваться самым банальным вещам.

Например, что недавно, уже в XXI веке, в Юрьевец подвели газ. Ну почти подвели. Вот-вот. Еще чуть-чуть… К котельным…

Что пароход пришел, и люди повеселели. Что народ денежку какую заработает, да НДФЛ чуть в городскую казну упадет. Как-никак 200 человек приплывает. А таких рейсов будет аж три десятка в год…

Жубаркин оказался в кресле мэра прямо из… мест заключения

Жубаркин оказался в кресле мэра прямо из… мест заключения

Фото: Владимир ВОРСОБИН

- Не мелко плаваете? - ворчу. - Столько заводов было…

- Времена другие. Тут нет железных дорог, как товар повезешь? - вздыхает Жубаркин, глядя в окно. - Вот есть у нас, к примеру, вода. Знаменитая, вкусная, чистейшая. Тут уже приезжали бизнесмены на разведку, хотят по бутылкам разливать. А с другой стороны - на такой воде варить бы пиво… Но нет (вздыхает) смысла. Это раньше в магазинах два сорта - «Жигулевское» да «Колос», а сейчас - хоть залейся, сто сортов. Да и пока отсюда его довезешь (машет рукой). Нет тут экономики…

Поэтому ивановские власти отремонтировали набережную, поставили у причала будочки для торговли и запустили пароходы.

Выживай, мол, Юрьевец. Торгуй, привечай, корми, развлекай…

СЫТАЯ ДУСЯ

И все будочки заняты!

В одной из них - семья Павла Груздева и его ферма «Сытая Дуся»…

Я потом, очарованный рассказом, как Павел, живший в Прибалтике, и его супруга встретились, как у них в 2014-м дотла сгорел дом, как отстроили его заново и решили разводить коз и делать сыр… ну, конечно, поехал к ним…

Павел Груздев

Павел Груздев

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Удивительные люди. Трудолюбивые. Отчаянные, как все бизнесмены.

Но больше всего меня растрогали дети. Четыре дочки. И, конечно, сама 9-летняя Дуся, ставшая вдруг туристическим брендом Юрьевца.

- Трудно быть брендом? - спросил я ее во время фотосессии.

- Так я же старшая сестра, - смотрит серьезно. - Все (кивает на сестер) на мне. А еще я отличница…

Семья Павла Груздева

Семья Павла Груздева

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Но тут оказалось, что к Юрьевцу скоро пристанет еще один пароход, и все доброе семейство побежало грузить машину.

Я, любуясь ими, думал: вот такая, выходит, на Руси теперь экономика. Такое вот спасение, выходит, глубинки… Такие вот дела.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

МНЕНИЕ ЭКОНОМИСТА

Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор:

Промысел гостевой - тоже жизнь

- Вообще эта история на Руси многовековая, только называлась она не туризмом, а гостевым промыслом. Но тоже выстраивались люди у пристани, продавцы, зазывали в гостевые дома, торговали. Кто чем славился. Кимры, например, славились обувью. Павлов Посад - знаменитыми платками…

Острый вопрос, конечно, с зимой, когда реки встают, и туристов заманить сложнее. Но это тоже решаемо. Можно на санях, на снегоходах. Зимние туры по рекам и лесам (естественно, с баней и ресторанами).

Туризм даст маленьким городам России стимул найти свою нишу. Но даже ее без региональных властей не выстроишь. Местные чиновники могут только земельный участок выделить, а вот финансово поддержать - вряд ли. Поэтому многое в этом деле зависит от губернаторов.