Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Экономика13 сентября 2023 13:55

Старший банкир ВЭБ.РФ Сергей Сторчак: «Российская Федерация — активный участник международной финансовой повестки»

Старший банкир ВЭБ.РФ Сергей Сторчак рассказал в студии Радио «КП», работающей на Восточном экономическом форуме, о глобальных финансовых трендах и роли России в международной финансовой системе
Сергей РЫБАКОВ

— Россия всегда была игроком мирового финансового сектора. Что происходит сейчас? Сохраняется ли международное взаимодействие?

— Вернусь на 10 лет назад. По мере того, как структура обязательств суверенных заёмщиков становилась всё более сложной, возникла необходимость создания площадки, на которой бы обсуждались такие вопросы, как обязательства перед банками и корпорациями, обязательства перед суверенными кредиторами и, наконец, обязательства перед рынком в форме выпуска облигаций и облигационных займов. В 2013 году, в период российского председательства в «Большой двадцатке» по инициативе Москвы и Парижа был создан форум.

Этот форум живёт. Буквально в конце июня этого года состоялась встреча, на которой, что приятно, Российская Федерация не просто значилась участником, а обсуждала текущее состояние долговых проблем и новые инициативы в этой сфере. Так что, если во многих других финансовых институтах Россию пытаются поставить, как говорится, «на паузу» по воле отдельных недружественных государств, то в Парижском клубе мы активно участвуем в заседаниях, в разработке новых подходов и методологии, связанной с реструктуризацией задолженностей, которая сейчас является большой проблемой.

Взять, к примеру, ситуацию, связанную с изменением климата. В Парижском клубе одними из первых поняли, что это большие риски для финансовой системы, кредиторов и дебиторов. Есть решение, как купировать такие риски, — ввести в кредитную документацию специальную оговорку о том, что если платёжеспособность дебитора резко ухудшится из–за какого–то климатического катаклизма, то платежи автоматически подлежат отсрочке. Реструктуризация задолженности или получение отсрочки платежей является предметом договорённостей. А здесь вы вводите в кредитную документацию оговорку, когда это делается автоматически. Это есть и новые условия.

На текущий момент я знаю два института, которые уже используют такую практику, — это Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Британское агентство экспортного финансирования (UKEF). Дальше «двадцатка» будет работать над тем, чтобы соответствующая оговорка попала в кредитные документы других институтов финансирования и развития.

Так что Парижский клуб — это реально существующая структура, у которой есть все признаки функциональности или институциональности. Мы являемся участниками клуба с учётом того, что решения там принимаются на основе консенсуса. При этом российская делегация в лице Минфина может влиять на решения. И никакой большой глобальной политики, насколько я понимаю, в рамках заседания Парижского клуба кредиторов нет. Идёт чисто техническая профессиональная работа.

— А БРИКС — это клуб по интересам или работающая структура, которая может влиять на финансовый мир?

— По рекомендации МИД мы всегда говорим, что БРИКС — это объединение. Не просто БРИКС и не организация ни в коем случае. То есть по сути это клуб по интересам, но уровня президентов, глав правительств, министров и т. д. Вообще, объединение БРИКС превратилось в очень многофакторное явление. Там обсуждают вопросы глобальной политики, проектов в сферах национальных валют, медицины, сельского хозяйства и т. п. В этом смысле, конечно, никто не мог предположить 10–15 лет назад, что из БРИКС получится площадка, на которой обсуждаются самые разные вопросы.

— Какие решения принимаются? Влияют ли они на достижение неких практических результатов?

— Поскольку это клуб по интересам, то на основе тех договорённостей, которые принимаются, каждая сторона действует самостоятельно. Но элементы координации всегда присутствуют. И здесь вот что интересно. Не так давно по заказу Пентагона и за его же деньги три американских университета провели исследование на тему, в состоянии ли БРИКС выдавить доллар из международных валютно–финансовых отношений? Был подготовлен солидный, очень профессиональный отчёт. В нем цитируются документы и заявления от президентского уровня до министерского или даже заместителей министров. В общей сложности я насчитал почти 300 ссылок. Для документа объёмом 80 страниц это очень много.

Первое, о чём говорят американские эксперты, — учреждение нового Банка развития. Очевидный для всех факт, но в нём авторы документа выделяют практику финансирования этим банком проектов развития нацвалют. Да, мы к этому стремились, когда вели переговоры, и это признали серьёзным достижением. Второе — формирование Альянса национальных фондовых бирж, активно продвигающих операции с недолларовыми финансовыми активами. Третье — достижение договорённостей о пуле условных валютных резервов, как первой линии обороны при недостатке у Центральных банков объединения долларовой ликвидности. Мы о пуле не так часто говорим — это зона ответственности Центробанков. А вот американские эксперты поставили его на третье место в списке достижений. Четвёртое — расширение практики использования национальных валют при расчётах во взаимной торговле и инвестициях.

Пятое — глобальная экспансия китайской платежной системы UnionPay. Число выпущенных карт превышает общее количество аналогичных продуктов от американских MasterCard и Visa. Речь о корректировке структуры международных резервов в направлении уменьшения доли финансовых активов, номинированных в долларах США. Шестое — массированное проведение своп–операций в нацвалютах. Ещё лет 10 назад такая практика была характерна только для валютных политик развитых стран, а теперь это происходит внутри БРИКС. И седьмое — стремительное развитие независимых от США национальных платёжных систем, в частности, китайской Cross–border Interbank Payment System и системы передачи финансовой информации Банка России. БРИКС принимает меры по усилению взаимосвязанности этих систем. В общем, глазами представителей недружественной страны даётся очень серьезная оценка достижений стран–членов БРИКС. Отмечу, что в нулевые годы никто не мог предположить, что ситуация с этим объединением будет развиваться именно в этом направлении.

БРИКС отражает многополярность. Последняя встреча G20 и декларация, принятая лидерами «двадцатки», содержит прямую отсылку на мультилатерализм (организация международных внешнеэкономических отношений, основанных на механизмах, позволяющих каждой стране пользоваться привилегиями в отношениях со всеми партнёрами. — Прим. ред.). Это большое достижение Индии как председателя «Большой двадцатки». Ещё предстоит осмыслить, действительно ли развитые страны решили скорректировать свою позицию и учитывать многофакторность. Это означает, что в своих практических действиях нужно учитывать не только собственные национальные интересы, но и позицию партнёров по клубу. Это очень важно.

— В конце ноября в Дубае пройдёт очередная, 28–я конференция ООН по изменению климата. Каких финансовых решений с точки зрения «зелёной» повестки стоит ожидать?

— Очень сложный и важный вопрос. На предыдущих конференциях в Глазго и Шарм–эль–Шейхе все ожидали, что развитые экономики скорректируют свою климатическую политику. Отчасти это произошло. Если после заключения Парижского соглашения по климату маятник качнулся в сторону продвижения возобновляемых источников энергии и проектов в этой сфере как основного фактора, который уменьшит эмиссию СО2, то уже в Глазго пришло осмысление, что быстро эмиссию не уменьшить. Хотя бы из–за того, что это дорого, технологически сложно, и не каждая страна может себе позволить двигаться в этом направлении.

Тенденция стала видоизменяться, политика — корректироваться. Не только «зелёные» проекты и их финансирование играют важную роль, но и проекты, которые являются переходными или замещающими генерацию электроэнергии за счёт угля и нефти. Ставится задача по повышению энергоэффективности прежде всего в тех отраслях, которые являются источниками наибольших выбросов СО2, — это цементная и строительная отрасли, ЖКХ и сельское хозяйство. Задача в том, чтобы направить финансовые потоки не только в «зелёные», но и в переходные проекты, хотя они высокорисковые.

Мы ожидаем, что в Эмиратах появится первый системный документ о массовом использовании смешанного финансирования, когда проект фондируется одновременно из разных источников: льготных, то есть недорогих денег, и дорогих рыночных. Но при этом сам проект является коммерчески окупаемым. К мероприятиям в Эмиратах Альянс центральных банков и регуляторов по вопросам «озеленения» глобальной финансовой системы обязался выпустить своего рода учебник, в котором будет разъясняться, каким образом запускать это смешанное финансирование.

У России есть практические наработки в этой сфере. Минэкономразвития вместе с ВЭБ.РФ фактически сформировали такую практику — это Фабрика проектного финансирования. Она обеспечивает фондирование проектов с использованием и рыночного, и льготного финансирования. Задействованы и дополнительные меры поддержки, в частности, защита от роста ключевой ставки. При этом проекты, финансируемые в рамках Фабрики, остаются коммерчески окупаемыми. Так что практика сформирована, есть конкретные хорошие результаты и проекты, которые ВЭБ поддержал и реализовал в рамках Фабрики. В следующем году ВЭБ будет председательствовать в механизме межбанковского сотрудничества БРИКС. Будем активно продвигать эту тему. Надеемся, что своим практическим опытом поделятся и наши партнёры.