Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
1 декабря 2023 16:11

Разрушение мира США, запрет абортов и интерес к переговорам: о чем рассказал популярный ведущий Евгений Попов

Тележурналист Евгений Попов: Людей сейчас интересует слово «переговоры»
Тележурналист Евгений Попов

Тележурналист Евгений Попов

Фото: Агентство городских новостей МОСКВА

Есть ли дураки в Госдуме, предатели в элитах и не надоело ли работать с женой каждый день на виду у страны — об этом в эфире радио «Комсомольская правда» рассказавл популярный ведущий программы «60 минут» Евгений Попов

ЗАПРЕТОМ АБОРТОВ СТРАНУ НЕ СПАСЕШЬ

- Евгений, вы ведь сначала журналист и только потом депутат Госдумы?

- Верно.

- Тогда начнем, как у журналистов водится, с официальной части - заявлений Путина на Русском соборе. Президент попросил народ размножаться активнее…

- Размножение - задача большая, и сейчас об этом громко спорят. Например, о запрете абортов в частных клиниках. У меня особая позиция - не надо лезть ни к кому в постель. Запретом абортов, даже частичным, ничего не добьемся. Лишь поднимем количество подпольных операций.

- Один из участников Русского собора сказал мне хорошую фразу: нужно усложнить доступность абортов. Чтоб волокитой заставить женщину не убивать ребенка. Мол, тут бюрократия спасительна. Как вам это?

- Да никак. Ответственность за ребенка полностью на родителях. У нас и так плавно снижается количество абортов. Сейчас уже не миллионы в год, а 400 тысяч. Конечно, и это кошмарно много. Но ситуацию хорошо лечит повышение уровня жизни и медицины (у нас, кстати, младенческая смертность одна из самых низких в мире).

Мы, конечно, можем смешивать эту проблему с духовностью, давить на мораль. Но не забывайте - у нас светское государство. И никто этого не отменял. К решению женщины, оставить ребенка или нет, надо подходить очень аккуратно.

ИЗРАИЛЬСКАЯ СХЕМА РЕПАТРИАЦИИ

- На соборе много говорили о Русском мире…

- Этому, кстати, предшествовало событие, на которое мало кто обратил внимание. После подписания 22 ноября Путиным указа, наконец-то в законах появился термин «репатриант». Теперь русские и иные коренные национальности России могут в облегченном порядке вернуться домой. Мы, по сути, приходим к израильской схеме репатриантов.

- Теме возвращения соотечественников 20 лет. Почему только сейчас?

- Возможно, раньше просчитывались финансовые последствия. Ведь мигрант приехал и уехал, на него напрямую не тратятся деньги из бюджета, а репатриант – гражданин, которого надо обеспечить гарантиями… Но сейчас у нас бешеный дефицит кадров – только в IT недостает миллион человек! Медицина укомплектована только на 70 процентов. Нам нужны строители, инженеры. Но, как ни странно, люди, имеющие связь духовную, национальную, культурную с нами, годами добиваются гражданства. Это чудовищная ситуация. Так нельзя. Слава Богу, проблема подходит к своему разрешению.

АМЕРИКА — ЖЕСТКИЙ ВРАГ

- Путин заметил, что Америка – дряхлеющий и разваливающийся гегемон. Вы долго работали в США, согласны?

- Путин еще говорил, что США – великая держава, которая держит весь мир в тонусе. Здесь не поспоришь. С тем, что Америка ослабила свои позиции, - тоже. США построили глобальный мир, а сейчас сами его разрушают санкциями и войнами. Америка - лишь в начале своего дряхления. Это противник жесткий и сильный. Нам придется очень постараться.

- Начало дряхления - еще не развал.

- Разваливается система американских ценностей. Она создавалась как либеральная демократия по Адаму Смиту. Теперь ее разъедают левые идеи.

- Вы не скучаете по Америке?

- (длинная пауза) Если прямо отвечать - нет. Я под всеми возможными санкциями. Не скажу, что это хорошо, дескать «да, пошли вы!», ограничения всегда влекут какие-то неудобства… Но я из Америки сам хотел уехать, меня заставили там дополнительно работать еще три года. Нет, конечно. Я человек земли, на которой родился и живу.

НАРОД ХОЧЕТ ЗНАТЬ — ЧТО НА ФРОНТЕ

- Научный сотрудник Института русского языка Ирина Левонтина заметила: «Иногда вижу отрывки телевизионных ток-шоу, это полный ужас, истерика, все орут, друг друга не понимают, аргументы заменяют пафосом… Но это уже ни на кого не производит впечатления. Скоро людям это надоест, и вернется ценность нормальной беседы. «Пусть незатейлив обед, все вы обсудите толком».

- Эксперт абсолютно права. У нас в передаче давно никто не орет, не перебивает. Да, есть способы эмоциями завлечь зрителя, но с началом военных действий это стало нерационально. Сейчас не время цапаться и орать, как раньше. Зритель хочет понять, что происходит. Поэтому половину наших «60 минут» мы показываем ситуацию на фронтах. Мы следим - чего хотят люди – ведь если программа непопулярна, тебя заменят другие. Видим, например, Ближний Восток перестают смотреть...

- Что люди хотят смотреть?

- Они хотят ответов - куда мы идем, какой план. Например, переговоры, которые, если верить голосам с Запада, вроде как планируются. Вот слово «переговоры» вызывает интерес.

«ИЛИ МЫ, ИЛИ ОНИ»

- По вашим замерам люди не устали от СВО?

- Слушайте, никто из нас вообще не хочет воевать! Люди хотят гарантий безопасности. Недавно Орбан (премьер Венгрии. - Авт.) сказал: у нас, европейцев, ценность - свобода, у русских - безопасность. Орбану, конечно, надо лучше нас изучить и понять - без безопасности нет свободы. Поэтому, пока мы ее не обеспечим, страна будет воевать. Хотя усталость, безусловно, есть.

- Вы уверены, что Орбан так уж не прав? Русским нужна свобода?

- Мы живем в одной из самых свободных стран. Посмотрите на число уголовных дел за лайки и репосты в Великобритании и у нас, и вы поймете - у нас значительно меньше. Посмотрите на то, как люди обсуждают военные действия…

- Вы сейчас говорите как депутат или журналист?

- Как гражданин.

- Вы считаете, в России можно полностью свободно говорить о военных делах?

- Это всегда и везде предполагает ограничения. В США во время Вьетнама было движение против войны, но не было движения за поражение Америки, за убийство американских солдат, за распил страны. У нас тоже можно выступать за мирные переговоры. Но по закону нельзя призывать к убийству своих солдат.

Слушайте, это моя личная точка зрения, но я уверен - сейчас ситуация, когда или мы, или они, другого не дано!

ГДЕ ЗНАЧКИ «Z»

- По поводу рутинизации, как говорят социологи, СВО. Я не вижу значков Z у прохожих, и очень редко на частных авто. Почему?

- Дело не в наклейках, а в людях. Мы видим массовое движение помощи нашим воинам. Это уже история страны. А что наклейки?! У меня их тоже нет, но я в постоянном контакте с мобилизованными ребятами…

Еще раз - если мы не победим, то не будет страны такой – Россия. (задумывается) Не будет каждого из нас с точки зрения нормальной жизни. То есть, жизнь кардинально изменится, и не в лучшую сторону.

- На вашем месте в эфире радио «КП» недавно сидел глава ВЦИОМ Федоров, и говорил, что большая часть населения отодвинула от себя СВО. Вы говорите – «если не победим, будет плохо каждому». Но люди это упорно не воспринимают.

- Объяснять надо. По-человечески можно понять тех, кто хочет от этого всего «отключиться». Но это не значит, что они не желают нашим воинам победы. Уже, мне кажется, огромное количество семей в России через одно-два рукопожатия связаны с СВО. Люди в это вовлечены. Хотя морально полтора года жить так, чтобы каждый день об этом думать, наверное, действительно - можно с ума сойти.

НЕТ ЛИ ПРЕДАТЕЛЕЙ В ЭЛИТАХ

- Как вы относитесь к слову «пропагандист»?

- Когда людям нравится то, что я говорю, тогда я для них - журналист. Когда нет - пропагандист.

- Часто слышу: а чего мы стесняемся?! Давайте создадим Министерство пропаганды, чтобы все правильно объяснять населению.

- Я коллегам-депутатам говорю: не лезьте, отстаньте от журналистов. Они хотели какие-то советы создать при СМИ, которые будут выверять повестку. Я категорически против. Редакции у нас сами с усами. Всегда говорю: «Руки прочь от репортеров!».

- Захар Прилепин недавно заявил: «В управлении многих каналов остаются люди, которые ненавидят СВО. Но так как об этом нельзя говорить, они вынуждены показывать сводки Конашенкова и иногда (в муках) героев СВО».

- Захар классный, но я не знаю людей, о которых он говорит. В начале спецоперации был один, по-моему, уехал. Сейчас у нас в редакции тихо, спокойно.

- Есть подозрения, что в российских элитах тоже есть люди, которые ждут и молчат?

- Слушайте, это не конституционная обязанность человека – одобрение СВО. Но если вы управленец госструктуры, то обязаны сделать все, чтобы наша страна победила… Можешь думать что угодно, но если ты вредишь стране, это быстро станет ясно.

НУЖНЫ ЛИ КРИТИКАНЫ НА ВЫБОРАХ

- Скоро в России президентские выборы. Нужен ли на них несистемный кандидат, например, критикующий СВО?

- Мой товарищ Боря Надеждин изъявил желание, да Явлинский, вроде как. С Борей есть вопросы, но Явлинский - серьезная политическая сила, обладающая небольшими, но крепкими позициями на избирательной поляне. Хотя очевидно - подавляющее число наших граждан на данном этапе поддерживают президента.

- Дело не в том, поддерживают или нет. На экраны выйдет человек, который будет громко говорить, что а) не согласен с политикой России, б) хочет прекратить СВО. То есть, возмутительные вещи.

- Вообще-то люди из системной оппозиции на телевидении постоянно бывают.

- Мальчиками для битья?

- Ну, это как себя поставишь. Когда был телеканал «Дождь» (признан иноагентом. - Ред.), вы думаете, я выходил к ним в эфир мальчиком? Да фиг им. Наоборот, ушатывал их, как детей! А что касается выборов, считаю - если ты собираешь 100 тысяч подписей, у тебя нет судимости и ты подходишь по закону, да иди, ради Бога. Но будет странным, если ты выдвигаешься в президенты России и желаешь ей поражения. Ну, глупо же? Глупо!

ЗАЕМ ГОНЯТЬСЯ ЗА ФРИКОМ МИЛОХИНЫМ

- Надо ли освободить людей от звания «иноагент». Как-то вы, Евгений, сами писали генпрокурору, чтобы блогера Хованского, спевшего возмутительную песенку, освободили.

- Я не вступался за Хованского. Я считал, что мера пресечения, избранная к нему, чрезмерна… Но иноагентство – это вполне четкая, процедура. Если вы получаете финансирование из-за рубежа и участвуете в политической жизни...

- Я сейчас соображаю - у нас признанный иноагентом музыкант Гребенщиков участвует в политической жизни?

- Нет, ну, он финансирует врага. Это не так, что ли? Он желает поражения нашей армии. Свержения власти.

Он, наверное, талантливый музыкант, но с точки зрения его политических высказываний… Тут иноагенство вполне четкая процедура.

- Хорошо. Но зачем такое солидное государство, как Россия, гоняется за мелкими фриками вроде Шарлота и Милохина?

- Путин интересную вещь сказал несколько дней назад - очень важно учитывать: что желает на данный момент народ. Конечно, людям обидно, когда они пашут под санкциями, а тут какие-то перцы получают госконтракты и при этом поливают грязью Россию. Это лицемерно! А так, конечно, ну, пусть пляшут, если это не вредит стране.

«В ГОСДУМЕ КРУТО»

- Как-то вы сказали: «Некоторые политики уверены, что запреты - их основная функция, больше они ничего не умеют».

- Да.

- Обычно это говорят вне Госдумы. Забавно, когда это звучит внутри.

- Я не считаю это забавным. Как и все граждане, я думал, что парламент - это странная марионеточная структура, и шел туда с желанием все изменить. А пришел и вижу - это в принципе умные влиятельные люди, которые в своих регионах имеют политический вес. Большинство депутатов пашут 24х7. Решают проблемы граждан. И это круто. Из 100 обращений в 30 проблемы удается решить. Ради этого стоит работать.

«ЛЮБЛЮ ЖЕНУ»

- Как вам семейный подряд с вашей супругой Ольгой Скабеевой на телевидении? Плюсы-минусы?

- Сплошные плюсы. Я, слава Богу, часто вижу жену. Что еще сказать?

- Ну, с супругой работать в одном офисе…

- Мне нравится. Я люблю жену, работу, семью. И, дай Бог, чтобы все дальше шло так же.

- Как Новый год будете отмечать?

- Поедем в один из российских регионов.

- Внутренний туризм? Что может быть прекраснее в наше время!

- Мы любим кататься на лыжах, на сноуборде. В прошлый год в Сочи ездили. Господи, плюс 14! Поднялись в горы, еле нашли один снежный склон и полтора часа очереди на подъемник. Сейчас выбрали регион, где вероятность снега повыше.

- Не «палите» место. А то понаедут.

- (смеется) У нас таких мест в стране много.