Здоровье11 июля 2021 7:00

Какова вероятность заболеть коронавирусом после прививки. И откуда пошла британская страшилка про умерших с вакциной

Антипрививочники заявляют, что таковых почти треть. И раз люди все равно погибают, нет никакого смысла сдаваться на уколы. Так ли это?

Фото: Shutterstock

В Великобритании поднялась шумиха после публикации в «Телеграф»: «Почти треть британцев, умерших от индийского штамма SARS Сov-2, получили аж две дозы антиковидных вакцин».

Журналисты ссылались на агентство общественного здравоохранения Англии. «Необработанные данные свидетельствуют о неутешительной ситуации. Случаи заражения Дельта-вариантом (то есть, индийским – прим. Авт.) коронавируса росли очень здорово с начала мая. За последние семь дней зафиксировано около пяти тысяч заболевших». В том же отчете агентства указано, что из 42 человек, которые умерли в результате заражения вот этим штаммом, 12 человек - а это примерно 29% - были полностью привиты. Эпидемиолог агентства отмечает, что еще предстоит выяснить причины летального исхода вакцинированных пациентов, но по данным агентства вакцины эффективны против индийской мутации на 33% после первой дозы и на 81% после второй дозы.

Ведущая программы «Передача данных» на Радио «Комсомольская правда» Мария Баченина обсудила доводы журналистов и антипрививочников с биологом, популяризатором науки Александром Панчиным.

ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ!

- Александр, если люди прививаются и все равно умирают - зачем тогда вакцина? Нас ведь это тоже не спасет? Ну, по крайней мере, так могут рассуждать британцы – у нас все-таки другие вакцины.

- А если есть люди, которые пристегивали ремни безопасности и все равно разбились в ДТП, остальным не надо пристегивать ремни безопасности, да?

А если серьезно… Когда эту британскую историю пересказывают противники и скептики по отношению к прививкам, они, так скажем, умалчивают очень важную деталь. Дело в том, что в Великобритании уже больше половины населения вакцинировано и вакцинация так устроена, что в первую очередь прививали людей из групп риска. То есть, пожилых и людей с серьезными заболеваниями, из-за которых коронавирус может их серьезнее поразить. И вот на эту группу приходится подавляющее большинство смертей от коронавируса SARS-Сov-2. В итоге привиты двумя дозами вакцины там в основном люди как раз из группы риска. И до сих пор не привита молодежь, люди 18-29 лет. Молодые, здоровые, которым вирус в общем-то и так не слишком критичен. Поэтому когда нам говорят: смотрите, сколько там умерло вакцинированных, то это речь идет на самом деле о стариках, которым, к сожалению, даже вакцина не помогла.

Биолог, популяризатор науки Александр Панчин.

Биолог, популяризатор науки Александр Панчин.

Если же мы посмотрим при прочих равных условиях, как измеряют эффективность вакцин в клинических исследованиях, когда берется равный возраст, одинаковый пол и т.д., то мы видим, что действительно вакцина защищает. Да, эффективность по сравнению с исходным альфа-штаммом коронавируса упала для многих вакцин, но упала незначительно. Все равно вакцина защищает, все равно нужно пристегивать ремни безопасности.

- Нет, но все равно не работает вакцина. Речь, как я понимаю, об АстраЗенека, - в Британии то ли 70, то ли 80% прививается именно этой вакциной… Впрочем, не так важно - АстраЗенека, Пфайзер, Модерна, Джонсон и Джонсон – какая угодно вакцина. Почему старики заболели? Прививка ж тоже должна старика защищать.

- Если мы посмотрим вообще на общую картину коронавирусной статистики в Великобритании, то увидим, что сейчас там количество смертей предельно низкое. (на 9 июля, например, на 35 тысяч новых заболевших было всего 29 умерших! – прим. Ред.) Это как раз говорит о том, что программа вакцинации была очень успешной в Великобритании. Почти никто не умирает. Понятно, что вы не можете на сто процентов защитить сто процентов населения.

ВЕРОЯТНОСТЬ ЗАБОЛЕТЬ В 20 РАЗ НИЖЕ

- Тем не менее, почему привитый человек вообще заболевает ковидом?

- Когда мы говорим, что эффективность вакцины 95% (это очень хороший показатель), что это значит? Значит ли это, что человек не заболеет? Нет. Значит, что вероятность заболеть в 20 раз ниже. Но при этом, допустим, для стариков вероятность заболеть все равно выше, чем для молодых. Хотя вакцина и у них в 20 раз снижает вероятность заразиться и умереть очень сильно, но все равно это не сто процентов.

- А вот такое явление: получил вакцину и тут же - сильно заболел. В Фейсбуке было недавно обсуждение бурное – что такое антителозависимость и антителозависимое усиление инфекции. Вот оно способно спровоцировать более тяжелое течение заболевания. Понимаете, чего я боюсь? И боятся те, кто не идут на прививку. Получишь первую дозу и тут же заболеваешь, тут же попадаешь в реанимацию…

- Нужно разделить две вещи. Первое - сразу заболел после вакцины? Послушайте, у вакцины есть подобный побочный эффект в виде температуры и лихорадки. Это не значит, что вы заболели коронавирусом, ведь коронавируса в вакцине нет (есть только небольшой фрагмент, который не способен вызывать заражение – прим. Ред.). Если плохое самочувствие, температура держится в течение дня или двух дней после прививки, это побочная реакция на нее. Это пройдет. Но некоторые люди, к сожалению, могут заболеть ковидом, потому что вакцина еще не действует, иммунитет не развернулся, а вирус в поликлинике легко можно подцепить, да и на улице можно, в такси. Вот так и заболевают. Теперь что касается антителозависимого усиления инфекции. Сразу оговоримся: наша иммунная система в ответ на вторжение извне вырабатывает разные антитела. Только часть их них – нейтрализующие, то есть отвечают за поимку и уничтожение врага. И для некоторых вирусов было показано, что те антитела, которые не являются нейтрализующими, способствуют проникновению вируса в организм.

Теоретически, такой риск после вакцинации существует, но это риск, о котором в курсе производители вакцин, в курсе медицинские регуляторы и т.д. И для вакцин от коронавируса SARS Сov-2 ведется изучение, мониторинг, есть клинические исследования, которые это изучали, и до сих пор мы не видим никаких признаков антителозависимого усиления от этого вируса ни для одной из вакцин, ни в одном клиническом исследовании, ни в одной стране, ни для одного из штаммов, хотя вот полтора года вирус существует уже и есть вот штамм Дельта, более заразный - для него тоже нет антителозависимого усиления инфекции. Мы этого не видим. То есть, как бы это какой-то очень отдаленный гипотетический риск, про который специалистам нужно помнить, но это не что-то, о чем нужно беспокоиться сейчас людям, принимающим решение о том, прививаться или нет?

ПРИВИЛСЯ – И ИММУНИТЕТ УПАЛ?

- То есть, эти разговоры, что, когда я получаю первую дозу вакцины, мой иммунитет ослабляется для начала, потому что он что-то там принимает чужеродное, начинает с ним сражаться, и из-за этого я заболеваю и начинаю умирать - это все байки из склепа?

- Нет, у нас как. Как только организм сталкивается с патогеном, он начинает производить иммунные клетки. Часть клеток должны распознавать этот патоген, они начинают активно делиться, как ракета на взлет идет. А часть клеток иммунной системы могут превратиться в клетки памяти. И, когда мы в следующий раз столкнемся с этим же агрессором, у нас уже будут готовы вот эти клетки адаптивного иммунитета. А ракеты-клетки производят антитела, у нас повышается временный титр антител, пока организм не избавится от этого чужеродной субстанции, которая в нас попала. Это нормально. И эта реакция начинается сразу. Поэтому вообще-то говоря вакцина чуть-чуть начинает защищать сразу. Но недостаточно хорошо, чтобы гарантировать защиту от инфекции. Для того чтобы сформировался иммунитет, требуется время. Вт почему мы выздоравливаем, когда заболеваем естественным образом? Потому, что за определенное время этот активный иммунитет учится побеждать этот патоген. На это может уйти неделя или две недели - зависит от патогена, зависит от многих обстоятельств, но - тем не менее. Так что, нет, вакцинируясь, мы не делаем себя уязвимее для патогена, но вакцине нужно время, чтобы нормально сработать.

Москва. Пункт вакцинации от COVID-19 в Гостином дворе.

Москва. Пункт вакцинации от COVID-19 в Гостином дворе.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ОТ КАЖДОЙ НОВОЙ МУТАЦИИ – НОВЫЙ УКОЛ?!

- Но ведь вирусы мутируют, и однажды даже привитый организм может не опознать патогена, так он изменится…

- Сейчас ведутся всякие работы, направленные на то, чтобы предсказывать, как вирус будет эволюционировать, как он будет дальше выглядеть. В вакцинах Пфайзер и Модерна они, например, делали свои вакцины с заделом на будущее, там они внесли несколько изменений в ген, кодирующий С-белок, для того, чтобы, по их представлениям, это позволит вырабатываться больше как раз нейтрализующих антител, которые будут учитывать возможные варианты будущей эволюции этого вируса.

- А может, уже нужно немного… подкрутить «Спутник» - коронавирусу же уже в мутациях до лямбда дошел? Это вообще возможно, вносить изменения в уже готовую вакцину?

- Вообще это несложно. То есть, у нас уже есть отработанная система создания вакцины, уже готовой, у нас есть вектор, который транспортирует частичку вируса в клетки, мы умеем доставлять в этот вектор нужные нам гены с белка вируса. Просто поменяем ген на обновленный. Это, конечно, объясняю упрощенно.

- Так вот если меня прививали вакциной от уханьского вируса, а сейчас у нас уже пошел латиноамериканский. Мне что, опять на укол?!

- Хорошая новость, для вас: мы видим, что за полтора года все вакцины, которые делались от исходного штамма, все равно все еще эффективны. Коронавирусы не так быстро мутируют, как, например, вирусы гриппа.

Ну и второе. Ну, люди же и так получают две дозы вакцины. Допустим, «Спутник»: сначала нам делают укол на основе аденовируса 26-го подтипа, а во втором компоненте в качестве вектора идет аденовирус пятого подтипа. Два укола. И ничего страшного в том, что кто-то захочет ревакцинироваться… Ну, например, вот некоторые думают - вот я хочу в Европу поехать, а в Европе признают только вот некоторые вакцины, типа тех же Пфайзер, Модерна, АстраЗенека. А что будет, если я еще и ими привьюсь? Ну, ничего плохого не будет.

- А что будет, если я ревакцинируюсь не как рекомендовано сейчас - через шесть месяцев, а через три месяца?

- Опять же, ничего плохого.