Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Экономика31 августа 2021 22:00

Дмитрий Кириллов: Стихия выставляет счета

Руководитель Федерального агентства водных ресурсов - о том, как минимизировать ущерб от наводнений
Дмитрий Кириллов, руководитель Росводресурсов.

Дмитрий Кириллов, руководитель Росводресурсов.

- Вода все чаще переходит в нападение. Дальний Восток этим летом вновь захлестнули потоки убытков. Можно ли их подсчитать и в чем причина наводнений – в том, что Россия теплеет вместе с миром?

- Как экономические, так и социальные последствия наводнений привести к цифрам непросто. Ущербы, которые терпят жители паводкоопасных регионов, – лишь полбеды, бывают и человеческие жертвы. Сегодня в России исходы таких стихийных явлений колоссальны.

Чаще всего реки выходят из берегов с наступлением тепла, когда интенсивно тает снег, возрастает сток либо идут сильные дожди и ливни. Эти явления могут выступать внакладку. Так было в июне в Красноярском крае. По Енисейскому каскаду шел паводок такой интенсивности, какая бывает лишь раз в сто лет. Мы два месяца сливали водохранилища на максимум, чтобы создать ловушку для мощного потока.

Реже большая вода приходит в результате ледовых заторов, селей и цунами. В самостоятельную категорию выделяют летнее половодье дальневосточного типа. И да, климат, меняясь, объективно влияет на гидрологическую обстановку. Стихийные бедствия ведь потому так и называются, что подчиняются исключительно законам природы. И даже с учетом того, что возможности прогнозирования в России одни из лучших в мире, повысить предсказуемость таких явлений сложно. Отсюда ущербы. Летний на Дальнем Востоке, например, уже перешагнул за 8 миллиардов рублей.

- Гармоничное сосуществование человека и природы в таких условиях – это инженерный вопрос? Сколько времени нужно, чтобы люди перестали страдать от водной стихии?

- Инженерные решения уже много лет дают результаты. После катастрофического паводка 2013 года на Дальнем Востоке, когда только материальный ущерб составил 50 млрд рублей, благодаря федеральной целевой программе «Развитие водохозяйственного комплекса Российской Федерации в 2012 – 2020 годах» нам удалось построить 11 объектов инженерной защиты, это свыше 44 км сооружений в Магадане, Еврейской автономной области, Якутии, Хабаровском и Приморском краях, Чукотском АО. 20 гидротехнических сооружений отремонтированы. Еще 4 дамбы – длиной 32 километра – строятся в регионах ДФО прямо сейчас.

Мы приложили максимум усилий в ходе реализации программы. Если говорить о стране в целом, со старта ФЦП построено порядка 450 км защитных сооружений, отремонтировано больше 1000 гидротехнических сооружений. Состояние русла тоже играет важную роль во время паводка. Путь воды должен быть свободен. Чтобы увеличить пропускную способность рек там, где это было необходимо в первую очередь, были расчищены участки общей протяженностью более 2500 км.

Возвращаясь к Дальнему Востоку. На сегодняшний день жителям его регионов необходимо дополнительно более 70 объектов инженерной защиты.

Строительство и реконструкцию 6 приоритетных – в Еврейской автономной области, Амурской области, Приморском и Забайкальском краях, Бурятии и Комсомольске-на-Амуре – на совещании по ликвидации последствий паводка в ДФО, которое прошло в июле, утвердил председатель правительства России Михаил Мишустин.

На территориях, потенциально подверженных угрозе наводнения, живут 12,5 миллиона россиян/

На территориях, потенциально подверженных угрозе наводнения, живут 12,5 миллиона россиян/

Безусловно, актуальность такой работы возрастает, и сегодня мы совершенствуем формат ее выполнения. Чтобы сократить риски трагедий, обезопасить имущество жителей страны и объекты экономики, Росводресурсы разработали федеральный проект «Защита от негативного воздействия вод и обеспечение безопасности гидротехнических сооружений на территории Российской Федерации». Проект потребует дополнительного финансирования, сегодня речь идет как минимум о 38 миллиардах рублей. Но если вспомнить разовый ущерб, который принесло наводнение 2013 года на Амуре, то сумма не идет и в сравнение. На эти деньги, в случае, если финансирование одобрят, уже к 2024 году мы сможем обезопасить

176 тысяч человек. Без работ, предусмотренных в проекте, при наводнениях и нерядовых паводках есть риск получить ущерб в 140 млрд рублей.

В то же время важно понимать, что инженерная защита, пусть и важная часть необходимых для территорий с высокими рисками наводнений мер, но застраховаться от стихийных явлений бетоном и металлом навсегда нельзя.

Правительство в этом вопросе нас поддерживает: на том же июльском совещании Михаил Мишустин поручил руководителям регионов России ускорить работу по установлению границ зон затопления. Таких в стране 8900. На потенциально опасных территориях живут 12,5 млн человек. Да, большинство из них уже так или иначе защищено гидротехническими сооружениями. Но, повторюсь, меры адаптации к изменениям климата должны быть комплексными. И первая задача в этой связи – закрепить все опасные зоны в Едином государственном реестре недвижимости. Только в этом случае строительство на участках с рисками наводнений будет запрещено официально. Таким образом, главам субъектов уже сейчас видится целесообразным заниматься формированием программ переселения людей – это позволит выиграть время.

- Процесс, судя по всему, будет не быстрым. Миллионы людей разом не переселить, да и не все на это согласятся. Как быть тем, кто останется соседствовать с водой, – продолжать ждать государственных компенсаций?

- Сократить расходы на восстановление от наводнений и паводков, как показывает международная практика, позволяет страхование последствий природных аномалий. В отдельных регионах, где частота наводнений и объемы ущерба возрастают, пожалуй, самое время говорить об обязательном страховании. К тому же анализ зарубежной практики свидетельствует о популярности страхования именно рисков стихийного бедствия, а не его последствий.

На сегодняшний день в Швейцарии действуют две независимые системы страхования, предметом которого являются природные катаклизмы. Страховка от стихийных бедствий в стране обязательна. Так же в Турции, Испании, Франции. Последняя, к слову, единственная страна, где с точки зрения стихийных бедствий действуют единые страховые тарифы – 12% для имущества любого типа и в любом округе. Если конкретно в цифрах, после сильнейшего урагана «Лотар», который обрушился на Францию и Швейцарию в 1999 году, сумма страховых выплат составила свыше 6,3 млрд долларов США.

Экономический ущерб от наводнения лета 2002 года в Австрии оценили в 3 млрд евро, в Чехии – свыше 2 млрд евро, в Германии – около 1 млрд евро.

С 2006 – 2007 годов польские страховщики возместили убытки от наводнений на территории своей страны в сумме почти 800 млн долларов США. Именно на наводнения в Европе приходится до 75% выплат по договорам страхования от стихийных явлений.

Безусловно, методика расчета убытков в странах неодинакова, и к этому нужно подходить с осторожностью. Между тем суммы ущерба от стихийных бедствий растут с каждым годом. И пока в России ответственность за них несет исключительно государство. Но очевидно: когда страхование носит обязательный характер, гарантия не остаться с бедой один на один более надежная.