Общество3 сентября 2021 21:41

Таймураз Мамсуров, экс-глава Северной Осетии: Живу в пяти минутах от кладбища, где похоронены наши дети. Мы все у них в долгу

Глава региона - 3 сентября, в День памяти жертв Беслана - в «Коридорах власти с Александром Гамовым» - на Радио «Комсомольская правда»
Член комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Таймураз Мамсуров. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Член комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Таймураз Мамсуров. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

- ... Таймураз Дзамбекович, это «Комсомольская правда».

- Приветствую вас. Рад слышать.

- Взаимно. Сегодня такая печальная дата. Столько времени с 2004 года прошло, а мы…

- 17 лет.

- Да, а мы вспоминаем трагедию Беслана не только сегодня...И вот на днях, Таймураз Дзамбекович, Владимир Путин встречался с исполняющим обязанности главы Республики Северная Осетия – Алания Сергеем Меняйло. Вы наверняка это видели по ТВ. И речь шла о дополнительных средствах - там сотни миллионов рублей - на увековечивание памяти, на лечение, на реабилитацию пострадавших и так далее. То есть, вопрос такой - объемный, серьезный.

- Программа по Беслану.

- Да. Целая программа. То есть, мы - в неоплатном долгу перед этими людьми, перед памятью жертв Беслана. Так, выходит?

- Все верно.

Мы все, и Путин, - ещё в первые дни после трагедии сказали, что каждый из нас, оставшийся в живых, в любом случае, считает себя в какой-то степени ответственным за все, что произошло.

И ещё... было сказано, что до последнего вздоха будем делать все, что в наших силах, чтобы эта трагедия - не просто от даты к дате всплывала в памяти, а всегда воспринималась как трагедия именно великая.

Просто так пережить - без оглядки на все это, тоже не получается. Мы же живые люди.

- А вы там, в Беслане, часто бываете? Вы сейчас в Москве же живете, да?

- Да нет, Александр, я живу в Беслане, в отцовском доме. Я и сейчас здесь. Вот только вернулся с кладбища, позавчера был в той самой школе.

Просто я работаю в Совете Федерации, а так я дома, у меня другого дома нет. Я здесь прописан.

- И вы часто встречаетесь с участниками тех печальных событий, с родителями погибших ребят…

- Практически это все мои соседи. Я в Беслане сейчас выйду за калитку. И в каждом доме кто-то похоронил своего, у кого-то - был раненый, кто-то уцелел. Каждый день мы видим друг друга.

Ну, другого места жительства у меня никогда не было, кроме Беслана.

- И о чем вот вы говорите? И как это… Я понимаю, что вопросы странные.

- Да ни о чем. Мы молчим и все. Молчим.

За 17 лет научились молчать, понимать друг друга даже не с полуслова, а - с одного взгляда.

Сейчас мы были все вместе на кладбище, отдали дань памяти. Еще раз все повспоминали, но все это - молча. Мы на эту тему… Нам-то что друг другу говорить? Каждый день видимся.

- Я тоже бывал на этом кладбище. Но, в другие дни. А сегодня много, наверное, там народу, да?

- Там - всегда, да. Много народу было.

Это не мероприятие, на которое надо зазывать, тем более, организовывать. Люди идут и идут.

И в обыкновенные дни, не только. В любой день зайдите в школу, я тут - пешком, мне пять минут до нее идти. Всегда там в течение года: и зимой, и летом бывают люди со всех концов страны. Из-за рубежа. Спасибо всем. Уже привозят детей, внуков. Показывают, рассказывают.

- Плохо это или хорошо, когда детям показывают?

- Я думаю, дело не в том: дети или взрослые, людям надо все это показывать.

- Да.

А вот, если президент вспоминает трагедию Беслана не только в печальные даты... Это, конечно, о многом говорит.

- А, вообще, мы все уроки извлекли? Как вы считаете? Вы, все-таки, были руководителем тогда Северной Осетии. Все уроки - из того, что случилось в 2004 году?

- Скорее всего, нет. Не все. Но то, что мы с тех пор стараемся, все-таки, делать все возможное, чтобы детей уберечь от этой сволочи, которая способна поднять на них руку, на невинных.

Ну, государство и взрослые люди должны беречь детей.

Попробуйте в животном мире посягнуть на детеныша волчицы, львицы, муравья даже. Они... Без оглядки жизнь отдадут. Но просто так никому не отдадут своего детеныша.

Да, в этом плане уроки извлечены, но до конца никто не может получить гарантию, что это так.

Поэтому, надо держать ухо востро. И понимать, что - если мы живем не ради детей, то мы зря живем. То мы просто самовлюбленные дебилы, которые думают, что собственная жизнь для того и нужна, чтобы ее прожить.

Если не для детей, то - незачем.

- Понятно. Извините за такие вопросы в такой день. Примите соболезнования лично от меня.

- Мы с вами не первый раз общаемся. Так что нам друг другу кланяться и подбирать слова?

Спасибо вам большое за поддержку.

СПРАВКА «КП»

1 сентября 2004 года отряд боевиков захватил более 1000 заложников в средней школе N 1 города Беслана (Северная Осетия). Развязка этой трагедии наступила только на третий день. В результате теракта погибли 333 человека, среди которых 186 детей от года до 17 лет. Медицинскую помощь оказали более 800 выжившим.

Таймураз Мамсуров, экс-глава Северной Осетии: «Живу в Беслане, в пяти минутах от кладбища, где - наши дети. Мы все у них в долгу»