Экономика22 сентября 2021 15:11

Спагетти-хоррор: макаронные фабрики готовы снова повышать цены из-за дефицита твердой пшеницы

Однако президент Российского зернового союза считает, что высокие цены надо просто пережить
Российские переработчики зерна бьют тревогу: стране грозит серьезное подорожание макарон из твердой пшеницы - самых качественных видов макаронных изделий.

Российские переработчики зерна бьют тревогу: стране грозит серьезное подорожание макарон из твердой пшеницы - самых качественных видов макаронных изделий.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Российские переработчики зерна бьют тревогу: стране грозит серьезное подорожание макарон из твердой пшеницы - самых качественных видов макаронных изделий. Причина в том, что цены на сырье существенно выросли, к тому же увеличивается экспорт твердой пшеницы в ближнее зарубежье, в частности, в Казахстан, сообщил «Интерфакс».

Макаронные фабрики просят поддержки у властей: введения заградительных пошлин, дотирования хозяйств, господдержки по семенам и удобрениям.

Одна из причин повышения цен на твердые сорта пшеницы — рост мировых цен из-за засухи в Канаде и США, основных производителей. Кроме того, в разы выросли цены на оборудование и прочее. И, ко всему прочему, в России, которая когда-то продавала зерно, в том числе итальянцам, уже много лет производят скромные объемы этого сырья, которого, впрочем, вполне хватает, чтобы покрыть собственные потребности, считает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Но почему мы выращиваем так мало?

- Мы сильно сократили производство твердой пшеницы (дурум) до 300-400 тысяч тонн в год, а когда-то производили 1,5 млн тонн, - объясняет kp.ru Аркадий Злочевский. - Это застарелая проблема, связанная с методами регулирования, введением плавающей пошлины. В том числе это произошло из-за того, что согласно кодам мягкая и твердая пшеница не разделяются. Это приводит к тому, что цены на дурум, которые во всем мире значительно выше, у нас примерно на том же уровне, что и на мягкую пшеницу. До каких-то пор это было выгодно в первую очередь переработчикам. Но это демотивировало крестьян и сократило посевы, требующие инвестиций. Для выращивания дурума надо вложить больше денег в каждый гектар, поэтому такое зерно должно стоить дороже.

Злочевский подчеркивает, что твердая пшеница в прошлом сезоне стоила 28 тысяч рублей за тонну, в этом - 32-35 тысячи за тонну. Рост цен связан с повышением затрат на сырье (+ 31%): особенно большую роль сыграл резкий рост цен на удобрения и топливо.

- Макаронные фабрики предлагают ввести заградительные пошлины. Помогут ли они избежать дефицита и роста цен?

- Не помогут. Это неэффективно. И мы не имеем право их вводить согласно союзному договору Евразийского союза, по которому у нас свободное перемещение товаров, услуг и рабочей силы. Если мы введем пошлины для вывоза в Казахстан, это разрушит союз. А кроме Казахстана никто особо и не закупает у нас твердые сорта пшеницы.

- Как тогда можно решить проблему?

- Высокие цены — это хорошо. Они мотивируют вкладывать инвестиции и расширять производство. Просто надо иметь терпение. Это лекарство, которое работает годами. Если мы сейчас введем ограничения, примем меры, опять утрамбуем цены на твердую пшеницу, ее просто перестанут сеять. Ситуацию надо отпустить, пусть даже какое-то время будет зашкаливать цена на твердую пшеницу, которая объективно требует больших вложений в землю. Зато это привлечет к расширению посевов крестьян. Когда начнется перепроизводство, тогда цены и «причешутся» до здравого уровня. Мы вполне можем снова довести урожай до полутора млн тонн.

- Достаточно ли у нас фабрик по производству макарон? Грозит ли россиянам дефицит качественных спагетти?

- Не думаю, что нам грозит какой-то дефицит. Нет проблем привезти макароны из-за границы. Они и сейчас привозятся. Те же итальянские фабрики ввозят сырье из Канады, делают из него макароны и поставляют нам. Да, цены выше, чем у отечественных производителей. Но у населения есть спрос и потребность. Почему российским переработчикам не проступить, как итальянские фабрики и не купить в нынешнем сезоне канадскую пшеницу твердых сортов?

Президент Российского зернового союза напомнил, что россияне потребляют 300-400 тыс. тонн твердой пшеницы в год, гречки — 500 тыс. тонн, риса — 1 млн. тонн, мягкой пшеницы (только на продовольственные цели, не считая фуражных) - 24 млн. тонн.

- При этой очевидной разнице стоит ли уделять внимание такому микроскопическому объему потребления? Зачем мы так заботимся о ценообразовании на этом очень маленьком рынке, не критичном для потребительского кармана, - заключил Аркадий Злочевский.