Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+6°
Экономика20 октября 2021 12:30

Своих надо завлекать, а мигрантов привезут готовеньких: зачем Россия сдает пашни в аренду узбекским фермерам

Эксперт Наталья Шагайда объяснила выгоду России от передачи земли узбекским фермерам
Про проблему с пустующими сельхозземлями в России много лет не просто говорят — кричат со всех трибун.

Про проблему с пустующими сельхозземлями в России много лет не просто говорят — кричат со всех трибун.

Фото: Игорь ЧАБАНЕНКО

Россия, возможно, сдаст часть своих пустующих сельхозземель в аренду Узбекистану. Узбекские предприниматели готовы освоить до 1 млн га, но для начала речь идет о 35 тысячах га «для отработки контактов». Выращенный урожай будет полностью вывозиться на родину арендаторов. И еще одна новость их той же серии: 3500 гастарбайтеров из Узбекистана будут централизовано завезены для работы на российских птицефабриках, чтобы восполнить на них дефицит персонала.

Сообщения эти вызвали ожидаемый скандальчик. Мол, вот уже и сельское хозяйство свое в аренду раздаем — пусть и ближнему, но зарубежью. Вопросы, и правда, напрашиваются. Неужели местному населению свои гектары, действительно, настолько не нужно, что уж хоть гостей зазывай — не пропадать же добру. «Комсомолка» попробовала спокойно, без лишних эмоций на тему «раздают родину», разобраться в ситуации.

ЧТО ЭТО ЗА «ЛИШНИЕ» ЗЕМЛИ?

Про проблему с пустующими сельхозземлями в России много лет не просто говорят — кричат со всех трибун. Но любая журналистская попытка понять, сколько этой земли и где она, быстро превращается в экономический детектив. Официальные цифры есть. Но даже они расходятся — не говоря уж об экспертных оценках. Кто-то говорит о 40 млн га, кто-то — о 100 млн.

- Хотя обычно довольно уверенно называют площадь неиспользуемых земель, точных цифр нет. Можно только примерно посчитать по данным Росреестра и Росстата, - рассказала сайту kp.ru один из лучших российских специалистов по земле, директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы Наталья Шагайда.

Из подсчетов (см. «Калькулятор») выходит, что и правда караул: пустует 97 млн из 222 млн га сельхозугодий — почти половина ценных земель, золотого запаса страны. Но, как объясняет эксперт, оценки эти условны. Потому что сельхозугодиями заброшенные несколько десятилетий назад земли остались лишь на бумаге. А во что они превратились — в молодой лес или болото - сие неведомо.

- Чтобы это выяснить, нужна инвентаризация земель, но ее давно не было. А 222 млн га сельхозугодий из года в год гуляют по статистике, - утверждает Наталья Шагайда.

КАЛЬКУЛЯТОР

Так сколько сельхозземель не используется?

- В России – 222 млн га сельхозугодий, - объясняет Наталья Шагайда. - По данным Росреестра, для производства сельхозпродукции предоставлено 193,1 млн га сельхозугодий. То есть 28,9 млн га не предоставлено никому, значит – не используются. Смотрим то, что предоставлено. В последнюю сельхозперепись (2016 год) нашли собственников только 142,7 млн га из этих земель. Значит, минус еще 50,5 млн га, поскольку как они могут использоваться, если собственник или пользователь неизвестно где? И наконец, из тех сельхозугодий, у которых собственников найти можно, не использовалось 17,7 млн га. Складываем все вместе и получаем 97 млн га.

Директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы Наталья Шагайда. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы Наталья Шагайда. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

СВОИ НЕ ХОТЯТ ПАХАТЬ?

Но поверим Минсельхозу, который утверждает, что в России есть от 8 млн до 13 млн (хороший разброс цифр) пустующих гектаров, которые можно ввести в сельхозоборот. То есть реально превратить обратно в пашню. Где свои, а не иностранные фермеры? Все землей обеспечены?

- У наших фермеров с землей проблема, - утверждает Шагайда. - Там, где выгодно заниматься сельским хозяйством, их теснят агрохолдинги, которые имеют более широкую административную поддержку. Владельцы холдингов по поводу земли разговаривают напрямую с губернаторами. Фермерам до губернатора не дотянуться.

Там, где вложения в сельское хозяйство не столь выгодны, пустующие земли, конечно, есть. Но, по словам эксперта, небогатым фермерам они не по карману — слишком много хлопот и затрат требуется ради их получения, а потом еще и окультуривания. Необходимые вложения превышают возможную выгоду.

- Парадоксально, но проще получить дальневосточный или арктический гектар, чем зарастающие борщевиком сельхозугодия в Центральной России. Сложности связаны с тем, что у земли есть формальные владельцы, но где они — неизвестно (мы тут уже говорили про 50 млн га, собственников которых «не нашли» — см. «Калькулятор»), - поясняет президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич. - Чтобы признать землю невостребованной, муниципальные власти должны подать заявление в суд. Но отсутствие ответчика крайне затягивает процедуру. В итоге в таких регионах как Смоленская, Тверская, Вологодская, Ярославская, Кировская области не используется вплоть до половины площади пашни. Мало желающих годами ждать решения судов.

Не проще получить и ту землю, у которой хозяин известен — государство. Причем не бесплатно — взять в аренду или выкупить. Фермер это может только с торгов, организованных муниципалитетом.

- Все затраты по поиску, формированию участка (включая плату за кадастровые работы), подготовке к аукциону у нас вешают на того, кому нужна эта государственная земля, - говорит Наталья Шагайда. - При этом у потратившегося фермера нет никакой гарантии, что в итоге он выиграет торги и эти деньги не пропадут. С начала реформы говорят о том, что должны быть сформированы в каждой администрации перечни уже готовых участков для аренды или продажи. Но где они? Мне встречались единичные случаи.

Если столько с этой «лишней» землей сложностей, то как согласятся на подобные проблемы узбеки?

Как утверждает Шагайда, узбекские фермеры с такими проблемами, скорее всего, не столкнутся:

- Если вопрос будет решаться на уровне межгосударственных соглашений, найдут готовые участки и передадут. Свои находятся в худшем положении.

В ЧЕМ ВЫГОДА РОССИИ ОТ АРЕНДАТОРОВ- «ВАРЯГОВ»?

Главный возможный, так сказать, выгодополучатель — местные бюджеты, в которые будут поступать деньги от аренды. Чем узбекские деньги лучше русских? А смотри выше. Своих еще надо как-то завлечь на землю на заведомо невыгодных условиях (туда, где они выгодные, звать не надо), а узбеков, скорее всего, привезут готовеньких — по межгосударственному соглашению. Возни куда меньше, чем с каждым отдельным своим фермером. И отчитаться проще: есть конкретный проект — его выполнили.

- Если в условиях проекта будет прописано обязательное привлечение к работе местных жителей, это положительно скажется и на уровне занятости в регионах. Кроме того, узбекские работники будут тратить деньги в России: на жилье, пищу и местные услуги. По оценкам Департамента миграционного консалтинга Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей, мигранты из Средней Азии оставляют в России до 55% от валового объема своей зарплаты в виде расходов, - предполагает Виталий Манкевич.

На этом возможные выгоды заканчиваются.

- Если есть практически гарантированный рынок сбыта продукции в Узбекистане, рациональнее помочь освоить нужные земли отечественному производителю, а не отдавать в аренду зарубежному. В этом случае сама продукция, а не только арендная плата, будет увеличивать поступления средств в страну. Российский экспорт обеспечит доходы аграриев и налоги, - говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. - И вообще использовать самим земли - эффективнее для страны. Даже если предоставить такие угодья российским работягам на первые годы в безвозмездное пользование.

- На мой взгляд, выгоды не просматриваются, кроме формального роста цифр экспорта - если нет какого-то невидимого профита, - считает и Наталья Шагайда. - Пустует сельхозземля? Обычно страны беспокоит другое: чтобы пригодная в принципе для сельхозпроизводства земля была. То есть чтобы на ней не было строений, почва не была бы истощена. Именно поэтому в США и Западной Европе фермеров поддерживают вне зависимости от того, пашется у них земля или остается свободной. В первом случае — одна программа поддержки, во втором — другая. Главное — сохранить этот ресурс.

Согласно данным Минсельхоза, в России есть от 8 млн до 13 млн пустующих гектаров, которые можно ввести в сельхозоборот.

Согласно данным Минсельхоза, в России есть от 8 млн до 13 млн пустующих гектаров, которые можно ввести в сельхозоборот.

Фото: Мария ЛЕНЦ

А ЗАЧЕМ ЭТО УЗБЕКИСТАНУ?

Формально — чтобы выращивать больше сельхозкультур, для которых хорошие условия в России (пшеница, соя, масленичные культуры) и вывозить все это к себе.

- Если будут предоставлены участки не очень запущенные (например, угодья государственных институтов и опытных хозяйств - что бывало) и продукция будет по себестоимости экспортироваться в Узбекистан, это позволит иметь запас относительно дешевого зерна - что с учетом многомесячного роста цен важно для обеспечения продовольственной безопасности Узбекистана, - комментирует Наталья Шагайда.

(Как мы договаривались, эмоции отставим — хотя они тут очень напрашиваются).

При этом, как предполагает эксперт, если узбекская сторона зарегистрирует в России предприятие, то еще и сможет получать господдержку (от России) как отечественный (в смысле российский) производитель. А вот реальные российские производители и экспортеры потеряют часть рынка Узбекистана, которую займет та самая выращенная в России узбеками продукция.

- Как-то логичнее выглядит сотрудничество по взаимной продаже. То, что дешевле производить в России, то, в чем наши сельхозпроизводители могут иметь преимущество, вывозить и самим получать прибыль за пределами страны. То, в чем имеют преимущества другие, что они производят дешево и вкусно – завозить, чтобы наши потребители не переплачивали за еду, - констатирует Шагайда.

ИТОГО

Надо менять политику, а не статистику

-У России есть стратегическая цель: к 2030 году вовлечь в оборот не менее 12 млн га сельхозземель. Но то, как ее решили достигать, в данном случае, вызывает мягко говоря недоумение, - комментирует ситуацию президент группы компаний «Кабош» (крупный российский агрохолдинг) Дмитрий Матвеев. - У нас есть и фермеры, и крупные агропромышленные компании, заинтересованные в стратегическом развитии. Мешают старые проблемы: высокие налоги, дорогие кредитные деньги, затрудненный доступ к рынкам сбыта. Но это не повод раздавать земли другим странам. Нам как воздух нужны изменения в политике развития АПК: чтобы было выгодно производить в России продукцию с высокой добавленной стоимостью и уже ее продавать, а не торговать ресурсами. Ресурсы не бесконечны.

А еще у экспертов есть предложение по поводу пустующей земли. Выбрать ту, что можно использовать без чрезмерных вложений, и централизованно сдавать в аренду готовые участки по какой-нибудь государственной программе а-ля «дальневосточный гектар». Именно так, а не по принципу «хочешь землю — сам ищи, а мы посмотрим», и с учетом, что не под дачу, а для рентабельного сельхозпроизводства гектара все-таки мало. Ведь если такое можно организовать для узбеков, то почему нельзя для своих — или хотя бы на равных условиях?

К слову, вопрос о «лишних» землях становится все менее праздным. Прогноз специалистов: в связи с изменениями климата интерес к российским сельхозугодьям со стороны более южных стран с засушливым климатом будет расти. Узбекистан пока первый в официальной очереди. Это не считая китайцев и корейцев, которые давно уже у нас «на земле» зачастую неофициально.

ВОПРОСЫ НА ЗАСЫПКУ

На каких условиях иностранцы могут получить у нас землю?

Иностранные граждане и юридические лица могут владеть в России землей сельхозназначения только на правах аренды, но не собственности, - поясняет Виталий Манкевич. - Но на практике иностранные компании легко обходят ограничения на приобретение надела. На территории РФ регистрируется представительство, на него оформляется право собственности на землю. С формальной точки зрения, прочие условия для всех равные.

Где гарантии, что «варяги» не будут варварски относиться к нашей пашне?

- Такая опасность есть. Нужны особые формы договоров, контроль и возможность реальных санкций за несоблюдение прописанных в договоре условий, - утверждает Наталья Шагайда.

Кто будет обеспечивать узбекских фермеров на селе жильем и социалкой?

- Это зависит от деталей соглашения. Если речь идет об официальных мигрантах, они могут рассчитывать на помощь Министерства занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан, - говорит Виталий Манкевич.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Миллион гектаров не желаете?»: Россия готова сдать свою землю в аренду Узбекистану

Все равно ведь пашни пустуют и зарастают... (подробности)