Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество15 ноября 2021 14:00

Смертельная капельница. Почему медики из Иваново до сих пор не ответили за гибель трехлетнего пациента

Точка в деле о смерти трехлетнего Андрюши Давыдова до сих пор не поставлена
Светлана ВОЛОДИНА
Прошло два года после того, как Андрюша Давыдов умер под капельницей в Ивановской городской больнице №1, но виновные до сих пор не названы, срок привлечения обвиняемых к уголовной ответственности истек.

Прошло два года после того, как Андрюша Давыдов умер под капельницей в Ивановской городской больнице №1, но виновные до сих пор не названы, срок привлечения обвиняемых к уголовной ответственности истек.

Фото: Личный архив

Прошло два года после того, как Андрюша Давыдов умер под капельницей в Ивановской городской больнице №1, но виновные до сих пор не названы, срок привлечения обвиняемых к уголовной ответственности истек. Трехлетний мальчик умер из-за вопиющей ошибки и халатности медиков, и за это так никто и не поплатился.

Приехали на «скорой» и сразу на капельницы

О трагедии, которая произошла в семье Давыдовых в 2019 году, помнят по сей день: в ту роковую ночь 24 октября, сердце трехлетнего Андрюши резко остановилось из-за введенной ему смертельной дозы хлорида калия вместо безобидного физраствора.

Мальчик поступил в инфекционное отделение Ивановской городской больницы №1 по «скорой» с ротовирусной инфекцией – три дня у ребенка были расстройства пищеварения, периодически его рвало, но в целом Андрей был бодрым и даже ел с аппетитом. Мать вызвала врачей скорее для «подстраховки». Но доктор инфекционного отделения больницы Станислав Мельников, куда привезли мальчика, при осмотре ребенка определил его в стационар и без предварительных анализов, назначил медпрепараты, причем, внутривенно. В процедурном кабинете мама с малышом оказались буквально через полчаса после прибытия в больницу.

Медсестра перепутала лекарства

Назначения Мельникова выполняла медсестра Марьям Ильясова, студентка медакадемии, проработавшая в больнице всего месяц. После первой капельницы «глюкозы», которую ребенок выдержал стойко и спокойно, «под мультики», Ильясова поставила вторую и с первых же минут мальчик стал кричать от боли. Мать Андрея Давыдова тут же позвала медсестру, которая вышла из процедурного кабинета и сидела в телефоне на посту, но та не убрала капельницу, сказала только, чтобы женщина держала ребенка крепче. Только когда малыш уже начал закатывать глаза и потерял сознание, Ильясова побежала за врачами. Но было уже поздно: все реанимационные мероприятия, которые длились около часа, не помогли. Сердце малыша остановилось навсегда.

О том, что медсестра перепутала капельницы и вместо хлорида натрия поставила в капельницу хлорид калия, уже на следующий день знал весь город. Но уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» длится уже больше двух лет.

Бодрое начало расследования

Как уже писал kp.ru, поначалу благодаря неимоверным усилиям родных погибшего малыша следователи очень тщательно взялись за расследование. Удалось доказать, что в этот день в больнице в таких же емкостях был хлорид калия, хотя администрация больницы отрицала это. Нашелся и свидетель, который на суде подтвердил, что на этикетке лекарства в капельнице значилась надпись «хлорид калия». Следователи добились проведения еще одной судебно-технической экспертизы медицинских документов, которая подтвердила факты приписывания, зачеркивания, вырывания листов врачом, чтобы скрыть преступление в свое оправдание. А самое главное, была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. И проводили ее не в Иванове, а в Тюмени. Именно в этом документе эксперты пришли к выводу, что смерть Андрюши Давыдова наступила из-за введенного хлорида калия.

На скамье подсудимых оказались врач и медсестра

В итоге обвинения были предъявлены медсестре Марьям Ильясовой – она не убедилась в наименовании взятого ею из шкафа препарата и подключила в установленную систему внутривенного вливания стеклянный флакон с раствором калия хлорида 5%, фактически перепутав данный флакон с похожим. Дальше, как значится в следственных документах, Ильясова должным образом не отреагировала на призывы матери мальчика о помощи. Обвинения были предъявлены и лечащему врачу Мельникову Станиславу Валентиновичу, который не назначил биохимический анализ крови и анализ крови на определение кислотно-щелочного баланса, в результате чего ошибочно определил степень тяжести указанного заболевания и необоснованно принял решение о назначении капельницы. На совести врача еще и тот факт, что он не проконтролировал действия медсестры.

Мальчик поступил в инфекционное отделение Ивановской городской больницы №1 по «скорой» с ротовирусной инфекцией

Мальчик поступил в инфекционное отделение Ивановской городской больницы №1 по «скорой» с ротовирусной инфекцией

Фото: СОЦСЕТИ

Вину не признают

В сентябре 2020 года расследование должно было закончиться. Но дело затягивалось: то менялся начальник следственного управления, то врач написал ходатайство в СК о том, что он не может участвовать в следственных действиях, так как у него тяжелое заболевание – органическое расстройство личности, возникшее на фоне алкогольной зависимости. Он даже прошел добровольное лечение в психиатрической больнице «Богородское». Но там, кроме алкогольной зависимости, у Мельникова отклонений в итоге не выявили. В конце января 2021 года врач умер и теперь в суде его представляют родственники.

Медсестра Марьям Ильясова на данный момент в Иванове не работает – она переехала в Москву, где продолжает получать медицинское образование.

Обвиняемым уже не грозит наказание в связи с истечением срока привлечения к уголовной ответственности, но от прекращения дела они не отказались. Более того, сторона защиты обвиняемых продолжает настаивать на том, что медики не виновны в смерти ребенка.

Подсудимые хотят повторную судмедэкспертизу

Очередное заседание суда по «делу врачей» состоялось 12 ноября. Потерпевшую сторону представляла бабушка погибшего мальчика Светлана Давыдова, обвиняемая Марьям Ильясова на заседание также приехала. Интересы умершего врача Мельникова представляла его супруга.

В самом начале заседания адвокаты подсудимых Ильясовой и Мельникова представили суду документ – полный анализ и «разбор» двумя судмедэкспертами независимой организации комиссионной судебно-медицинской экспертизы, сделанной в Тюмени. Той самой, где черным по белому выявлены и намеренные изменения больничной документации (вырывание листов, дописка в медкарту), и анализ данных о химических показателях крови погибшего ребенка, там же дана оценка профессиональным действиям врача и медсестры.

Однако, независимые эксперты усмотрели, что в тюменском документе не указано, кто эту самую экспертизу заказывал, были ли предупреждены специалисты об уголовной ответственности, а выводы по анализу крови погибшего мальчика и вовсе признали несостоятельными.

- Экспертиза составлена на низком профессиональном уровне с многочисленными нарушениями. Она не является полной, всесторонней и объективной, не может использоваться при принятии судебных решений и требует назначения повторной экспертизы, - заявила адвокат Ильясовой. Эксперты, которых привлекли подсудимые, сделали письменный вывод, что смерть ребенка могла наступить от повышенного содержания сахара в крови или острой почечной недостаточности, но не от переизбытка калия.

Однако адвокаты потерпевшей стороны отметили, что как раз представленный обвиняемыми документ. мягко говоря, сомнителен: во-первых, один из его составителей по образованию историк, переучившийся на адвоката. А во-вторых, заказывать такой документ адвокат не может – его либо запрашивают следователи, либо суд.

- Данное заключение основано на выборочном представлении удобных стороне зашиты документов, - резюмировали адвокаты потерпевшей стороны. Но суд приобщил это заключение к материалам дела.

Прокурор просит суд признать Ильясову виновной

В прениях 12 ноября успели поучаствовать только гособвинитель и потерпевшая сторона. Прокурор сообщил, что собранных доказательств вполне достаточно, чтобы посчитать Ильясову и Мельникова виновными в смерти Андрея Давыдова. Он попросил суд прекратить уголовное дело в отношении почившего врача, а медсестру признать виновной. Правда, наказание ей не грозит – срок давности привлечения к уголовной ответственности истек.

Адвокат потерпевшей стороны в ходе прений высказалась, что вина медиков в этом деле очевидна.

-Гиперкалемия подтверждается и тем, что в анализе крови Андрюши обнаружен фуросемид – он выводит калий из организма, а это значит, что врачи прекрасно понимали, из-за чего ребенку резко стало плохо, они применяли этот препарат, когда реанимировали малыша. – сказала бабушка Андрюши.

Защита обвиняемых попросила сказать свое слово на следующем заседании, чтобы «подготовиться и изучить данные», хотя по сути новых данных в ходе заседания не прозвучало.

Что скажет со скамьи подсудимых Марьям Ильясова, а главное – какое решение в этом резонансном деле примет суд, станет известно 15 ноября.