Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+16°
Boom metrics
Политика7 декабря 2021 18:00

Вячеслав Никонов: После Женевы-2 Байден может сказать - я уговорил Путина не нападать на Украину. Зачем тогда ее вооружать?

Первый зампред Комитета Госдумы по международным делам - с обозревателем KP.RU Александром Гамовым
Вячеслав Никонов.

Вячеслав Никонов.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

-... Вячеслав Алексеевич! Вот в 18 часов по московскому времени и начались переговоры Путина с Байденом. А в Вашингтоне в это время было...

- 10 утра. Восемь часов разница.

- Ну, да. Это же во сколько может закончиться встреча?

- Если говорить о графике Байдена, то следующее мероприятие после встречи с Путиным у него назначено через шесть часов.

- Ну, просто отдохнуть, наверное, надо после переговоров?

- Я не думаю, что Байден только один будет говорить, наверняка подключатся и другие участники.

- А у нас?

- Полагаю, если с той стороны будут еще участники, то и с нашей стороны - наверняка тоже.

- А кто это может быть?

- Прежде всего, Лавров, Шойгу и те сопровождающие лица, с которыми Путин летал в Индию, которые присоединились к нему в Сочи, и ясно, что будет Ушаков. Судя по всему, именно ему будет поручено доложить о результатах саммита. От него мы и узнаем подробности.

Мы еще ни разу не были свидетелями такого формата, как саммит-онлайн по защищенной линии, который тоже будет исполняться впервые.

- Почему впервые? А Хрущев с Кеннеди?

- Это другая была линия. При Хрущеве еще не было интернета. И видеосвязи.

- Да. Ну, вот главные темы - это все-таки продвижение НАТО к нашим границам и ситуация на Украине, я так понимаю, да?

- Ясно, что для Байдена - это самая важная тема, ясно, что он будет на нее делать упор. Для нас эта тема менее важна, потому что у нас нет планов нападения на Украину. Это - во многом раздутая американцами тема для внутреннего пользования, для международного пользования, для ослабления наших позиций.

Естественно, что Байден будет проявлять жесткость, которой от него требует сейчас американское общественное мнение, подготовленное самой же командой Байдена. Так что - да, Украина займет большое место на переговорах.

Для нас интересна тема не расширения НАТО и еще более интересен вопрос не размещения американской военной инфраструктуры на территории Украины, что ведь возможно и без расширения Альянса. Как известно, далеко не все те страны, где находится американское вооружение, являются членами НАТО...

- А потом господин Байден может сказать, что вот, дескать, я уговорил Путина не нападать на Украину?

- Безусловно. От американцев можно ждать подобного рода заявления, тем более, что в последнее время звучат обвинения в адрес Байдена, что он «слабак», что Путин его «сделает, как ребенка». А Байден может, действительно, чтобы опровергнуть эти разговоры, заявить, что только его «давление на Путина» и «жесткие санкции», которые разработали США, «заставили Путина одуматься» и «не нападать на Украину».

Вполне такое можно от них ожидать - эти люди врут, как дышат.

- Ну, уже называют эту встречу Женева-2, а вот на Женеве-1 журналист «Комсомолки» спрашивал Владимира Владимировича - с каким счетом закончилась его встреча с Байденом. Здесь уместен был бы мой вопрос? Или мне не надо возвращаться к Женеве-1?

- Этот вопрос, с одной стороны, всегда уместен, с другой -, всегда неуместен. Потому что всегда интересно, какой счет встречи, кто что выиграл и кто что проиграл.

Но в дипломатии так не бывает и, как правило, это какие-то небольшие «приращения» (приобретения), которые невозможно измерить в голах. Поэтому, победа и поражение здесь - вещи весьма малоразличимые, если не идет речь о безоговорочной капитуляции, сдаче позиций. Ясно, что речь идет - с нашей стороны, во всяком случае, - о разговоре равных партнеров. Хотя Соединенные Штаты никого за равных не держат в этом мире. Ни одну страну, в том числе, и союзную себе. Поэтому вопрос-то можно и задать, но ответ на него будет, наверняка, очень расплывчатым.

В принципе, если удастся решить какие-то проблемы, укрепляющие международную безопасность, - то это будет ситуация выигрыша для всех сторон.

Но не всегда, опять же дипломатия - игра с нулевой суммой. Когда выигрыш одной страны является проигрышем другой…

Если продолжать тему Женева-1, то в числе вопросов, которые обсуждались в Женеве, был вопрос о кибербезопасности и были созданы рабочие группы, которые уступили в своей деятельности и, в общем-,то результат-то есть.

Во всяком случае, вчера ООН и Совет Безопасности без обсуждения единогласно приняли подготовленную Россией и Соединенными Штатами резолюцию, касающуюся неприменения кибернетического оружия друг против друга.

- А, вот как раз - это была тема 16 июня Женевы?

- Да, это результат Женевы. Плюс - есть формат весьма активный переговорный, связанный со стратегической стабильностью, с контролем над вооружением... Здесь стороны продвинулись не так далеко, и я не думаю, что в ближайшее время выйдут на какие-то документы и договоренности, но работа в этом направлении ведется безусловно.

Я считаю, что возможна ситуация взаимного выигрыша, если каким-то образом они решат проблему, связанную с дипломатической собственностью, с работой посольств, консульских ведомств и выдачей виз. Это тоже будет ситуация выигрыша с обеих сторон.

- Чего-то вы больно много наговорили задач.

- Я наговорил то, что реально можно обсудить.

Ясно, что кибербезопасность - решаемая проблема, во всяком случае, обсуждаемая. Контроль над вооружениями - это тоже обсуждаемая проблема, хотя и трудно решаемая.

Посольство - безусловно, также обсуждаемая и решаемая проблема. Создание гарантий безопасности России и нерасширение НАТО, неразмещение американского оружия на украинской территории - это, на мой взгляд, нерешаемая задача, но обсуждаемая.

- Понятно. То есть, я так понял, что вы уже по опыту знаете, что часть вопросов уже обсуждена, уже в стадии решения и они будут вынесены на суд президентов?

- Я не думаю, что будет что-то выноситься сейчас на решение, потому что по кибербезопасности уже есть резолюция.

По контролю над вооружением пока, насколько мне известно, там нечего выносить на суд президентов. Они могут, конечно, определить - ну, хотя бы параметры того, о чем говорить на тех переговорах, которые идут.

Потому что, сейчас ведь речь идет о продлении договора СНВ-3, он продлен пока на пять лет и, если речь идет о его продлении, то будет ли он охватывать ту стратегическую традиционную ядерную триаду, с которой мы всегда имели дело. То есть, межконтинентальные баллистические ракеты, подводные лодки с ракетным оснащением и стратегическая авиация - стратегическая триада, которая подлежала ограничениям.

Но сейчас разрушен договор о ракетах средней и малой дальности, разрушен договор по ПРО - будем ли мы это реанимировать? Будет ли реанимироваться договор об открытом небе? Что делать с тактическим ядерным оружием? Что делать с новыми видами вооружений, которые не подпадают под определение триады? Ну и так далее.

Это же большой список вопросов, без решения которых невозможно двигаться дальше. Я думаю как раз это и могут президенты обсудить. Придут ли они к каким-то решениям? Ну, сомневаюсь пока.

- Ясно. Ну, и важность вот этой встречи. Вы бы ее сравнили с каким историческим моментом?

- Любое сравнение, безусловно, хромает. Тут действительно сложно сравнивать. Ситуация, скажем, еще не настолько горяча, как, например, Карибский кризис, с которым уже многие сравнивают эту ситуацию. Ясно, что там ядерные ракеты около наших границ американцы не устанавливают, мы не устанавливаем ядерные ракеты у американских границ на Кубе. Этого нет. Если говорить о разрядке, то те саммиты, которые проходили, они все были хорошо фундированы, подготовлены и, если хотите, фундированы настолько, что можно было подписывать соглашения. Но не всегда это было так. Были саммиты совершенно, кстати, не подготовленные, где ни о чем не удавалось договариваться, но удавалось снижать какую-то напряженность, как, например, первые встречи между Рейганом и Горбачевым. Там ничего не было подписано, но климат отношений менялся. Поэтому любая аналогия, конечно, хромает, но я не стал бы сравнивать, наверное, ни с чем.

Ну, а, если сравнивать, то с предыдущей встречей Путина и Байдена в Женеве, потому что она тоже состоялась после очень мощной паники в Соединенных Штатах по поводу тех военных учений, которые мы проводили и которые рассматривались на Западе как угроза. И в Белоруссии, и в западном военном округе, и на Черном море у нас были тогда манёвры, которые очень напугали Запад и в результате Байден позвонил Путину, и итогом этого разговора стал как раз саммит Женева-1.

Поэтому, наверное, сравнивать лучше с тем, что было минувшим летом.

- Ясно. Тогда дождемся утра, наверное...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

От Москвы до самого Пёрл-Харбора. Переговоры Путина и Байдена состоятся в знаменательный исторический день

Разговор президентов России и США обещает быть непростым (подробности)