Почему Елена Цыплакова ушла из актерской профессии?

Как Елена будет отмечать приближающийся юбилей?

Что интересного нашла актриса в режиссерской профессии?

Как делаются популярные сериалы?

Когда Елена вновь появится на экране в роли актрисы?

На эти и другие ваши вопросы Елена Цыплакова ответила в пятницу, 7 ноября, с 18.00 до 19.00 мск

СТЕНОГРАММА ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ

- Сегодня в гостях у нас известная актриса и режиссер Елена Цыплакова. Мы ее пригласили по многочисленным просьбам наших читателей, которые являются Лениными поклонниками. Сериалы, которые Лена снимает для телевидения – сейчас в работе у вас «Кармелита»-3?

- Да, я работаю только над третьей. В «Женщине без прошлого» я один из режиссеров.

- Насколько мы знаем по телевизионным рейтингам, эти сериалы очень любят зрители. Лен, а вам вообще не жалко было, что будучи популярной, известной актрисой, любимой, которая нравилась огромному количеству мужчин, невероятно хорошенькой, и вдруг вы ушли в режиссеру, в закадровую такую работу.

- Она интереснее для меня на самом деле.

- А чем она для вас интереснее?

- Это другая профессия. Там гораздо больше возможностей для какой-то творческой жизни, работы. Я уже больше 30 лет работаю в кино и в первые годы я всегда старалась как-то разнообразить роли и не играть какие-то повторы. Потому что на самом деле после «Школьного вальса» и после «Счастливой Женьки» я старалась разнообразить. Но какие-то пошли повторы, стали предлагать похожие роли.

- Использовали, наверное, внешние данные?

- А никуда от этого не денешься, есть типаж актрисы. Я старалась, конечно, как-то разнообразить, но все равно… Я пришла в кино не с мечтой стать актрисой, а просто из интереса. Я начала рано сниматься, я напомню, что с 14 лет я начала сниматься в кино, еще школьницей у Динары Асановой, «Не болит голова у дятла». И вот дальше выбор уже как-то состоялся, я стала работать дальше в кино, и в театре работала шесть лет в Малом академическом театре Москвы. Но я второй раз закончила ВГИК в 1985 году, уже режиссерский факультет. И вот с тех пор занимаюсь режиссурой, иногда снимаюсь.

Почему Елена Цыплакова не снимает боевики?.

- Читатели спрашивают, когда же вас увидят в какой-то кинороли, именно как актрису? Соскучились, хотят, ждут.

- Спасибо, конечно. Но дело в том, что я не на все соглашаюсь, что предлагают. А предлагается не так много. Правда, вот сейчас я похудела, изменилась, может, сейчас что-то будут предлагать. Посмотрим. Если будет интересная для меня роль в духовном плане, которую я могу себе позволить, потому что я соглашаюсь сейчас не на все. Я человек верующий и для меня есть определенные табу.

- Вы себе эту роль как-то представляете?

- Как можно представлять себе какую-то роль?

- Ну, может, всю жизнь мечтали сыграть Офелию?

- Я сыграла Офелию с дипломном спектакле, в юности.

- Ну, какую-нибудь Аркадину чеховскую?

- Нет, я не мечтаю вот так. После того, как я пришла к вере, у меня такие мечты не то что прекратились, а просто я радуюсь тому, что происходит в моей жизни. А происходит масса всяких разных интересных вещей, неожиданных для меня. Я очень открыта к этому.

- Лена, от читателей поступил такой вопрос – как вы пришли к вере? Я понимаю, что это тема такая очень интимная…

- Вообще я крещена с детства. Моя бабулечка читала мне Евангелие и я помню, как в четыре года я очень возмущалась в деревне на берегу реки, все пыталась по водам ходить. Думаю, как это по водам ходят, у меня не получалось и меня это очень расстраивало.

- У кого-то получается, а у меня нет?

- Да. Поэтому размышления были всегда. В 15-16 лет, в такой самый возраст, когда начинаешь размышлять о бытие, о смысле жизни, а у меня папа такой домашний философ был, он часто беседовал на кухне, я сидела и слушала, размышляла, насколько могла в том возрасте. Серьезно я пришла к вере в 36 лет. На самом деле, у меня были уникальная ситуация. В 18 лет я побывала в Армении, пригласили меня на кинопробы, и меня отвезли к храм Рексиме – одной из дочерей царя христианского. Я была настолько потрясена. Потому что я привыкла видеть питерские храмы со многим количеством икон, золота, красоты. А туда вошла, а там такой грубо отделанный туф, никакого золота, одна огромная икона Богородицы с таким очень строгим армянским взглядом. Но у меня было такое потрясение, я встала, у меня такой мороз по коже. И произошло со мной что-то такое… И я все задавалась вопросом, когда же начнется полноценная жизнь такая, зрелая. И вдруг через два дня я услышала такое, мне пошло, что моя полноценная жизнь начнется в 36-37 лет. И это действительно так.

- Как услышала?

- Ну, знаете, как в Евангелии пишется – слышим голос, не знаем откуда пришел и куда ушел. Вот у меня такое было. И действительно, пришла между 36 и 37 годами полноценная жизнь. Я понимаю сейчас почему. Потому что человек существо тройственное. У него есть плоть, есть душа, есть дух. И если человек живет только плотской или только душевной жизнью, то это не полноценная жизнь и не полноценное, наверное, проявление человека. Потому что самое главное, что в человеке есть – это его дух, духовная жизнь. И человек в общем как-то созревает в какой-то возраст для этого, у кого-то это происходит раньше, у кого-то позже. Но я считаю, что полноценная жизнь – это когда человек живет духовной жизнью, он сознает, он может силой духа руководить и своей душой, и плотью. НА мой взгляд, это действительно так произошло. Ну, пришла к этому как многие, может быть, приходят. Через какие-то болячки, еще что-то. Дело в том, что у меня жизни было очень много чудес. Я настолько верила и верю в то, что Господь исцеляет и мертвых может воскресить и все, поэтому я молилась. У меня ушли все заболевания, по вере я отказалась от лекарств, хотя были достаточно сложные ситуации и такие заболевания. У меня все ушло.

- Благодаря вере?

- Да. Дело в том, что есть такой уровень веры. До этого уровня человек живет естественной жизнью. А вот потом начинается сверхъестественная, она тоже реальная и нормальная. Но для людей, у которых есть вера. Начинают происходить чудеса. Вот у меня их было очень много в жизни. И Слава Богу.

- Как интересно вообще. С одной стороны, мистика какая-то…

- Это сейчас для нас стало мистикой. И это очень странно, потому что огромное количество веков люди верили, знали и видели. И сейчас происходит огромное количество чудес и исцелений. Просто как-то об этом все говорят – ну надо же. А это абсолютная реальность.

- Вы были свидетелем какого чуда?

- Со мной происходили чудеса. Я исцелилась от серьезных заболеваний. Не так давно у меня с мамой была ситуация. У меня мама была в онкологии и после операции мне сказал наш хирург, что у нее метастазы в печени. Мы с моим мужем и с нашим другом Виталием Воскобойниковым с очень мощным молитвенником, мы сидели в больнице, а он на расстоянии, молился. И у матери за три дня ушли метастазы из печени. Хирург поверил только тогда, когда мы сделали послойную съемку, томографию, что у нее чисто все. И потом анализы показали, что у нее нет онкологических клеток. На самом деле это абсолютная реальность. Просто многие люди пытаются от этого закрыться, им не хватает веры, им не хватает душевного устремления. Вообще, когда приходить к Богу, к вере, жизнь меняется. У меня, по крайней мере, она стала в миллион раз интереснее и радостнее. Совершенно по-другому реагируешь на все. Идет такой процесс преображения сознания, твоих мыслей, твоих душевных каких-то качеств. Потому что под воздействием святого духа все меняется, начинаешь по-другому на жизнь смотреть.

- Более, наверное, оптимистично?

- Ее осознание совершенно другое. Ты понимаешь суть многих вещей совершенно иначе. И это действительно дает радость. Первые христиане и отличались этим, их видели издалека, по радостным лицам. И апостолы писали – радуйте себя, но не глупой радостью, которая идет от того, что, а, все замечательно. А наоборот, от более глубокого понимания того, что происходит.

- Лен, давайте вернемся к кино. Вопрос от наших читателей. Лена, ваш фильм «На тебя уповаю» очень пронзителен. Без слез его невозможно смотреть. Однако вышел он в годы безвременья и широкому зрителю мало известен. Когда ждать от вас подобных работ?

- Он был снят в 1992 году, тогда действительно российские картины вообще не покупались. А когда посмотрели мою картину, то прокатчики сказали – зачем нашему зрителю такое грустное кино? И он четыре года лежал на полке, он был никому не нужен. Продюсер очень расстроился, что мы сделали такую историю. Но потом в Монреале на фестивале каким-то образом они увидели эту картину и они выпросили просто, чтобы продюсер прислал эту картину на фестиваль, потом она была в Лондоне. Была очень хорошая пресса. Потом я в Швейцарии была с этой картиной. Картина получил спец-приз жюри, потом я получила Гран-при в России, в Магнитогорске на фестивале мелодрам «Хрустальная слеза». И картина тогда пошла по телевидению, ее показывали неоднократно. Правда, в 8 часов утра или еще в какое-то время, но все-таки ее показывали. Сейчас она вышла на кассетах, на дисках, ее можно в принципе приобрести. Конечно, было жалко, что картина лежала столько времени, но на самом деле даже вот сейчас, несмотря на то, что там разговоры про талоны, про ту реальность нашей жизни, она по сути своей, по тем проблемам, которые там поднимаются, она, на мой взгляд, не устарела.

- Там высоконравственные проблемы поднимаются, да?

- Да. У меня есть три проекта очень интересных, духовных таких проекта. Один называется «Пир», по повести Максима Яковлева. Вторая история это о Борисе и Глебе, наших святых. Но это уже такая более глобальная история и дорогая. И есть еще один сценарий, но, не знаю, пока это созреет. Должно, видимо, как-то это созреть, чтобы появились люди, которые будут это финансировать.

- А боевичок не хотите снять?

- Нет.

- Почему?

- На самом деле, я однажды молилась, говорю, Господи, надо, наверное, как-то работать, надо денежку зарабатывать, чтобы как-то обеспечить себя чуть побольше. И мне снится сон, что я захожу в туалет, а обычно туалет снится к деньгам. Я захожу, огромный такой, просторный, смотрю, весь пол в крови, размотан огромный рулон туалетной бумаги. Я так поежилась и вышла оттуда. Через неделю мне позвонили и предложили боевик – весь в сплошной мокрухе, на крови, на убийствах, на всем. Огромный сериал.

- То есть, рулон бумаги, значит, многосерийный?

- Да, многосерийный. Я отказалась, естественно, потому что на самом деле вот то, что сейчас я взялась за такие большие картины, это, с одной стороны, очень интересный опыт и мы можем поговорить об этом отдельно. Но я берусь только за то, что меня саму интересует. Вообще это дело очень эмоциональное, режиссер должен заражать своим желанием работать не только актеров, но и всю группу. Потому что на сегодня это очень тяжелый физический труд. И если ты сам не горишь, вот я, например, не могу снимать такие вещи. Поэтому посмотрим, что будет с теми проектами, которые готовятся.

- Но все равно, сериалы вы же снимаете?

- Первый серила, который я снимала, был «Семейные тайны». Я тогда жутко перепугалась, когда мне мой друг, редактор, Саша Макаров, нас так как-то судьба ведет. Он работал на Мосфильме, в объединении «Старт» у Карена Шахназарова, он мне предложил сценарий «Камышовый рай», я снимала, а он был редактором. Потом он перешел на другую студию и там он мне предложил историю, которая легла в основу «На тебя уповаю». Тоже он был редактором. Потом он перешел работать к Валере Тодоровскому, в сериалы, и он мне предложил опять сценарий «Семейных тайн». И он опять был редактором. Но я тогда жутко испугалась, говорю, Саша, я не умею снимать длинно, долго, все картины у меня меньший метраж, чем положено. А тут 24 серии, ты что, говорю, я не смогу. Но в результате я согласилась, потому что мне история очень понравилась. Потому что это история семьи, такой современный король Лир. Отец банкир, заболел, он потом чудом исцелился. То есть, вот эти все вещи, которые просто удивительно мистические, такие как пророческие для меня лично в моей жизни. Потому что вот мама потом исцелилась. Но она ушла по другим причинам, просто там и возраст, и состояние здоровья было другое. Но она ушла не с онкологией. Чудо было. И она прожила больше, чем предрекали. Поэтому я когда взялась, мне было очень интересно, потому что была возможность говорить на основе самых каких-то близких любому человеку семейных взаимоотношениях, говорить о жизни духа человека. И для меня это был колоссальный совершенно опыт духовный, потому что мы с актерами разбирали все сцены, которые играли, с позиции заповедей. То есть, мы пытались как бы закладывать правильную информацию. Вот у апостолов есть замечательная совершенно фраза в Евангелии, где сказано, что совершенный человек тот, у кого чувства к навыкам приучены различать добро и зло. То есть, на самом деле кино в этом смысле, тем более, сериалы, которые надолго как бы могут приковать внимание зрителей, ну которые в это время свободны, те, которые садятся и смотрят сериалы, для них же это тоже опосредованный жизненный опыт. Они не проходят те ситуации, которые есть в кино и тем не менее они могут в этом эмоционально и своим разумом участвовать. И как бы какие-то вещи примеривать к себе и понимать, как я это… Я когда снимала «Семейные тайны», я молилась и говорю, Господи, я понимаю, что я ничего не могу изменить, но кино может человеку дать возможность, глядя на то, как поступают другие на экране, сказать – боже моей, я тоже такое делала. И, может быть, сказать – Господи, прости, я не буду этого делать. И так далее. Я везде рассказываю, это, наверное, самая интересная реакция на картину для меня, как для режиссера. Одна адвокат подошла ко мне и сказала: у меня два дня шли люди и забирали иски о разделе имущества. Я так перепугалась, я думала, что меня там кто-то опозорил или еще что-то, или не хотят со мной работать. Просто забирают иски и уходят. И десятого человека спросила: в чем дело? А он говорит, мы посмотрели сериал «Семейные тайны», а он как раз закончился, и подумали – а чего мы делимся? Обычно же делятся, все вот эти разделы имущества, самые близкие люди. Муж и жена, родственники и так далее. То есть, это ад на земле, когда люди из-за материальных вещей вот таких просто начинают друг друга ненавидеть. Происходят страшные вещи в семьях. И она говорит – я рассказываю этот пример и говорю, что сериал может вот так подвинуть людей… Я говорю – но вам же деньги никто не вернет, а человек ответил: ну а что такое деньги, мы к Богу идем. То есть, на самом деле, если мы закладываем какую-то правильно ориентированную нравственно информацию, она может помочь. Взять «Школьный вальс». НА самом деле 30 лет картине. Вот приезжал Сережка Насибов из Америки, я говорю – Сереж, ты представляешь…

- Вы с ним встречались? Это исполнитель главной роли?

- Да. Он бывший мой однокурсник. Я говорю – ты представляешь, родилось энное количество детей после этого фильма. Потому что до сих пор мне рассказывают, я не часто лажу в Интернет, но мне рассказывают, что в Интернете до сих пор есть информация, там пишут люди о том, что женщины не сделали аборты, посмотрев «Школьный вальс». Я однажды сидела на передаче «Старый телевизор» и вдруг звонок раздался. Лена, говорят, я вам так благодарна, вашему фильму, потому что, говорит, я посмотрела фильм и у меня хватило сил не сделать аборт, хотя была в такой же ситуации. И сейчас, говорит, передо мной сидит мой любимой, замечательный, талантливый, умный и красивый сын, ему 20 лет, я так счастлива. То есть, кино все равно может иногда людям помогать и в каких-то ситуациях выстоять. И я за такое кино. Потому что можно и, наверное, необходимо показывать какой-то негатив, мы живем в таком мире, где это все есть. Другое дело, как к этому относиться. Можно любоваться грехом, можно оправдывать грех и любую гадость. И тогда это соблазн, тогда это соблазн людям, потому что вот если в театре человек пришел и смотрит, он может смотреть на сцену, а может смотреть на кулису, где кошка прошла или там еще что-то. То есть, он больше свободен, как зритель, на что и как реагировать. То кино, оно на самом деле, я своим студентам говорю об этом, оно узурпирует зрителя. То есть, вы видите все глазами камеры, того, где режиссер ставит акцент, где крупный план. То есть, оно больше втягивает зрителя, потому что оно руководит его вниманием, зрением, расставляет акценты не так, как человек хочет, а как режиссер хочет. И поэтому идет более сильное воздействие на психику и на сознание человека. Поэтому я считаю, что кино может помогать, а может разрушать очень сильно.

- Лена, вот вы заговорили о фильме «Школьный вальс», он был действительно очень популярен. Его часто показывают. Мелодрама такая в общем трогательная про школьников. Тогда, наверное, это казалось таким…

- Тогда был шок. Тогда в первый год картину даже не выпустили на экран.

- У школьников такая любовь, что героиня забеременела?

- Да. И потом, девочка не из неблагополучной семьи, а из хорошей, благополучной семьи. Тогда было очень много проблем, даже родительские комитеты ходили вместе с детьми на просмотры, устраивали обсуждения, чтобы правильно дети на это реагировали, чтобы не побежали все сейчас косяком в десятом классе рожать и так далее. То есть, вообще очень боялись этой картины, но ее, как ни странно, комсомол поддержал. И ее сняли с полки и стали показывать. Год она пролежала, но на каком-то съезде учителей ее показали и учителя очень возмутились картиной и они не хотели, чтобы она вышла на экраны. Так что история была не самая простая.

- А сейчас сплошь и рядом, когда такие отношения.

- Ну да, а тогда это был шок.

- Да, и вот читатели тоже спрашивают, видно, откуда-то услышали, узнали, что вроде бы готовится продолжение.

- Вы знаете, Насибов Серега приехал из Америки, он долго работал в бизнесе, не снимался…

- Не в Голливуде работал?

- Потом он снялся в нескольких небольших ролях, сыграл, как обычно, наши многие звезды, играют бандитов. И говорит – слушай, а мне понравилось, я решил опять в кино вернуться. Приехал и говорит – давай, такая картина, надо продолжение снять. То есть, он приехал такой задорный. Я поговорила с Аней Родионовой, она говорит давай поговорим. То есть, мы пока еще серьезно на эту тему не говорили.

- А Родионова это?

- Сценарист «Школьного вальса». Таких конкретных разговоров не было, но может быть.

- А с Евгенией Симоновой, вашей соперницей?

- Пока разговора не было. Но на самом деле история могла бы быть, может, даже международной. Действительно, 30 лет спустя.

- Вы бы могли, кстати, написать сценарий?

- Я стараюсь не очень, обычно доделываю сценарии.

- А снять?

- Снять – да, может быть. Но это все достаточно тонкая история. Пока я не буду говорить об этом, потому что сначала это нужно обсудить в творческой группе, потом уже выносить.

- В принципе это возможно, да?

- Наверное.

- А когда Насибов приезжал?

- Буквально в течение месяца.

- Он так же хорош собой, как и в том фильме?

- Да, он так немножко похож на Ричарда Гира. Он занимается спортом, да.

- Насколько я знаю, в жизни его были похожие ситуации?

- У нас была передача, нас пригласили как раз в связи с 30-летием «Школьного вальса» и там один из сюжетов наших в Голливуде, там был Сережа, его многие видели. И я тоже была. Совсем недавно.

- А отчего зависит работа режиссера. Вы говорите, там вам редактор предложил сделать продолжение фильма, потом этот же редактор, Макаров. Что, совершенно режиссер не свободен в нынешней жизни?

- Нет, почему, ну многие режиссеры ходят, предлагают сценарий, ищут деньги и т.д. Просто я могу сказать, что у меня так складывалась моя жизнь, что я снимала то, что мне предлагают. И эти истории мне нравились, были интересны.

- Сложно женщине быть, наверное, в этом мужском….

- Думаю, всем непросто. Пока то, что мне предлагают, я делаю. Мне немножко попроще, хотя бы этой проблемой я не занимаюсь.

Что стало с героями "Школьного вальса"? Елена Цыплакова.13 ноября, юбилей у известной актрисы и режиссера Елены ЦЫПЛАКОВОЙ. Накануне дня рождения Елена побывала у нас в редакции Съемка: Артем БЕЛОУСОВ

- В смысле, поиском денег?

- Да.

- А «Кармелита» чем вас так тронула? Это такая мыльная опера, да, классическая?

- Я не очень понимаю, почему мыльная. Наверное, потому, что мылом люди каждый день пользуется, в этом смысле? И потом, когда мне говорят «опера», я говорю, простите, опера – это когда поют. Я не очень этот термин воспринимаю.

- Предложите свой.

- Это многосерийный фильм. Конечно, зависит от истории. Это может быть в каждой серии отдельный сюжет, а может быть огромная картина и т.д. Например, «Семейные тайны», где я была одна режиссером, я его снимала как кино. И мы практически как кино и делали, то есть, мы снимали в интерьерах, на натуре и т.д. Здесь просто другая технология. В «Женщине без прошлого» я была не одна режиссер. То есть, там был Боря Невзоров, он потом ушел, пригласили меня, я пришла и стала работать как бы основным режиссером, но был режиссер, который снимал натурные съемки параллельно с нами. Потом появился второй павильон, появилась Оля Грекова, которая тоже снимала параллельно. Это совершенно другая технология. Здесь уже ты не сидишь в монтажной в основном, потому что есть монтажеры-режиссеры, есть звукорежиссеры, которые ставят музыку. Потому что в кино этим занимается режиссер-постановщик. Я от начала до конца сидела и в монтажной на «Семейных тайнах». И детский сериал делали, «Полосатое лето», я тоже сидела. Здесь другое. Я, допустим, как главный режиссер на «Женщине без прошлого» отсматриваю черновой монтаж, утверждаю его, делаю поправки. Но я уже не сижу в монтажной. Хотя сейчас я снимаю «Кармелиту» и я три с лишним месяца снимала натурные съемки, где было огромное количество трюков. Для меня это колоссальный опыт, как для режиссера, очень интересный и очень непростой. Потому что при той выработке, которая требуется, это должно быть огромные скорости, опыт и все. Скачки, состязания по метанию ножей, драки на кнутах, танцы цыганские и все остальное – огромное количество сложных постановочных сцен, которые не очень приняты в таких сериалах. И поэтому я сидела в монтажной, другой режиссер в этот момент снимал, а я сидела в монтажной, потому что нужно монтажеру подсказывать, как мы снимали. Потому что любые трюковые съемки это огромное количество кадров отснятых. В таких огромных сериалах другая технология. В павильоне, например, монтаж идет на площадке. Сидит режиссер, который включает или одну, или другую камеру уже во время съемки. Идет монтаж – здесь крупный план, здесь общий, здесь проезд и так далее. То есть, практически выдается готовая сцена. Иногда пикапчиком снимаются какие-то планы, потому что там две камеры не могли взять, особенно если там много народу на площадке… Это особая технология. На натуре мы снимали на две камеры, как кино. И поэтому мы сейчас монтируем первые серии и у всех такое радостное, приподнятое настроение. Говорят, слушай, это не мыло, это не сериал, это кино. Потому что много натурных съемок, много трюков, сложных сцен. Это колоссальнейший опыт, для меня это очень интересно. Потому что здесь и колоритные съемки, и здесь есть для души, потому что у нас там появляются священники, у нас там будут очень интересные духовные разговоры. И вообще, у цыган очень много легенд, что такое в их понятии свобода, грех, укради не укради. То есть, есть масса интересных вещей. Вообще предыдущие две «Кармелиты», которые были, выше рейтинга не было. То есть, там доля за 50 уходила. То есть, выше рейтинга просто не было, наш народ смотрел это. Я могу сказать, что «Женщину без прошлого» кто-то ругает, кто-то говорит, что там долгие планы, медленно двигается действие. Но мы заложники вот этой системы серий. То у нас был перебор по материалу и мы начинали загонять это все. Потом начали писать меньше сцен, чтобы не выкидывать материал. И получалось так, что нам нужно было выходить на определенный метраж. Это уже технические вещи. И продюсеры требуют, чтобы было время, что это домашнее видео, чтобы человек мог пойти поставить чайник и сесть смотреть дальше. Что это не экшн. Что нужно давать время для музыки, нужно давать время для осмысления. Для меня сначала это было очень сложно, но так потихоньку…

- Тут вот такой комплиментарный вопрос. Большое спасибо вам за ваше творчество, большой привет из Костромы. Вопросов масса, но вот хотя бы один. Вы очень красивая женщина. Мне кажется, что на вас немного похожа Наталья Орейра из сериала «Дикий ангел».

- Не обращала внимания.

- Вам говорили об этом? Знаете ли вы ее лично?

- Нет.

- И смотрите ли вы аргентинские сериалы?

- Нет.

- А вообще сериалы смотрите, любите?

- Мне некогда. Сейчас вообще времени нет. Потому что режим работы у меня уже второй год – шесть дней в неделю по 12 часов в день. Это такой режим работы на сериалах. Помимо этого еще нужно отсматривать материал.

- В фильме «Школьный вальс» наряд невесты примерила Евгения Симонова. А вам доводилось в кино играть невест? В каких фильмах? Помните ли вы, в каких нарядах выходили замуж?

- Был фильм «Ключ», телевизионный, я там играла невесту. Больше, по-моему, невест не было.

- А в каких нарядах выходили замуж?

- Последний раз, когда я выходила замуж, у меня было потрясающе красивое длинное платье из шифона, вернее, сверху такая очень красивая вышивка, есть такая фирма «Лена Лайн», они шьют костюмы для цирков, театров, кино. Они мне сшили потрясающий совершенно наряд. Вот был фильм «Адам женится на Еве», вот я там была в своем платье, которое сама сшила. Вот в нем я выходила замуж. А вот это очень красивое, длинное.

- Сами сшили для фильма?

- Ну да. Так я просто для себя шила, просто я в нем снималась, понравилась режиссеру. И в нем же тогда замуж выходила.

- А вот себе нельзя шить.

- Недолго будет, да?

- Да. А вообще к нарядам как относитесь?

- Я люблю одежду удобную. Если говорить о чем-то, что сейчас мне нравится, я очень люблю трикотаж. Есть одна фильма итальянская, трикотажная, «Данелло», там фантастический трикотаж. Он носится по многу-многу лет и выглядит очень хорошо. Там вещи дорогие, но они такого качества замечательного.

- Но вообще вы не фанат этого дела?

- Нет, я достаточно спокойно отношусь к одежде.

- Шопингтерапией не занимаетесь?

- Бывает крайне редко, очень коротко. У меня рыночная экономика. На рынок заехал, купил какие-то вещи и очень хорошо себя чувствую.

- На рынке?

- Да, почему нет? Я нормальный человек, зачем переплачивать какие-то бешеные деньги за повседневную одежду, которую можно легко найти, я живу в Выхино, рядом выхинский рынок, вот. А если для выхода – то трикотаж мне нравится. Там такие достаточно строгие вещи, уже все-таки возраст.

- Лен, вы сами об этом сказали, но мы и не могли не заметить, что вы очень хорошо выглядите. И очень постройнели.

- Слава Богу, я потеряла 30 килограммов. Все, безвозвратно, надеюсь.

- Поподробнее. Это каждый мечтает похудеть.

- Был очень долгий период, когда я ничего не могла – никакие диеты, никакие голодовки. Пыталась, но бесполезно. Было очень много проблем со здоровьем, это было не от того, что я очень много ела. Я могла не есть и держала чудовищный вес. Ну, значит, так надо было. Я сейчас считаю, что, наверное, нужно было это пройти, потому что я бы не была сегодня такой в духовном плане, если бы не прошла вот тот период. И не снималась в каких-то ролях, которые могли предлагать худенькой, красивой девочке и так далее.

- А поправились вы…

- После 27 лет, когда у меня были очень серьезные проблемы, привезла там смертельную малярию из Африки. Из-за того, что у меня больше 40 была температура почти неделю.

- Со съемок?

- Нет, я ездила на фестиваль с картиной. И потом начались проблемы. Потому что сказались эти все вещи. У меня была операция и все остальное. Были проблемы, ничего не могла сделать. Похудела недавно. Мой друг, Виталий Воскобойников, он очень во многом меня сейчас и учит в духовном плане. У него очень мощные молитвы. И вот мы сели, помолились, поговорили. Вы же знаете, и ученые уже доказывают, что вода держит информацию, которая над ней произносится. Есть уже исследования ученых, что если над водой говорить хорошие слова, молиться и так далее, она замерзает в потрясающие кристаллы и так далее. Если над ней ругаться и говорить всякие плохие слова, она даже не замерзает в кристаллы, идет полный хаос. Человеческое дело состоит на 90 процентов из воды. Почему говорится так, что, когда вот мы произносим какие-то слова, мы можем сами себя разгармонизировать, когда мы ругаемся, негатив несем, вибрации идут, да. И наоборот. Когда мы молимся, когда мы говорим позитивные вещи, то мы сами себя гармонизируем. Тут все связано. Тут бешеной мистики на самом деле нет. И вот он намолил воду мне, которую я начала пить. И начала очень много пить просто воды при этом. И я за три месяца похудела на 25 килограммов без диет, без каких-то гимнастик. Причем, мне было легко, я работала в это время, я снимала сериал. То есть, это было удивительно, потому что у меня было много энергии. Последние пять килограмм – это просто упахалась, что называется. Потому что тяжелый режим уже второй год. Все удивляются, как я выдерживаю. Но это сложно, действительно. Но это было не просто похудение, я чувствую, что у меня организм просто очищается совершенно по-другому, потому что у меня уходят соли, у меня там были наплывы на суставах на ногах, потому что такой вес был большой, я больше ста килограмм весила. Все это уходит. Без всяких лекарств. Хотя я пользуюсь иногда травками. Вот «Сибирское здоровье», там очистительные есть программы такие, для организма очень хорошие. И я себя очень хорошо чувствую. Так что теперь, может, какие-то роли будут предлагать. Посмотрим.

- Леночка, наверняка будут предлагать. Скажите, а что, одну только воду, ну, больше надо пить воды?

- Я чувствовала, что мне нужно пить больше воды, потому что шел такой обмен, с водой выходили всякие…

- И вы ничего не ели, наверное.

- Почему, я ела нормально. Я не сидела ни на какой диете. От нашего сознания очень много чего зависит. Мы мыслью можем управлять очень многими процессами в организме.

- Ну где-то самовнушение

- НУ, это общая молитва, здесь же не только наше и мое личное желание. Здесь еще действие, определенное слово. Потому что слово несет в себе код. И молитва тоже очень многое меняет и внутри человека, и вокруг человека. И сознание меняется.

- А муж у вас имеет отношение к кино?

- Он всегда со мной, мы все время вместе. Я не захотела, чтобы он работал где-то на стороне, потому что при таком режиме работы это называется почти не видеться. Я сказала, давай ты будешь все время с нами, он занимается какими-то административными делами, он меня возит, мы все время вместе. И это очень хорошо.

- Не надоедаете друг другу?

- Нет, наоборот, очень хорошо. Внутренняя поддержка очень большая. Потому что когда устанешь там, придешь, сел рядышком под плечико и сразу легче становиться. Потому что видишь поддержку, он в курсе всех наших проблем общих. То есть, все наши дела как бы все вместе, это замечательно.

- Он тоже верующий, наверное?

- Да.

- Лен, вы живете в Выхино, по району ходите своему, узнают вас? Как реагируют?

- Узнают не сразу.

- Узнают, я имею в виду, не друзья, которые вас знают. А вот зрители.

- Узнают, да. Я и в таком полном состоянии снималась, был фильм «Сукины дети», там еще какие-то работы.

- По родинке узнают вашей пикантной, такой хорошенькой?

- Да, да.

- А что спрашивают?

- Разговоры бывают нечасто. Ну, допустим, я хожу на какие-то шоу, разговариваю. После одной передачи, где разговор шел о мате и где я просто ушла с передачи, потому что мне нахамили. Я так спокойно сказала: я пойду, а вы свидетельствуйте, кто вы перед людьми. И ко мне начали на улице люди подходить и говорить: спасибо, что вы так сказали, мне хотелось поддержать вас и т.д. Бывает, просто подходят с какой-то реакцией на увиденное.

- Лен, такой колкий вопрос от Ларисы Ханиной. Вы талантливая актриса, искренне жаль, что вы больше не снимаетесь. Ну что побудило вас уйти в сериалы, причем, не самые лучшие. Зачем работать на потребу пенсионеров. Мнение зрителей разделяется – кто-то любит сериалы, кто-то их не смотрит, кто-то вообще считает, что это моветон…

- Я уже сказала, что это для меня колоссальный профессиональный опыт. После этого уже ничего не страшно. Это раз. Второе – я не могу сказать, что я работаю на потребу кому-то. Я стараюсь, насколько могу, все, что я делаю, превращать, то есть, я вернулась в профессию, когда пришла к Богу. Первой реакцией было уйти из нее. Потом я в нее вернулась, когда внутренне духовно окрепла и поняла, что я буду в этой профессии до тех пор, пока я смогу превращать это в служение Богу. Есть такая фраза замечательная «Кто знает…. Господь». То количество ненормативной лексики или чертыханий или еще чего-то, сколько я убираю из сериалов, вы знаете, только Господь может оценить и сказать, чего стоит мне эта работа, допустим.

- А кто сопротивляется?

- Нет, ну есть представления о том, как это должно быть, авторы и так далее. Для меня это все равно духовная работа. Вот в Евангелии есть замечательная слова – делай все, что говоришь, делай как перед Господом. И я стараюсь свою работу делать не халтурно, а насколько это возможно, потому что я работаю с актерами, я пытаюсь акценты расставлять таким образом, чтобы была нравственная какая-то история. И поэтому я не могу сказать, что это для меня там халтура или просто способ зарабатывать. Хотя зарабатывать никому не вредно, иногда это нужно. Я занимаюсь этим по возможности профессионально и с полной отдачей. Но я могу сказать, что, например, сериал «Женщина без прошлого» был выставлен в номинацию на Эмми, то есть, это американский Оскар. В последний момент мы не прошли, но об этом писалось и говорилось. И на самом деле, это было очень приятно, потому что это тоже своего рода оценка труда, того, что сериал выходит на какой-то определенный уровень. Всем не угодишь – это понятно. Одним нравится «На тебя уповаю», а многие не воспринимали это, даже не считали, что это нужно показывать людям. Я не червонец, чтобы всем нравится, что называется. Моя жизнь есть моя жизнь и я буду перед Богом отвечать за то, что я делаю, за тот выбор, который я делаю. По большому счету, я не собираюсь жить так, как кто-то хочет. Вот говорят, Лена, я считаю, что вы должны вот так-то поступить, ко мне на одном из выступлений, у меня было очень интересное выступление в Вязьме. Я приехала и получился такой интересный разговор о заповедях, о жизни духовной человека. В то время как раз шли «Семейные тайны». И в конце 350 человек в зале встали и… Вот спрашивают – а что вы чувствуете во время молитвы и так далее. Я говорю, ну давайте встанем и помолимся за ваш город, за ваши семьи. И я молилась на сцене, а 350 человек в зале встали и тоже начали молиться. И ко мне потом администратор прибежала перепуганная, она говорит – что вы устроили, от вас как от артистки ждали, что вы там споете-спляшете и так далее. Я говорю, почему я должна делать то, что вы хотите от меня. Мое имя Елена Цыплакова и я делаю то, что я в данный момент считаю нужным. Люди подходили с благодарностью, они говорили, вы знаете, мы как в церкви побывали.

- Молились с вами?

- ДА. Я говорю, о чем проповедовал Иисус Христос и апостолы? Что человек есть храм живого Бога. Поэтому где бы человек ни был, он может быть храмом. Поэтому я могу сказать, что меня могут осуждать, мне могут говорить, что зачем взялась. Да, взялась, мне это интересно, есть определенные какие-то для меня очень важные вещи, что я этим занимаюсь. Тяжело, честно скажу. Но снимать легче, намного.

- Сериалы? Да вы что?

- Намного легче снимать кино, потому что там совершенно другие выработки. Там есть возможность поработать над кадром. А здесь очень легкие условия. Но это колоссальный опыт. Я для себя делаю очень важные вещи. Это определенный этап моей жизни, вот такой. Два года у меня таких, потом будет еще что-то другое.

- Вообще на сериалах хорошо зарабатывают?

- Вообще эта информация никогда никому не разглашается, кто сколько получает. Дело в том, что как бы продолжительность во времени дает возможность какого-то времени стабильного заработка. Потому что на сегодняшний день очень тяжелая ситуация и на сериалах тоже, огромное количество проектов остановлено. Слава Богу, мы пока работаем. Там же у Беленького раньше работалось 4-5 сериалов, сейчас пока один наш. То есть, тоже есть проблемы.

- То есть, кризис уже добрался?

- Очень много картин позакрывалось.

- Почему в нашей стране режиссеры стесняются снимать себя в главной роли? Желаю вам снять фильм с вами же в главной же роли.

- Спасибо. Я на самом деле не снималась в своих первых работах принципиально. Потому что это совершенно разное существование на площадке. У актера более эгоистическое, что ли, поведение. Актеру хочется чтобы его крупнее сняли, чтобы его больше было на экране и т.д. Я в себе не чувствовала потребности сниматься, скажем так, в своих фильмах. Хотя я снималась в «Семейных тайнах». Я играла такую же верующую женщину, целительницу, Софию. И играла это принципиально сама, а не актрису какую-то просила. Потому что вот те сцены, когда мы снимали, когда я молилась над героем, я не играла эти вещи, их играть нельзя. Я сказала, Юра, я буду молиться за тебя по-настоящему, но буду произносить имя героя и т.д. И он сказал, что он многие вещи почувствовал даже во время съемки. Он говорит – я видел свет. Был, говорит, роман в романе. То есть, мы снимали и он очень многие вещи чувствовал просто физически. Такие вещи играть нельзя, я по-настоящему молилась. Но мне сложно, например, представить себя в главной роли, самой снимать, потому что надо сидеть и видеть на экране, что снимается. Потому что, извините, не тот ракурс, не тот поворот, микрофон влез в кадр или еще что-то. То есть, что, я должна снимать и после каждого дубля бежать смотреть, что там получилось? Это сложно. Я себя поймала на «Семейных тайнах», когда снималась, что мне было жалко на себя времени на грим, жалко на лишнюю репетицию или еще что-то. То есть, другая психология, в общем-то. Мне проще не сниматься самой, потому что нужно руководить процессом и видеть все.

- Лен, а что бы вам хотелось изменить в вашей жизни?

- Единственное, хотелось бы меньше суеты сейчас. У нас то густо, то пусто.

- Вы не отказываетесь от работы?

- Работать, может быть, менее суетно и не в таком режиме. Но сейчас мне становится полегче, потому что Юрий Михайлович (Беленький), видимо, уже понимает, что это тяжело физически вынести. И сейчас у меня бывают возможности вылазки. Сейчас режиссером-постановщиком меня уже подменяет во многих ситуациях моя студентка, она проработала вторым режиссером на «Женщине без прошлого» и уже немножко снимала, пробовала, ей 19 лет, Наташа Галузо. Я думаю, что появится очень хорошая звездочка, именно как режиссер молодой. Сейчас она как режиссер-постановщик снимает сцены.

- Вы преподаете?

- Я преподаю в академии образования Натальи Нестеровой. Я там декан факультета «Кино и телевидение». И я очень рада, что мои студенты работают на втором сериале, они работают вторыми режиссерами. Они работают администраторами на площадке и гримерами, снимаются в эпизодах. Для меня очень важен именно тот момент, что мои студенты имеют возможность хорошей практики. Творческое начало – это очень мощный рывок, я считаю. И я вижу, как Наташа с замиранием каждый раз приходит… И она справляется, я смотрю сцены, которые она снимает и, слава Богу, я считаю, что это достойно.

- Вот опять нам пишут: «Я очень люблю смотреть фильм «Школьный вальс», но так и не поняла, герои остались вместе или нет. Можете вы мне ответить?

- Это была моя вина. Павел Любимов, режиссер фильм, он очень хотел тогда, когда снимали, чтобы в финале чувствовалось, что они соединятся все-таки. Я уперлась, просто молодая была, буйная. Я отстаивала свою позицию просто как могла. Я сказала, она молодая, она стала матерью, но не стала женщиной еще по-настоящему, по большому счету. У нее не было ни жизненного опыта к тому моменту, ни женского. А она максималистка, Зоська, была, поэтому, я говорю, я считаю, что органичнее было бы, чтобы она ушла от него и не приняла вот эту ситуацию. Хотя потом бы нахлебалась. То есть, если бы это вот там 30 лет спустя, то можно было бы совершенно по-другому, может, разговаривать об этом. Но в тот момент она школьница, девчонка, не имеющая женского опыта такого. То есть, ее выбор мог быть такой. И поэтому у нас получился такой компромиссный финал. Я упиралась, я не хотела, чтобы они соединялись. А Любимов говорил, ну, Лена, надо, чтобы был какой-то позитив в финале. Я говорю – позитив, что она отвечает за свои поступки, что она будет жить и дальше… В общем, поэтому это вина моя, что у нас нет однозначно хорошего финала. Мне казалось, правильнее будет сыграть так.

- А теперь, с учетом своего жизненного опыта, как бы вы распорядились судьбой своей героини, как она поступила бы?

- Я сейчас человек взрослый и понимаю, что нужно прощать. Нужно уметь прощать и нужно думать о детях. Потому что жизнь ребенка в неполной семье, об этом сейчас очень много говорится… Для меня отец так много значил в моей детской жизни, что я считаю, что это огромная утрата в семье, если ребенок растет без отца.

- Вы в полной семье росли?

- ДА, да. У меня были мама, папа, брат. Я считаю, что это может быть неправильный выбор Зоськи в то время, потому что все равно, мужчина, он же все равно, как бы дух притягивается на мужа. Он все равно участвует, и в беременности, и во всем формировании личности. Потому что есть, помимо физического тела, информации ДНК на всем остальном, есть еще духовная структура у человека, которая тоже связана с отцом, с матерью. И конечно, я считаю, что был жесткий финал, но он был как бы правдоподобный для меня, но на самом деле не очень разумный. И, может быть, жестокий где-то. Потому что когда женщина не понимает, что, рожая, она лишает отца… Просто сейчас сталкиваюсь часто с людьми, которые не хотят, там, вот, обиды, ревности и все остальное. Это страшно разрушительные вещи для ребенка, для его дальнейшей жизни. Куча комплексов, которые потом рождаются и которые потом проявляются в его жизни уже во взрослой. Поэтому семьи верующие, которые дают обеты перед Богом быть вместе с любой ситуации, это, конечно, огромная помощь детям. Даже в сложных ситуациях, может быть, верующие люди проходят какие-то жизненные испытания легче.

- Лен, мы накануне вашего дня рождения. Мы вас поздравляем с наступающим днем рождения. Как вы к этому относитесь, как к празднику?

- Я люблю свой день рождения. Я встречаюсь с друзьями.

- А как будете отмечать?

- В Госкино вдруг решили отметить мой юбилейный вечер в Доме кино.

- Вы не скрываете, что юбилейный?

- Нет, я не скрываю никогда, да, мне 50 лет, и слава Богу.

- А выглядите моложе гораздо.

- Я собираюсь на сцене первое сказать, что я благодарю Бога за всех тех людей, с которыми я встретилась за эти годы. Потому что через этих людей он меня и поддерживал, и вразумлял, и наставлял, и учил, и иногда ата-та делал. И все это колоссальный опыт, и я благодарна всем, и буду просить прощения у всех, если за свои какие-то несовершенства, которые проявляла в течение жизни, может, кого-то обидела, кому-то что-то сделала не так.

- Где?

- В Доме кино, в Союзе кинематографистов, 18 ноября, у меня будет юбилейный вечер, на который придут и друзья, и актеры, и студенты, и просто знакомые. Члены Союза знают об этом. Не знаю, наверное, будет много моих друзей.

- А просто вот поклонники вашего таланта могут прийти?

- Наверное. Я думаю, будут пускать, потому что это бесплатное мероприятие.

- Это в Большом зале?

- Да, в Большом зале в 7 часов вечера. Пусть говорят, что идут к Цыплаковой, это будет пропуск…

- По приглашению Цыплаковой идут к ней на юбилей, которое вот сегодня Лена нам озвучила.

- Да, да.

- Хорошо, а что вам подарить на день рождения. Какого подарка вы ждете от мужа?

- Я заметила, что в последние годы я всегда радуюсь тому, что есть и то, что происходит. Потому что оно все само как-то рождается. По большому счету, я не мечтаю. Но это не значит, что моя жизнь грустна. То есть, подарки происходят сами по себе. Поэтому что будет, то и будет, и замечательно.

- А себе что подарите? Любите себя радовать, баловать?

- Не знаю. Не думала. А, я думала, какой костюм, в чем выйти на сцену… Я приехала в свою же «Антонеллу», посмотреть, что там такое. И мне вдруг хозяйка магазина сделала подарок, она мне подарила костюм. Вот видите, у меня будет подарок, на юбилейном вечере я буду в новом костюме от «Антонеллы». Это такой импровизированный подарок, неожиданный, это особенно приятно.

- Еще вопрос. Елена, спасибо вам за ваш труд. Каков ваш сегодняшний взгляд на ТВ, возможна ли цензура. Или главное – рейтинг?

- Я за определенного рода цензуру. Вообще сегодня как таковой что ли цензуры официальной нет. Я считаю, что должна быть цензура в первую очередь у самого художника, у самих актеров. Я когда пришла на «Женщину без прошлого», когда я читала первые страницы, там по три раза чертыхались на каждой странице, я так обрадовалась, когда актеры сказали – можно, мы не будем произносить? Я была счастлива, потому что я с этим билась, чтобы этого не было. При Михаиле Федоровиче пороли за сквернословие на площади. Полезно, наверное, было. И вообще, я считаю, что каждый человек сам определяет для себя вот ту границу возможного, что он себе позволяет. Просто за это потом отвечать будет каждый, как сказано, за свое слово осудишься и от своих же слов оправдаешься. Я считаю, что цензура должна быть, в первую очередь, внутри самого человека. Что я себе могу позволить? Нам позволительно все, как говорил апостол Павел. Но не все назидательно и не все полезно.

- Выключи телевизор и вот твоя внутренняя цензура.

- Да, и это тоже. Старцы говорили хорошо, они говорили – не обязательно яд пробовать на вкус или там – прикасаясь к саже, невозможно не испачкаться. То есть, это касается и духовной нашей жизни, и того, что происходит на телевидении. На сегодня на ТВ есть и хорошие программы, и хорошие фильмы. Может, их меньше, чем других вещей, но тем не менее, все равно, вот это испытание, знаете, люди должны пройти. Потому что даже когда ты сидишь, смотришь телевизор, вот как ты реагируешь на то, что ты видишь, это тоже плод перед Богом какой-то. Сочувствуешь ли ты тому человеку, с которым что-то происходит или ты так же осуждаешь, или ты так же гневаешься? Сказано, что горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазну. Но горе тому человеку, через кого приходит соблазн. Меня в свое время эта фраза настолько потрясла, что я сказала – все, что угодно, но я не хочу, чтобы через меня приходил соблазн. Поэтому все, что касается каких-то очень серьезных ситуаций, вот сейчас в сериале много – и цыгане, и гадания, ворожба, то есть, мистика какая-то. То есть, я стараюсь все равно это делать с позиции правильной и духовной. Показать, что это есть, никуда не денешься, но что это – от Бога, не от Бога. Что человек после этого получает за то, что он совершает поступки? Потому что мы творим нашу жизнь своими поступками, мы организуем не только свою жизнь, но и жизнь близких. Поэтому в данном случае что говорить про телевидение? Это вот тот соблазн, на который каждый должен каким-то образом реагировать и понимать, что, реагируя на то, что ты видишь, тебе Господь поставил, вот он тебе показал – смотри. А уж как ты на это реагируешь, это и есть твой плод.

- Лен, такой вопрос. Добрый день, я вас просто обожаю. Фильмы с вашим участием, «Школьный вальс», «Счастливая, Женька», по ним можно учиться жизни. Много можно написать хороших слов, но если короче – все, что вы делаете, хочется смотреть. И ваша режиссерская работа «На тебя уповая» удалась на все 100. Хочется спросить, вы счастливы?

- Да. Потому что я считаю, что ощущение счастливый ты или нет, это плод вашего сознания, того, как вы относитесь к миру, к тому, что происходит. Это даже не имеет отношения к обстоятельствам жизни. Человек может быть счастлив, пребывая в очень сложных человеческих ситуациях. Это то, как вы смотрите на мир. Я счастливый человек. Я счастлива, потому что моя жизнь до такой степени полна интересными, замечательными встречами, работами, сложностями, которые меня воспитывают, закаляют, учат иногда. Меня Господь через какие-то ситуации сложные, как нужно жить и вести себя, у меня не сразу все получается. Но это все равно все в радость. Мое сознание – оно счастливое. И я благодарна Богу за все. Спасибо за вопросы, за вашу реакцию. Потому что на самом деле это всегда огромная поддержка, когда физически на самом деле бывает очень трудно и тяжело. Доброе слово, как говорится, и кошке приятно. А когда добрые слова идут о том, что ты сделал… На самом деле, есть такая заповедь – не укради. Я однажды прочитала в трактовке этой заповеди: если творческий человек присваивает себе результаты того, что он сделал, он крадет славу божью. Думаю, интересно, а как же тогда реагировать на похвалу, на хорошие слова? И я подумала, я раньше интуитивно всегда говорила – ну и слава богу, что получилось. Сейчас я это делаю осознанно. Слава Богу, что у меня были такие роли, слава Богу, что у меня были такие сценарии и у меня была возможность хоть что-то сделать. И если это людям нравится, то, слава Богу, я, может, не испортила то, что далось. Я однажды молилась и у меня свыше пришла очень такая важная для меня фраза, где было сказано – не мешайте мне творить и преображать этот мир через вас. То есть, Господь через каждого из нас пытается преобразить этот мир. Причем, это касается не только кино. Построить дом, сшить одежду – это тоже все творчество. Вот мешаем мы своими несовершенствами, своими страхами, откладыванием на потом каких-то серьезных решений и всего остального. Поэтому я всем желаю одного – не мешайте Богу через вас преображать этот мир и делать людей рядом с вами счастливыми, радостными и любимыми. Любите всех, помогайте всем, прощайте всех. И самое главное побеждайте зло добром. Потому что вообще христианство это одна из самых воинственных религий, оно борется с негативом, с сатанинским проявлением, с грехом и так далее. Но побеждать надо добром, любовью. И это самая большая сила в этом мире.

- Нам остается только присоединиться к вашим словам. Спасибо большое, что пришли к нам. Слава Богу!

- Лен, а вы с мужем когда познакомились, недавно?

- Мы четыре года вместе.

- Лен, а вам какие мужчины нравятся?

- При чем здесь это? Для меня все мужчины братья, кроме мужа. Муж – мужчина, с которым я живу.

- Человеческие качества какие должны быть в мужчине, чтобы рядом с ним было комфортно и безопасно?

- Честный, искренний, сильный, отвечающий за свои поступки. Для меня очень многое значит внутренний устав человека. Это касается веры. Это не слова, это образ жизни. Человек верующий – это образ жизни. Для меня. Потому что в Библии как сказано. На устах вы со мной рядом, а сердца ваши далеки.

- То есть, не просто человек, который ходит в церковь и крестится, ставит свечи, а который…

- Я бы вообще никого не судила, потому что никто не знает внутренней жизни других людей, мы видим только маленькие проявления. Каждый человек это айсберг. И только Господь знает. Только Господь избирает людей, кому открыть, кто готов…. Другое дело, что у всех свободная воля. Замечательные слова в Евангелии есть, что Господь определил … времена для существования народов и ждет, не почувствуют ли они его, не ощутят ли они его, хотя он недалеко от каждого из нас. Это свободное желание каждого человека. У меня мама пришла к Богу уже через меня, во взрослом совсем состоянии. Если я в 36 лет так вот серьезно… Но мне об этом было сказано в 18 лет. Видимо, тоже не просто так все эти годы шли.

- На вас такое озарение нашло?

- Да, да.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: