Группа "Гости из будущего" распадается?

Ева Польна ответила на вопросы читателей в понедельник, 23 марта.

Стенограмма онлайн конференции и фрагменты трансляции

- Здравствуйте, дорогие читатели и зрители «Комсомольской правды». Сегодня у нас в гостях замечательная девушка с ангельским голоском Ева Польна, одна из участников дуэта «Гости из будущего». Ева пришла к нам сегодня ответить на ваши вопросы, которые поступали к нам в больших количествах, мы их отфильтровали, остались самые интересные. Первый вопрос, который, я думаю, волнует большинство из вас, с него мы решили начать. Спрашивает Жасмин: Ева, я вас просто обожаю, но вместе с тем я люблю и Юру Усачева. В чем причина распада? Стоит ли игра свеч? По одиночке вы вряд ли чего-нибудь добьетесь, а вместе вы – сила. Я надеюсь, что моя любимая группа все же будет меня радовать и в будущем.

- Наверное, спрашивает человек, который может сказать: дорогие друзья, я вырос на ваших песнях.

- Что за слухи вокруг вашего распада мифического? Это правда?

- Если учесть, что такие слухи в жизни каждого коллектива возникают, и у нас, наверное, такие слухи были неоднократно. Бла-бла-бла. Могу сказать, что сейчас наконец-то эти слухи подтвердились. Группа «Гости из будущего», наверное, в таком виде, в каком она была, закончила свое существование. И мой товарищ и соратник по борьбе Юрий Алексеевич Усачев покинул визуальные ряды нашего коллектива. Для тех, кто не знает, кто такой Юра Усачев, это тот юноша, который стоял то слева, то справа от меня, за электронным музыкальным инструментом. И кроме того, что он делал музыкальное сопровождение, он еще и являлся соавтором композиций и саунд-продюсером нашего коллектива. И теперь со сцены он ушел. Но по-прежнему остается в коллективе все еще.

- Так вы распадаетесь или не распадаетесь?

- Я могу сказать, что последняя песня, которую мы написали, она называется «Я твоя киска», была написана нами еще в составе «Гостей из будущего». Но это песня совершенно новая, не из какого-то там альбома, который мы продолжаем раскручивать. Но я думаю, это последняя композиция, которую мы написали в таком нашем составе.

- А что будет дальше?

- Скорее всего, дальше буду просто я.

- Подождите, я хочу вместе с нашими слушателями понять. Получается так, что теперь на сцене будете только вы. А Юра будет, например, где-то в другом месте находиться. Или его совсем не будет, имеется в виду – на концертах?

- Дело в том, что в концертах Юра уже несколько месяцев не принимает участие. Поскольку со сцены он ушел. Покинул большую сцену и занимается исключительно музыкальной деятельностью, и в том числе для нашего родного коллектива «Гости из будущего», и для других проектов, к которым он сейчас активно пишет музыку и продюсирует. И он ушел в такое закулисье.

- То есть он будет продолжать вам писать?

- Я думаю, что будет. Я думаю, что еще кто-то будет. Потому что я думаю, что Юра, наверное, один из таких талантливых наших аранжировщиков современных. И глупо терять и уходить, и расставаться. Зачем? Когда можно сделать очень много прекрасного.

- А что же ему не сидится, не стоится на сцене?

- Да почему не стоится? Хватит, сколько можно! Ну почему он собрался! Я не хочу так. Группа «Гости из будущего», помимо того, что здесь Юра – человек, которому не стоится, и уже не нужно просто стояться, есть еще я. А я – это и есть «гостья из будущего». Я – человек, который пишет все песни, стихи и поет, и танцует, и вяжет, и вышивает. И просто, мне кажется, поскольку в 2008 году нашему коллективу исполнилось аж десять лет, а в этом году, представляете, уже одиннадцать, можно сказать так, что аллес, надо что-то делать дальше. И каждому из нас, наверное, неуютно и, может быть, уже неинтересно в тех рамках, в которых мы находимся. Сколько же можно? И я могу сказать, что мы совершили огромный подвиг, потому что Ева и Юра – это не муж и жена, и не брат и сестра. Это два совершенно разных человека. Есть такой анекдот про Маркса и Энгельса. Могу сказать, что мы – живые люди. И разные у нас были конфликты. Но могу сказать, что все-таки мы мудрые и умные. И то, что самое важное в нашей жизни – наше детище и наша музыка – мы ее сохраняли и понимали, что мы должны находить точки соприкосновения, сосуществовать, дружить и общаться. Потому что есть что-то большее, чем просто какие-то личные взаимные вопросы.

- «Гости из будущего» - двое. Минимум. Может быть, вы будете кого-то к себе брать. Например, гостя или гостью?

- Нет, я думаю, что надо «гостей» оставить «гостями», а меня оставить мной.

- То есть вы останетесь с сольным проектом?

- Да.

- А не будете переименовываться в «Гостью из будущего»?

- Нет. Уж очень это как-то мультипликационно получается. И так меня лет в течение восьми или семи где-то, где плохая телетрансляция или радиопомехи, и так думали, что это «Гостя из будущего». Потому что есть и мультик, и книжки, и фильм. И куда уж, сколько уж!

- А я слышала «Кости из булочек». Мне тоже понравилось.

- Половину мы сами придумывали. Это собственная коллекция. И «Гвозди из прошлого», и не буду еще, есть уже совершенно неприличные.

- Расскажете потом. Интересно. Мы все поняли. Масликов Алексей: решитесь ли вы на третьего ребенка?

- Это что – претендент на отцовство?

- У него e-mail: maslikov88.

- Может, это его рост, он и написал – 88?

- Может быть.

- А может, ему 88 лет?

- Кстати, да. Объясните нам, Алексей, с какой целью вы интересуетесь. Правда, вообще тяжело с двумя детишками?

- Да, конечно, сегодня к вам шла, с третьего этажа на первый несла паспорт, где-то по дороге потеряла. А где – не знаю. надеюсь, что найдется теперь дома где-нибудь.

- А у вас есть помощники?

- Да, помощник контролирует. Когда все в разные стороны разбегаются с чем-то твоим в руках, с визгом. И ты можешь не успеть отнять. То уже… шансов нет. Помощники – да, есть. и родители мои, которые мне помогают. Но это вообще. Что тут обсуждать? Вы знаете, я как-нибудь устрою передачу, посвященную материнству и детству, и мы обязательно поделимся друг с другом болью за подрастающее поколение. Это же нормально, это здорово. Дети – это прекрасно, со всеми своими сногсшибающими историями каждодневными и ежесекундными. Другая жизнь просто.

- Вам можно только позавидовать, что у вас двое детей, а остальные так как-то устают, такие замученные, жалуются. А вот у нас человек сидит и доволен жизнью.

- Жалуются?

- Конечно, очень многие жалуются: тяжело.

- Зачем они детей заводили?

- Не знаю.

- Можно себе сначала вопрос задать: зачем?

- Согласна. Как вам песня группы «Винтаж» про вас? Это не та ли песня: «Ева, я тебя люблю»?

- «Ева, я любилп тебя».

- Ну да.

- Любила она, а не «люблю». Это разные вещи.

- Такое откровенное признание.

- Да.

- И что вы скажете?

- Хорошая песня.

- У них же там кусочек из вашей песни.

- Да, конечно, которую я собственноручно перепела уже своим новым, свежим голосом. Материнским, обновленным. И не тем, десятилетней давности. Подумала, что это просто недостойно меня, если я возьму старый трек, вырежу кусок и туда вставлю. Все, я перепою. И перепела. Да, ребята показали мне песню, я сначала немножко обалдела. Как-то даже не знала, как к этому относиться. А потом решила: ну и хорошо. Про меня же, про любимую.

- А вы не боитесь, что будут вас обвинять в разных вещах?

- Ну, как это рассматривать. Если рассматривать то, что Анна Плетнева призналась в любви ко мне как к певице и как к артистке, то я это давно знаю, она даже, когда мы не были знакомы, она это в каких-то интервью говорила, что вот, моя любимая группа «Гости из будущего». Что касается всего остального, предлагаю это не обсуждать, потому что зачем? все равно музыка – это больше, чем разговоры, чем слова, чем какие-то даже те обсуждения, которые мы сейчас будем здесь производить. А то, что меня обвиняют. У меня такой стойкий иммунитет на этот счет. Лет одиннадцать меня обвиняли. Вернее, просто обсуждали эту тему. По поводу того, кого я больше люблю – мужчин или девушек. Потом до животных дошли. Как было у Ильфа и Петрова: его любили… и даже одна женщина – зубной техник. Может быть, где-то живет женщина – зубной техник, которая меня любит. Передаю ей привет. Пусть обвиняют. Кто-то должен раздражать общую массу, скрепленную единым мнением. А я вот поперек.

- Но можно сделать все равно какие-то выводы. Мало ли что там говорят. У Евы уже двое детей. Причем здесь женщины – зубные техники, в конце концов… Следующий вопрос от Ирины: ходите ли вы в караоке?

- Да.

- Вы знаете, мы тоже часто ходим в караоке, там все время поют ваши песни в больших количествах. А вы что поете?

- А вот я тоже, когда прихожу, когда меня видят, все начинают песни мои петь, не каждую, но бывает. Не всегда мне легко слушать, признаюсь, уж простите.

- В разных исполнениях.

- Просто у меня песни не очень простые для исполнения. Потому что, как бы это перевести на русский язык, не на музыкальный, там тональности бывают разные. Ты четыре октавы. И мне тяжело слушать, потому что, когда поют люди, я тоже вместе с ними пою. И потом я понимаю, что через три песни голос садится, так невозможно петь. Я поняла, что в караоке главное – петь громко. И я совершенно не осуждаю людей, кто там умеет петь, не умеет петь. Я считаю, что это большой кайф. И не нужно себе в этом отказывать. Я слушаю, терплю. Сама не пою, ни разу.

- На контрасте, небось, Лепса поете?

- О, пела. Теперь пою Лепса. Пою Валеру Меладзе.

- Земфиру?

- Нет, Земфиру редко пою. Это нет. Пою Любочку Успенскую.

- «Люба, Люба, поцелую тебя в губы»?

- Нет, «Карусель» - это у меня хит-парад. Что еще пою? Пою, люблю спиваты «Океан Эльзи». «Я не сдамся без бою». Всякое разное, короче.

- Ирина: когда ближайший концерт в Питере? Когда ждать выхода нового альбома? Где можно узнать новости о группе «Гости из будущего», так сказать, из первых рук?

- И сколько градусов ниже нуля?

- Сейчас выше, кстати.

- Не знаю, когда будет концерт в Санкт-Петербурге. Честное слово. И еще бывают концерты, которые не предназначены для общего прослушивания. Бывают private party. И тут уж, есть ли концерт в Санкт-Петербурге, нет ли, но просто поклонники пройти туда не могут.

- А пусть вокруг станут с баночками.

- А кто ж знает. Могут отогнать. Мужчины в костюмах, галстуках, крупногабаритные, могут эти баночки поотбирать.

- И на голову надеть.

- Я думаю, что если случится такой общенародный, я сама первая узнаю, может быть, даже вы узнаете раньше, чем я. потому что все равно будет какая-то реклама. По поводу альбома. Выход нового альбома ждать не раньше чем по осени. Потому что раньше… цыплят считают. Врачи говорят одну вещь фантастическую, которая чаще всего происходит. Дети появляются, у нас много рождается обычно осенью и весной. Как-то так. так и в музыкальной нашей истории, не хочется говорить «шоу-бизнес», есть такие правила и свои законы. Альбомы выходят обычно или ранней весной, или в середине осени. Так вот, скорее всего, альбом выйдет в середине осени. Ну вот.

Ева Польна: группы "Гости из будущего" больше нет.

- А вы готовите его уже?

- Да. Я уже его готовлю.

- Как-то изменится звучание в связи с тем, что Юра больше не будет стоять?

- Сколько же ему стоять. Я не думаю, что поменяется радикально. Потому что не вижу в этом смысла. Мне кажется, что люди, которые привыкли слушать меня и чувствовать определенным образом, купили пластинку, поставили в устройство, а там…

- А вдруг вы всю жизнь хотели петь рок-музыку, и вам это из-за Юры сдерживалось?

- Я могу сказать, что я, наверное, немножко другой человек. И у меня другие бывают настроения и другие эмоции. И действительно Юра меня очень сильно направлял. Это не было безосновательно. Не то что: нет, так! Но он мне говорил: нет, Ева, вот это так, давай лучше вот так. И мы шли на компромисс, обязательно вставляли в наши популярные альбомы пару-тройку композиций, которые никогда не ставились, по крайней мере по столичным радиостанциям. Мы их ставили иногда по регионам, кто посмелее или другие форматы. И даже несмотря на то, что это музыка электронная, какой-нибудь брейк-бит или джангл, или гараж, его вряд ли поставят по популярным радиостанциям. Обычно такую альтернативу мы всегда пытались. Потому что пластинка – это целый мир. А обычно песни раскручиваются – пара-тройка с альбома. Физически просто невозможно просто. У нас песни живут очень долго. Они живут по несколько месяцев. Невозможно поставить раз в два месяца одну песню. Это вообще будет нонсенс для нас. Попробую, может быть, как-то слегка не то что поэкспериментировать, но немножко как-то облечь в иные формы. Я говорю именно в об этом, что не только поработать с Юрой как с аранжировщиком, но еще с какими-то другими ушами, глазами и эмоциями. И с другим человеком, который по-иному посмотрел бы на мои музыкальные размышления. Тоже очень интересно. Я так радикально выступить в стиле группы «Kiss», например, не готова. Но что-то душевное все равно останется. Это все равно будет лирично. Это все равно будет женственно. Это все равно буду я.

- Узнаваемо.

- Да. Я успокоила?

- Сейчас мы посмотрим. А сколько примерно будет минимально песен с Юрой Усачевым? Я уверена, что этот вопрос всех волнует.

- Это твой лично вопрос?

- Да. Сейчас придумала сама. Потому что я знаю, пока они будут писать к нам на сайт

- Я не могу сказать. Знаете, сейчас купила дорогой диск в дорогом аудио-магазине с такой певицей как Бейонсе, а там оказалось два диска сразу. Она напела песен на два диска. В одном у нее баллады, а на втором – танцевальные хиты. Я чистосердечно послушала, чтобы быть в курсе новых тенденций. Я послушала, положила обратно, закрыла и не помню, то ли я выкинула, то ли еще приготовила. Может, отдам кому-нибудь. Послушал сам – отдай другу. может, ему понравится. Абсолютно бездушная и неинтересная пластинка. Обе. И мне бы не хотелось написать два диска композиций, штук тридцать, чтобы это была вода, чтобы это было что-то такое. Не знаю, может быть, это будет половина с Юрой написана, может, это будет десять композиций из двенадцати. Может, это будет восемь из тринадцати. Я не могу ничего сказать, потому что есть только наметки, наброски, эскизы. Есть мысли. Это похоже на работу художника. Когда, чтобы нарисовать полотно, он делает, если монументальная живопись, он делает такие маленькие подрисовки, эскизы разных кусков полотна на картоне. Раскладывает их. Альбом – это огромное полотно. Есть зарисовки. Где-то написано уже маслом, чтобы понять, какой это будет цвет. Где-то просто углем нарисовано и положено, чтобы не забыть, что у меня будет такой персонаж. Это труд. Трудно об этом говорить. Я настраиваюсь, потому что времени очень мало. Кажется, что, боже мой, еще только весна началась. А потом все – апрель, май, июнь, июль, август. А уж чтобы вышел альбом в октябре, допустим, или в ноябре, уже в августе он должен быть практически закончен. Он должен быть почти готовым.

- То есть лето без отпуска пройдет?

- Я не думаю, что оно пройдет без отпуска. Просто да, надо взять себя в руки. Я не тот человек, который садится и пишет в студии целенаправленно песни. хотя у меня бывали какие-то моменты, я это не очень люблю, потому что снова жду прихода своего. Я жду, когда мне придет. Я не люблю себя заставлять. Я поняла, что реально можно сделать и можно записать песню за два часа. Со словами, с музыкой, со всем.

- И хорошую.

- Отличную. Чудесную.

- Вы уж меня простите за такой пример. Просто вспомнила, мне говорила Даша Донцова, что для того, чтобы быть хорошей писательницей, нужно иметь чугунный зад. Это не относится к музыканту тоже? Очень важно вдохновение?

- Вообще быстро ничего нельзя сделать. Потому что – как? Мне, может быть, проще. Я чаще всего приношу готовую песню. Она выглядит так: это мелодия и лирика. А уже задача аранжировщика, программиста – вся эта компьютерная история, - уже одеть эту песню. Есть некая женщина, стоит голый человек. Тебе надо его одеть. А как он будет одет? Да, в пиджаке, в сюртуке. Вариант такой партийный может быть. А может быть сюртук, где будут рюшечки. Вот это как. Я знаю, как мне хотелось бы, чтобы эта песня выглядела. Так, так, я могу посоветовать, какие барабаны, принести какие-то куски, которые мне нравятся. Но я не программист и не собираюсь им быть, не аранжировщик. Потому что это не мой труд, не мой фан. Не моя работа, хотя я хорошо разбираюсь в музыке и могу попросить поменять ту или иную часть. Мне, может быть, в каком-то смысле легче. Я могу написать песни и скинуть их. А вот эту работу рутинную, очень серьезную, совершенно не женскую, потому что кропотливая работа, нужно искать какие-то звуки, барабаны придумывать, это все, если есть вдохновение, можно за день сделать аранжировку, а можно и неделю – и не прийти, мучаться. Бывают и такие моменты. Как пойдет. И процесс написания песни – это вообще фантастический, не поддающийся никакому… Можно сидеть в кафе, слушать какую-то музыку. И вдруг услышать пианино. И понимать, что те три ноты, которые ты услышал, тебя так зашкалили, что ты быстро взял салфетку и написал строчку на эти ноты. А потом неделю ходишь в таком состоянии сомнамбулическом, сидя в автомобиле, что-то придумываешь. Болеешь, болеешь. Мучаешься. Потом через неделю ты рожаешь целую песню. Все, она родилась. Или просто что-то слушаешь, приходишь домой и пишешь сразу стихотворение целиком. Это невозможно. Бывает, что не пишешь ничего месяцами, ничего не приходит. У меня просто не было, я не знаю, и дай бог, никогда не узнаю такой истории, когда нужно за месяц написать альбом – десять песен. И писать их каждый день. Придумывать.

- А есть такие, которые так?

- Не знаю, может быть, если у кого-то есть продюсеры, которые заставляют их писать что-то.

- Проще купить, чем человека насиловать.

- Может быть. Но если это твой стиль, то нужно взять себя в руки. Не знаю, я – человек, который пишет только тогда, когда у него что-то рождается. Творит, когда у него есть что вытворить. Иногда нужно себя ввести в состояние. Я могу сказать, что, конечно, быть свободным художником таким, скажем, без семьи, без таких забот, - да, это очень замечательно. Потому что у тебя свободная голова, и ты можешь сутками спать, куда-то поехать, пойти, где-то зарядиться, напиться, поругаться, протрезветь, вернуться домой, выйти на террасу, посмотреть на море, что-то там. А когда у тебя семья и когда у тебя такие маленькие человеки тебя все время тянут, ты должен думать о многих вещах, концентрироваться. Творчество – это определенного рода медитация. Не бывает так, нельзя переключить переключалку. Это невозможно сделать. Здесь, конечно, затрудняются. Но я справляюсь.

- Очень хорошо на самом деле, судя по всему. Ева к нам пришла довольная, улыбается.

- А к вам все приходят несчастные и плачут?

- Иногда бывает такое, что приходят люди, на них совсем лица нет. Вот Хелависа приходила из группы «Мельница», у нее на следующий день должен был быть большой сольный концерт в «Олимпийском» и, конечно, она была уже подуставшая. Следующий вопрос: какие книги предпочитаете читать, любимый автор и какие места посоветуете посетить в Питере?

- Я вообще советую посетить Питер тем, кто там не был, пока он жив. Вот его позолотили, посеребрили и побелили к 300-летию… Поэтому я всем советую – товарищи, подождите еще три года и все…. Поэтому езжайте, бегите со всех концов страны. Я считаю, что каждый интеллигентный человек или считающий себя таковым, или пытающийся им быть, должен посетить, чтобы составить свое мнение. Или не появляться там больше никогда, или делать его излюбленным местом путешествия. Когда хочется посмотреть на красивую архитектуру, единственную в нашей стране, такого больше нигде нет, и можно никакие места не посещать, если вы в первый раз, то избыток информации это слишком… Можно просто поехать весной, когда белые ночи – это май, лучше всего. Запастись кроссовками, удобными, и просто ходить по городу. Будете ходить по площадям, по мостам, просто кайфовать. И сразу будет понятно – твой это город или нет. Потому что Питер не всем нравится.

- Это удивительно. Некоторые просто не переносят, убегают оттуда, а некоторые просто поселяются там.

- Не знаю, это настроение и энергетика. Города, так же, как и люди, обладают собственной душой, собственной энергией. И ты или принимаешь эту энергию, или не принимаешь. Все просто. Какие места? Я считаю, что нужно иногда себя заставлять и мучить, и посещать культурные места, сходить все-таки в Эрмитаж, сходить в чудесный Храм Спаса на крови, который реставрировали. Там шикарные мозаики. Петергоф – опять-таки весной, потому что там фонтаны позолоченные.

- И вообще красотища.

- Да. Суть в том, что нет другого города. Можно съездить в кучу разных городов в нашей стране, где есть красивые церкви, какие-то интересные памятники архитектуры, но такого города, как Питер, больше нет. Потому что никто таких городов не строил больше. И уже не построит, к сожалению.

- Я думаю, что люди, которые нас сейчас смотрят, они же люди, которые увлекаются музыкой. И прекрасный повод у нас будет этим летом. Там Мадонна приезжает к вам.

- Да, хочу сходить, кстати.

- Мы обязательно поедем тоже.

- Надеюсь, нас там не затопчут.

- Дай Бог. По поводу книжек.

- А, ничего не читаю. Пишу плохо, а читаю слабо… Читаю, книжки читаю, испытываю в последнее время такой книжный голод, так хочется что-то душевное, не глупое и не занудное.

- Классику?

- Да, кстати, пошла в большой книжный магазин, хотела почитать Островского, того, который писал пьесы. Нашла такую жалкую ученическую книжку… Хотела купить собрание сочинений – 3-5 книг, но не купила. Но я буду пытаться дальше. С горя пошла купила аудиокнигу и 3 часа прослушала в машине какой-то такой спектакль, и не жалею.

- Прекрасно

- Да, так вот, что я читаю. Хорошо, скажу, два таких приятных за последних несколько лет, два таких грустных момента, красивых – это Алессандро Барикко и Анна Гавальда, очень женская и очень легкая литература.

- Замечательно. Ольга спрашивает. За время существования вашей группы не слышала ни одной плохой песни. Вопрос – как они у вас удаются?

- Имеете в виду, как все-таки плохие песни удаются?

Ева Польна: Дети - это прекрасно!.

- Нет, нет, хорошие.

- Ну как удаются, с трудом. Как-то пытаются написать плохую песню, но, знаете… Ну, как удаются? Просто бывают люди, которые пытаются что-то делать хорошее. Они вот такие очень приятные во многих отношениях – умные, красивые, добрые, не без способностей, умеют подарить хорошие эмоции другим людям. И их эмоции созвучны не им одним. В общем, это я, вы понимаете, о ком я говорю сейчас. Вот я такая.

- Говорят, что художник обязательно должен страдать для того, чтобы у него получился хороший продукт. Это правда?

- Да, я вообще очень страдаю. Ну, я такая страдающая и сострадательная. Да. Просто если я улыбаюсь, это не значит, что жизнь моя это розы. Это не только розы, но еще и крапива. Да, переживаю, и Юра меня называет матерью Терезой, потому что мне все время социальные какие-то внутри моменты не дают покоя. Мне хочется что-то изменить, мне хочется помочь кому-то, я очень переживающая, да. Мне писем раньше очень много приходило из мест лишения свободы. Писали – Ева, вышли куртку адидас, кроссовки… Я вот скоро выйду, приеду. Мои родители раньше очень переживали, я говорю – не переживайте…. Потому что вот одна чудесная газета напечатала мой почтовый адрес.

- Не приходили?

- Я была не одна в списке. К кому-то, может быть, пришли, но не успели ко мне просто дойти…

- Я просто боюсь таких историй. А то еще придут.

- Ко мне приходили фанаты.

- Фанаты это ладно еще.

- Ну, еще неизвестно, что ядренее, что лучше.

- Ольга спрашивает – Ева, здравствуйте, вас устраивает та мысль о том, что творческому человеку вдвойне непросто в этом мире. Если да, то вы бы согласились пройти через определенные события заново и для чего?

- Я бы конкретизировала вопрос. Творчески можно в чем-то соучаствовать, заниматься в какой-нибудь там творческой группе, да. Я бы сказала, человек, который созидает и творит именно, ну, я боюсь такого большого слова, художник, скажем так, да. Ну, во всех смыслах – поет он или там пишет музыку, или рисует картины, или выжигает по дереву. Сложно, если, конечно, это не замкнутая история. Вот выжигает человек маме дощечки для овощей на 8 марта и, может, ему кайфово. Конечно, когда ты постоянно в каком-то беспокойстве и ты болеешь за то, что ты делаешь и ты хочешь, чтобы твои какие-то мысли и чувства, и слова были услышаны по-другому или больше, чем ты можешь сказать, или в каком-то другом виде, или у тебя нет возможности, конечно, это сложно. И все равно, я считаю, что это здорово, и пусть будет сложно. А вот по новой пройти вообще ничего не хочу. Не хочу становиться моложе. Может, я в 80 лет, конечно, передумаю, скажу, Ева, было бы тебе сейчас хоть 50, что ли… Вот не могу сказать. Не хочется обратно совершенно. Вообще не было легко и как бы и сейчас нелегко, это просто жизнь и все. И есть какие-то моменты, которые тебя постоянно не устраивают и не нужно их проходить еще раз, уже прошел и сделал выводы. Нужно просто проходить и делать выводы, а зачем два раза проходить-то? Чтобы было еще раз больно или чтобы чесалось в этом месте еще раз? Нет, уже все, отчесалось, уже все. Как говорит мой младший ребенок, тема закрыта, мама, все, тема закрыта, второй раз проходить не будем. Вот если будет вопрос – жалеете ли вы о чем-то в своей жизни? Вообще скажу – пока не жалею, мне повезло и пока я не жалею ни о чем в своей жизни, ни о плохом, ни о хорошем.

- Прекрасно. Юлец спрашивает – Ева Леонидовна, а что для тебя значит слово «больно»? Может ли ты назвать себя человеком сопереживающим? Мне кажется, мы уже ответили на этот вопрос.

- Мы ответили на него.

- Ева, а правда, что Юрий Усачев трансвестит и когда он выйдет на сцену в таком образе? Вот такой вопрос.

- Правда. Вы знаете, именно ради этого я лет-то, сказать уже, семь назад активно начала заниматься созданием одежды, прежде всего, для Юры. Хотела, чтобы это не ущемляло его и женское начало, и мужское. Поэтому он ходил в радостных костюмах, в таких очень живых… Это было его условие… Если перед концертом нет трех пар – обычно это красный, желтый и фиолетовый цвета – ну вот… Почему вы думаете иногда он одет так ярковато? Ну вот вы угадали… это же все-таки не каждому дано. Это секрет…

- Давайте никому не рассказывайте.

- ДА, вот как бы его нет, а мы за глаза про него говорим, а он не любит эту тему обсуждать. Ну, может, я думаю, появится, например, в каком-то шоу в своем настоящем образе, да… В общем, если кто узнает, то неважно, главное, чтобы его в новом образе узнали.

- Чтобы он мог самовыражаться?

- Да, да.

- Хорошо. Алексей спрашивает, как долго продолжается ваша творческая дружба с группой «Винтаж». А почему только творческая, может быть, и человеческая. И намерены ли вы создавать совместный проект с ними?

- Да, мы делаем телевинтаж такой, застарелый, покорябанный такой…. Старые платья такие, старые фонограммы… будем из принципа работать не живьем, а вот так. Ну, товарищи, зачем работать с кем-то, если еще сам не доработал. Сейчас вот буду я сама по себе и как-то мне не очень интересно с кем-то выступать. Хотя есть другой вариант, который мы с Юрой обсуждали и обсуждаем. Это сделать трибьют «Гостей», чтобы содружественные нам звезды перепели наши композиции.

- Это, например, кто?

- Ну вот группа «Винтаж» может вполне перепеть что-то такое душевное наше. Ну, группа «А-студио», например. Я считаю, что прекрасный певец Стас Пьеха.

- Что, например?

- Я считаю, что человек должен сам выбрать что ему приятно. Потому что когда у человека есть настроение, это совершенно другая история.

- У вас как раз такие песни все женские и женские такие.

- Ну ничего, как-нибудь…

- Светлана спрашивает, о чем поет «Винтаж» в песне Ева, насколько в песне отражена реальность событий?

- Вы что хотите узнать? Любила ли меня Аня – спросите у нее. Любила, наверное, я думаю. И болеет этим до сих пор…

- Айгуль интересуется. Не хочу задавать вопрос, а просто хочу сказать, что «Гости из будущего» самая необычная, самая неповторимая, самая успешная, на мой взгляд, группа. Песни не такие, как у всех, песни с душой, с нежностью. Я считаю, что эта группа будет жить всегда, но при условии, что солистом группы будет сказочная и обворожительная Ева Польна.

- Спасибо.

- Леля. Вопросов нет, люблю вас очень. Ева богиня и будет ею всегда! Вопрос если только что стандартный – какие планы предвидятся? Альбом?

- Планы? Вы знаете, хочу сходить в магазин, купить пару новых платьев. Весна!

- В какой магазин?

- В хороший.

- Вы же занимаетесь моделированием одежды?

- Да, заодно что-нибудь сшить. Это не пересекающаяся история. Я могу себе что-нибудь сшить, у меня очень много ткани. Какие-то гипюры, атласы. Хочу знаете вот так выйти из дома с коляской и пойти в атласном платье, например…

- А вы носите, правда, то, что сами шьете?

- А как же, все ношу. Вот сейчас у меня открылось новое дыхание, хочется что-то сотворить, хочется что-то такое напялить на себя эдакое.

- Скажите честно, где вы покупаете ткани и берете вот образы своих одежд?

- Ткани покупаю в совершенно фантастических местах, которые никто не знает. Это называется склад тканей.

- В Москве?

- Да, в Москве. Есть такие склады тканей, можно их понаходить во всяких справочниках. Можно, например, сходить на выставку, например, текстильную и купить себе ткань. Есть фирмы, которые занимаются тем, что привозят дорогие ткани всякие и можно себе своего собственного дизайна сшить что-нибудь из ткани, например, Шанель. Пальто.

- А когда можно будет посмотреть ваш показ, скажем?

- А не хочу, чтобы вы смотрели мои показ. Надоело. Я считала, что в связи с ситуацией общественно-политической и финансово-демократической, в этом году никаких показов делать не буду, буду все носить на себе и вообще буду отдыхать. На себя, любимую, дорогую, для своих близких и любимых потрачу те деньги, которые могла бы потратить на покупку тканей, отшив коллекции, вечеринку и так далее, и участие в Неделе моды… ДА гори оно все синим пламенем, это подождет, никуда не денется. Лучше я съезжу куда-нибудь отдохнуть.

- Куда?

- На море.

- На какое?

- На теплое.

- Данила спрашивает. Дорогая Ева, группа «Винтаж» это ваш с Юрой проект? Уж очень у вас много общего.

- Нет, проект не Юры, это проект, так сказать, «Винтажа» же. Но, скажем так, соучастник и солист группы Леша Романов, некогда он был солистом «Омеги», вот. И они с Юрой делали музыку. Леша пишет песни. И очень здорово, что он нашел себя, двигается в каком-то своем направлении и будем с интересом следить за его творчеством, что будет дальше. Может быть, будет не только «Винтаж».

- Когда выйдет ваш сборник стихов и где его можно будет приобрести? Вы пишете стихи? В смысле того, чтобы их не петь?

- Да, пишу, чтобы не петь. В данном случае, написать и не петь просто, заставить и не спеть. Да, пишу стихи и уже сделалась прекрасная книжка. И жду прекрасного издательства, которое сможет издать эти прекрасные стихи, которые не нужно будет петь потом. Их просто можно будет читать, их можно поставить на полку. Потому что книжка должна быть красивая. Можно подарить любимой девушке. Или юноше. И наслаждаться словами. И не петь их.

- Следующий вопрос. Добрый день, Ева. Недавно на радио «Алла» слушала ваше интервью, где вы вроде сказали, что теперь поете сольно, но сейчас вышла ваша новая песня и там вы снова с Усачевым. Поясните, это послеродовой пиар?

- Послеродовой пиар. Мне кажется, надо, чтобы кто-нибудь это во врачебную практику… У кого фигово, у того начинается послеродовая депрессия, а у кого все хорошо начинается послеродовой пиар. Нет, это вместородовой пиар. Я уже ответила в начале нашей беседы о том, что «Киска» - песня, которая написана под брендом «Гости из будущего», а вот будет этот бренд существовать, зависит, наверное, уже от нашего желания. Юра автор этой композиции. Можете считать, что это прощальная композиция.

- Следующий вопрос. Елена. Ева, скажите, пожалуйста, как вы приходили в себя после родов?

- Быстро. Открыла глаза и приходила в себя. Да никак, собственно говоря, как все. Есть настроение – занималась, нет настроения – не занималась. С уважением отношусь к тем девушкам, которые резко берутся, кидаются в бой и работают, работают над собой. Я человек, который старается делать то, что он хочет. Сейчас у меня настроение есть собой заняться всерьез, хожу занимаюсь балетом. Занимаюсь с диетологом, питание свое реконструирую, чтобы заставить себя не питаться, как артисты, которые могут поесть в три часа ночи, а потом не поесть… Как-то вот заняться собой. Потому что это здоровье и все уже, в конце концов, можно. Так же, как все. Я думаю, что людям, которые не ведут такой образ жизни, как я, гораздо легче приходить в форму.

- То есть, я так понимаю, что после родов вы ни диеты, ни фитнес никакой…

- Нет, после первых родов я за полгода пришла в ту норму, в которой я была до беременности. Я занималась с персональным тренером, ела куриные грудки… И только я как-то вышла, а потом снова опять пошла в эту прекрасную фазу материнства. И второй раз мне было уже так как-то… мне не хотелось, хотелось расслабиться. Вот сейчас я стала потихоньку заниматься танцами, сначала одними, потом другими, сейчас более активно занимаюсь. Вот моя старшая дочка ходит заниматься детским балетом…

- После родов, я так понимаю, что вы не предлагаете нашим читательницам и зрительницам себя насиловать, да?

- Смотря какие цели. Если девушка балерина, так ей вообще надо быстренько-быстренько, в течение месяца вернуть себе форму. А если это обычный, нормальный человек, и тело не является твоей работой, и не надо быстро бежать и делать какую-то сессию для журнала «Вог», то нужно, чтобы это было в удовольствие. Я считаю, что тело нужно поддерживать, чтобы оно было более-менее в тонусе, чтобы было хорошо физически. Но я ничего не буду советовать, потому что все люди разные. Я не считаю, что все должны быть одинаково худыми или одинаково толстыми. Короче, человек должен понять, что ему важнее…

- И выбрать для себя свою норму?

- Да.

- Спрашивает нас Семен. Здравствуйте, Ева, способна ли группа «Гости из будущего» еще чем-то удивлять? Например, возвратом к электронной музыке, более сложным аранжировкам, неожиданным ходам, философским текстам?

- Отличный вопрос. Я думаю, что способна. Не могу сказать, что она будет стараться выявлять. Просто, скажем так, бывают разные периоды в жизни каждого человека и разные настроения. И я могу сказать, что последний серьезный диск, который выпустили, это был альбом «Больше, чем песня». Я считаю, что очень серьезный, очень философский и абсолютно прекрасный. Но совершенно не коммерческий. Скажем так, очень трудно совместить в нашей стране популярность, доступность с интеллектуальностью, с какой-то такой изысканностью музыкальной, в том числе, в электронной музыке. Мы пытаемся, поверьте, и очень хочется, чтобы тебя услышали, чтобы это не были два человека, среди которых половина из этого самого. Но если вы будете слушать хорошую музыку, значит, ее будет больше и мы будем ориентироваться на вас. А если вы будете слушать песни «А черные глаза…», я думаю, что я перестану этим заниматься и буду писать стихи. Так что все зависит только от вас. Вы слушатели и вы как бы потребители того музыкального материала и той музыкальной души. Если вы будете выключать свои радиостанции, когда будет идти нехорошая музыка, значит, люди будут заставлять себя творить. Ну, удивлю я вас или не удивлю, вы узнаете позднее.

- Спрашивает Натка. Ева, вы обидчивы и чем поднимаете себе настроение на сто процентов?

- Вот видите, я сейчас поднимаю настроение не только себе, но и вам. Улыбаюсь. Шучу. И так поднимаю себе настроение. Не обидчива. Обижаюсь на каких-то людей, но отхожу. Я не обидчива и не злопамятна. И вообще, я человек, которые дарит хорошие эмоции окружающим. Надеюсь.

О чём поёт "Винтаж" в песне "Ева"? Версия Евы Польны.

- Нет, ну это правда на самом деле. Елена задает вопрос. Ева, какое самое красивое место в Москве, на твой взгляд?

- Тяжелый вопрос. Красивое – не знаю. Какое-то мною любимое, наверное, из многих, скажем так, это район Патриарших со всякими переулочками, улочками и так далее. Очень не хватает такого морского вот мне в Москве, потому что реки есть, а простора такого, вот когда ты выходишь, вот есть в Питере залив, и даже находясь в городе, ты можешь его кусочек увидеть. Ну, я поднимаюсь на какую-то высокую точку, есть такой ресторан в Москве, находится в Академии наук. Вот прихожу туда, там потрясающий вид, очень красивый. Вот там можно увидеть Москву и умереть.

- А бюджетно можно съездить на Воробьевы горы.

- Да, кстати. Не бюджетно, а хозрасчетно.

- Да, да. Ева, здравствуйте, пишет Натася. Очень люблю ваши песни. Каким парфюмом пользуетесь, любимый аромат?

- Пользуюсь всякими разными, у меня куча всяких разных баночек и скляночек. Сейчас пользуюсь «Гермес», как-то он называется «Астматус» какой-то какой-то. Но есть такая беда – он у нас не продается, а продается только в бутиках «Гермес», за рубежом нашей родины.

- Ева, водители вы сами машину?

- Я умею водить машину и водила ее еще лет пять назад. Но как только поняла, что буду мамой, я бросила руль прямо там, где стояла, и сказала – не вожу больше. Нет, я не люблю водить в Москве автомобиль, потому что не вижу никакого смысла. 90 процентов времени ты проводишь в пробках, погонять все равно не дадут, если есть на чем. А если у тебя маленькая машинка, то тебя кто-нибудь раздавит большой. Большую водить неудобно, поэтому езжу я с водителем. Пишу, читаю, рисую, крашу глаза, получаю удовольствие.

- А вы сами выбирали себе машину?

- Да.

- По каким критериям выбирали?

- Большая и удобная. У меня такой большой джип.

- Прекрасно. Наталья спрашивает – Ева, говорите ли вы по-польски?

- Вы знаете, по-польски говорю не очень, зато, наверное, хорошо понимаю и гораздо лучше, кстати, чем украинский, на котором говорит часть моего семейства…

Спасибо за внимание, за вопросы, за доверие и за недоверие Весна! Всем желаю хорошего настроения, массы эмоций. Не бойтесь себя тратить и дарить себя этому миру! Улыбайтесь чаще! С вами была Ева!

- Спасибо. До свидания.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: