Януш Леон Вишневский представляет новую книгу "Бикини"

Издательская группа АСТ представляет:

Януш Леон ВишневскийРоман «Бикини»Впервые на русском языке

Новый, третий по счету роман знаменитого польского писателя Януша Вишневского — это история любви немки и американца, которая разворачивается в конце Второй мировой войны. Книга уже побила рекорды продаж в Польше – 50 000 экземпляров было продано только в течение первого месяца! В сентябре 2009 года роман «Бикини» выйдет в России. Книгу на русском языке Януш Вишневский представит лично в рамках XXII Московской международной книжной выставки-ярмарки.«Бикини» - это книга о любви, войне, страсти и дружбе. Главная героиня – Анна, симпатичная молодая немка, 22 лет. Она в совершенстве говорит по-английски и мечтает стать фотографом. Анна никак не могла предположить, что на ее лучших и абсолютно шокирующих снимках будет запечатлен уничтоженный войной ее родной город… Февраль 1945 года. Союзные войска бомбят Дрезден. Анна остается совсем одна – ее мать умерла во время одного из налетов, отец где-то на фронте, а бабушку убили нацисты. Фотокорреспондент “New York Times” приезжает с заданием в Германию, и случайно встречается с Анной. Он потрясен фотографиями Анны и помогает ей выбраться из пекла войны. «Разве тебе известно, что такое потерять дом? Улицу, пекарню на углу? Разве ты можешь представить, каково это, обернуться и увидеть, что от твоего дома осталась доска?! Только одна доска! Разве ты способен понять, что чувствует человек, когда ему и эту доску нужно сжечь, чтобы согреться? Каково бывает, когда ты не знаешь, где твое место. Где завтра преклонишь голову. Знаешь ты это?! Знаешь ли ты, что такое война? Ты знаешь, сколько водки нужно выпить, чтобы не слышать стоны матери, которая после бомбежки по частям собирает останки своей дочери? Ты слышал когда-нибудь такой стон?»Из романа «Бикини»

«Бикини» - история страсти, любви и страдания, которая никого не оставит равнодушным. В тексте мастерски описаны ретроспективные кадры военного времени, нарисованы яркие характеры на фоне трагических событий.

Справка: Януш Леон Вишневский – популярный польский писатель, автор бестселлеров «Одиночество в сети», «Зачем нужны мужчины?», «Интимная теория относительности», «Молекулы эмоций», «Сцены из жизни за стеной». Магистр физики и экономики, доктор информатики, защитил диссертацию по химии.Живет во Франкфурте-на-Майне, занимается молекулярной биологией.

Януш Вишневский ответил на ваши вопросы 4 сентября.

Представляем стенограмму и видео-трансляцию.

Ведущие - Дарья Завгородняя.

- Сегодня у нас в гостях очень известный писатель, который держит высочайшие строчки в рейтингах продаж, Януш Леон Вишневский. Он прославился благодаря своему роману «Одиночество в сети». Это был ваш первый роман?

- Да, мой первый, в Польше и в России тоже.

- С тех пор он написал еще очень много интересных книг. Сегодня с нами еще поклонник творчества Януша Вишневского Александр Милкус, редактор отдела образования, переводчица Мадина и я, Дарья Завгородняя. Почему мы собрались сегодня? Потому что у нас есть новый роман Януша Вишневского, называется «Бикини». И вообще неуважительно называл отца «Борей». Название романа немного вводит в заблуждение, потому что ассоциируется с купальником, а на самом деле там речь совершенно не про купальник. Там речь про окончание Второй мировой войны. Скажите, почему вы решили написать про Вторую мировую войну, про этот период, про бомбежку Дрездена?В.: - Меня эта тема очень интересует. Я знаю, что сейчас молодое поколение либо не интересуется, либо хочет забыть. А я же принадлежу к тому поколению, которое хоть и непосредственно не участвовало в войне, но напрямую встречалось с людьми, которые принимали в этом участие. Но это книга не о Второй мировой войне. Вторая мировая война это лишь предлог для развития сюжета, для создания книги. Как и каждая моя книга, это книга о том, что в жизни самое главное, самое важное, это книга о любви. Это любовь, которая происходит в трагическое время, как любовь во время чумы. В такой ситуации у любви совершенно другая динамика. У людей нет времени ухаживать, добиваться кого-либо. Все происходит гораздо быстрее. Люди встречаются, и уже несколько часов спустя они в кровати друг с другом.

З.: - У меня сложилось ощущение, что любовь у них развивается с такой же скоростью, как любовь между современными молодыми людьми. Нам, например, не нужно ни войны, ничего страшного, чтобы произошло все очень быстро.

В.: - Для меня это такое немножко деструктивное явление.

З.: - Знаете, в России сейчас очень быстро все происходит, между молодежью особенно. Я тоже с этим борюсь, веду колонку против таких быстрых отношений. Но, тем не менее, происходит так. А на Западе по-прежнему ухаживают мужчины за женщинами?

В.: - Я не знаю, так ли это. Это не моя модель – быть с кем-то. Может быть, это и плохое сравнение, но меня интересовало, прежде всего, показать любовь на фоне смерти, при столкновении со смертью. Понимание того, что завтра нас может не быть, очень сильно влияет на наши эмоции, на то, как развиваются наши отношения с кем-либо.

М.: - Вообще эта ситуация смоделирована в книжке? Или у вас были какие-то истории, которые вы использовали?

В.: - История главной героини Анны, которая фотограф, которая ходит по разрушенному Дрездену и фотографирует, это реальная история. Была такая девушка, и я об этом знаю, потому что говорил с пастором того костела, о котором идет речь в книге. И он видел такую девушку. Но я не знаю, что с ней случилось после войны, не знаю ее судьбу. Но сюжет – это, конечно, вымысел.

М.: - Как я понимаю, с этой книгой у вас началась такая реальная писательская судьба, когда вы начинаете работать с материалами, изучаете их. Потому что предыдущие книги, как мне показалось, написаны все-таки ученым, который в свободное время балуется беллетристикой. Но удачно, успешно балуется. А сейчас вы кто больше – писатель или все-таки остались ученым?

В.: - Когда я слышу слово «писатель», я ощущаю немножко дискомфорт. У меня слово «писатель» ассоциируется с таким: избранный человек, избранный богом. Который хотя бы учился в гуманитарном вузе и готов к тому, чтобы писать. А я просто кандидат информатики и доктор химии, который пишет после работы.

М.: - Вы сейчас не уволитесь из своей лаборатории?

В.: - В первую очередь я ученый, а писатель, автор книг я во внерабочее время.

М.: - А как к вам относятся коллеги на работе? Вы же теперь не просто ученый, а богатый ученый, известный ученый.

В.: - Мои книги вышли в России, в Польше, в других странах, но я позаботился о том, чтобы они не появились в Германии. Я хочу эти две моих жизни отделить друг от друга. Я хочу быть программистом в Германии, и я хочу, чтобы меня именно таким и воспринимали – программистом в Германии. Я не хочу, чтобы этот миф об авторе бестселлеров как-то повлиял на мою жизнь. Можно такую аналогию с мужчинами провести. Наука это моя жена, и при этом у меня прекрасный роман с литературой. И, как каждый мужчина, я думаю, что моя жена не знает, что у меня есть еще и роман.

З.: - Я заметила, что вы темой измены очень занимаетесь, она вас как-то увлекает. В книге «188 дней и ночей», где вы с Малгожатой Домагалик беседуете, вы постоянно к этой теме возвращаетесь. Почему она вас так занимает? Вы изменяли много, может быть? Или вы считаете, что это самая большая проблема между мужчиной и женщиной? Именно мужская измена.

В.: - Мужчины изменяют. И у каждых отношений есть своя динамика. Совершенно иначе проходят отношения в начале знакомства между мужчиной и женщиной. Проблема возникает тогда, когда эта динамика начинает различаться у каждой из сторон. Из-за того, чтобы идти вместе и вперед, они начинают расходиться.

З.: - Когда вы писали Малгожате, вы по пунктам расписали, почему мужчины изменяют. В частности, один из пунктов был: потому что надоела эта женщина.М.: - Потому что мужчина полигамен.

В.: - Это действительно так, что мужчина более полигамен, чем женщина. Среди всех видов животных только 3 процента моногамные. Многие виды исчезли как раз потому, что они были моногамными. Полигамия хороша для процесса эволюции.

З.: - Какие же виды исчезли в результате моногамии?

В.: - Назвать их сейчас конкретно я не могу, но есть примерно 100 видов рыб, которые исчезли, потому что размножались моногамным путем. Конечно, на полигамию надо смотреть, прежде всего, с точки зрения эволюции. Я сейчас смотрю как эволюционист, а не как поэт и писатель. Чтобы всем было понятно, Януш Вишневский за моногамию.

М.: - А если мужчина берет книжку «Для чего нужны мужчины?», например, Януша Вишневского, ученого, приходит к жене после измены и говорит: вот, даже ученые говорят, я тут не виноват, это природа такая.

В.: - В этом меня упрекают как раз многие женщины после выхода этой книжки. Словно я как бы раскрыл над мужчинами такой защитный зонтик. Словно я оправдываю эволюцией, химией, нейробиологией их нехорошее поведение. С точки зрения биологии, эволюции я прав. Но какое до этого дело жене, которой изменили?

М.: - А что же тогда делать? Если мужчина не может не изменять?

В.: - Я считаю, что с ним нужно говорить, нужно не терять восхищение для него. Женщина очень быстро теряет чувство восхищения своим мужчиной. А мы, мужчины, в общем-то, очень простые животные. До нас достаточно дотронуться, сказать, что ты прекрасен, что ты совершенен, и нам достаточно. Можно сказать все, что угодно, - что ты лучше всех играешь на чем-то. Мужчина любит быть первым в списке.

М.: - То есть вы считаете, что и через 5, и через 7, и через 10 лет супружеской жизни такие действия жены могут дать эффект?

В.: - Конечно, все те данные, которые я привожу в своей книге, это данные статистики. Такие тенденции не зависят от того, хотим ли мы этого или нет. Но это совершенно не означает, что люди будут любить друг друга точно также 10 лет спустя, как и в начале своих отношений. Как поэт я бы хотел описывать именно такие отношения.

М.: - То есть угасли отношения – лучше разбежаться?

В.: - Нет, как раз наоборот. Очень многие мужчины ошибочно принимают страсть за любовь. А страсть, желание – это своего рода состояние наркотического опьянения. И очень многие мужчины в таком наркотическом состоянии подписывают различные документы, например, в загсе.

З.: - Как отличить тогда страсть и любовь? Любовь отличается меньшим сексуальным влечением, что ли?

В.: - Если подойти с точки зрения науки, то у явления «любовь» есть четыре главные фазы. Первая фаза – это то, что больше всего притягивает, привлекает всех, та фаза, о которой больше всего пишут в СМИ, это фаза как раз желания, страсти. Потом такой тип отношений перерождается в своего рода дружбу с элементами эротики. И с первой и со второй фазой связаны совершенно разные химические процессы в нашем организме. Как раз первая фаза базируется на таких наркотических, в общем-то, веществах, как раз и возникает такое состояние. Влюбленные люди похожи на тех, кто употребляет наркотики, причем в огромной концентрации. А вот вторая фаза как раз базируется на более мягких веществах, наоборот, успокаивает. И тут, я объясняю поведение мужчин, у нас очень мало окситоцина. При этом очень много тестостерона. Так что природа опять как будто вынуждает нас к полигамии. Окситоцин это гормон верности, а тестостерон, наоборот, ведет к полигамии.

З.: - А потом что будет? Первая стадия – такая, вторая с элементами дружбы и эротики. А третья стадия?

В.: - А третья фаза связана с привязанностью. Люди привязываются друг к другу. Но и здесь есть биологическое объяснение. Присутствие другого человека вызывает определенные процессы. Когда этого человека нет рядом, это так, как будто нет еды или нет воды. А вот четвертая фаза это та фаза, которую достичь практически никто не может. Это то, что по-латински называется каритас. Абсолютное растворение, то есть посвящение себя любви к кому-то другому. Так можно определить любовь людей к Богу. И получается, на этой шкале любви, с одной стороны, есть люди, которые любят пять минут, а на другой стороне есть люди, которые готовы полностью отдать себя этой любви. И все это проявление одного и того же чувства.

М.: - Почему людей, которые любят Бога, фанаты Бога, можно сказать, достаточно много, а вот людей, которые испытывают такое чувство к женщине, к своей супруге, растворяющихся в ней, мало?

В.: - В общем, их не так и мало. Проблема в том, что они любят не одну женщину или не одного мужчину. А вот те все время любят только одного Бога.

М.: - А можно все время любить одну женщину или одного мужчину?

В.: - Можно.

З.: - Они не могут испытывать эту четвертую стадию, потому что в объекте не уверены. Бог тебе не изменит, а женщина тебе изменит.

В.: - Бог это как раз и есть то абсолютное божество, которое никогда не предаст, не изменит.

М.: - Мы с Дашей обсуждали вашу книгу «180 дней и ночей». У нас обоих, несмотря на разность полов, возникло одно и то же ощущение, что ваша переписка это как разговор глухого со слепым. Вы говорите об одном, Малгожата говорит совсем о другом. Вы друг друга не слышите. Вам не кажется, что вы доносите какие-то вещи: женщины, дорогие, мужчины вот такие, так их создала природа, Бог, у них есть такие-то особенности, - а в ответ: нет, он должен жить по заповедям, и я больше от него ничего не требую.

В.: - Я позвоню сегодня Малгожате и попрошу ее выбрать: она слепая или глухая? Книжка появилась не оттого, что мы друг с другом ласково общались и похлопывали по плечу. Домагалик - это очень известная прогрессивная польская феминистка. И у нее возникла проблема, потому что она встретила кого-то, кто феминистом не является. А я не феминист. Не потому, что я как-то меньше ценю женщин, а потому что согласно феминизму женщина и мужчина равны. А я считаю, что женщина лучше.

З.: - В одном из интервью вы говорили, что женщины лучше, потому что они меньше сидят в тюрьме, больше любят, не такие агрессивные. А еще что? Я встречала очень агрессивных женщин. У вас есть еще какие-то аргументы в защиту женщин?

В.: - Вся та книжка «Зачем нужны мужчины?», собственно, это список аргументов, почему женщина лучше. Может быть, мне повезло, и я встречал только таких женщин, которых стоило поставить на пьедестал.

З.: - Вы мужчина. Вам не приходилось конкурировать с женщинами за мужчину. Когда приходится конкурировать за мужчину, ситуация меняется. Благодаря роману «Одиночество в сети» у меня сложилось впечатление, что не так уж вы этих женщин и любите. Потому что главная героиня как поступает? Она выбирает мужа, выбирает стабильность, семью. Этого мужа, который занимается с ней сексом так, как будто стоит на католической мессе. И она это чудовище выбирает вместо человека, о котором может мечтать любая.

В.: - Вы своей интерпретацией немножко упростили решение главной героини. Потому что, если кто-то не читал книги, то у него может сложиться впечатление, что она приняла плохое решение. Я женщину, которая является главной героиней, знаю лично. На премьере фильма «Одиночество в сети» я был вместе с ней. Но дело в том, что те отношения, которые она выстроила со вторым мужчиной, это были отношения виртуальные. Только один раз была такая физическая встреча. Очень многие женщины, особенно женщины более старшего возраста, не готовы поставить все, бросить ради такого призрака, как любовь. У меня своего рода статистика, как оценивают поступок главной героини женщины в зависимости от возраста. Потому что 42 тысячи писем пришло мне с момента выхода книги. Ваша позиция совпадает с позицией женщины в возрасте 20+. Они тоже писали, что готовы были бы бросить все ради любви, которая с ней случилась. А вот женщины, которым уже ближе к 30, дольше бы раздумывали над таким решением. Женщины, которым за 40, постарались бы сохранить и мужа, и этого мужчину.

М.: - Я считаю, что героиня поступила очень мудро. Когда есть выбор: ребенок или любовник, наверное, женщина, да и большинство мужчин, готовы сделать правильный выбор в сторону семьи и будущего ребенка.

З.: - Скажите, что теперь с этой женщиной, которая стала прототипом вашей героини? Как у нее теперь дела?

В.: - Она в итоге развелась. Она уже не со своим мужем. И она сама воспитывает ребенка.

М.: - Она счастлива?

В.: - Нет. Но, насколько я знаю, сейчас она читает роман «Бикини».

З.: - А там тоже есть про нее?

В.: - Черты ее характера появляются во многих женщинах – героинях моих книг. И точно так же в характере главной героини романа «Бикини» Анне.

З.: - Почему вы так не любите русских? Изобразили нас какими-то тупыми алкоголиками, разъезжающими на КамАЗах по территории больницы.

В.: - Вообще-то они не разъезжали по больнице, они строили новую больницу. И это была не Россия, а Украина. И вообще-то они хорошо представлены, скажем, этот врач украинский. Врач, который должен спасти эту глупую девушку, прекрасно представлен.

М.: - Только что Путин был в Польше. И мы знаем, что готовится решение польского сейма, осуждающего Россию. Действительно Польша не хочет дружить? Для жителей России, Украины поляки являются, мне кажется, братским, дружественным народом. Мы очень хорошо относимся к полякам. А ощущение такое, что в Польше идет такая пропаганда антироссийских настроений. Что обиды, которые накопились между нашими народами, не дадут возможности нам быть ближе. Это так?

В.: - Мне повезло, я жил в двух Польшах. Я уезжал из Польши, когда там был коммунизм, сейчас я живу в Германии. Но при этом я все время как бы присутствую в этой новой Польше. В коммунистическое время поляки научились одному – пропаганда это самая большая глупость, которой никогда нельзя верить. И пропаганда, которая ведется сейчас, это та же самая пропаганда, которой поляки не верят. Есть огромная разница между тем, что говорит и думает польский политик о России и тем, что думает обычный поляк, который идет просто по улице. И мне кажется, что в России примерно так же.

М.: - Мне тоже. И что он думает?

В.: - Он считает, что мы из одной семьи, что у нас очень много общих славянских черт. Что мы романтики. Что мы постоянно грустные. Что мы все время в таком состоянии возбуждения из-за химических веществ в организме. Что он все время что-нибудь импровизирует. Что мы не любим подчиняться какой-нибудь власти. Что если есть правила, нужно их нарушать. А это все нас очень сильно объединяет. Кроме того, я не очень люблю говорить о политике. Помню, когда я был ребенком, мой отец всегда мне говорил следующее: если ты не будешь учиться в школе хорошо, то ты станешь политиком.

М.: - Ну, слава богу, что вы хорошо учились.

З: - Да, да. Арина Субботина задает вопрос. Считаете ли вы сами, что вам удалось полностью понять женщину, как это считают некоторые ваши читатели?В.: - Нет, не считаю. Тот, кто утверждает, что он понял, знает женщину, либо психически нездоров, либо наглец. Или и то, и другое. Ведь все восхищение женщиной основывается на ее тайне, на ее загадке и женщина, которая раскрывает последние загадки, перестает быть интересной.

З.: - А вы знаете, некоторые циники говорят – женская тайна это тайна от беременности и родов, ну, наука уже все разложила по полочкам: беременность, роды. Никакой тайны нет. А для вас в чем состоит тайна женщины? Что из поступков каких-то женских конкретных вы не можете для себя объяснить?

В.: - Женщина в одну минуту может перейти от состояния полного восхищения и радости к полному отчаянию. Все зависит от того, успел ли мужчина за эту минуту сказать одно предложение или не сказать этого предложения. Скорее, все будет зависеть от того, что он чего-то не сказал. И в этом плане женщина непредсказуема. И при этом женщина может дать столько нежности, сколько мужчина никогда не сможет дать.

З.: - Ну зачем мужчине нежность, у него же тестостерон. Зачем ему этот женский окситоцин скучный?

В.: - Потому что это очень приятно - проживать это состояние нежности.

З.: - А мужчина ребенок. Вы согласны с тем, что мужчина – ребенок до конца.

В.: - Если мужчина оставил в себе чуть-чуть от ребенка – это хорошая черта. Потому что он задает вопросы, у него работает воображение, его все время что-то интересует. И я в себе ценю тоже, что я немножечко ребенок.

З.: - А как вы думаете, в женщине живет ребенок или нет?

В.: - В женщине ребенок всегда живет, я думаю. Это тоже красиво.

З.: - Вот мне очень приглянулась главная героиня романа «Бикини», она списана с нескольких ваших знакомых или она вся придумана?

В.: - В моих книгах женщины либо как раз реальные персонажи, полностью повторяющиеся, либо это как паззл из черт разных героинь, реальных. Я лишь как бы вплетаю характеры этих женщин в сюжет. Я могу предвидеть реакцию этих мужчин или женщин, а это и мужчин касается то, что я сказал, их реакцию на определенные ситуации. У меня как раз проблемы с придумыванием полностью вымышленного сюжета. Я все-таки химик.

З.: - Но вы ж как-то придумываете женские реакции, вы как-то с этим справляетесь? Вот Анна ваша реагирует очень органично на какие-то события. Она достает фотоаппарат когда нужно, когда нужно, она приникает к окошку, когда нужно, она говорит «хочу» мужчине. То есть, она нормальный, живой человек.

М.: - В ваших книжках идет разговор об изменах – мужских, женских. Нигде у вас в ваших размышлениях или в каких-то выкладках научных не присутствует третий элемент уравнения – человек, с которым изменяют или к которому уходят, вы его выводите за рамки этих отношений. Ведь там тоже мужчины и женщины, которые любят, страдают, которые совсем в других отношениях находятся… Они любят человека, который находится в браке, и страдают не меньше от этого.

В.: - Вы не совсем правы, когда употребляете слово «никогда», я его всегда избегаю. Одна из историй в моих книгах как раз полностью посвящена третьему лицу. Книга, которую как раз комментировали больше всего и обсуждали, называется она «Любовница». Это как раз история, которую рассказывает любовница. Она в деталях описывает свое страдание от того, что она та самая третья. Как раз в этом произведении жена абсолютно проигнорирована. А вот как раз переживания, чувства, грусть, страхи вот этой третьей стороны. Если бы я должен был выбрать одну из книг Вишневского, которые уже вышли в России, я бы выбрал книгу «Любовница», которая, по-моему, самая лучшая. Кроме, конечно, «Бикини», к которому я сейчас привязан, как к ребенку.

М.: - А как вы понимаете, слово «измена» в вашем словаре имеет негативный оттенок?

В.: - Нет на этот вопрос однозначного ответа, все зависит от того, от чьего лица вы говорите. Для любовницы измена как раз святое чувство, потому что оно связано с любовью. Ведь любовница забывает о том, что измена кому-либо - это грех. Это старая дилемма – выбор между лояльностью, преданностью и правом на счастье. Ведь у нас только одна жизнь и мы ее хотим прожить как можно более счастливо. Если люди уже друг друга не любят и они вместе потому, что они когда-то дали клятву. Вот здесь уже измена будет совсем другой оттенок иметь, чем, скажем, когда мужчина изменяет только потому, что вот как спорт, да, потому что он любит изменять. Как католик, а я верящий в Бога физик, я знаю, что измена это всегда грех, всегда плохо. Но ведь Библия была написана очень давно и она совершенно не подходит к современным реалиям.

З.: - Ну вот современное католичество, кстати, очень сильно Библию месит под себя. Даже вот Малгожата задается вопросом – почему церковь не разрешает презервативы. Для православной церкви это вообще невозможно, какие презервативы, безумие просто, у нас даже не обсуждаются такие проблемы, а у вас все в порядке вещей.

М.: - Измена – это когда один из супругов пошел налево, да. А можно ли изменять любовнице? Как вы понимаете, есть ли измена любовнице? Вот герой, допустим, живет с любовницей и с женой. Жене он явно изменяет. А вот для любовницы, когда он вступает в близкие отношения с женой, он изменяет?

В.: - Совершенно верно. И та, и другая женщина хотят иметь исключительное право обладания этим мужчиной. Но границы талерантности у любовницы чуть шире, по причине той ситуации, в которой она оказалась. Большинство любовниц думают, что эти глупости, которые им говорят мужья, что они с женами не спят – это самое удобное решение вопроса. Мне кажется, что в определенном смысле измена демонизируется, это просто как утрата исключительного права на тело. А на мой взгляд, гораздо более чем-то серьезным и драматическим является потеря исключительного права на чью-то душу, на сердце. Потеря права быть тем единственным человеком в жизни, ну, потеря лояльности. Я знаю многих мужчин, которые никогда не изменяли своим женам. Потому что либо они боятся дотрагиваться до других женщин, либо у них такой возможности нет.

М.: - Боятся?

В.: - Да. Многие мужчины не изменяют, потому что они боятся последствий – если все это станет известно. Причины могут быть разные. Это ипотека вместе с женой, и алименты. Многие супружеские пары продолжают существовать только благодаря ипотеке.

М.: - То есть, вы в измену практически не включаете такой элемент, как любовь?

В.: - Я так романтически называю, считаю, что некоторые люди встречают другого человека как бы на одну клятву позже, чем нужно было бы. Если это настоящее чувство, то это для всех трагедия.

М.: - Есть такой известный американский комик Стив Мартин. Он в свое время пережил большую драму – от него ушла жена и он лет шесть был в депрессии и писал книжки. Книжки довольно тяжелые. У него была очень интересная фраза – брак это обещание, которое дается уже нарушенным. А как вы к этому относитесь?

В.: - Нет, я не могу с этим согласиться. Потому что 20 лет назад, когда я давал клятву своей жене, я был абсолютно уверен, что я этой клятвы буду придерживаться. Потом проходит время и вот тогда люди уже забывают о клятве. Может быть, поэтому нужно как раз подписываться, чтоб можно было не забыть. В любом случае, это всегда драма. Некоторые люди все-таки любят друг друга до конца жизни и никогда об этом не говорят и даже не знают об этом. Мне вспоминается такой случай реальный, когда в 60-ую годовщину брака у дедушки, который всю жизнь счастливо прожил с одной женщиной, спрашивают: «Дедушка, а ты бабушку любишь?» - «А?». Он не должен был об этом даже говорить. Но несмотря на это он все равно с ней прожил счастливо всю свою жизнь.

М.: - А какой критерий счастья? Когда вы чувствуете себя счастливым?

В.: - Если б вы меня спросили в целом вы счастливый человек, я бы сказал скорее – нет, я бываю счастлив. Жизнь своего рода такая синусоида – примерно на уровне меланхолии, грусти, скуки. И на этом фоне бывают такие пики счастья. Только лишь пики.

З.: - Последний женский вопрос. Очень многие люди, которые прочитали «Одиночество в сети», у них появилось подтверждение их недоверию к виртуальным, нереальным романам через сеть. Они стали говорить: ага, в виртуальном мире нельзя найти любовь. Вот такой читатель пишет – всегда немножко скептически относился к жизни в виртуале. Прочитал ваши романы. Использую их в учебных курсах. Проблема в том, что сын нашел жену в сети. Внуку 2 года. Как все-таки лучше знакомиться? Лучше реально или можно по виртуальному?

В.: - Люди всегда хотели сделать что-то, чтобы справиться со своим одиночеством. Это самая важная, серьезная болезнь современности. Когда-то, чтобы не быть одинокими, шли в костел, в парк, на рынок. А теперь времени на это нет, включают компьютер и они уже в сети. По сути, разницы между реальной встречей и встречей в сети вначале нет. Вначале это звучит немножко романтически, но так действительно и есть, вначале было «слово». И в Интернете тоже вначале было слово. Потому что вроде бы нельзя соотнести эти слова с реальным видом, запахом женщины. Мы как бы верим в эти виртуальности. Особенно когда мы кого-то хотим на самом деле узнать в Интернете. Люди говорят о себе, а мы читаем то, что они говорят о себе. Даже если вы не хотите врать о себе и писать то, что не существует, вы все равно и этим себя уже представляете. То есть, из определения вытекает, что это неправда. А с другой стороны, кто-то как раз ждет, чтобы в эту неправду поверить. И все это приобретает силу. А поскольку мы не можем сопоставить правду с реальностью, как кто-то реагирует на самом деле, как кто-то плачет или смеется, поэтому эти отношения очень быстро разрастаются. То, что люди успевают за 8 минут сказать в чате, на то же самое нужно было 8 недель свиданий в реальной жизни. А потом в любом случае примерно одинаковая динамика – кто-то не выдерживает, хочет услышать реальный голос, звонит второму человеку, кто-то высылает свою фотографию. А в конце концов и так все хотят пережить самый главный процесс – химический – прикоснуться.

З.: - Да, спасибо вам большое.

М.: - Спасибо.

Януш Леон Вишневский. Полная версия интервью в студии KP.RU.Януш Леон Вишневский – автор бестселлеров «Одиночество в сети», «Зачем нужны мужчины?», «Интимная теория относительности», «Молекулы эмоций», «Сцены из жизни за стеной». Магистр физики и экономики, доктор информатики, защитил диссертацию по химии. Живет во Франкфурте-на-Майне, занимается молекулярной биологией. Писатель ответил на ваши вопросы 4 сентября.Алексей ЕПИФАНОВ, Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: