Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
22 сентября 2009 9:00

Когда и чем закончатся «Папины дочки»?

На этот и другие ваши вопросы во вторник, 22 сентября, ответили актеры популярного сериала «Папины дочки».

Актеры рейтингового ситкома «Папины дочки»Мирослава Карпович (играет в сериале Машу Васнецову), Настя Сиваева (Даша) и Миша Казаков (Полежайкин) – раскроют все секреты известной многосерийки.

Какие сюрпризы ждут зрителей?

Как долго будут показывать сериал?

О чем будут новые серии?

Как складывается творческая и личная жизнь актеров?

И это далеко не полный список вопросов, на которые ответли популярные артисты. Подробностями ребята поделились с читателями «Комсомолки» во вторник, 21 сентября.Предлагаем стенограмму и фрагменты трансляции.

Ведущий - Татьяна МАКАРОВА.

- Здравствуйте, дорогие посетители сайта “Комсомольской правды»! Сегодня замечательное сентябрьское утро, и у нас в гостях пока еще только одна героиня сериала «Папины дочки», но вскоре мы ожиданием также прибытия другого замечательного актера этого великолепного сериала. Но пока начнем с Мирославы Карпович. Конечно, наши читатели, посетители сайта благодарят весь коллектив сериала за такой великолепный праздник, фактически регулярный на протяжении уже не одного сезона. Поэтому возникло много вопросов. Многим интересно, будет ли в сериале папа.

- Все тайны мы раскрывать не будем, но я могу точно сказать, что конец будет хороший и папа обязательно будет. Потому что всем хочется, чтобы семья была целая, поэтому мы сделаем все для того, чтобы зрительское ожидание оправдало себя.

- Твоя героиня похожа на тебя?

- Нет, не похожа вообще.

- В чем состоит наибольшая разница?

- Как говорят, идет жизнь, а потом на 360 градусов меняется, то есть кардинально в другую сторону. Вот такое различие между мной и моей героиней. По всем параметрам.

- А ты сама изменилась после того, как стала играть Машу?

- Нет. Я – это я, ничего в моей жизни не изменилось, я так и осталась. Только если говорить об актерском профессионализме, который выработался в процессе съемок. А Маша – это Маша, никакого отношения ко мне, за исключением того, что это одна из цветовых палитр, которая есть в моей актерской базе.

- А жизнь как-то изменилась после того, как началось…

- Нет.

- То есть никаких существенных изменений ты не заметила?

- Нет. Просто я всегда стараюсь делить свою работу и свою личную жизнь на две части и разделать это большой перегородкой, чтобы одно не мешало другому.

- Тогда к служебным романам как относишься?

- Отвратительно. Я никогда не заводила нигде служебных романов, ни в школе, ни в институте, ни на работе. Потому что я считаю, что это потом мешало в процессе работы. Не хочется, чтобы личная жизнь там мешала как-то. Потому что, например, когда я училась в институте, или в школе - когда одноклассники, однокурсники начинают встречаться, а потом расставаться и опять же находиться под одной крышей или в одном кабинете, то рано или поздно, когда вопрос касается профессионального, начинают параллельно всплывать еще и личные. То есть вместо того, чтобы полноценно работать над каким-то вопросом или над каким-то делом, они начинают друг с другом препираться, потому что уже этот личный барьер они преодолели и то, что возникает, не очень приятно. И получается: сидят одни коллеги, и вдруг среди них возникает семейная ссора. Я считаю, это ужасно. Даже благодаря тому, что у меня этого не случилось с моими коллегами, по сей день я общаюсь со своими однокурсниками, мальчишками, мы дружим, друг другу помогаем, поддерживаем, работаем вместе. И я очень этому рада, потому что я знаю, что те, кто встречались между собой, они практически не общаются. ВА ведь намного ценнее сохранить эту дружбу и иметь таких замечательных людей рядом с собой. Потому что те люди, с которыми я училась, они замечательные, талантливые, очень интересные персоны.

- Многие зрители – не зрительницы, а зрители – влюблены в твою героиню, в тебя. В связи с этим вопрос: что ты ценишь в мужчинах, как они могут открыть твое сердце?

- Они влюблены не в меня, а в Марию Васнецову. Это я могу точно сказать. Есть такой тип людей, которые пишут разные письма, и они все братья по крови. Они пишут: Мирослава, я вас люблю. Когда у меня было время и я хотела объяснить людям, я отвечала на письма: нет, вы влюблены не в меня, а в экранный образ. Вы не можете меня знать, потому что на экране вы меня не видите, вы видите абсолютно другого человека. И все абсолютно, эта сотня людей, которые пишут: нет, я вижу ваши глаза, я знаю, какая вы. Все одинаково, прямо строчка в строчку, можно трафарет складывать. И я понимаю, что людей не переубедить, то есть это как экранный виру3с. И, конечно, очень жаль, что это оказывает такое влияние. А если говорить конкретно о себе, то я предпочитаю – то есть хотелось бы, как многим женщинам, чтобы с нами был человек, у которого бы хотелось почувствовать себя под крылом. Чтобы действительно был мужчина, потому что, к сожалению, не хочу обидеть мужской пол, но в последнее время мужчины слишком увлеклись собой, слишком увлеклись не тем, чем нужно, и, к сожалению, часть женщин намного сильнее мужчин, намного. Потерялись их амбиции, потерялась сила, потерялась мужественность, потерялось стремление, умение постоять за женщину – лишний раз подержать дверь, чтобы женщина прошла. Ты идешь с пакетами… Например, мужчина идет с женщиной, с девушкой своей в обнимку, а за ними идешь ты. И вот он для своей девушки открывает дверь, а для тебя – отпускает. Думаешь: боже, неужели я такая страшная, ужасная, от меня так плохо пахнет, что нельзя придержать мне дверь, когда у меня еще четыре сумки в руках. Ну ладно, надеюсь, что, возможно, когда-нибудь мужчины опять наберут скорости и пойдут в рост. Но сейчас, я бы сказала, это относится к разряду деградации. Очень обидно и очень жаль. Надеюсь, что рано или поздно они справятся, возможно, случится чудо.

- Я думаю, какие-то редкие экземпляры остались.

- Динозавры – я бы так сказала.

- Это да, раритеты. Что ты считаешь самым главным своим достижением на сегодняшний день?

- Я не могу сказать, что у меня есть какое-то достижение. Я скажу так, что я не думаю, в принципе, о своих достижениях, даже если они есть. Потому что я сейчас не могу так конкретно сказать. Для меня самое главное, самое важное, чтобы у меня все было хорошо в семье, чтобы все были живы-здоровы, чтобы все было хорошо у брата, сестры, чтобы они себя реализовывали. Потому что братик учится в школе – мне очень важно, чтобы он нашел себя в обществе. Чтобы реализовала себя сестра, так как она сейчас оканчивает институт и мечтает поступить на актерский факультет - чтобы либо она себя нашла в своей профессии, по которой она заканчивает институт, либо она реализовала себя как актриса в будущем и поступила в этом году на актерский факультет. Мне еще очень важно, чтобы были здоровы мама, папа, бабушка, потому что они нам очень нужны, так как растет маленький брат. Но если говорить конкретно о себе, то я бы хотела, чтобы, естественно, я работала в театре, чтобы наконец-то обрела свое место под крышей какого-то конкретного театра. Чтобы была работа, чтобы я реализовывала себя, дарила людям радость, чтобы люди, смотря на мои роли или смотря на какие-то мои работы, задумывались, что-то находили, вспоминали благодаря этой роли, совершали какие-то хорошие поступки благодаря этому, переобдумывали. Бывает так, что смотришь фильм – и хочется что-то совершить такое. Чтобы стимулировали мои роли на какие-то действия нашего зрителя. Чтобы радовали, расстраивали, потому что расстраиваться в жизни – это тоже очень важно. Нельзя все время улыбаться, нужно иногда поплакать, чтобы ненужная вода ушла из тебя. Чтобы в мире царил мир, потому что оче6нь много агрессивных людей вокруг. Я пользуюсь метрополитеном и каждый день это вижу, и очень жаль, что люди такие скучные, такие грустные, такие серые. Мне кажется, что нужно не смотреть вниз, нужно посмотреть вверх. Потому что очень часто люди идут и смотрят на ноги – в пол, в пол… Поднимите глаза вверх, посмотрите в глаза друг другу, посмотрите в небо. Даже когда оно серное – оно такое красиво, потому что всегда в сером небе на фоне него летят красивые черные птицы. Ведь серое так подчеркивает яркость более ярких цветов, таких как закат – красивое оранжевое на фоне серого неба. Это тоже красиво, и почему люди так сердятся друг на друга. Кто-то наступил тебе на ногу, ты еще 354 слова в ответ услышишь. Неужели нельзя как-то добрее быть? Да, сейчас очень сложно – ведь часть от личной жизни исходит, потому что в жизни не складывается, не работают люди по профессии. А это исходит от того, что – сейчас год молодежи, и каждый раз, когда меня спрашивают: что вы посоветуете нашей молодежи? Я скажу так: никогда никого не слушайте, не слушайте родителей – хотя, простите – не слушайте соседей, не слушайте друзей. Занимайтесь тем, чем вы хотите, что просит ваша душа, что просит ваше сердце. Потому что встречаешь человека, говоришь: привет, как дела? – Ну не очень. – А где сейчас учишься, тебе нравится? – Ну нет. – А почему? – Меня родители заставили. Но это же ужасно! Жизнь идет насмарку. Пусть это не сразу к тебе придет, пусть ты будешь бороться за эту профессию, за это поступление, за этот институт – рано или поздно, пройдя все круги ада, ты придешь к этому. Ведь Бог увидит и поможет, рано или поздно ты придешь к той цели. Бороться и искать, найти и не сдаваться, как говорится. Это очень важно, и тогда эта серость начнет спадать, ты будешь получать радость от своей профессии, от того, что ты делаешь. Это замечательно, это прекрасно. К сожалению, у нас люди…

- …Не всегда позитивны. Как ты пришла в профессию, как ты пришла к этой мысли?

- Пришла к мысли еще с детства. Я никогда не хотела быть бухгалтером, космонавтом, врачом или ветеринаром, я всегда хотела быть актрисой, и тому послужил спектакль, который был в нашем городе. У нас нет театра, но у нас есть Дом культуры. К нам приезжал выездной театр из Запорожья или какого-то близлежащего города, спектакль был «Жанна Д’Арк. Мне было лет пять, я не собиралась ни на какой спектакль, потому что все эти походы были мне жутко неинтересны. Но у моего папы была мама, и она всегда знала, как меня заманить: у меня были знакомые, которые из Москвы привозили сушеные бананы. В то время это был просто деликатес, и я готова была Родину продать за пачку сушеных бананов. Я знала, что меня ждет такая награда, и она меня с собой взяла. Мне прицепили два банта и отправили в этот ДК. Мы пришли, и с первой секунды, как я стала смотреть, я была просто потрясена всем действом, всем, что происходило. И потом в конце было сожжение Жанны Д’Арк, и я подумала: Боже, она гори! И стала громко плакать и сочувствовать героине. Я просто выла таким воем, что меня консьержки выводили из театра и все меня успокаивали: бедная девочка, несчастная! Вывели меня на улицу. Бабушка мне купила – тогда запаивали в целлофановые пакетики яблочный сок, и там трубочки длинненькие красные были, и меня напоили этим соком. Были верблюжьи слезы, я успокоилась, и когда меня бабушка стала выводить через театр – а там, чтобы выйти через центральный выход, у нас нужно пройти через служебный ход. И я иду – а там стоит актриса, которая играла Жанну Д’Арк, курит сигарету и пьет ореховое ситро. Я просто не могла поверить своим глазам: она только что умерла, ее сожгли, и вот она уже курит. И бабушка стала мне объяснять, что это актриса, что она сыграла роль и теперь вот… И в тот момент у меня подсознательно было так: как же здорово, что можно умереть, а потом снова ожить и быть собой! И я помню, что папа в первый раз привез из Москвы первые диснеевские мультики на видеокассетах, и там был мультик про Белоснежку и семь гномов, как она съедала красное яблоко, умирала. И папа привез американские красные яблоки, и мы с сестрой играли в эту Белоснежку: мы кусали, умирали, а потом снова оживали, и снова был мир с Кристиной - это моя сестра. Мне это так нравилось, казалось, как это круто! Можно себя зарезать, а потом вытащить нож и пойти дальше – так здорово! Мне это очень понравилось, что можно играть в кого-то. Я потом очень часто, когда смотрела какие-то фильмы – мне нравилось потом проигрывать через себя эти роли. Я получала от этого колоссальное удовольствие, я поняла, что хочу вот так же. Я тогда не знала, что это слово называется «актриса». И потом попозже, когда я стала взрослой, я поняла, что актриса – то на веки вечные. И потом, когда я из Украины приехала в Москву, то я заканчивала здесь школу, уже поступала в театральный – и поступила, как хотела, и туда, куда не ожидала. Потому что я поступила во МХАТ, и мне казалось, что это самое недоступное для меня место, потому что там было очень красиво, тогда Олег Павлович сделал там ремонт, там были мраморные полы, стены, фонтанчик, доброжелательные охранники, прекрасные, с горящими глазами студенты. И мне казалось, что это самый недоступный ВУЗ для меня. Когда я туда поступила – я помню, что мы с мамой шли по Камергерскому, мы вдвоем плакали, не могли поверить. И купили по дороге торт, принесли домой, меня с распростертыми объятиями встречали сестра и бабушка. Я помню, как мы ели все этот торт и все плакали. Я помню этот вкус сливочного крема и соленых слез – это был самый вкусный торт в моей жизни, какого-то советского производства - русский торт, но очень вкусный.

- Какую роль бы хотела больше всего сыграть?

- Жанну Д’Арк.

- Из детских воспоминаний?

- Да, но нет. Даже не от этого, а просто мне очень нравится степень самоотдачи, вот такие героини. В институте самый первый самостоятельный отрывок и самостоятельная работа, которая у меня была – это по пьесе Жанны Ануя «Жаворонок», то бишь Жанна Д’Арк. На четвертом курсе я также испробовала на себе Антигону, и мне вообще нравятся такие отъявленные героини, которые жертвуют собой ради какой-то цели – это очень здорово, потому что потом я еще также в институте – у меня был дипломный спектакль «Счастье мое». Режиссер назвал этот спектакль «Тейза», который впоследствии получил две театральные премии. И там тоже была такая же героиня, которая отдала себя ради идеи фикс, ради цели. Эта цель была достаточно масштабной, и когда ты существуешь на грани своих эмоций, когда вот-вот – слезы, эмоции, радость, смех – когда все, что только может в человеческой эмоциональной палитре – это все брызжет из тебя. Это очень здорово, мне нравится на себе это пробовать, когда существуешь на грани крайности. Это очень классно, такой кайф действительно от этого испытываешь.

- То есть тебя привлекают такие цельные, мощные натуры?

- Да-да. Я не говорю, что я такая же в жизни, но мне нравится существовать точно так же каждый день как в последний раз, Потому что я никогда не знаю, кем я буду в следующей жизни, может быть, улиткой или Костиком в каком-нибудь Урюпинске, который потом завянет впоследствии. Поэтому мне очень нравится использовать каждую секунду. Каждую мину по полной программе и не тратить время зря – ценить его и использовать с толком, с пользой, с расстановкой.

- Нашим посетителям очень интересно, собираешься ли ты себя в какой-то роли попробовать – но не в кино, а в какой-то иной профессиональной сфере, нежели актерская работа. Например, пожжет быть, петь собираешься.

- Давайте все по порядку. Если вернуться к актерской профессии, то 19 октября в кинотеатрах выходит фильм «Голубка», это мелодрама, в которой я играю стерву. Если говорить о пении, то моя сестра поет в рок-группе, которая называется «Чикен Шампу», или «Куриный Шампунь» по-русски. Когда она только начинала свою музыкальную деятельность, то я вместе с ней пела, и мы с ней играли. Сейчас я играю на пианино, в течение этого года беру уроки игры на фортепиано, освоила неплохо этот инструмент. Возможно, впоследствии я ей помогу. НО почему я, к сожалению, покинула их – потому что это стало превращаться в то, что люди стали приходить посмотреть на меня. Но это не совсем правильно – я успела зрителей привлечь как личность, чтобы они увидели не только меня, но и услышали замечательную музыку, потому что музыка очень красивая, Кристина поет на английском, французском и китайском, она пишет сама свои песни, это очень талантливо, профессионально. И даже на СТС сейчас заинтересовались, чтобы устроить какой-то тур, чтобы зрители увидели не только меня, но и то, что делает моя сестра, потому что, действительно, очень здорово. Это очень от души, это те песни, которые она знает, о чем поет. Если говорить еще о каких-то других профессиональных навыках, которые у меня есть, то это иностранные языки, которые я также использовала и в актерской профессии, и просто в жизни в работе. Есть еще и другие планы. Но я не любительница кричать, как говорят по-украински поперек батьки в пекло, или бежать впереди поезда. Я это оставляю в тайне, а потом когда это действительно всплывет на воду, будет задействовано в жизни, иметь какие-то плоды – я поделюсь этим со зрителями, я не жадная на информацию, но пока воздержусь.

- А иностранные языки какие?

- Английский, французский, итальянский и свой родной – украинский.

- Какую-то связь с Украиной поддерживаешь?

- Конечно же, безусловно, у меня там очень хороших друзей, и с детства, и родственники, и коллеги, и просто какие-то очень хорошие близкие мне люди там живут. Когда я приезжаю со спектаклем в Киев, я обязательно вижусь со своей подругой Везенковой Еленой, замечательный человек, она талантливый дизайнер, художник и модельер, она шьет прекрасные платья, в которых я неоднократно появлялась в обществе. У нас пол- нашего цеха, поэтому дочь ходит в ее сережках, это очень талантливо действительно сделано.

- Если вернуться опять же к сериалу. Создается серия, сюжет исключительно сценаристом, или вы вносите какие-то свои идеи?

- В основном, конечно, сценаристами, но иногда бывают такие моменты, когда они спрашивают: А что бы вы еще хотели? Или, может, у вас есть какая-то идея? Мы, естественно, делимся, и нельзя сказать, чтобы они так полноценно используют наши идеи, но какую-то детальку они могут использовать. Потому что очень сложно – у нас уже более двухсот серий, и разнообразить их и все время удивлять зрителей – естественно, им нужна какая-то почва, от которой отталкиваются. И мы только рады им как-то помочь, потому что мы им очень благодарны, они действительно очень талантливо делают свою работу. И кстати, вчера – можно дать им низкий славянский поклон и поздравить: они получили ТЭФИ. Я смотрю на бумажку, чтобы ни в коем случае не перепутать фамилии, потому то они очень сложные. Это Виталий Шляппо, Алексей Троцюк и Вячеслав Дусмухаметов. И, естественно, Вячеслав Муругов, гендиректор – он придумал все, вот эту идею. По поводу сериала «Папины дочки» - они получили ТЭФИ, и они действительно это заслуживают. И я бы дала им еще премию, если бы была такая возможность, потому что действительно огромный диапазон зрителей, который держится вот уже в течение двух лет, уже пошел хвостик – можно сказать, два и маленькая половинка. И то, что нас действительно от мала до велика – и они сморят и очень любят нас. Я пользуюсь общественным транспортом и хожу в магазин – и люди очень к нам трепетно относятся, и это естественно. Благодаря нашим сценаристам, которые нас преподносят в таком виде, что они все время нам придумывают какие-то события. И мы не только себя играем, мы играем еще какие-то фантазии или играем других героев – это очень здорово. Потому что иногда актер за свою жизнь не всегда может сыграть, например, старика, мужчину, мальчика – бывает какое-то ограниченное количество. Я играла Марию Васнецову в 80-летнем возрасте, я играла мальчишку, я играла образ нашей мамы, я играла просто какую-то учительницу музыки. Да не то, что я от Маши отталкивалась – нет, я играла действительно другие образы. Это было очень здорово, потому что можно придумывать, сочинять. Я играла толстую Машу, которая спустя какое-то время после рождения детей растолстела – это было очень здорово, как мы синтепон напихивали мне в огромные штаны, какие-то вещи, чтобы быть действительно толстой. Придумывали второй подбородок, напихивали в щеки ваты, в нос, оранжевый парик, огромные очки с линзами. Это было очень здорово, это все благодаря им, потому что они разукрашивают наш сериал, наши серии, нашу жизнь, нашу актерскую палитру, опять же, повторюсь, и мы все время культивируем и растем вместе с ними. И когда спрашивают: скучно ли вам – я не скажу, что мне скучно. Мне никогда не скучно, потому что у нас всегда что-то происходит.

- Какой момент со съемок больше всего запомнился?

- Очень много моментов, я не могу так конкретно сказать, потому что слишком много всего происходит, и это просто необыкновенно. Я скажу, что очень весело на самом деле. Но я не скажу, что если это весело – то очень легко. Это действительно очень тяжелый труд, но этот труд в удовольствие, труд, который приносит большие плоды.

- Твоя героиня Маша Васнецова – девушка достаточно кокетливая, это ни для кого не секрет. А в чем вой секрет красоты собственный? Соответственно, и твоей героини тоже, что закономерно?

- Секрет моей героини – хочу повториться, низкий славянский поклон нашему художнику по гриму, это Любовь Бородкина. Она сейчас беременная, у нас жизнь на площадке кипит очень сильно. Но даже, несмотря на то, что она в положении – она с нами остается и все время с нами остается, поддерживает, чтобы мы все время пребывали в форме, она помогает нам быть в форме. Что очень здорово – у нас всегда с ней такой момент сотворчества. То есть она всегда прислушивается ко мне, слушает мои идеи, подсказывает свои, так как она профессионал, и мы вместе с ней создаем этот образ, который существует на экране. А если говорить обо мне лично – наверное, прежде всего весь секрет заключается в моей душе, в моем сердце, внутри меня. Потому что какое состояние внутри – оно сказывается на лице. Я стараюсь поддерживать себя в форме в плане того, что я занимаюсь спортом, меня очень спасает бассейн, потому что вода всегда снимает напряжение, какую-то отрицательную энергию. Я очень люблю своего брата, свою сестру, которые меня радуют, поддерживают, дарят свое тепло, любовь. Также это люди, которых я встречаю на улице – где бы ты ни был, они меня тоже поддерживают. Есть, конечно, отрицательные моменты – есть зрители, которые грубости говорят из зависти, не без этого. Но я всегда умею фильтровать, прислушиваться, иронизировать над этим. Меня очень поддерживает моя мама, моя бабушка, что тоже немаловажно. Стараюсь не есть по ночам. Но это не потому, что я соблюдаю какую-то диету, а просто у меня нет такой привычки с детства. Поэтому это тоже мне помогает, потому что есть какая-то легкость в теле. Иногда люблю с мамой пойти какие-либо покупки совершать, которые тоже меня вдохновляют, что-то приятное себе купить. Иногда люблю залезть к папе в гардероб – и вот сегодня я в его рубашке. Папа, я в твоей рубашке, я стырила из гардероба без спроса. Очень люблю его рубашки, мне в них очень комфортно, они свободные.

- Что ты можешь посоветовать читателям для сохранения позитива?

- Надо слушать музыку, ходить в музеи, перестать сидеть в Интернете, общаться с людьми, вдохновляться общением, ходить в театры, смотреть побольше нашего старого советского кино, бродить в парках, кататься на речном трамвайчике, путешествовать… Пусть не заграницу, если вы не можете себе это позволить финансово, а просто по близлежащим городам России. Они тоже полны секретов и красоты. Да что еще? Ищите себя. Сейчас очень часто сталкиваешься с тем, что люди клонируют друг друга. Например, со мной это тоже происходит. Когда пишут: «Мирослава Карпович, некрасиво пользоваться чужой славой, это ужасно…». Ищите себя! Находите. Помните, что вы так же обаятельны, привлекательны, что в вас есть свой изюм и грецкий орех. Вы талантливы. Дерзайте! Ищите себя. Реализуйте. Будьте счастливы, любите и будьте любимыми.

- Очень многим нашим посетителям интересно, как ты относишься к социальным сетям?

- Я есть в «Одноклассниках», но очень редко пользуюсь Интернетом, потому что это отнимает силы и время. Я лучше лишний раз прочитаю книгу, позанимаюсь на фортепиано или французским, английским… Лишний раз прогуляюсь…

- Какие книги читаете?

- Люблю классику. Последнее время посвятила себя биографическим книгам. Прочитала целый цикл о Фриде Кало, о Коко Шанель, о Тиме Бертоне, о Вуди Алене, о Квентине Тарантино… За последние два месяца пять книг, которые я прочитала.

- У тебя есть кумиры, образцы для подражания?

- Нет. Образцов для подражания нет. Я предпочитаю быть собой и искать себя, быть личностью… естественно, со временем я ей стану и обрету свой статус. И, может, буду образцом каким-то… Не побоюсь этого слова. Лучше не бояться так громко говорить, а стремиться к этому, приобретать свою нишу, свое место под солнцем. Я уважаю актеров, которые очень талантливые. Я очень трепетно отношусь к Чулпан Хаматовой. С ней мы находимся сейчас на одной волне, потому что я так же поддерживаю фонд «Подари мне жизнь», в котором работаю с детками. Я часто приезжаю к ним в гости, по каким-то надобностям, привезти фруктик, тортик… Или какие-то подарки. Просто приехать, пообщаться. И все благодаря ей, потому что она услышала мою просьбу и поддержала меня. Я теперь могу поделиться тем, что у меня есть с теми, у кого чего-то не хватает или нет у этой жизни. Я очень трепетно отношусь к Елене Тюниной, к Инне Чуриковой, которая просто… Актриса во всех смыслах этого слова…

- К нам присоединился Михаил Казаков. Сразу задам вопрос. Очень многим нашим посетителям, поклонникам сериала интересно, есть ли сходство между тобой и твоим героем?

Михаил:- Надо не меня спрашивать, а других людей. Мир, есть у нас сходство?

Мирослава:- Думаю, есть.

Михаил:- Отлично.

Мирослава:- В плане какой-то легкой рассеянности, может… Несобранности. Михаилу с его тонкой душевной организацией надо работать над своей самоорганизацией. Я просто не буду врать. Лучше я скажу правду, это действительно так. Мальчишкам это свойственно: они очень долго растут. Думаю, что со временем, когда Михаил вообще вольется в эту профессию, если ему это будет интересно…

Михаил:- Может, когда мне будет 48 лет… Наконец-то возмужаю.

- Почему именно 48?

Михаил:- Мне 21, а я все еще ребенок. О чем разговор?

- Были ли такие же проблемы в школе, как у персонажа?

Михаил:- В школе были проблемы только с поведением. Все время. У меня было очень много педсоветов. С 5-го класса о 11-й… Каждое утро 9,10 и 11-го классов почему-то начиналось с того, что «главные курильщики Казаков и остальные, к директору!» Кто были остальные, было совершенно непонятно. Приходил обычно Миша. Придет, посидит… Посмотрит. Пожует что-то… «ладно, иди отсюда!». Вот я пошел. А программу знал хорошо. Поведение делало свои вещи.

- Уже спрашивала у Мирославы. Как ты относишься к социальным сетям?

- Например?

- «Одноклассники»…

Михаил:- Есть это. «Вконтакте» я есть. Мочка, тебя, по-моему, удалили оттуда?

Мирослава:- Я в «Одноклассниках» есть.

Михаил:- Тебя удалили.

Мирослава:- Потом вернули.

Михаил:- Меня никто никогда не удалял. Я звездочки никакой не ставил… И все время мне пишут и спрашивают: «А почему у тебя звезды нет?» Да я не звезда, чего мне звезду ставить…

Мирослава:- Там действительно есть такая проблема с тем, что вот я зарегистрировалась, а там большой поток Мирослав Карпович. Я говорила о поиске людей, которые не могут тебя найти… И они пытаются играть в кого-то… И действительно, те, кто имеет ко мне отношение, они не могут меня найти, потому что непонятно, кто есть кто. И какие-то люди, активно участвующие во всем этом мероприятии, они поучаствовали в том, чтобы меня удалить. И меня действительно удалили из социальной сети и я потеряла кучу знакомых. И потом благодаря Софье Воротынцевой, нашей пиар-агенту СТС, мне поставили эту звездочку, спокойнее стало. И мои знакомые знают, что я это я… И ошибки не может быть. Потому что иногда люди, общаясь со мной, не знают, с кем они общаются… Бывало так, что знакомые звонили и говорили, что я грубо отвечаю… Я не в курсе! Это ужасно. Это подстава. Кошмар.

- Как вы общаетесь с поклонниками?

Михаил:- На презентациях чаще, нежели в обыденной жизни.

Мирослава:- Михаил пользуется автотранспортом, поэтому…

Михаил:- Максимум, что замечаю: из маршруток… Вот так вот! Вот сейчас как раз… Наблюдал.

- За руки не хватают?

Михаил:- Нет.

- Мирно обходится?

Михаил:- Даже в метро. Я в метро недавно ездил. У меня машины не было, сначала была машина, потом не стало, я ездил снова в метро… И особых напорств не видел… Все реагируют нормально. Да стесняются больше… Они думают, зачем сейчас подходить? Я так думаю, что они так думают… И улыбаются просто. Это безумно приятно, когда стоят из дальнего какого-то уголочка и улыбаются… И когда видишь, что весь вагон тебе улыбается, то стоишь и думаешь, какой ты счастливый. Это чисто мои чувства, конечно… У тебя так же?

Мирослава:- Да. У меня рядом с домом есть ярмарка выходного дня. И когда я хожу с мамой за покупками, мне нравится, когда женщины дарят пучок укропа или яблоко… Или клубничку. «Ой, какая худенькая!». Приходишь в любой магазин, обязательно подарят скидочную карточку или косметичку, или тушь… Или что-нибудь. Бесплатную консультацию, лишь бы что-то втюхать, в хорошем смысле этого слова. Чтобы как-то отблагодарить за то, что … Мне очень нравится реплика: «Спасибо, мы каждое утро смотрим вас и заряжаемся на весь день!» Это есть суть актерской профессии. Когда ты существуешь не просто в коробке, как говорящая голова, а твое действие имеет результат.

Михаил:- Еще и запоминают тебя… Это невообразимо.

Мирослава:Да. И запоминают по имени и фамилии… Особенно когда такое сложное имя… Я когда шла с этим именем в профессию, мало того, что у меня лицо незапоминающееся, так у меня еще и фамилия и имя. Меня всегда «Карпович» с мягким знаком пишут… Думаю, ну все! А потом, думаю, ну, хорошо, Машей будут называть… Ужасно все! А потом, оказалось, что взрослые люди называют «Мирослава»… Иногда, правда, «Карпович» ударение путают… Все равно приятно.

Михаил:- А насчет еды можно сказать? Почему все думают, что я действительно в жизни обжора?! Я кушаю в день меньше, чем моя девушка. Надеюсь, она не обидится, если услышит… Привет, Заюш! На самом деле… Она весит 45 килограммов, или 40… Господи, она кушает больше, чем я! Я не хочу кушать! Почему мне все предлагают что-нибудь сожрать? Все время. Правда! А на голубцы я больше никогда в жизни не посмотрю… Я их так-то не особо любил… А теперь даже переваривать глазами не могу. Не предлагайте, друзья, мне еду, пожалуйста!

- Они заботятся… Какой у каждого из вас самое яркое детское воспоминание?

Мирослава:- Я сделала подкоп в детском саду. И убежала. Я ненавидела детский сад. У меня папа служил на иранской границе, а мама с бабушкой в две смены работали: в дневную и ночную… И мне приходилось в детском саду сидеть. Я его терпеть не могла. И я мечтала… По телевизору тогда было всего лишь два канала… И вдруг впервые запустили американский сериал «Если наступит завтрашний день». И там девушка из тюрьмы пыталась сбежать, я подумала: «И я когда-нибудь так сделаю». Подумала, а что медлить? У меня есть все шансы. У нас была в детском саду беседка, а за ней железный сетчатый заборчик. У меня была лопатка. Я каждый день во время прогулки делала подкоп. Я копала недели три. И в итоге, когда я поняла, что с головой и ногами могу туда пробираться, в очередную обеденную прогулку я пролезла и побежала домой. Знаете, я помню тот момент, когда я бежала! Я бежала, не останавливаясь до самого дома! Бежать было очень долго. Я помню, ветер дул в лицо, была полуосень… Пасмурно. Я бежала и думала, как здорово! Я смотрела на людей: какие они счастливые! Свободные! Думала, прибегу домой и расскажу маме. Я прибегаю домой. Мамы нету. Она в больнице. Бабушке нет. И некому открыть дверь. Я сижу на лавке. Раньше двери не закрывались, соседи друг друга знали… И все: тетя Зина, Мариванна, Светлана Ивановна, все вышли на улицу, все меня хлебом накормили, борщом, пирожками накормили… Компотом напоили. Конфету леденчика-петушка дали… Раньше все дома делали своих петушков… Мне мама делала сама. А маме из детского сада позвонили. Она в ночи прибегает со смены домой, вся заплаканная. А я сижу на лавке. Вокруг меня бабушек куча сидит. И мне досталось по полной программе. Но это было очень яркое впечатление!

Михаил:- А у меня чуть-чуть другое… Мне было 11 лет. Я прихожу к маме, такой маленький ребенок, и говорю: «Мама, напиши расписку». Она: «Зачем?». Я: «Просто напиши, что ты меня доверяешь самому себе!». Мама: «Я не поняла.». И по шутке написала… И меня очень долго искали, очень долго искали… А потом дядя мой звонит: «Наташа, я не понял, а что тут Миша-то делает?». И я из Твери до Питера доехал сам… Я пошел, купил билет, а тогда нужно было приносить справку, что родители разрешают. Я принес эту справку. Вот роспись моей мамы. Я с доверенностью на самого себя взял свидетельство о рождении, нашел… Я его выкопал тогда, когда родителей дома не было… Взял все это дело и уехал в Питер… И после этого меня самого уже отпускали туда.

- Самостоятельный был ребенок.

Михаил.- Это было очень яркое впечатление. Особенно, когда я думал, а как добраться до дома? А потом, оказывается, меня брат там встречал: я с ним созвонился… Я даже об этом забыл… Мирослава знает о моей памяти. Она у меня феноменальная. Я могу забыть все, что угодно. Просто все! Но есть вещи, которые я никогда в жизни не забуду.

- Например?

Михаил:- Ну… Есть вещи такие. Не скажу. Это слишком личное. Но это… Это расставление приоритетов в самом мозгу, наверное… На подсознательном уровне. Просто что я считаю ненужным, оно само выкидывается…

- Мы уже выяснили, что поклонницам Миши остается только вздыхать… А у поклонников Мирославы есть шансы?

Мирослава:- Шанс, он всегда есть. Я так скажу, я бы не смогла встречаться с поклонником… Я даже не представляю этого. Если в моей жизни когда-нибудь появится человек, то он будет не связан с моей профессией, и он не будет фанатом того, что… Ну, может, ему будет симпатично то, что я делаю… Но…

Михаил:- С поклонником или фанатом, простите?

Мирослава:- Он не будет одержим этим. Это очень важно. Поклонник – это поклонник того, что происходит на экране. На тебя смотрят по-другому. Двоякий. Это очень страшно, на самом деле… Я бы не хотела, чтобы мужчина, который рядом со мной, знаете, ходил: «съешь это! Давай в ротик положу!» Нет. Должна быть грань всегда.

Михаил:- Тем более, если логически подумать, допустим, если человек влюбился в Мирославу, которой она была там, Маша, допустим… О нашем сериале сейчас говорю… То через некоторое время, пообщавшись с ней, он поймет, что это не тот человек.Разочарование постигнет человека. Люди не понимают иногда, что то, что там, на экране, не то, что в жизни. Это работа. Ты на работу приходишь… А дома ты совершенно другой. Если ты на работе токарь, ты дома ведь не токарь. Дома ты дома. И то же самое у нас. Есть гигантская разница между тем, что там и тут. Здесь мне не 18 и я не Полежайкин, и я совершенно другой человек. Как минимум.

- Какими качествами должна обладать девушка, чтобы тебе понравиться?

Михаил:- Такими, какими обладает моя девушка.

Мирослава:- Юля, она… Это мегахозяйственная девушка, она симпатичная, изящная. Я помню до сих пор поездку, мы ездили от канала в Самару и Юлька собирала ему в собой паек в поезд. Я видела: пучок кинзы, петрушки, укроп… Все вымыто. В пакетиках… Чебуреки на пару… Какие-то котлетки. Все так женственно собрано. И это очень много значит. По самой этой котомочке сразу видно, какой человек, как относится… Это очень важно.

Михаил:- Умная, хозяйственная, красивая. Богатая! Шутка.

- Какие у каждого планы на ближайшее будущее? Может, на год…

Михаил:- Стать олигархом. Купить себе машину за миллиард долларов! Не знаю.

Мирослав:- Миш, ты как меленький!

Михаил:- Конечно!

Мирослава: - Замок, тачку… Золотой вертолет!

- Профессиональные, в первую очередь?

Михаил:- В каком плане? Я не актер. Я финансист-международник.

Мирослава:- Миш, ты сюда пришел как актер. Говори про актерскую профессию.

- Ориентиры. Чего бы хотелось достичь в любом направлении деятельнсти? Например, прыгнуть с парашютом…

Михаил:- Совершенства. Я всегда во всем хочу достичь совершенства. Без разницы, чем занимаюсь. Чему отдаю предпочтение. Даже вождению. Даже там я пытаюсь достичь совершенства. Я не знаю, до чего меня это доведет! Но всеми силами своими, если я на чем-то концентрируюсь, то все! Это до конца. Будь это роль, математическая задача, любая задача в жизни. Мне нужно ее преодолеть. Я не могу , я как больной человек: нужно, нужно, нужно! Не всеми путями. Пусть это даже будут обходные, нежели… Знаете, между двумя злами, меньшее лучше… ТО же самое и тут. Нужно достичь какого-то совершенства. Никто не должен делать этого лучше тебя. Если я возьмусь делать котлеты, я буду их делать до такой степени, пока мне не надоест, и я не буду знать, что я их делаю вкуснее всех. Поэтому я не берусь. Я знаю, что я маму никогда не превзойду.

- А если бы предложили роль в полнометражном фильме?

Михаил:- Не отказался бы.

- Ты сказал, что профессия твоя другая… Как ты собираешься дальше, как видишь свое будущее?

Михаил:- А, еще я хочу достичь совершенства в том, чтобы действительно разламываться на много частей, и концентрироваться сразу на всем.

Мирослава:- Как в «Гарри Потере» Воланд де Морт…

- Я не соглашусь с Михаилом. Совершенств не бывает вообще. В жизни.

Михаил:- Все. Поправлюсь… Совершенство есть для самого себя. Если у тебя внутри гармония, что бы ни было снаружи, все будет хорошо…

Мирослава:- Нет. Это хорошо, но, в принципе, говорят, что учиться можно всю жизнь, но ты все равно не выучишься, потому что твоему совершенству нет предела. Это действительно так. А если говорить о каких-то будущих планах, то очень сложно сказать… Я такой человек, что живу сегодняшним днем. Я не могу сказать, что сегодня получила много денег и сегодня же их прогуляю… Нет. Я так не поступаю. У меня есть планы, покупки… Распределения. Но сегодня – это сегодня. Я никогда не знаю, что будет завтра. Что угодно! Мы с сестрой плохо спим по ночам последнее время. Просто очень много мыслей, энергии тратится… Мы лежим и думаем… Она говорит: «Мир, вот у тебя есть какой-т статус, деньги зарабатываешь.. А вот в какой стране ты себя видишь, кроме России?». Я говорю: «Кристин, я не знаю! Я даже не думаю об этом! Я вижу себя здесь в комнате! Я сплю. Завтра я встану, знаю, что мне ехать на интервью… Потом на занятия. А вдруг я не смогу поехать? Вдруг ураган?». Нельзя планировать! У меня не было четыре года отпуска. И я незапланированно, по горящим путевкам поехала в Египет, а потом в Грецию. Это было так здорово! Импровизация и спонтанность в жизни обязательно должна существовать. Она стимулирует, предает больше энергии… Нежели, когда ты живешь по плану. В работе должен быть план. Работа есть работа. А жизнь не должна быть сильно планирована. Скучно.

- Наше время подошло к концу. Пожелайте нашим посетителям что-нибудь.

Михаил:- Я желаю вам без пробок ездить. Как минимум. Я сюда ехал из своего дома пять часов. Я живу в Твери. Я два с половиной часа потратил, чтобы найти именно это место. Я желаю вам никогда в жизни так бессмысленно не тратить свое время, как это делал, например, сейчас я… Не траться никогда бессмысленно время, никогда ни о чем не жалейте. Думайте о будущем и живите настоящим.

Мирослава:- Умейте даже в плохом находить хорошее. Даже в темных полосочках есть светлые стороны… Обрастайте этой броней…Ибо как сказал Ницше: «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». Мир очень жестокий и жесткий сейчас. Нам необходимо быть сильными, защищенными и неуязвимыми.

Михаил:- Прошлое, спасибо тебе. Ты с каждым годом все лучше!

Мирослава:- Когда плохое позади, впереди только хорошее.