2012-11-06T18:40:16+03:00

«Круги» дошли до Москвы

Премьера в МХТ имени Чехова
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Ломая голову над школьными задачками по планиметрии, мы не слишком верили в жизненную необходимость этих знаний. Кто бы мог подумать тогда, что квадратура круга окажется самым верным определением нашей жизни?

Вписать фигуру в круг оказалось проще, чем вписаться в круги профессиональные, а рассчитанная площадь круга в тетрадке, - надежнее круга друзей, на которых рассчитывал. Круг времени очертил круговерть от Данте и Эйлера до кругов под глазами.

…Пьеса «Круги. Сочинения» известного современного драматурга Жоэля Помра докочевала до московского зрителя. В тонкостях круговой композиции разбирались на Новой сцене МХТ им. А.П. Чехова.

Стремление создателей спектакля к гармонии и совершенству (иначе никак) определило его форму. Круг (самая гармоничная из фигур) стал не только концепцией, но и символом спектакля, поставленного французским режиссером Бриджит Жак-Важман, в рамках театральной лаборатории «Французский театр. Впервые на русском». Пьесу, в которой нет единства времени, места и действия (хронология от 1370г. до наших дней) по иронии судьбы (по мысли автора или режиссера) решили с помощью символа единства – круга. Решили за 8 дней – вот и еще пара кружков. Решение, судя по благожелательной реакции публики, оказалось верным.

Сюжет, петляющий из эпохи в эпоху, состоит из самостоятельных, законченных сцен, порой скетчей, картинок с выставки (не) и нашей жизни. В круге первом - Виктор Хориняк в роли рыцаря размышляет о служении Господу, а вот он же в роли слуги куражится над господином. Грань между служением и службой переступить несложно: одно перемалывается в другое. «Служить бы рад», - стало не утверждением, а неким условием, а «прислуживаться тошно» - правдой жизни. В спектакле же рыцарь заслужит искупление грехов в крестовом походе, а перед слугой станет выбор – выслужиться перед неравнодушным к нему хозяином или перейти на другую службу. Военную. В 1914 году.

Далее по кругу история сродни «Макбету». Подающий надежды клерк (Игнатий Акрачков) встречает в тоннеле двух женщин легкого поведения (Кристина Бабушкина, Яна Давиденко) и тяжелой судьбы, а, проще, бомжих, сулящих ему, как шекспировские ведьмы, могущество и славу. Залог успеха незамысловат – ночь большой и не слишком чистой любви. Далее «мильон терзаний», лжеправда «леди Макбет» (Мария Зорина) и…

И что Вы думаете? Вернее, а как бы поступили Вы?

Пьеса Помра полемизирует с публикой в каждой сцене, каждой репликой, обращенной в зал. Ведущий спектакля, персонаж из дня сегодняшнего (Сергей Медведев), предлагает зрителю сыграть в «игру в бесконечность», встать в центр круга, не надолго примерив «скромную» роль Бога, и посмотреть как оно все завертится. И вот зал, в начале посмеивавшийся над перешагивающим через ступеньки карьерной лестницы героем, искренне жалеет его, перешагнувшего через себя.

Добирая градусы до 360, история переносится в центр занятости, полный молодых бездельников (т.е. безработных), посещающих мастер-класс работодателя-мечты (Олег Мазуров). Добрая воля ищущих работу подкреплена угрозой приостановления выплат пособия по безработице. «Второгодников» (два года сидящих на пособии) вовлекают в инсценировку собеседования по приему на службу. Как бы не заверял неудачливый коммивояжер в спектакле (Леонид Тимцуник), что «диалог – это минимум», но отобранные (а, вернее, ни разу не прошедшие отбор) соискатели пройти интервью не в силах. Проповедь работодателя о тернистом пути к успеху, - см. «американская мечта», или, по-русски, «из грязи в князи», - не доносит мысль о том, что ищущий работу должен для начала хотеть работать. Такой вот замкнутый круг.

От мрачного средневековья, через затемненные от налетов годы заката La Belle Époque к тусклым нулевым – таков путь спектакля. На экране меняются даты, на актерах костюмы, и только текст всегда оказывается вневременным. Крик из канувшего 1370: «Время они поделили меж собой», - воспринимается в 2012 послевыборном с горькой иронией, а нехитрое из 1914 «Моя мечта – коммерция» - со стоическим пониманием. «Круги. Сочинения» от бытовых зарисовок раздуваются до глобального масштаба, «потому что круглая Земля».

Впрочем, берут и выше. Так, один из героев спектакля по Кристьен Крах своим именем выражает состояние христианской цивилизации. Эпизоды-круги отражают исторические циклы. В первом - крестовые походы и кровопролития как мщение за пролитую кровь Христа. Во втором, предвоенном, – мнимая троица «свободы, равенства, братства» и вновь кровь. В третьем автор диагностирует, что прозелиты «Библий успеха» (новомодных книжек на тему «как стать счастливым (любимым, всемогущим и т.д., нужное подчеркнуть) за 10 дней») затмили для многих 10 заповедей. Круги не сменяют друг друга, но увязываются в цепь, которую влачат и удлиняют все те, кто вписаны в круг.

Спектакль вызывает много вопросов. Но не к его создателям. К самим себе. «Тео» или «антропо» - к какому центризму приткнуться? Пойти на службу или во служение? Верить в Бога или в человека? И почему в человека поверить легче, чем человеку? И где те самые «круги своя»? «Дай знак!» - умоляет страдающий и приносящий страдания за веру воин, и на экран проецируется множество кругов. То ли кружева, то ли паутина, то ли следы от стаканов, – как кому увидится, как кому живется. Ясно одно, - даже самый идеальный круг, символ единства и согласия, содержит изъян. Круг замкнут, значит выхода из него нет.