В мире

Борис Джонсон вызвал российского посла в Великобритании из-за ситуации в Восточной Гуте

Глава МИД королевства предложил представителю РФ обсудить планы Москвы по выполнению резолюции Совбеза ООН о гуманитарной паузе в Сирии
Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

Глава МИД Великобритании Борис Джонсон вызвал российского посла в королевстве Александра Яковенко в связи с напряженной ситуацией в пригороде Дамаска Восточной Гуте.

В частности, в ходе беседы был поднят вопрос о мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 2401.

«Я пригласил российского посла прийти в МИД и рассказать о планах его страны по выполнению резолюции 2401 СБ ООН», - цитирует Джонсона пресс-служба британского МИД.

Министр также сообщил, что дал указание постоянному представительству Великобритании при ООН созвать еще одно заседание Совбеза по ситуации в Восточной Гуте, чтобы «обсудить отказ режима [президента Сирии Башара] Асада соблюдать волю ООН и гарантировать перемирие без задержек».

По словам Джонсона, в настоящее время 393 тысяч мирных жителей находятся в Восточной Гуте на осадном положении, при этом Дамаск позволил в этом году пройти в этот район только одному гуманитарному конвою ООН.

Дипломат отметил, что британский парламент уже готов принять во внимания «тревожные сообщения об использовании хлорного газа» в районе боевых действий.

«Поэтому я призываю Россию использовать все свое влияние, чтобы усадить режим Асада за стол переговоров и предпринять шаги в направлении по установлению мира, в котором так сильно нуждается сирийский народ», - заключил Джонсон.

Как сообщал сайт «КП», 24 февраля СБ ООН принял резолюцию, предписывающую установить в Сирии 30-дневное прекращение огня для доставки гуманитарной помощи мирным жителям. При этом документ не распространяется на боевые действия против террористических группировок.

В свою очередь в МИД РФ подчеркивают, что выполнение резолюции зависит не только от доброй воли Дамаска, но и от достижения конкретных договоренностей между враждующими сторонами.