Наука

Космонавт Сергей Крикалев рассказал, как можно было сохранить станцию «Мир»

Станцию могли сделать основой для МКС, но затопили в океане из-за экономической нецелесообразности
Космонавт Сергей Крикалев рассказал, как можно было сохранить станцию «Мир»

Космонавт Сергей Крикалев рассказал, как можно было сохранить станцию «Мир»

Фото: Олег УКЛАДОВ

С технической точки зрения необходимости срочно топить станцию «Мир» не было. Ее возможно было эксплуатировать еще какое-то время и сделать основой для развертывания МКС. Такое мнение выразил Герой СССР и Герой России, космонавт Сергей Крикалев.

Завтра исполняется 35 лет с начала развертывания на орбите первого в мире орбитального комплекса «Мир». Станция приняла за время своего существования 104 космонавта, пробыв на орбите 4 594 дня. 23 марта 2001 года «Мир» свели с орбиты и затопили в Тихом океане.

Сергей Крикалев, который в настоящее время является исполнительным директором «Роскосмоса» отправился в полет на станцию «Мир» в 18 мая 1991 года из СССР и вернулся на Землю уже в Россию 25 марта 1992 года.

- Можно было бы продлить работу станции, только надо было точно определить задачи. Мне кажется, если бы начали строить МКС на основе «Мир», то многие риски были бы нивелированы. Мы получили бы какие-то плюсы с точки зрения хранения объемов грузов на первом этапе. Мне казалось, что было бы целесообразно продолжить полет станции, совместив его с началом развертывания МКС, - отметил космонавт в интервью РИА Новости.

Но кроме выгоды в этом случае были бы и свои риски. Например, необходимость поддержания в работоспособном состоянии старых систем «Мира» и управление большой массой комплекса. При этом поддерживать работу станции и параллельно участвовать в создании МКС для экономики России было бы весьма накладно, отметил Сергей Крикалев.

- Возможно, свою роль в принятии решения о судьбе «Мира» играли политические аспекты из-за необходимости учитывать позицию международных партнеров. А они хотели сконцентрировать внимание на МКС, - добавил Герой России.

Сергей Крикалев заключил, что станция в любом случае была обречена когда-нибудь закончить свою работу: вопрос стоял лишь в сроках ее эксплуатации и целесообразности.