2009-12-09T18:03:02+03:00

Дорожные службы Ленобласти признали невиновными в авариях из-за ям

Суд посчитал, что водитель отвечает за все, даже если ДТП было неизбежно
Поделиться:
Комментарии: comments1
Попали в яму и разбили машину? Сами виноваты, считают судьи.Попали в яму и разбили машину? Сами виноваты, считают судьи.
Изменить размер текста:

На днях в Ленобласти закончился судебный процесс, который может сказать новое слово в юриспруденции. Согласно решению Фемиды, дорожники не отвечают за ямы на вверенных им трассах. Даже если из-за них случаются серьезные аварии.

54-летний Сергей Ефименко разбил свою машину на Приозерском шоссе еще в феврале 2007 года.

- Было темно, шел снег - поземка мела, - вспоминает Сергей. - Обочина не видна. И я правым колесом угодил в яму.

Джип Ефименко повело, но водитель с 35-летним стажем удержал его на дороге. Правда, его развернуло, тут-то в него и врезался другой внедорожник, ехавший по встречной полосе. Только чудом никто не погиб. Как потом показали две экспертизы, избежать аварии не было ни единого шанса - яма превышала все допустимые размеры: глубина 15 сантиметров, ширина 25, а длина аж 15 метров! Если в нее попало колесо авто, машину гарантировано должно или развернуть, или выбросить в лес.

- Там ограничение скорости 90 километров в час, но Ефименко из-за погодных условий ехал медленнее - примерно 70, - рассказала адвокат водителя Мария Баконина. - Потом, правда, дорожники заявили, что где-то там стоит знак, ограничивающий скорость до сорока, но его не увидели ни мы, ни сотрудники ГАИ. Видимо, он числится только на бумаге. И то если сведения о его установке не вписали в журнал учета задним числом.

- Да там у обочины полно крестов, венков, приколоченных бамперов! - вспоминает Сергей. - Настоящая дорога смерти. Я хоть жив остался, только машина пострадала: вся задняя часть была всмятку. Пришлось ее отрезать и приварить новую. Раму выправляли, красили.

- Пока разбирались с аварией, на глазах сотрудников ГИБДД в ту же яму попали еще две машины, - добавляет Баконина. - Их выбросило в кювет, потом вытаскивали. К счастью, люди не пострадали.

Свой материальный ущерб автолюбитель оценил в триста тысяч рублей. И пошел в суд. Все шло к тому, что дорожникам придется раскошеливаться за свою недоработку: две экспертизы - причем одна из них была назначена в фирме, предложенной ответчиком - признали, что яма нарушает все ГОСТы, и водитель невиновен, ГИБДД на восьми листах прислала список ДТП, произошедших на этом же месте.

- Правда, там не было отмечено, что аварии случились по вине дорожных служб: машины были или застрахованы, или водители гибли, так что никто иски в суд не составлял, - пояснила Баконина. - Мы - первые.

Когда судья начала читать свое решение, тоже складывалось впечатление, что Ефименко дело выиграл: два первых листа были посвящены тому, что истец никак не мог избежать аварии. Но вдруг на третьем листе случилось чудо: выяснилось, что на 39-м километре Приозерского шоссе горели фонари, которых там отродясь не было, а снег был не сильный, так что водитель вполне мог увидеть яму и объехать ее. А значит, дорожные службы ни причем. И Ефименко, и Баконина аж обомлели. Но уже через час (неслыханный для судов срок!) читали то же самое в розданном на руки решении суда. Представитель ДРСУ по секрету объяснил адвокату потерпевшего подоплеку: мол, бюджет выделяет дорожникам мало денег. Кузьмоловскому ДРСУ - всего три миллиона рублей, их и на ремонт-то не хватает. А если создать прецедент и назначить выплаты, то в суды побегут все, кто попал в аварию из-за ям. И тогда вообще все средства будут уходить только на то, чтобы расплачиваться за разбитые машины. Тем более, что недавно на том же шоссе попал в ДТП «Бентли» - у него аж двигатель вылетел. И ущерба там - на восемь миллионов. А ну как его водитель тоже пойдет судиться?

- Получается, если виновата государственная структура, то возмещение не получить, - удивляется Мария Баконина. - Разумеется, мы с таким поворотом дела не согласны, и будем обжаловать решение в областном суде. Уже готовим кассацию.

Кстати, злосчастную яму дорожники все же засыпали щебнем. Правда, это случилось лишь этим летом, через полтора года после аварии Ефименко.