2018-02-22T08:48:44+03:00

Лидер группы «Умка и Броневик» брезгует квартирниками и мечтает о своем доме

Анна Герасимова ответила на вопросы читателей «Комсомолки» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments2
Умка пришла в редакцию "КП", чтобы ответить на вопросы наших читателейУмка пришла в редакцию "КП", чтобы ответить на вопросы наших читателейФото: Илья СМИРНОВ
Изменить размер текста:

Аня Герасимова, легендарная Умка из группы «Умка и Броневик», приехала в Питер, чтобы сходить на концерт Игги Попа. В ожидании Игги Умка отправилась в Публичную библиотеке, здесь она наносит последний блеск на составленный ею сборник произведений Александра Введенского. Аня – филолог по образованию, а Введенский – ее любимый автор. А еще певица пришла в редакцию «Комсомолки», чтобы ответить на вопросы читателей.

- Почему вы решили вернуться к прежней профессии и заняться составлением книги?

- Получила такое предложение от наследников Александра Ивановича и не смогла отказаться. Я очень долго не работала по специальности, а теперь сломалась. Все-таки Введенский – это что-то очень большое и любимое для меня.

- Ваша группа никогда не хотела сыграть на разогреве у Игги Попа?

- Сам по себе концерт Игги Попа – такая великолепная вещь, что любой разогрев выглядит невероятно убого. Я несколько раз была на его концертах и видела, как там выступают на разогреве – очень неблагодарное занятие. Я на своих концертах стараюсь никого не ставить. Но если все же приходится, то во время разогрева 20 раз ко мне зрители подойдут и спросят: «Когда уже они закончат, когда уже будете вы?» Они даже не пытаются посмотреть, кто там выступает, они их априори ненавидят.

- А откуда вообще взялось это позорное явление и почему оно до сих пор существует?

- Не каждый артист у нас – Роджер Уотерс, который по три с половиной часа способен играть. Есть такие, у кого короткая программа, где-то час двадцать. Значит, надо еще в начало концерта людей засунуть. Потому что некоторые зрители считают, что полноценный концерт – это часа три. У нас был период, когда первая часть программы была очень спокойная. Между нами она называлась «Обождите». А вторая часть программы именовалась «Отбивняк». Получалось, что первая часть «Обождите» была как бы разогревом перед самими собой. Когда мы стали более энергично играть, программу сократили. Больше двух часов – очень редко. Тем более, на трезвую голову.

- Кстати, у нас есть вопрос от Вари: «Мне кажется, что Вы совершенно не употребляете алкоголь? Так ли это?»

- Для развлечения – нет. Иногда употребляю на сцене, чтобы подняться, если сильно устала или не выспалась. Тогда глоток коньяку помогает.

@ Роки:

- Вы так уничижительно отзываетесь об отечественных рок-группах, есть ли среди них те, кто вызывает ваше уважение? Почему вы не признаете явление «русский рок»?

- Русский рок стал своего рода брендом, как гавайская гитара. Это довольно занудная разновидность поп-музыки. По посылу она больше похожа на авторскую песню: «Эх, ребята, а я такой же, как вы, простой парень, сяду-ка я рядом с вами у костра и спою, не то чтобы очень хорошо, но зато от души...» Тем не менее, на нашей территории существовали и существуют коллективы, которые приятно слушать. Я до сих пор с удовольствием иду на концерт «Аукцыона», Чернецкого, Сили. А значение «Гражданской обороны» вообще трудно переоценить. Это явление мирового класса.

@ Андрей:

- В песне «Это конец» вы откровенно пропагандируете асоциальный образ жизни с ночевками в подъездах, пьянками, попрошайничеством. Что плохого в том, что у человека есть стены, крыша и пол, а ест он за столом?

- Прекрасный вопрос. Ничего плохого в этом нет, я сама с удовольствием ем за столом, а не под забором. Более того, под забором в масштабах Марианны Фейтфул я не валялась. Подозреваю, что и Марианна Фейтфул не валялась так уж сильно под заборами, в основном, это был рекламный ход. А песня достаточно ироническая. Она про людей, которые в молодости хипповали, а потом пошли на поводу у возраста, социальных и физиологических потребностей и ведут нормальный образ жизни. Но при этом иногда вдруг вспоминают: «Эх, а ведь что-то же здесь было… Когда-то же я был таким…» Как Эрик Клэптон, помните, говорил: «Вот я, музыкант, много лет живу с одной и той же женщиной, не пью, не употребляю наркотики. Но ведь был же рок-н-ролл, я ведь точно помню, что был!» Так что, Андрей, не все, что человек говорит, надо воспринимать смертельно серьезным образом.

- Наверное, это чьи-то папа или мама прикинулись Андреем…

- Не-не-не, это как раз наш современный молодежный подход. Наш с большой буквы «Н».

@ dima-ludwig:

- Аня, где ты научилась так петь - "по-американски"? Сама до этого дошла или кто-то помогал?

- Дошла сама, а помогали пластинки. Когда первый раз стало получаться, очень поразилась. Причем училась петь не у певцов, а у солирующих инструментов – гитары, гармошки.

@ Иван:

- Вы когда-то спели: "Я бросаю мужа, сына, институт..." Легко ли это далось?

- Это тоже довольно ироническая строчка. Сына я не бросала никогда. С мужем банальным образом разошлись, это был первый брак. А первый брак вообще в наше время не считается. Институт я не бросала, даже аспирантуру окончила. Так что в песне не бравада, а самоирония. Вот, кстати, чем отличается еще знаменитый русский рок – ужасной серьезностью. У меня по поводу этой серьезности есть одна история. Мы однажды ездили на фестиваль «Радуга» в Чехию. Очень просто тогда было попасть в Чехию с помощью ваучера, много русских, советских людей приехало. И вот мы идем по Карлову мосту, и навстречу - мужик волосатый. И я сыну говорю: «Леха, вот это – явно наш. Потому что у него лицо такое, как будто он хочет пописать и не знает, где». Я к нему подхожу и говорю: «Привет». Он очень недовольно на меня посмотрел и спросил: «Откуда ты знаешь, что я говорю по-русски?» «Да так, - говорю, - догадалась».

@ Полина:

- Прочитали на Вашем сайте, что Вы однажды полностью облысели. Как Вы лечились? В Питере так много лысых женщин. Помогите им советом!

- Помогаю. В Москве есть клиника «Благовест». Правда, я лечилась там 10 лет назад. Но я знаю, что они работают до сих пор. Лечат они активным жидким кремнием. Таблетки, инъекции, растирания. Чем меньше времени с момента облысения прошло, тем легче это лечится. Как объяснял врач, кремний ставит блок между фолликулами и фагоцитами, которые активизируются в результате стресса. Не все люди подвержены этому заболевания, где-то у одного человека из ста есть этот ген. Его можно определить по маленькому лысому пятнышку на теле, не обязательно на голове. В результате стресса это ген начинает работать, иммунная система сходит с ума и, вместо того, чтобы жрать вредных микробов, фагоциты начинают пожирать все вокруг, в том числе и фолликулы. И волосы выпадают. А жидкий кремний ставит барьер между фолликулами и фагоцитами. И постепенно организм забывает о том, что с ним происходило. Это лекарство изобрели новосибирские ученые. Год я лечилась, а еще через полгода начали расти волосы. И такое было счастье невероятное.

@ Света:

- Извините, Анна, вы в своей биографии только однажды упоминаете сына, когда он был еще в коляске. Где он сейчас? Общаетесь ли вы?

- Сейчас он в Москве по причинам, связанным с покупкой-обменом квартиры. А вообще мы с ним общаемся, когда оказываемся в одном городе, очень дружим, мы близкие люди Я очень этому рада. Когда может, он приходит на мои концерты. Он творческий человек, интересный, настоящий. Мы с ним остались так же близки, как были в детстве. Ему 28 лет, у него тоже есть сын. Я, правда, с внуком редко вижусь, потому что он в другом городе живет. Сейчас, может быть, благодаря усилиям сына, что-то изменится в лучшую сторону.

@ Сюзанна:

- Как Вы относитесь к квартирникам? Участвуете ли в них?

- Считаю квартирники в нынешние времена полной блажью. Потому что есть много клубов. Особенно меня поражают предложения сыграть квартирник в Питере или в Свердловске. Хорошо, говорю я, давайте. Сколько человек помещается у вас в квартире? Тридцать? А куда девать остальных триста? Последний квартирник в Москве закончился тем, что все пошли на соседнее футбольное поле. Поэтому я к квартирникам отношусь с плохо скрываемой брезгливостью. Но иногда пользуюсь этой формой, когда нет другой возможности встретиться с людьми, которые хотят нас увидеть. А квартирник как изюминка, как такой ностальгический ништяк не вызывает у меня никакого энтузиазма.

@ Игорь:

- Анна, Вы выступаете на фестивалях? Похоже, что Вам не очень-то нравятся такие сборища. Бываете на "Нашествии", "Крыльях", "Окна открой"?

- На «Окнах» мы играли, было там хорошо. В «Нашествии» и «Крыльях» не участвуем, нас никогда не приглашают, и мы не рвемся, потому что это форматные фестивали русского рока, к которому мы мало отношения имеем. Что касается свободных неформатных и не заорганизованных фестивалей, то мы очень любим и всегда пропагандируем прекрасный фестиваль «Пустые холмы», в котором принимали участие много раз. Он проходит в Калужской области в начале лета. Поразительный по свободности, по качеству организации, музыки, доступности - вход на фестиваль бесплатный. Никакой рекламы пива, водки, поляна оформлена удивительно. Приезжает команда добровольцев, которая все это строит, называется Холмострой. Ночью включается какие-то волшебные разноцветные фонари по всему лесу. Приезжайте на «Пустые холмы», друзья.

@ Оля:

- Аня, чтобы Вы сделали, появись у Вас очень крупная сумма денег? Куда бы их потратили?

- Может быть, я, наконец, купила бы небольшое жилье в какой-нибудь уютной стране типа Литвы. Потому что у меня до сих пор нет своего жилья, и с возрастом иногда начинает этого хотеться. Я не буду говорить, что потратила бы эти деньги на благотворительность или купила бы для группы какой-нибудь роскошный аппарат, или себе невероятную гитару. Нет, это не так. Прежде всего, я позаботилась бы о том, чтобы мне было, где спрятаться, если будет плохо. Пока мне хорошо.

- А почему именно Литва?

- Я очень люблю Литву, знаю от мамы литовский язык. Я занималась переводами с литовского. Мне там уютно. Треть населения – русские. С одной стороны, Европа, с другой – совершенно своя.

@ Женя:

- Анна, существует ли ещё в России такое понятие как "рок-андеграунд"? Попадались ли вам интересные группы и авторы на просторах нашей Родины из тех, кого не показывают по телевизору и не крутят по радио, а посмотреть и послушать бы их стоило?

- Достаточно много таких групп и авторов. Причем, люди, которых мне хочется рекомендовать, довольно известные. Денис Третьяков в Ростове - это один из знаменитейших людей. Или Юля Теуникова в Москве. Они уже много лет играют. А всесоюзной популярности нет. Может быть, они ее и не хотят.

@ Женька:

- Привет! Анна, почему у большинства людей, которые мало-мальски известны, начинается звездная хворь, а у вас её нет?

- Может, я еще недостаточно известная? Расскажу один случай. Мы поехали в Берлин на фестиваль Высоцкого. Были там хедлайнерами. И мне организаторы представляют парня. Говорят, что он будет находиться с нами в гримерке. Я так понимаю, что этот чувак приставлен к нам в качестве помощника и переводчика. Поднимаемся в гримерку, сидим. Он аккуратный такой, в костюмчике. И тут мне звонит девочка, наша подруга, которая в данный момент в Берлине. Говорит, что хочет к нам попасть, но не может из-за толпы на входе. И я этому парню даю телефон и прошу ее провести. Он берет телефон двумя пальцами, как отравленную змею, и говорит: «Мы с вами еще не познакомились, а вы ко мне уже на «ты» обращаетесь и даете какие-то поручения. Я понимаю, конечно, что вы звезда, но…». Тут я понимаю, что это не приставленный к нам мальчик-помощник, а артист, который тоже будет выступать. И я потом, когда встречала его, всегда просила прощения.

@ Алексей:

- Расскажите, пожалуйста, историю песни "Люди под сорок". Вы там поете про то, что "мы живем в сторожке на краю парка" - что это за парк, что за сторожка?

- Мы действительно жили на краю парка. Меняя место жительства, я всегда стараюсь, чтобы рядом находился зеленый массив, в котором можно было бы гулять. Потому что при нашей напряженной жизни хочется побольше гулять, дышать, смотреть на зелененькое. И вот однажды мы жили в Москве рядом с парком, на улице, которая называется «Проезд соломенной сторожки». Я пошла как-то гулять в тот парк и сочинила эту песню.

@ Наталья:

- Анна, как Вы относитесь к утверждениям, что некоторые музыканты, в том числе и Вы, "не взрослеют", не хотят меняться вместе с меняющимся миром, а потому якобы не находят себе ниши?

- Это очень интересный вопрос. Вообще творческий человек всегда немножко не повзрослевший. Потому что повзрослевший думает о том, как ему заработать, прокормить семью, обеспечить себе безбедную старость. А у творческого человека, как известно, ветер в голове, если только он не шоу-бизнесмен какой-нибудь. Он думает о каких-то менее материальных вещах. И сохраняет детские черты. И это хорошо. Знаете, есть такое понятие «Детский центр»? Ну, это место, где для детей что-то устраивают. Я слова «Детский центр» использую для обозначения внутри каждого человека кусочка детства, который должен обязательно сохраниться, чтобы ты оставался полноценным человеком. А если он не сохранился, то надо внимательно подумать Я понимаю, что времени мало, что надо зарабатывать деньги, ходить на работу, готовить котлеты… Но, тем не менее, найдите время, чтобы откопать в себе себя - ребенка и понять, почему вы выросли именно таким, какой есть.

Анна Герасимова в гостях у "Комсомолки".Съемка - Екатерина ЕФИМОВАЕкатерина ЕФИМОВА

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: