К 50-летию Байкало-Амурской магистрали собираем фотографии и воспоминания со всей страны
Народный
музей
БАМа
4 278
километров железнодорожных путей, которые пересекают
6
регионов
7
горных хребтов
11
крупных рек
знаменитая всесоюзная стройка века.
Байкало-Амурская магистраль
Нерюнгри
Верхнезейск
Тында
Комсомольск-на-Амуре
Советская Гавань
Ванино
Волочаевка
Известковая
Новый Ургал
Постышево
Февральск
Тайшет
Северобайкальск
Лена
Северомуйск
Таксимо
Хани
Бустужево
Бамовская
Все это —
Б
А
м
!
В 2024 году БАМ отмечает полувековой юбилей: постановление о строительстве магистрали вышло 8 июля 1974 года.
К этой золотой дате РЖД, «Комсомольская правда» и проект БАМ-50 приглашают вас поделиться фотографиями и историями, связанными со всенародной стройкой. Они станут экспонатами масштабного цифрового музея БАМа и бамовцев.
В создании БАМа участвовали более 2 миллионов жителей СССР.
оз. Байкал
Татарский пролив
Конкурс на право стать членом комсомольского отряда доходил до 300 человек на одно место!
Для многих это стало одним из самых ярких событий в жизни. Да это и была целая жизнь: на БАМе зарождались дружба и любовь, создавались семьи, появлялись на свет дети. Если вы или ваши родственники причастны к появлению уникальной магистрали — в вашей семье наверняка сохранилась память об этом. Давайте соберем эти воспоминания вместе — для самих себя и будущих поколений!
До 28 апреля 2024 года пришлите нам с помощью формы, размещенной слева, семейные фотографии, связанные с историей БАМа.
Это могут быть снимки, которые сделаны непосредственно на стройке, или фото напоминающих о ней предметов, что хранятся в вашем доме (рюкзак, с которым ездил на БАМ папа, письма, которые слала из тайги мама, самодельная елочная игрушка, которой украшали елку в бамовском поселке, или статья в газете о трудовых подвигах ваших родственников-строителей магистрали и т. д.)
Не забудьте рассказать, кто или что изображено на снимке, когда он сделан, какая история связана с фото людей или памятных предметов и какую роль БАМ сыграл в жизни вашей семьи.
Отправляя фотографию и историю, вы автоматически подтверждаете свое согласие на их использование в проекте «Народный музей БАМа».
А пока посмотрите наши экспонаты
Кликайте на фото, чтобы прочитать полную историю
БАМовская мозаика
Это экспонаты, истории, авторы которых зачастую нам, к сожалению, практически неизвестны. Но они в любом случае достойны занять место в нашем музее. Еще раз напоминаем: посылая нам фотографии, пожалуйста, не забывайте рассказывать о том, кто или что запечатлено на снимке и как это связано с вашей жизнью.
Люди на БАМе жили в вагончиках, но условия никого не смущали, и все были счастливы. Соседи в поселке Беркакит, улица Юности, 4. Начало 1980-х годов.
На стройку молодежь приезжала с вещами, помещавшимися в один чемоданчик. Высадка комсомольского отряда. 1970-е годы.
Солдат срочной службы (часть стояла в 40 км от Тынды на Восточном участке БАМа). Фото сделано в фотоателье Тынды. Лето 1985 года.
Начальник Ургальского Отделения Байкало-Амурской железной дороги Салман Бабаев (справа) и начальник ОРС Равиль Касымов, Новый Ургал, 1987 год. Фото: Равиль Касымов.
Алена и Алексей Абрамовы на теплотрассе возле дома. Станция Постышево, в/ч 45505. Зима, 1986 год. Фото: Сергей Абрамов.
Ольга Ефимова из Нерюнгри прислала в «народный музей» фото старшей дочери — «ребенка БАМа». Девушка родилась в Нерюнгри в 1988 году.
Столярный цех Мостоотряда-53. В центре Владимир Александрович Панкратов (автор фото). Новый Уоян.
Удостоверение о вручении медали «За строительство Байкало-Амурской магистрали» Владимиру Панкратову. 4 января 1983 года.
Символический значок, посвященный строительству станции Таксимо. Автор фото: Владимир Шарапов.
Почетная грамота, врученная Татьяне Михалко (Степиной) за большую работу по строительству Бурятского участка БАМ. Татьяна приехала на стройку в составе студенческого отряда «Искра» Ленинградского инженерно-строительного института (ЛИСИ, сейчас — СПбГАСУ).
Подготовка к проведению соревнований по лыжным гонкам. На фото Виктор Орлов и Сергей Панасенко. Тында, 1978 год.
Рабочая встреча с механизаторами по ходу строительства магистрали. На фото Виктор Орлов с коллегами. БАМ, 1979 год.
Участок Ургал-Алонка, последний пролет последнего моста на пути к Алонке. Автор фото: Евгений Кондратов. Февраль 1979 года.
Участок Ургал-Алонка. Разъезд Бурея, думпкарная вертушка, зима 1978 года.
Реклама. ОАО «РЖД», ИНН 7 708 503 727, erid: LjN8K72sF
XI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов проходил с 28 июля по 5 августа 1978 года в Гаване, столице Кубы. В нем приняли участие 18,5 тысячи молодых людей из 145 стран мира, в том числе и из СССР.
Бамовцы на фестивале молодежи и студентов в Гаване
Делегация Советского Союза была самой многочисленной: передовые рабочие, колхозники, народные депутаты, артисты. Среди прочих на Кубу отправили и строителей БАМа. Принимали их с большим радушием, даже устроили встречу с кубинскими путейцами — получился своеобразный обмен опытом, хоть объяснялись собеседники в основном языком жестов.
Строитель центрального мостоотряда БАМа (в составе Мостоотряда-47) Владимир Михайлович Кунаев на Фестивале молодежи и студентов в Гаване. Куба, 1978 год
Тот самый экземпляр его выступления, с рукописными пометками 1979 года, сегодня хранится в архиве Музея истории БАМа в Тынде.
Среди делегатов был и Владимир Михайлович Кунаев. На БАМ он попал в 20 лет после службы в армии, быстро приобрел авторитет, был ударником соцсоревнования. Неудивительно, что его пригласили на фестиваль и даже доверили выступить с речью!
Всем гостям солнечной жаркой Гаваны молодой рабочий рассказывал о великом сибирском проекте, о том, что за 3 года его отряд построил 70 мостов и поселок Лапри, что только на центральном участке 27 молодых строителей награждены орденами и медалями, а еще 9 стали лауреатами премии Ленинского комсомола. Делился и гордился другими успехами своих товарищей.
С каждым годом крепнут дружба, сотрудничество между строителями БАМа и Центральной железной дороги Гавана и Сантьяго-де-Куба, — говорил Кунаев. — Мои товарищи по работе, провожая меня на XI фестиваль, просили меня передать вам, что мы хотим с вами соревноваться, дружить, переписываться и часто встречаться
За 10 лет — с 1974 по 1984 годы — только в Тынде зарегистрировали 6 тысяч браков, и это неудивительно: ведь 70% строителей составляла молодёжь. Своё счастье на Всесоюзной стройке нашли и супруги Орловы — Виктор и Елена. Причём одну фамилию они носили ещё до регистрации.
Горько в −30°С
Виктор и Елена Орловы на въезде в Тынду. Температура воздуха −30°С. 27 марта 1976 года.
Ещё одно свадебное фото: жених с невестой стоят на ступеньках самого обычного вагончика — в таких жили строители. Это будущий муж приехал за любимой в её «апартаменты» — вагончик № 112. Кстати, в день свадьбы, несмотря на конец марта, на улице стоял 30-градусный мороз. Но, судя по фото, молодым совсем не холодно. Кстати, традиция гулять второй день свадьбы была и на БАМе. У этой пары она совпала с проводами зимы на реке Тында.
Девичья фамилия мамы — Орлова, — рассказали нам родные счастливой пары с фотографии. — В день свадьбы менять ее не пришлось, потому что фамилия папы тоже была Орлов.
Когда БАМ только начинали строить, никто даже не задумывался, что там будет столько детей. Строители давали официальную расписку, что хотя бы в первый год не будут привозить с собой семьи. Но бумага эта по факту была филькиной грамотой — в Сибирь ехали целыми семьями. А многие дети рождались прямо в рабочих посёлках — стройка стройкой, а любовь, свадьбу и расширение семьи запретить никто не мог.
Дети БАМа
Виктория и Екатерина Кастюк. Поселок Таксимо, 1986 год.
Счастливое детство на БАМе помнят и сестры Кастюк — Виктория и Екатерина. Они жили в посёлке Таксимо, на правом берегу реки Муи — это Бурятский участок БАМа. Снимками из семейного фотоархива, сделанными в 1986−87 годах, поделилась с нами Виктория.
Смешно сказать: именно на БАМе в те годы была самая высокая рождаемость в СССР. В первые годы, пока бытовые условия были особенно сложными, многие семьи с появлением детей уезжали «в цивилизацию». Но со временем рабочие посёлки все сильнее походили на полноценные города — с детскими садами, школами, поликлиниками. И семьи оставались здесь жить — годами, а то и десятилетиями. Единственный минус: они редко виделись с бабушками и дедушками.
Подробнее о детских садах на БАМе — читайте в проекте БАМ-50
Доктор физико-математических наук, член-корреспондент Академии наук Колумбии, а с недавних пор еще и переводчик Тургенева — с русского на испанский. Все это о колумбийце Густаво Самбрано Ромеро, который в августе 1971 года 18-летним юношей приехал получать образование в Университете дружбы народов — ныне всем известном РУДН.
Колумбиец на БАМе
Будущий член-корреспондент Академии наук Колумбии, а пока что студент Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы Густаво Самбрано Ромеро с однокурсниками. Август 1975 года.
Сибирь — это, разумеется БАМ. Снимок — как память о тех временах — Густаво прислал в наш народный музей.
Приехав в СССР, я очень близко принял русскую культуру и сумел почувствовать русский народ, найти его суть, — рассказывал ученый в интервью изданию «Русский мир». — Для себя, разумеется. Я работал в стройотрядах, дважды выезжал в Сибирь, один раз в Среднюю Азию.
Конец августа 1975 года. Лагерь нашего интернационального отряда УДН стоял прямо рядом с тайгой, 8 часов на поезде от Братска, в сторону реки Лены, — рассказал об этой фотографии Густаво. — Последний день работы, собираем грибы в тайге перед отправлением поезда обратно в Братск. Хорошие времена были. Спасибо БАМу.
В 1984-м Равиль Касымов с семьёй приехал на строительство Восточного участка БАМа. Вплоть до 1990 года он работал начальником ОРСа (Отдела рабочего снабжения) — отвечал за то, чтобы у железнодорожников и строителей от Февральска до Комсомольска-на-Амуре были все необходимые продукты и товары.
Делегация из Китая в Новом Ургале
За успешную работу Равиля Усмановича наградили медалью.
Тогда на Ургальском отделении впервые на Дальнем Востоке была организована бартерная торговля с Китаем, — рассказывает Касымов. — К нам в Новый Ургал приезжала их делегация. Многие бамовцы помнят изобилие китайских фруктов, женских меховых шуб и пуховиков на трассе Февральск — Комсомольск-на-Амуре.
Такими часами награждали бамовцев — победителей социалистических соревнований.
Социалистические соревнования были неотъемлемой частью жизни и работы советских людей. БАМ не стал исключением — трудовой вызов друг другу бросали бригады проходчиков, работники разных железнодорожных депо.

Состязались, например, за право вести первый поезд на том или ином участке, вбить первый колышек на новом объекте и даже за то, чтобы раньше всех увидеть новый фильм в только что построенном клубе. Кстати, именно на БАМЕ зародился новый формат соцсоревнований, получивший название «Я — хозяин стройки».
Наручные часы «БАМ»
Победители получали не только почёт и всеобщее уважение, но и ценные призы. Например, вот такие часы завода «Восток» с изображённым на циферблате поездом. За редкий экспонат благодарим жителя города Бодайбо Иркутской области Владимира Шарапова, который прислал нам это фото.
История рабочего поселка Гоуджекит тесно связана с началом строительства Байкальского тоннеля — это Бурятский участок БАМа. В 1974 году на Даванском перевале высадили проходчиков, которые начали готовить рабочую площадку, а также временные поселки. Так около восточного портала будущего тоннеля появился Гоуджекит — базовый поселок тоннельных отрядов №№ 12 и 21.
Поселок, которого больше нет
Еще один, присланный Сергеем кадр, — заснеженный Гоуджекит. Фото сделал напарник строителя Александр Семенов.
Среди строителей тоннеля была и бригада Виктора Бондаренко. Фото, сделанное зимой 1979 года, прислал нам один из членов этой бригады Сергей Иванов. Он в кадре крайний слева. Рядом с ним (слева направо) Александр Мухин, Александр Семенов и Геннадий из Ленинграда.
Бригада строителей на фоне стелы поселка Гоуджекит, 1979 год.
Увы, но поселка Гоуджекит больше не существует. Фактически он прекратил свое существование в 1986 году, когда тоннельные отряды отправили на другие объекты. С 1991 года Гоуджекит включен в состав Северобайкальска.
Со временем к жилым помещениям добавились школа, фельдшерский пункт, парикмахерская, клуб. В 1978-м Гоуджекит получил статус рабочего поселка. В начале 1980-х здесь жили порядка 4 тысяч человек.
Снега в местах строительства БАМа выпадало всегда очень много, — вспоминает Сергей Иванов. — Отойдя чуть от дороги, можно было провалиться в сугроб с головой.
Медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали» награждались рабочие, инженерно-технические работники, трудившиеся на строительстве БАМа — или обслуживании его объектов — не менее трёх лет. Всего такой знак отличия получили 170 тысяч строителей и железнодорожников.
Наградное удостоверение Николая Лукашенко
Среди награждённых был и Николай Александрович Лукашенко — его фотографию нам прислали родные бамовца.
Мой прадедушка работал шофером на машине «Магирус», — такое письмо пришло к нам в народный музей. — Причем это были не просто машины. Это были сильнейшие в мире машины: «Магирусы», «Татры», «Уралы», КрАЗы, КамАЗы, «Ураганы», Komatsu. И работали на них настоящие профессионалы. Многие были шоферами от бога. История прадедушки — это история моей семьи, которая передается из поколения в поколение
Кстати, звание почетного железнодорожника Александр Кулабухов тоже получил за БАМ. В 1985 году там уже была проложена магистраль, но не было сквозного проезда, так как не был достроен Северо-Муйский тоннель. Поезда следовали по временному обходу, который из-за уклона был очень опасен. Чтобы расширить этот участок, было решено срочно изготовить 16 модернизированных тепловозов. Проект разработали за несколько месяцев. Проектные и конструкторские работы возглавил Кулабухов.
Этот снимок прислал нам главный специалист Департамента локомотивного хозяйства МПС России в отставке, почетный железнодорожник Александр Кулабухов. В 1979 году На БАМе он руководил альпинистской группой.
Альпинисты на БАМе
Альпинисты, работающие на участке Тында — Беркакит, 1979 год
В июле 1979 года по просьбе руководства механизированной колонны 116 треста «Бамстроймеханизация» была сформирована группа альпинистов ДСО «Локомотив» (Москва), — рассказывает Александр Сергеевич. — С использованием альпинистского снаряжения и бульдозера как передвижной точки страховки мы обеспечивали очистку скальных откосов выемок на участке Тында — Беркакит.
Работали, как в войну, — с колес, — вспоминал он в одном из интервью. — Нет в Брянске нужных реле, звоню в Харьков, там с завода к поезду приносят необходимые детали, передают с проводниками, к утру они уже в Брянске.
После этого Ходаковский курировал строительство железной дороги Хребтовая — Усть-Илимская, а после старта БАМа его назначили ответственным за высадку строительного десанта на Таюру. Именно Ходаковский привез 2 мая 1974 года в будущий поселок Звездный первый Всесоюзный ударный отряд имени ХVII съезда ВЛКСМ — прямо со съезда и привез!
Имя Феликса Ходаковского хорошо известно не только бамовцам, но и всем строителям железных дорог. Феликсу Викентьевичу присвоили звание Героя соцтруда в рекордно молодом возрасте — 27 лет! Наградили его за трудовую доблесть, проявленную при создании трассы Абакан — Тайшет.
Герой на БАМе
В центре снимка — Герой социалистического труда Феликс Ходаковский.
По стопам героя пошел его старший сын Виталий — он и поделился с нашим «народным музеем» фотографиями. В годы строительства магистрали молодой человек учился в ЛИИЖТе — Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта (сейчас — Петербургский государственный университет путей сообщения Императора Александра I — прим.ред.).
Справа — ректор ЛИИЖТА Евгений Красовский.
И при первой же возможности отправился на БАМ в составе студенческого стройотряда. В 1981 году это был Северобайкальск, а в 1983 и 84 годах — Бурятский участок.
За 10 лет великой стройки воины-железнодорожники уложили 1449 км главного пути и более 330 км — станционных. И многие из срочников, проходивших тогда службу на БАМе, гордятся тем, что причастны к такому важному событию.
На Байкало-Амурской магистрали трудились и солдаты-срочники — те, кто проходил службу в железнодорожных войсках. Главное управление этих войск руководило строительством Восточного участка БАМа.
Армейская служба на БАМе
Служащие в/ч 25473 на строительстве БАМа. Июнь, 1975 год.
Свои фотографии со службы на наш проект прислал Виктор Куликов. Снимки сделаны в июне 1975 года рядом с рекой Сонах.
На фото: экскаватор, шпалоукладчик, палатки, в которых мы жили и зимой, и летом, — рассказал Виктор. — Я служил в в/ч 25473, комбат — майор Алымов. На снимке мои однополчане — может, кто-нибудь себя узнает?
На медали символически изображены тепловоз, электровоз и поезд, а также железнодорожное колесо с крыльями. На оборотной стороне — скрещенные молот и ключ. Такие награды вручались людям, которые внесли значительный вклад в строительство БАМа, годами трудились на стройке или ее обеспечении. Среди награжденных и Николай Самсонов — он и поделился этим экспонатом.
Ведомственную награду Минтранса учредили 29 июня 2004 года. Решение о награждении принимал лично министр — на тот момент это был Игорь Левитин.
Памятная медаль к 30-летию БАМа
Памятная медаль «XXX лет Байкало-Амурской магистрали». Вручена ее обладателю летом 2004 года.
В июне 1975 года я односторонним переводом устроился на работу в Чунскую дистанцию пути ПЧ-20 (сейчас ПЧ-16) мастером по качеству и контролю за работой строительных бригад СМП-532, работающих на строительстве вторых путей БАМа, — рассказал нам Николай.
Среди тех, кто в 1975-м прокладывал притрассовую дорогу участка Тында-Чара (Кувыкта — Хорогочи), была и бригада студенческого стройотряда МИИТ — Московского института инженеров транспорта, сейчас это Российский университет транспорта.
Студента МИИТа на БАМе
В этом вузе работа в стройотряде засчитывалась за производственную практику, поэтому желающих поехать на БАМ было немало. Попасть в отряд считалось большой честью — командир и комиссар отряда лично беседовали с каждым желающим. Фотографиями со Всесоюзной стройки поделился бывший студент этого вуза Юрий Боровков, который был передовиком лесоповала.
Обложка журнала «Огонек». Участники строительного студотряда Московского института инженеров транспорта (слева направо) Олег Бармашов, Юрий Боровков, Николай Бородин.
В июле мы построили на трассе технологический мост, — рассказывает Юрий. — Он простоял почти 50 лет. Тем же летом к нам приезжали журналисты. На обложке журнала их лучшая фотография о жизни нашего стройотряда. На снимке комиссар Бармашов Олег, я и бригадир Бородин Николай. Все они живы и здоровы.
Боец стройотряда 
МИИТа Юрий Боровков. Тында-Чара, 1975 год
Бригада ССО МИИТа, 1975 год
Технологический мост, построенный ССО МИИТа в июле 1975 года на притрассовой дороге участка Тында-Чара.
Всесоюзная стройка вдохновляла режиссеров и актеров, певцов и поэтов. Многие из них побывали на БАМе — кто в роли гостя, а кто и сам стал строителем. Магистраль стала темой огромного количества стихов и песен, постоянно звучавших по радио. Не отставали и издательства, выпускавшие рассказы, повести, поэтические сборники. Так, в Иркутске в 1976 году была издана книга стихов «Автограф века».
Поэты о БАМе
В сборник вошла почти сотня произведений 52 авторов. Наряду с малоизвестными поэтами есть и звучные ныне фамилии: Станислав Куняев, Анатолий Жигулин, Петр Реутский, Илья Резник. Последний, кстати, побывал на БАМе осенью 1974 года. Вот строчки из его стихотворения «Бамовцы о БАМе не поют».
Книга стихов об БАМе. Восточно-Сибирское книжное издательство, 1976 год.
Но бамовцы о БАМе не поют.

У них репертуар довольно старый.
Про дым костра, что создает уют,

Поют ребята под свои гитары.
И как же не понять мне тех ребят,

Что песни костровые напевают?!
Ведь о любимых вслух не говорят.

Их ждут. Им верят. Счастья им желают.
Эту книгу подарил моему мужу Алексею его троюродный брат Геннадий Романов (его стихотворение тоже есть в сборнике — прим. ред.), который работал на БАМе вальщиком леса, — поделилась с нами Галина Демина. — Все стихи посвящены магистрали и ее строителям
На БАМе работали студенческие стройотряды со всего Советского союза. Даже 1-2 месяца в тайге оставляли впечатления на всю жизнь.
Свой отряд отправлял на великую стройку и Омский государственный университет. На фото — трудовая книжка одного из студентов математического факультета. На БАМ он попал летом после четвертого курса — его зачислили плотником третьего разряда на СМП-587 «Тындатрансстроя».
Трудовая книжка студента математического факультета Омского государственного университета — участника стройотряда.
Наш стройотряд ставил первые сборно-щитовые домики для мостостроителей, — вспоминает бывший студент. — Поселок назывался Олекма, он расположен на одноименной реке
Трудовая книжка БАМовца
Восточное плечо БАМа сомкнули 40 лет назад — 28 апреля 1984 года на разъезде имени Героя Советского Союза Виктора Мирошниченко. Укладку «золотого звена» приурочили ко дню рождению Ленина, хотя сначала планировали «подогнать» дату под День Победы. Но строители выполнили работу досрочно, и тянуть с открытием не стали.
Почетный караул «Золотого звена»
Впрочем, праздник в любом случае получился масштабным — ведь он давал «зеленый свет» сквозному движению поездов от Тынды до Комсомольска-на-Амуре. «Золотое звено» укладывали солдаты из железнодорожных войск. У места стыковки поставили столб с указателями расстояний: до Москвы — 7 214 км, до Тынды — 491 км.
Почетный караул на укладке «золотого звена» на разъезде Мирошниченко. 28 апреля 1984 года
Фотографии с торжественных мероприятий прислал нам Сергей Михайлович Шаповалов, который с 1982 по 1984 годы проходил службу в Февральске (в/ч 52999).
Для почетного караула из разных батальонов была сформирована группа, куда я был зачислен, — вспоминает он. — На снимке с километровым указателем я в первом ряду второй слева.
Строительство северной ветки БАМа открыло новую веху в истории Нерюнгри. Но город рос так быстро, что маленькая больница в соседнем Чульмане не могла уже принимать всех пациентов. Тогда было принято решение: создать собственную клинику — Нерюнгринскую центральную городскую больницу.
Врачи в Нерюнгри
Открыли медучреждение в 1976 году, и первые 10 лет оно работало в так называемом «старом» городе. Среди его сотрудников была и Нинель Николаевна Королевич.
Коллектив первого корпуса Нерюнгринской больницы. 1976 год.
Фото сделано на крылечке первого (барачного) корпуса Нерюнгринской больницы, — подписала кадр Нинель. — Это часть коллектива. Мы тоже первостроители. И нас ожидало большое будущее. Нерюнгри — город нашей молодости, самый лучший город на земле!
Владимир Николаевич и Надежда Владимировна Яковлевы вместе уже 46 лет. Сейчас они живут в Сочи — вырастили двух дочерей и помогают воспитывать двоих внуков.
Свадьба в Тынде
А поженились они на БАМе! Свадебным автомобилем традиционно стал немецкий грузовик «Магирус», украшенный лентами, — в редкой бамовской семье нет фото на его капоте. И несмотря на полевые условия, юная Надя, как и многие другие бамовские невесты, выбрала белое платье.

Кстати, в архиве ЗАГСа города Тында хранятся данные о 6 тысячах заключенных в тот период браков. Шутили, что именно на Всесоюзной стройке появилась новая национальность — бамовец!
Свадьба в поселке Хорогочи, Тында. 1 апреля 1978 года
Увы, мы не знаем, что подарили на свадьбу Владимиру и Надежде. Но часто бывали случаи, когда молодоженам вручали ключи от новенькой квартиры — уже даже с мебелью!
Подробнее о том, как создавались семьи на БАМе, — В проекте БАМ-50
Строительно-монтажный поезд СМП-580 треста «ЛенаБАМстрой» в Усть-Куте называли «500-й веселый». Он был одним из самых ярких и заводных. Строители возводили жилые дома и объекты соцкультбыта, а в свободное время играли в футбол, устраивали праздники, участвовали в соцсоревнованиях.
Вместе с профессионалами трудились и ребята из стройотряда Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы (сейчас РУДН). После окончания рабочей смены студентов наградили за активную работу. Фотографиями с прощального вечера и вручения памятных знаков поделился главный инженер СМП-580 Рафаэль Вербовой.
Прощальный вечер студотряда «Магистраль»
СМП-580, Усть-Кут, поселок Бирюсинка. 22 августа 1977 года
Жили они в Февральске — это рабочий поселок в Селемджинском районе Амурской области. Люди селились в этих местах задолго до начала строительства магистрали, но именно БАМ вдохнул в местность новую жизнь. Поселок Февральск возник в 1974 году, а уже к концу 80-х в нем было почти 9 тысяч жителей.
Мария Шумилова родилась на Урале. Но практически сразу после появления дочки на свет ее родители уехали строить БАМ.
БАМовская семья
Мария Шумилова с родителями в поселке Февральск Селемджинского района Амурской области. 1989 год
Этот снимок сделан весной 1989 года. На заднем плане видны дома, которые только начинали строить, — вспоминает Мария Шумилова. — Мы прожили здесь 36 прекрасных лет
Своим рождением он, как и многие другие населенные пункты в те годы, обязан строительству БАМа. 1 февраля 1979 года на левый берег реки Хани прибыл самый первый десант «БАМстройпути» —
с этого и началась история поселка и одноименной станции.
Строители Хани представляли разные республики СССР. И это не было чем-то уникальным в то время. Стройку не просто так называли всесоюзной и интернациональной. Городам, краям, республикам часто «определяли» свои станции — это значит, что отряды из этой местности полностью отвечали за данный объект.
Но в целом в бригадах не сильно смотрели, кто какой национальности, — все работали много и дружно. Так, на этом фото запечатлены аварец, татарин, украинец, чуваш и двое русских. Практически строительство Вавилонской башни, не иначе.
Этот снимок сделан недалеко от поселка Хани в Якутии.
Интернационал на БАМе
БАМ был по-настоящему интернациональной стройкой. Шесть человек на этом снимке представляют пять народов СССР.
В свой первый рейс поезд вышел 24 сентября 1975 года. Только за первый год «красный эшелон» — так называли агитпоезд «Комсомольской правды» — проехал по тайге более 40 тысяч километров. Перед строителями выступали звезды советской эстрады, писатели, композиторы, поэты, ученые, военные, журналисты, лекторы. Рабочим показывали новые фильмы, привозили книжные новинки, устраивали выставки.
Кстати, в архиве «Комсомолки» сохранились уникальные записи об оснащении поезда. В нем было два рабочих отсека: клуб с кинозалом и сценой и читальный зал 
с книгами, экспонатами выставок, записями песен, пленками с фильмами и даже копиями картин 
из Третьяковской галереи.
Агитпоезд «Комсомольская правда»
5 октября 1975 года в столицу Байкало-Амурской магистрали Тынду прибыл «красный эшелон» — агитпоезд ЦК ВЛКСМ «Комсомольская правда».
Внешне каждый вагон агитпоезда символизирует частицу истории комсомола, выкованную на ударных стройках пятилеток страны: Боярка, Магнитка, Днепрогэс, Комсомольск-на-Амуре…, КамАЗ, БАМ! — рассказывал «КП» руководитель группы художников ассистента кафедры Московского высшего художественно-промышленного училища (бывшее Строгановское) Акрам Гасан-заде.
В июне 1976 года 22-летний журналист Владимир Сунгоркин был направлен корреспондентом на БАМ. Даже десятилетия спустя, когда Сунгоркин уже встанет во главе издательского дома «Комсомольская правда», эта поездка всегда будет фигурировать в его воспоминаниях. Хотя его фото тех лет до недавних пор никто не видел.
БАМ был первой трудовой частью его биографии, — вспоминает беседы с главредом политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов. — В 2017-м нам удалось найти в архивах и фото Сунгоркина бамовской поры. Сейчас этот снимок перед вами. А в то время Владимир Николаевич — из ложной скромности, что ли? — снял его из интервью. И потом, позже, проделывал это еще пару раз.
Владимир Сунгоркин на БАМе
Корреспонденты Владимир Сунгоркин и Вера Лукошина в агитпоезде «Комсомольская правда»
Благодаря, в том числе, статьям Владимира Николаевича миллионы людей узнали о героических буднях строителей БАМа. А в 1985 году в московском издательстве «Советская Россия» впервые вышла книга «Навстречу времени: от Байкала до Амура», в которой яркие очерки Сунгоркина о БАМе органично дополнили рисунки художника-дальневосточника Геннадия Павлишина.
Среди молодых строителей был и Иван Иванович Жигин — он прибыл на строительство Байкало-Амурской магистрали в составе второго Ярославского отряда. Был принят лесорубом 
3 разряда, потом переведен в сантехники. 
В Моготе Жигин провел ровно 2 года, а затем уволился по собственному желанию, вернулся домой и устроился на работу в Институт внутренних вод АН СССР.
Сегодня в поселке Могот Тындинского района Амурской области проживает меньше 600 человек — официальные данные последний раз озвучивались в 2018-м. А когда-то Могот был точкой притяжения бамовцев. С января 1975 года сюда прибывали отряды со всех концов страны: «Ярославский комсомолец», «Горьковский комсомолец», «Мордовский комсомолец», «Чувашский комсомолец».
Документы БАМовца
Документы Ивана Жигина, который прибыл на БАМ в составе второго Ярославского отряда в 1975 году.
На комсомольскую стройку отправляли лучших, к этому стремились, — рассказывают близкие Ивана Жигина, которые прислали нам эти фото и документы. — Там действительно нужно было выживать: в пятидесятиградусный мороз, жили в вагончиках. Но снабжение было отличное, никого насильно туда не ссылали.
В августе 1975 года в профсоюз железнодорожников была отправлена телеграмма из локомотивного депо Комсомольск о социалистическом соревновании за право вести первый поезд через реку Амур. Работники депо призывали все локомотивные бригады Дальневосточной железной дороги принять участие в соревновании.
А победителем в итоге стал Борис Абрамович Вольф — один из лучших машинистов депо Комсомольск. Движение по мосту, который назвали главной переправой БАМа, было открыто 26 сентября 1975 года.
Телеграмма — Первый поезд через Амур
Телеграмма о соревновании на право вести первый поезд через реку Амур, 5 августа 1975 года
Строить его, кстати, начали еще до БАМа — в 1969 году. А к 1974 установили все 9 опор, и это при том, что условия для строительства были сложнейшими: глубина реки менялась от 12 до 16 метров, 
а при ледоходе толщина льда достигала 1,5 метра.
Строителям БАМа приходилось работать в тяжелейших условиях, но и платили им соответствующе. Средняя зарплата в СССР в середине 70-х — 146 рублей в месяц. Бамовец же при этом мог получать вдвое, втрое, а то и в 10 раз больше.

Помимо оклада строителям выплачивали северную надбавку — это 10%, выдавали подъемное пособие тем, кто только приехал, чтобы они могли обжиться на новом месте. Те, кто трудился на стройке, вспоминали, что механизаторы могли получать до 1000 рублей в месяц, а строители мостов — даже больше.
Деньги
Кстати, многие вспоминают, что, по крайней мере, на первых порах, полученные деньги было принято складывать «в общий котел» бригады — а потом распределять, исходя из реального личного вклада каждого.
332 рубля составляла средняя зарплата на БАМе
При этом дефицита на стройке не было. За обеспечение бамовцев всем необходимым отвечал ОРС — отдел рабочего снабжения. В ОРСовских магазинах можно было купить даже ананасы и не стоять в очередях за колбасой или консервами. А после того, как в 1974-м было заключено соглашение о поставках Южно-Якутских коксующихся углей в Японию, БАМ получил японское снабжение.
Представьте себе, какое расстояние ежедневно преодолевали на БАМе путеукладчики. А если речь шла о двух знаменитых бригадах Александра Бондаря и Ивана Варшавского, которые все время соревновались между собой, это число смело можно было умножать, если не на два, то на полтора. В поселок каждый день возвращаться было практически нереально.
Но строители нашли выход. Если невозможно приехать к дому, надо, чтобы дом ездил вместе с тобой.
Конечно, не все шло гладко. Аварийные ситуации с электричеством и отоплением случались частенько. Тем не менее со временем в поезде появилась и стиральная машина, работавшая на перфокартах, и кинопроекторы, и даже мастерская для проявки и печати фотографий.
Дом на колесах
Чтобы не тратить время на дорогу, строители БАМа часто жили прямо в поезде.
Чтобы не тратить время на дорогу, жили в бронепоезде, — вспоминал монтер пути из бригады Варшавского Алексей Санкин. — Оборудовали списанные вагоны: сделали купе на два человека, в нем две полочки, шкафчик, столик. Потом появился вагон-котлопункт, столовая своя, где работали девчонки. Позже к нему добавилась баня.
Мы жили постоянно на этом поезде. К примеру, ушла укладка километров на 20 от поселка, что мы делали? Строили тупичок, куда загоняли весь этот состав. И образовывался вот такой передвижной поселок. Оттуда и ездили в голову укладки.
Десантом на БАМе называли первопроходцев территории — ребят, которые отправились на север еще до официального начала стройки, чтобы подготовить все необходимое. Так, эти молодые рубили в дикой тайге просеки, чтобы позже по ним смогла пройти тяжелая техника, готовая взрывать скалы, строить мосты и отсыпать полотно.
В конце апреля 1974 года прямо из Кремлевского дворца съездов, где проходил XVII съезд Комсомола, на спецпоезде № 14 на стройку отправились 600 юношей и девушек. Часть отряда высадилась на реке Таюра в будущем поселке Звездном, еще часть — со станции Сковородино отправилась на строительство Шимановского комплекса предприятий. До официального Постановления о начале строительства БАМ оставалось меньше трех месяцев…