Небезразлична тема ВИЧ? Участвуй в опросе.
Close

ВИЧ-эпидемия в Иркутской области пошла на спад

Количество вновь выявленных случаев заражения снижается

Иркутский областной Центр СПИД

В 2018 году снижение новых инфицирований вирусом иммунодефицита в Иркутской области ускорилось почти вдвое. Заболеваемость ВИЧ-инфекцией снизилась на 12,7%. Многолетний стабильный спад заболеваемости фиксируется впервые с начала эпидемии. В абсолютных цифрах новых диагнозов стало меньше, чем в 2017 году, на 496 случаев. Между тем эта цифра превышает общее число всех заражений ВИЧ в этот же период, например, на территории Чехии, почти в 2 раза.

 — Мы долго выверяли эти цифры, неоднократно их перепроверяли, — поясняет главный врач Иркутского областного Центра СПИД, главный специалист по ВИЧ-инфекции Минздрава РФ по СФО Юлия Плотникова. — В самых сложных изначальных условиях, которые только можно себе представить (это генерализованная эпидемия, относительная сексуальная раскрепощенность населения и вместе с тем его нигилизм и фатализм, большое негативное влияние отрицателей ВИЧ), заболеваемость не просто снизилась, а снизилась в 4−5 раз заметнее, чем в среднем по стране. Это действительно большой успех региональной ВИЧ-сервисной медицинской службы. И мы очень долго к нему шли.
— Юлия Кимовна, расскажите, как и когда в регионе организовалась служба ВИЧ/СПИД. Как образовался ваш центр?
— В 1989 году вышел приказ министра здравоохранения СССР Евгения Чазова об организации Центров СПИД. Тогда же появился наш центр. Изначально он располагался на территории городской инфекционной больницы. А в 2013 году в Иркутске построили новое современное здание СПИД-Центра. Его площадь — 7,5 тыс. кв. м. Сегодня мы принимаем более 400 пациентов в день. У нас есть все необходимые специалисты, лаборатории и службы. Человеку не нужно ходить по разным медицинским учреждениям. Всю требуемую помощь, от профилактики до выявления вируса, диагностики, лечения, медико-психологического, социального и юридического сопровождения, он может получить в одном месте.
— Что изменилось за то время, которое прошло с момента образования вашего учреждения?
— Все изменилось кардинально. Прежде всего, поменялась эпидемиологическая ситуация. Если раньше чаще всего ВИЧ-инфекцией заражались те, кто употреблял внутривенно наркотики, то сегодня портрет пациента совсем иной. Теперь это социально адаптированные люди в возрасте свыше 30, 40 и даже 50−60 лет. В эпидемию вовлекается все больше женщин, начал превалировать половой путь передачи инфекции — он составляет порядка 81,5%. Так как растет количество зараженных женщин, на свет рождается все больше ВИЧ-положительных детей. Поэтому очень важно регулярно сдавать тест на ВИЧ. Это поможет вовремя начать лечение и предотвратить заражение ребенка.
— Как пациенты понимают, что им необходимо прийти в Центр СПИД, с чего все начинается?
— У всех это происходит по-разному. Кто-то вступил в случайную половую связь и решил провериться. Другие узнали об акциях по тестированию и захотели поучаствовать. Обследование предлагают пройти и в поликлиниках. Кроме того, наши специалисты постоянно выступают с лекциями, после которых мы тоже наблюдаем рост количества желающих узнать свой статус.
— Допустим, какой-то человек заподозрил, что заражен. В каком состоянии он приходит на прием? Какую помощь получает?
— Существует процедура дотестового и послетестового консультирования, где специалист СПИД-Центра отвечает на все вопросы — рассказывает, как человеку жить дальше, как встать на диспансерный учет, какие исследования и как часто нужно проходить, когда необходимо начинать принимать терапию. Здесь же работают психологи, которые с помощью специальных приемов помогают человеку выйти из стрессовой ситуации. Мы способствуем и решению социальных вопросов — нет прописки, трудная жизненная ситуация и т. д. Если пациент находится в тяжелом состоянии и не может прийти в СПИД-Центр, то бригада наших врачей, медсестер и психологов выезжает на дом. В целом мы помогаем, можно сказать, в любых ситуациях, в том числе консультируем по юридическим вопросам.
— Важна ли человеку, который узнал свой ВИЧ-статус, поддержка его друзей и родственников? Есть ли примеры, когда пациента приводят в центр друзья или родственники, которые не бросают его в трудной ситуации, а помогают и поддерживают?
— Поддержка, безусловно, важна. И, как показывает жизнь, родственники с пониманием относятся к таким ситуациям. Очень часто мужья, жены понимают партнера, не предают, сохраняют семьи. Бывает, конечно, люди расходятся, но чаще они объединяются в этой беде и помогают друг другу. Недавно был такой случай: женщина жила в браке много лет, у нее взрослая дочь, и вот муж ее заражает, после чего исчезает в неизвестном направлении. Женщина, между тем, встречает новую любовь. Какое-то время она скрывает свой статус, соглашаясь только на защищенный секс. Но потом симптомы болезни заставляют ее признаться. Мужчина не отвернулся, привел даму сердца к нам в СПИД-Центр. Он ее младше, это его первый брак и есть мечта о детях. Находясь на терапии, в течение полугода женщина восстановилась, стала хорошо себя чувствовать. Сейчас семья задумывается о ребенке. Мужчина понимает, что риск заражения есть, но он минимален, так как его партнерша находится на терапии. Риск заражения будущего ребенка при этом сведен к нулю.
— Не секрет, что, несмотря на все усилия по распространению информации о ВИЧ-инфекции и СПИД, многие до сих пор считают, что эта болезнь никогда их не коснется, и совершенно уверены, что им не нужно проходить тестирование. Как вы считаете, это правильная позиция?
— Я бы сказала так: сегодня в группе риска находятся все. И если кто-то на себя этот костюмчик не примеряет, то это напрасно. Есть два варианта: досконально изучить ситуацию самостоятельно либо просто довериться профессионалам и принять тот факт, что тестирование необходимо. Сегодня — это элемент культуры. ВИЧ-инфекция очень коварна, она не проявляет себя сразу, развивается незаметно. Тест на ВИЧ — это спасение жизни. Не сдавать его, живя в условиях эпидемии, просто преступление. Когда нам говорят, что на дворе эпидемия гриппа, кто-то идет ставить прививку, другой надевает маску, третий использует оксолиновую мазь или ест чеснок. При эпидемии ВИЧ тоже должны быть какие-то действия. Не делать ничего по крайней мере странно. Тест можно сдать в любой медицинской организации, даже в фельдшерско-акушерском пункте.
— Диагноз «ВИЧ-инфекция» не ставится при первом положительном результате теста — он должен подтвердиться. Какие пути для этого предусмотрены в регионе: если на экспресс-тестировании или ИФА выявлен положительный результат, что делать дальше?
— Первый результат мы перепроверяем как минимум на двух тест-системах разных производителей. Когда статус подтверждается методом ИФА, делается тест лабораторного иммуноблоттинга. Затем проводятся углубленные исследования, изучается вирусная нагрузка, и только после этого ставится диагноз. В Иркутской области более 40 лабораторий, которые проводят такие исследования. Все необходимое, конечно же, есть в СПИД-Центре. Также мы проводим множество выездных акций по экспресс-тестированию, и они пользуются все большей популярностью.
— Почему важно установить диагноз на самых ранних стадиях заболевания? Чем это поможет в будущем и пациенту, и его лечащему врачу? Правда ли, что важно не отрицать у себя наличие диагноза, не запускать болезнь, что своевременное лечение не даст вирусу разрушить иммунную систему?
— Мы базируемся на позициях доказательной медицины. Абсолютно доказано: если человек начинает лечение своевременно, то никакие осложнения у него не развиваются и продолжительность жизни по причине ВИЧ не сокращается. Если лечение начинается поздно, определенные риски уже возникают, а если очень поздно, то терапия может помочь, а может и нет — все зависит от иммунной системы. Также следует понимать, что все лечение для пациентов с ВИЧ абсолютно бесплатно. Есть схемы терапии от 500 тыс. рублей в год и выше, но все это оплачивает государство.
— Какие проекты реализует Центр-СПИД по борьбе с эпидемией: информационные акции, мероприятия по разъяснению, выездные лаборатории, выездные лекции?
— У нас действует целая профилактическая программа. Ежемесячно проходит очень много мероприятий. Специалисты выезжают на различные предприятия и в организации, проводят лекции, беседы, тренинги. В прошлом году мы организовали специальную выставку в Иркутском областном краеведческом музее. Для нее было разработано специальное мобильное приложение дополненной реальности. Ежегодно на самой пораженной ВИЧ-инфекцией территории области — в городе Иркутске — мы устраиваем крупные многочасовые концерты с проекционными шоу — делаем все, чтобы на тему ВИЧ обратили как можно больше внимания. Кстати, видеомэппинг, или проецирование, пока исключительно наше ноу-хау. Некоторые города страны сейчас хотят это повторить, перенимают у нас опыт, но всё ещё не приблизились к нам.
— Помогают ли вашей работе некоммерческие организации?
— Да. У нас заключены соглашения с 14 НКО. Они выступают нашими проводниками, потому что имеют доступ туда, где собираются те же наркоманы, работники коммерческого секса, МСМ-группы (мужчины, имеющие секс с мужчинами). Врач, наверное, и не должен бывать в таких местах. А представители НКО имеют туда доступ и часто работают по принципу «равный — равному», объясняют, мотивируют, приводят за руку к специалистам. Две пациентские организации работают прямо у нас, на территории СПИД-Центра. Они тоже действуют по принципу «равный — равному» и очень нам помогают.
— Часто ли приходится сталкиваться со СПИД-диссидентами?
— К сожалению, часто. Это тяжелый вопрос. СПИД-диссиденты сильны, они выступают барьером на пути оказания медицинской помощи, и это действительно серьезная проблема. Сегодня все погибшие ВИЧ-положительные дети, можно сказать, их рук дело. Недавно в Иркутске впервые осудили мать, которая не занималась лечением ребенка. А ведь девочка могла бы жить и могла бы родить своих здоровых детей. Есть пациенты, которые говорят, что мы их травим химией, оскорбляют. А мы терпеливо разъясняем, что они не правы и что лечение необходимо.
— Насколько часто в причинах смерти указывается «СПИД»?
— ВИЧ-инфицированные пациенты умирают по-разному. Порядка половины погибает по причинам, не связанным с ВИЧ. Это может быть ДТП, инфаркт миокарда, да все что угодно. Оставшаяся половина умирает от причин как связанных, так и не связанных с ВИЧ. Часто это бывают пневмония, менингит. От СПИДа погибают люди, которые очень поздно обратились за медицинской помощью. Наша задача — уменьшить смертность от СПИДа. Если все пациенты будут обращаться к нам вовремя, мы с этой задачей справимся.

Фото предоставлены Иркутским областным Центром СПИД.
Читайте также
GSK ― международная фармацевтическая компания. Разрабатываем и производим лекарства, вакцины и потребительские товары для здоровья. Миллионы людей используют наши продукты.
Партнеры проекта
Партнеры проекта
GSK ― международная фармацевтическая компания. Разрабатываем и производим лекарства, вакцины и потребительские товары для здоровья. Миллионы людей используют наши продукты.
Комментарии для сайта Cackle
Made on
Tilda