Небезразлична тема ВИЧ? Участвуй в опросе.
Close

ВИЧ — больше не приговор

Главный врач БУЗОО «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Ольга Ивановна Назарова
— Ольга Ивановна, расскажите, когда была организована служба ВИЧ в Омской области и что с тех пор изменилось в ее работе?

— Службе профилактики ВИЧ/СПИДа в Омской области — 30 лет. В те годы еще ни у кого в стране не было опыта работы с ВИЧ-инфицированными пациентами. Первые пациенты начали появляться в Москве, а у нас в Сибири они были в диковинку. Сначала была создана лаборатория серологической диагностики для обследования населения на ВИЧ-инфекцию и региональный центр СПИДа на базе института природно-очаговых инфекций, который создавался как методический центр для контроля эпидситуаций на территории Сибирского федерального округа. Первый ВИЧ-инфицированный появился в нашей области в 1996 году. Это был моряк, который приехал из очередной командировки. Всплеск заболеваемости не только в Омске, но и во всей Сибири произошел в начале 2000-х годов. До этого времени Сибирь была территорией с низкой заболеваемостью ВИЧ-инфекцией. Эпидемиологический процесс начался в системе ФСИН, куда прибывали ВИЧ-инфицированные заключенные из центральных регионов страны. Поэтому в начале двухтысячных в Омской области количество ВИЧ-инфицированных, находящихся в системе ФСИН, было гораздо больше, чем среди обычных людей.

Но параллельно ВИЧ-инфекция на территории Омской области начала свое шествие в когорте потребителей инъекционных наркотиков и некоторое время не выходила за рамки этой среды. Количество ВИЧ-инфицированных пациентов было не очень большое. Всплеск этого заболевания начался в 2013 году, когда появились синтетические наркотики. Если в 2012 году мы зарегистрировали 840 случаев заболевания, то в 2013 году — 2221, на следующий год — 2630. Потом количество заболевших начало снижаться, и в 2018-м нами было зарегистрировано 1935 ВИЧ-инфицированных на территории Омской области.
Именно тогда, в 2013 — 2016 годах, ВИЧ из среды наркоманов перешел в социально благополучную среду и стал распространяться половым путем. С 2014 года мы начали регистрировать рост передачи вируса половым путем. Внутривенный путь передачи ВИЧ к 2019 году составил 35%, а гетеросексуальный — 63,7%. Такая ситуация складывается не только у нас в области, но и во всей России.
— Как выглядит ситуация в нашей области по сравнению с соседними?

— Омская область по ситуации с ВИЧ-инфекцией занимает 7-е ранговое место среди 10 территорий Сибирского федерального округа. Это не самая плохая ситуация, тем более что есть тенденция к снижению заболеваемости. ВИЧ-инфицированные есть во всех 32 районах Омской области, но больше всего заболевших в городе Омске, Омском, Калачинском, Кормиловском и Таврическом районах. У нас в Омской области достаточно диагностических средств, чтобы проводить диагностику ВИЧ. И во всех районах области есть центральные районные больницы, где работают кабинеты инфекционных заболеваний и пациенты получают всю необходимую помощь. Людям не нужно ездить в областной центр, вся помощь максимально к ним приближена, диагностику и антиретровирусную терапию они получают на месте. В нашем СПИД-центре работает мультипрофильная бригада врачей, и центр имеет все необходимое современное оборудование для диагностики.
— С чем связано снижение количества ВИЧ-инфицированных последних лет?

— С хорошо налаженной работой по профилактике. Особенно среди молодежи. Меньше стали регистрироваться случаи ВИЧ у детей и молодых людей 18 — 20 лет. На сегодняшний день они составляют всего около 20% заболевших. Но мы стали замечать, что растет удельный вес ВИЧ-инфицированных в возрасте 30 — 49 лет. В общей сложности удельный вес этой возрастной группы составляет 60 — 65%.

Почему это произошло? Потому что наши ВИЧ-инфицированные взрослеют. Но, с другой стороны, для людей старшего поколения профилактические программы менее доступны, и они про ВИЧ знают меньше. Именно поэтому с 2017 года мы активно стали выходить в трудовые коллективы, готовить волонтеров среди работающих, чтобы донести информацию о путях передачи ВИЧ-инфекции и способах защиты.
— Каков на сегодняшний день социальный портрет человека с ВИЧ? Кто эти люди?

— Это социально благополучные люди, которые работают, имеют жилье, хороший статус, доход, семью, нормальную половую жизнь и до определенного времени часто даже и не подозревают о том, что у них есть ВИЧ-инфекция. Люди думают, что ВИЧ-инфекция может коснуться кого угодно, только не их. Подумаешь, один раз был незащищенный половой контакт с непостоянным партнером, рассуждают они. Как бы не так! Надо понимать, если у вас будет случайная половая связь, обязательно нужно предохраняться презервативом. Никакого другого способа защититься нет, никакие кремы и мази не помогут. Можно заразиться и через оральный секс, если во рту или на губах есть трещины, царапины или любое другое поражение слизистой. И уж тем более при анальном сексе.

Если человек имеет случайные половые связи или не уверен в своем партнере, презерватив у него должен быть всегда под рукой, так же как и носовой платок. Это защита не только себя, но и своей семьи. У нас есть сколько угодно примеров, когда мужчина во время беременности жены имел половой контакт на стороне, потом заражал жену после родов, а она — ребенка при кормлении грудью.
Кроме того, я поражаюсь людям, которые не боятся делать татуировки и пирсинги. Вы уверены, что иглы, которыми пользуются в тату-салонах, разовые или хотя бы они обработаны надлежащим образом? То же самое касается маникюра. А вот риск заразиться ВИЧ при проведении в медицинских учреждениях сведен к нулю из-за широкого применения одноразовых медицинских инструментов и надлежащих способов обеззараживания — ВИЧ боится ультрафиолета и дезинфектантов.
— Если все-таки незащищенный половой контакт был или человек не уверен в стерильности инструментов, которыми ему сделали татуировку, когда нужно делать анализ на ВИЧ?

— Чем раньше, тем лучше. Не надо бояться диагноза и антиретровирусной терапии. На сегодняшний день продолжительность жизни ВИЧ-инфицированного пациента и качество его жизни достаточно высокие в случае вовремя начатой антиретровирусной терапии. А вот прятать голову в песок нельзя ни в коем случае — ВИЧ-инфекция обязательно даст о себе знать. У нас есть пациенты, которые знают, что они ВИЧ-инфицированные, и уходят от диспансерного наблюдения. А потом через небольшой промежуток времени буквально приползают к нам в очень тяжелом состоянии, плачут и просят помочь. А мы уже ничего не можем сделать, потому что за 2 — 3 года вирус съедает все иммунные клетки. Поэтому ни в коем случае нельзя упускать время начала лечения.
— Каким будет это лечение?

— Назначение антиретровирусной терапии. На сегодняшний день более 70% пациентов, которые стоят у нас на диспансерном учете, такую терапию получают. А к концу 2020 года их будет около 90%. Почему такая терапия назначается не всем? Есть пациенты, у которых достаточно иммунных клеток и очень маленькая вирусная нагрузка. Они вполне могут несколько лет прожить и без терапии, но в любом случае решение о назначении препаратов принимает только врач после соответствующего обследования. Кроме того, пациент должен понимать, что при назначении антиретровирусных препаратов он будет принимать их пожизненно, 2 раза в год проходить диспансерное обследование и самостоятельно прервать терапию не имеет права. Если он прервет прием препаратов, вирус, уже более мутированный, сразу начнет размножаться, и схему приема лекарств надо будет менять. Принимать 1 — 2 таблетки в день несложно.
— Правда ли, что человек, принимающий антивирусную терапию, не опасен как источник ВИЧ?

— Правда. Наши пациенты, имеющие подавленную вирусную нагрузку, перестают быть опасными для окружающих и в том числе для своих половых партнеров. Пары, в которых один из людей ВИЧ-инфицирован, а второй нет, мы называем дискордантными. В таких парах ВИЧ-положительный партнер, принимающий антиретровирусную терапию и имеющий неопределяемую вирусную нагрузку, может спокойно жить половой жизнью со своим партнером, не пользуясь презервативами, рожать здоровых детей.
— Насколько велик риск заражения ВИЧ от матери к ребенку?

— У нас есть случаи, когда ВИЧ-инфицированные женщины узнают о своем статусе, только встав на учет по беременности. Есть и те, кто, зная о своем диагнозе, хотят иметь ребенка. В любом случае шанс родить здорового малыша есть и у тех, и у других, если они начинают вовремя получать соответствующую терапию. Препараты назначаются после 14 недель беременности, когда заложены основные органы и системы ребенка. Затем определенную терапию женщина принимает в родах, а потом ребенку в течение месяца дают определенный препарат. Таким образом, риск передачи ВИЧ от матери к ребенку сегодня составляет всего 2%, и это только те случаи, когда беременная женщина не обследовалась, а узнала о своем положительном ВИЧ-статусе на родильном столе.
— Можно ли сказать, что на сегодняшний день ВИЧ — не приговор?

— Конечно! Такого страха, который был перед этой болезнью еще 20 лет назад, уже нет. Сейчас существует большой спектр терапии. Люди успешно лечатся, создают семьи, рожают здоровых детей. Причем все лечение они получают бесплатно. Государство тратит огромные деньги на лечение ВИЧ-инфицированных, и это оправданно, потому что мы не должны допустить развития эпидемии.
Читайте также
GSK ― международная фармацевтическая компания. Разрабатываем и производим лекарства, вакцины и потребительские товары для здоровья. Миллионы людей используют наши продукты.
Партнеры проекта
Партнеры проекта
GSK ― международная фармацевтическая компания. Разрабатываем и производим лекарства, вакцины и потребительские товары для здоровья. Миллионы людей используют наши продукты.
Комментарии для сайта Cackle
Made on
Tilda