2016-07-14T10:30:19+03:00

Скоро билет на электричку можно будет купить через СМС

Все о пригородных поездах к началу дачного сезона [радио «КП»]

00:00
00:00

РЖД подготовило электрички к дачно-отпускному сезону Фото: Олег РУКАВИЦЫН

РЖД подготовило электрички к дачно-отпускному сезонуФото: Олег РУКАВИЦЫН

Гость – Максим Шнейдер, начальник центра по корпоративному управлению пригородным комплексом РЖД. Ведущие – Валерий Бутаев, Михаил Антонов, Нона Трояновская.

Антонов:

– Пришел праздник для тех, что на машинах не ездит, а ездит на электричках. К нам пришел Валерий Бутаев с гостем. У нас в прямом эфире начальник центра по корпоративному управлению пригородным комплексом РЖД Максим Шнейдер. Мы сегодня будем говорить про пригородные поезда, про электрички. В пригородных электричках Воронежа появился беспроводной интернет, во Владивостоке частично изменится расписание. Курские студенты получат скидку на проезд в электричке. Билет на электричку можно будет купить через интернет. Об этом и о многом другом!

Бутаев:

– Мы знаем, что реформа пригородного комплекса началась несколько лет назад. Созданы пассажирские пригородные компании. Что нам это дало?

Шнейдер:

– Для чего необходима была реформа и разделение? РЖД сочетала в себе функцию инфраструктурную и перевозочную. И в рамках РЖД пригород занимал 2-3 процента. А для пригородной компании, которая сейчас является перевозчиком, это 100 процентов. В России создано 26 компаний с участием или без участия субъектов РФ. И они теперь перевозят пассажиров на территории всей страны. РЖД перевозчиком в пригородном комплексе не является.

Правительство разделило сферы ответственности. Инфраструктурная и перевозчики, которые организуют этот процесс. В настоящий момент с учетом того, что они пока не владеют собственным подвижным составом, его предоставляет ОАО «РЖД». И выполняет большую часть функций по обслуживанию этого подвижного состава. Но в дальнейшем ситуация может поменяться.

Антонов:

– Вы выполняете курирующую функцию?

Шнейдер:

– Системообразующую: рельсы, шпалы, вокзалы, платформы – это РЖД. Составы, которые бегают, – пригородная компания.

Кто заказчик перевозок? Регион. И регион определяет, нужен ли ему пригородный ж.-д. транспорт, в каком объеме, какой заказ и на какой электропоезд необходимо заказывать. И пригородная компания заключает с РЖД договоры, может заключать их дополнительно с другими организациями. И выполнять эту функцию.

Бутаев:

– И вопросы, почему мою электричку отменили, куда надо адресовать?

Шнейдер:

– Правительству области.

Антонов:

– РЖД не снимает с себя ответственности за то, что вагоны старые, не отапливаемые, без кондиционеров.

Шнейдер:

– РЖД не снимает и не снимало этой ответственности. Вопрос в том, что пригород находится в хорошем состоянии за последние годы. С учетом тех проблем, которые у нас накопились годами. Ведь ежедневно отправляется 6 с половиной тысяч поездов по всей стране. И если взять Московский узел, это 450 составов. И с точки зрения обновления подвижного состава, очень часто говорят об убыточности пригородного комплекса, это, действительно, так. РЖД, не дополучая денежные средства, за последние три года инвестировало в подвижной состав 33 миллиарда рублей.

Антонов:

– Вы наверняка с позицией на будущее? Когда-то это отобьется…

Шнейдер:

– Это системообразующая государственная функция, которую РЖД ранее выполняло, а сейчас не может бросить в один момент. Это есть ответственность РЖД. Расходы по стране 90 миллиардов, доходы – 41. РЖД, оказывая свои услуги, не в полной мере получает средства за то, что предоставляет. И при этом опережающими темпами вкладывает в обновление подвижного состава. Почему? Пригородные компании пока не могут купить их самостоятельно.

Бутаев:

– Инвестировали 33 миллиарда рублей в покупку новых вагонов, составов. Это много или мало?

Шнейдер:

– Если мы говорим о новой электричке с полной системой кондиционирования, с туалетами, системами безопасности, абсолютно комфортной, речь идет порядка 200-250 миллионов рублей за один состав. И на всю страну 200 новых составов.

Антонов:

– Это мало.

Шнейдер:

– С одной стороны, это немало. Потому что еще 2 тысячи вагонов были полностью отремонтированы. Вы правы. Московский узел – 450 составов. Нужно в год покупать не менее 30-40, лучше 50 новых электропоездов, чтобы обеспечивать высококачественный подвижной состав. И эти средства надо планировать пригородным компаниям. А в настоящий момент они еще убыточные.

Трояновская:

– Мы еще в более или менее благополучном регионе живем. Но огромное количество регионов не очень радеют за граждан своих. Забыли, потратили, распилили, украли, в конце концов, деньги. И нечем заплатить за пригородные перевозки. И компания говорит, раз денег нет – до свидания. Встали. И все.

Шнейдер:

– Мы проводим целый ряд встреч с губернаторами, с полномочными представителями президента. В разъяснительных целях. Мы не отменяем ни одну электричку по собственной инициативе. Но говоря дипломатично, впереди у нас ситуация с выборными губернаторами, и я уверен, что губернаторы будут в большей степени реагировать на нужды граждан в части пригородного транспорта.

Антонов:

– Самый проблемный регион?

Шнейдер:

– Владимирская область, Курганская, Приморский край. Это те регионы, которые ни одной копейки не заложили на обеспечение выпадающих доходов перевозчиков. И к ним в прошлом году примкнула Тверская область.

Бутаев:

– Я знаю, что в прошлом году в каких-то регионах останавливалось движение пригородных поездов. Возможно ли, что завтра в каком-то регионе не вышли электрички в рейс?

Шнейдер:

– Думаю, что невозможно. В прошлом году у нас была ситуация по Самарской области, когда правительство области само объявило о сокращении в два раза объема движения поездов. И мы получили шквал обращений по этой ситуации. Ряд поездов был резко восстановлен. И Самарская область мгновенно выделила полностью все средства для возмещения выпадающих доходов самарской компании. И эта была ситуация критическая осенью. Но это была позиция региона. Мы не поддерживаем такую позицию. Но если нам не заказывают пригородные компании подвижной состав, отказываются от этого, мы вынуждены сокращать объемы. Даже если регион какой-то примет решение о полной остановке, это его право. Но хотелось бы предостеречь… Депо закрыть можно. Но восстановить депо три года. Поэтому такие решения в инфраструктурном секторе, их надо принимать крайне взвешенно.

Бутаев:

– На прошлой неделе было сообщение, что правительство Московской области и РЖД собираются избавиться от акций центральной пассажирской пригородной компании. И прокомментировали это так, что к лету вырастут цены на билеты на электрички в центральном федеральном округе, в том числе и в Москве.

Шнейдер:

– Меня насторожило слово «избавиться». Никто от пакетов не избавляется. В рамках реформы это счастье, когда приходят частные инвесторы и хотят вкладывать денежные средства в развитие, в сервис для пассажира. Это элемент реформы. И если по Москве такой инвестор пришел, мы рады. Никаким образом этот процесс не связан с ценообразованием на билеты. Цены устанавливает регион. А к структуре собственности это отношения не имеет.

Звонок:

– Здравствуйте! Я со станции Лесной езжу, Ярославское направление. Там нет ни кассы, ни терминалов для того, чтобы самостоятельно оформить билет. Это на Ярославском направлении на многих станциях. Я слышала, что такие электронные билеты можно скоро будет оформлять и пользоваться ими.

Шнейдер:

– Нужна или нет касса на каждой платформе, так остро вопрос не стоит. В России 15 тысяч платформ. И установить кассу на каждой нецелесообразно. Если у вас на станции нет кассы, вы можете приобрести билет внутри электропоезда прямо сейчас. И в Москве за прошедший год количество разъездных кассиров было удвоено.

Антонов:

– А если не попадется контролер? Вы можете не приобретать билет?

Шнейдер:

– Сейчас в каждом поезде. Мы все вместе идем к тому, чтобы уйти от бумажного билета. В этом году будет принят приказ Минстранса о появлении электронного билета на пригородные поезда. При этом как на 7-тысячной нумерации с местами, которые экспрессы повышенной комфортности, так и на обычные, 6-тысячные. Это очень важный момент, что можно будет купить билет дома. И иметь карточки-вездеходы, которые позволили бы ему не проходить кассу, а идти мимо турникета в поезд. Это огромный пласт работы, который сделан за последние два года. В течение трех-пяти лет мы минимизируем процесс покупки бумажного билета. Кто хочет им пользоваться, будет иметь такую возможность. Но билет через СМС – перспектива.

Антонов:

– Хочется подробностей. Вы говорите «от бумажек избавиться». Как?

Шнейдер:

– Придет смс. Письмо на почту.

Трояновская:

– Не все имеют интернет…

Шнейдер:

– Добро пожаловать в кассу, к билетопечатающему автомату. Сеть их расширяется. Если сейчас у нас их полторы тысячи, к началу 13-го года будет 3 тысячи. И мы стимулируем пригородные компании к тому, чтобы эти билетопечатающие автоматы были не только на станциях, но и в общественных местах, в крупных магазинах, в парках, в крупных кинотеатрах. Мы переходим, чтобы в автоматах выдавались карточки, так называемые абонементы. И чтобы пополнять их можно было через интернет. Это перспектива второго полугодия 12-го года.

Трояновская:

– Это разгрузит вокзалы, в первую очередь… Вечная толкучка у пригородных касс.

Звонок:

– Здравствуйте! На поезда дальнего следования можно сдать билет. А почему в кассе нельзя сдать билет на электричку?

Шнейдер:

– Он не сдается. Есть одно исключение. По правилам билет на электричку действует в течение всех суток. На любой электропоезд на выбранном направлении. По правилам, установленным правительством РФ, этот билет не сдается. Исключение: если электропоезд задерживается более, чем на час. И об этом известно до начала поездки.

Трояновская:

– Почему отменяют электрички? Этот вопрос меня мучает всю жизнь.

Шнейдер:

– Две причины. Одна причина – регион, вторая – регламентные работы. Ни пригородная компания, ни РЖД не имеют никаких оснований, задач сокращать движение. Для перевозчика чем больше предоставление услуг, чем больше объем работы, тем лучше. Возьмем Забайкальский край. Расходы 650 миллионов, доходы – 67 миллионов. И регион задумывается: может, сократить 1-2 поезда и уменьшить затраты? 1 поезд на локомотивной тяге может генерировать убытки до 80 миллионов. Это Карелия, республика Коми, Забайкальский край. 1 поезд с одним вагоном – 80 миллионов! На малодеятельных участках. И тогда регион не заказывает этот поезд. И пригородная компания его не назначает.

Второй вариант. Железная дорога – самый безопасный вид транспорта. И залог этого в поддержании безопасности по инфраструктуре. Необходимы регламентные работы. И сейчас есть регламентные «окна», вводятся временные ограничения или изменения времени. Или даже отмена. Это залог надежной и безопасной эксплуатации поездов.

Антонов:

– Москва, большая Москва… Город не спит. Не будет ли в московском регионе пригородное сообщение переведено на круглосуточное?

Шнейдер:

– Не исключено. Сейчас идет мощное развитие малого кольца железной дороги стыковочных маршрутов. И если будет необходимость, мы готовы круглосуточно ездить!

Звонок, Ольга:

– Здравствуйте! Я часто пользуюсь электричками. И за много лет вижу, что стало гораздо чище. Но есть люди, которые постоянно режут в поездах сидения, окна разбивают.

Антонов:

– Футбольные фанаты.

Ольга:

– Думаю, не только. Когда я еду на работу утром, вряд ли эти люди едут на какой-нибудь матч. Можно ли их как-то финансово наказывать? Может, заставить убирать, те же стекла вставлять. Если они будут наказаны рублем, думаю, такого будет меньше.

Шнейдер:

– Я хотел бы поблагодарить. Редко услышать слова благодарности в пригороде.

Вандалы. В пригороде… Это на стыке взаимодействия с транспортной полицией, с органами власти, с самими пассажирами. Когда едут футбольные фанаты, там взвод спецназа надо на каждый вагон. Хотелось бы обратиться к создателям футбольных клубов фанатов. Электричка – она для всех. И дай бог, чтобы она сохранилась в первозданном виде после того, как фанаты проедут.

Мне очень нравится футбол, но действия фанатов… Несколько недель надо, чтобы восстановить электричку.

Бутаев:

– Приходит новая электричка на дорогу. Когда она превращается в старую и разбитую?

Шнейдер:

– В регионах, если не брать Москву, Санкт-Петербург, это порядка 10 лет. В Москве – три-четыре года.

Антонов:

– После матча ЦСКА – «Спартак»…

Трояновская:

– Не только футбольные фанаты грешат.

Антонов:

– Есть еще одна проблема – зайцы. Турникеты поставили, контролеры ходят. Но есть национальный вид спорта – перебеги из одного вагона в другой. Существуют пригородные станции, которые турникетов не имеют. Сколько теряет РЖД, компания-перевозчик и так далее… Наверняка внушительная сумма.

Шнейдер:

– Если брать московский регион, порядка 30 процентов. Если остальные регионы страны – не более 7-12 процентов. Объемы не те. И вопрос честности – ее больше, и внутреннего хорошего отношения.

Все пригородные компании увеличили количество разъездных пригородных кассиров. И в регионах проще это решить. В Москве потери больше, турникетные комплексы будут появляться. Но это вопрос еще и в тарифной политике. Здесь пригородные компании выходят в регионы с предложением улучшить сам принцип тарифообразования. Появилось 49 видов абонементных билетов. Идет стимулирование постоянных пассажиров. Знаю, что есть огромное количество предложений по изменению тарифа. Например, чтобы максимальная стоимость проезда была порядка не 300 рублей, а 120, чтобы люди более честно оплачивали свой проезд.

Программы лояльности включены в приоритет пригородных компаний. И в этом году это будет реализовано в дальнем следовании. Появляются первые мощные программы. В следующем году появятся в пригороде. Информационные технологии в последние годы сильно развились. Мы к этому подошли. И то, что вы сказали, это в приоритете на следующий год.

Звонок, Ирина:

– Здравствуйте! Я пользуюсь электричкой по Ленинградской дороге. Почему не все электрички, не останавливаются на каждой станции в Москве. Я живу в Ховрино, мне надо доехать до Останкино… Еще Лужков говорил, что электричка – верхнее метро.

Шнейдер:

– Это стало результатом компромисса в необходимости доставки пассажиров. И в ускорении движения. И шахматная система, при которой первый электропоезд пропускает остановку, а через десять минут на ней останавливается, это сделано для того, чтобы разгрузить поезда и увеличить скорость. Потому что мы, как инфраструктурная компания, заинтересованы в том, чтобы повышались скорости. Тут вопрос в развитии инфраструктуры. В Москве основной этап – строить дополнительные пути с тем, чтобы электрички пускать. Сейчас в пике у нас идет каждые 5-6 минут. Это для пассажиров. Просим отнестись к этому с пониманием. В регионах перерывы движения даже час, два, три, и там никаких пропусков и остановок, конечно, нет.

Антонов:

– А мне нравится в аэроэкспрессе… Там уровень комфорта.

Шнейдер:

– Там частный бизнес.

Антонов:

– Пожалуйста. Хочу съездить в Бородино. От Белорусского вокзала добираться два часа. И, конечно, здорово, чтобы кто-нибудь чашечку кофе предложил… неужели трудно взять повариху с булочками? А не эти уличные торговцы с беляшами?

Бутаев:

– Аэроэкспрессы – это частный бизнес. И мы видим, как расцвел уровень комфорта. А выгодно частному бизнесу купить зеленую электричку и взять ее, управлять ей, организовать продажу беляшей…

Шнейдер:

– Если регион заказывает перевозчику и полностью оплачивает выпадающие доходы, то выгодно.

Бутаев:

– Но такого нет.

Шнейдер:

– Такое есть. Пока только в 25 субъектах из 73. В Москве, если коснуться аэроэкспресса, понятно, что там и цена 320 рублей, цены нерегулируемые. И это сделано в соответствие с законодательством. И это право, и нацеленность на аудиторию. Знаю, что сейчас в центральных пригородных сейчас целый блок на этот год. Принимая бюджет, мы его рассматривали в том плане, повышать качество сервиса. И это будет в 7-тысячных поездах. Центральная пригородная запланировала полностью заменить все сидения в поездах повышенной комфортности. Для того, чтобы человеку было удобнее ездить. Заменить стеклопакеты. Это есть в части комфорта. А обычная зеленая электричка – там вопрос. Развитие инфраструктуры. Вы с кофейной тележкой не проедите в битком забитой электричке. Это вопрос больше к государству. Если электрички будут ходить каждые две минуты по параллельным путям и там будет возможность пройти с тележкой – конечно!

Антонов:

– В первом вагоне можно убрать четыре ряда сидений и установить небольшой буфетик.

Трояновская:

– Ты прекрасно знаешь, какие набитые электрички едут у нас в час пик.

Звонок:

– Здравствуйте! Я каждый день добираюсь из дома на работу электричкой. И наблюдаю одну и ту же сцену. Постоянная толпа «зайцев» бегает от контролеров. Иногда попадаются, часто хамят. Но почему-то контролеры это терпят. Для меня это удивительно. «Зайцев» не уменьшается. Почему контролеры терпят эту грубость? У них нет прав налагать на них штрафы? Почему эти люди остаются безнаказанными?

Я слышала, что в Европе большие штрафы за безбилетный проезд.

Шнейдер:

– Хочу всех обрадовать. С безбилетников в прошлом году дополнительно собрали полтора миллиарда рублей только по Московскому региону. Но, действительно, сейчас нет ответственности за безбилетный проезд. РЖД уже второй год выходит с предложениями о внесении изменений в кодекс об административных нарушениях. Когда было МПС, это было министерство. И оно могло само брать штрафы. А стало ОАО РЖД, а сейчас ОАО Пригородная компания, это коммерческое предприятие. И оно само штрафы брать не может. По Воронежу 13 случаев через мировых судей. Это очень длительная процедура. И, конечно, тех затрат недостаточно за 100 рублей штрафа. Есть предложение Минтранса увеличить штрафы. И мы над этим работаем. Это необходимо делать, и штрафы надо усиливать. И второй момент – безнаказанность. Да, штрафовать не могут, но могут высадить. И активно этим пользуются. Разъездные билетные кассиры вместе с ЧОПом имеют право при отказе пассажира оплатить проезд, взять и высадить. На любой станции. И в регионах этим активно пользуются.

Трояновская:

– По поводу торговли в электричках. Страшно раздражающий фактор! Дикие вопли, антисанитария, низкое качество товаров.

Шнейдер:

– Ни одна пригородная компания не имеет права им противодействовать. Здесь нужно содействие органов правопорядка. Мы развиваем легальную торговлю. Сейчас практически в каждом поезде по Москве, по ленинградскому направлению ходит железнодорожная торговая компания. Мы делаем этот бизнес легальным. И в этом видим свою перспективу. Пригородная компания не может ни высадить, ни отобрать этот товар. Мы создаем легальный бизнес. И альтернативно предоставим услугу, чтобы вытеснить…

Антонов:

– Спасибо!

Шнейдер:

– Приятных поездок! Мы сделаем все, чтобы электрички были более комфортными!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ