2016-07-14T10:30:19+03:00

Станислав Садальский: "Ксения Собчак была бы идеальным президентом! Она будет, я уверен!"

00:00
00:00

Картина дня (прямой эфир Радио и ТВ «КП»).

Садальский: «Я люблю материться. Но сцена и кино – это не помойка. И все время должен быть позитив. Мат – замечательная штука. Это энергетический выплеск».

В студии: заслуженный артист РСФСР, народный блогер вся Руси, народный артист Грузии, Чувашии Станислав Садальский и Александр Яковлев.

Яковлев:

- Сегодня у нас в гостях заслуженный артист РСФСР, народный блогер вся Руси, народный артист Грузии, Чувашии Станислав Садальский.

Садальский:

- Привет! Как сегодня пойдет наша встреча?

Яковлев:

- Посмотрим. Мы обсудим события и ваш взгляд на них.

Садальский:

- Я принес подарки. Как вы относитесь к клубнике?

Яковлев:

- Я растерян… Хорошо. Это клубника или клубничка?

Садальский:

- Клубничка или клубника. Это вам, а это мне. Мы будем получать удовольствие. Она немытая только… Знаете, не бойся грязи внешней, бойся внутренней.

Яковлев:

- Перейдем к событиям. У нас скоро инаугурация. Если бы пригласили, пошли бы туда?

Садальский:

- Даже не знаю… Мне это неинтересно. Быть в общей толпе…

Яковлев:

- Вы смотрите политические процессы? У нас старый новый президент. Какую оценку вы поставите Медведеву за четыре года?

Садальский:

- Посмешище! Как клоун – это хорошо. Я ему, как клоуну, ставлю пятерку. Он изумительный клоун. Мне нравится выражение: кабы не было таких дураков, как Медведев, как мы бы поняли, что все мы умные. Мне это очень нравится… Он мой герой.

Яковлев:

- Ваш коллега, авторитетный блогер Илья Варламов баллотировался в мэры Омска. У него ничего не получилось, даже не собрал 10 тысяч подписей. А вы не хотите в мэры?

Садальский:

- Мне предлагали все… ЛДПР предлагало быть депутатом, коммунисты. Это не моя чашка чая. Актер должен работать для всех. Как и президент. Он не должен быть членом какой-то партии.

Яковлев:

- Во время последней президентской кампании у нас все за кого-то были. Пугачева за Прохорова, Евгений Миронов за Путина и так далее.

Садальский:

- Знаете, Пугачева как баба на чайнике. Все только за деньги. Просто слово… Букву не говорит бесплатно. Обязательно! Это все знают. Она получила за это 5 миллионов долларов. За свое слово. Молодец! Каждая пластинка стирается по-своему. Кстати, вы не видели уникальное интервью с Ксенией Собчак? Я слышал, как вы с Ксенией… Скучновато немного. Но было роскошное интервью с Пугачевой. Посмотрите, она как мыло… Везде она юлила. Актер должен иметь собственное мнение.

Яковлев:

- К вам придет какой-нибудь политики скажет, проси сколько угодно! Вот 10 миллионов рублей…

Садальский:

- С удовольствием. Актер – такая профессия. Как и журналист, древнейшая профессия. Какие три древнейшие профессии?

Яковлев:

- Проститутки, журналиста и актера.

Садальский:

- Конечно. Если скажут – ради бога. Это по работе…

Яковлев:

- Главный нарколог России подсчитал, что в России по сорока процентов населения злоупотребляет алкоголем.

Садальский:

- Дело не в том, что пьют. А дело в том, ЧТО пьют. Мне жалко, что нет такого товарища как Каганович, который в советское время, в тридцатые года продавали ужасную левую водку, он просто несколько человек расстреливал у магазина. И водка становилась хорошей. Ужасное качество. Я не против пьянства. Я люблю выпить. Но я никогда не могу себе позволить выпить во время спектакля. Я отказался от некоторых актеров, с которыми работал. Они выходили на сцену нетрезвыми. Этого не должно быть.

Яковлев:

- Можете сказать, кто?

Садальский:

- Нет. Они драматические. Если бы была попса драная, я бы тут же повыдавал. А актеры… Все бывает в жизни.

Яковлев:

- И главный нарколог страны сегодня выступил против уголовного преследования наркоманов.

Садальский:

- Вы пробовали наркотики когда-нибудь?

Яковлев:

- Нет.

Садальский:

- Я один раз пробовал. Это было в Берлине. И один человек хотел со мной познакомиться. Он на подоконнике разбил кокаин. И я нюхал один раз кокаин. Но я был пьяный, а стал трезвый. Мне это не интересно.

Яковлев:

- И Евгений Брюн, главный нарколог страны сказал так же что надо принуждать отказаться от наркотиков. У нас на связи Евгений Ройзман.

Ройзман:

- Здравствуйте! Рад вас слышать.

Брюн – думающий человек. Но в данном случае он противоречит сам себе. Другого способа принудить лечиться наркозависимого, как уголовная ответственность за употребление, не существует в природе. Второе. В СССР и в России была уголовная ответственность за употребление наркотиков. Ее отменили в 1993 году под нажимом общественности. В результате наркоманов в России стало в сотни раз больше. Сразу же. И все поняли, что это был мощнейший барьер, который сдерживал начинающих, молодых. И сейчас этот барьер будут вводить снова, он необходим. И все страны, самые цивилизованные, которые пытались выйти из состояния наркокатастрофы, все это делали. С одной стороны, создают мощнейшее полицейское давление именно в виде уголовной ответственности, а с другой – открывают ворота в виде социальной реабилитации. И так решают вопрос. А как по-другому принудишь? Нет другого.

Яковлев:

- Спасибо.

Садальский:

- Мне кажется, надо расстреливать тех, кто распространяет наркотики. Пожизненно или стрелять.

Яковлев:

- У нас после ситуации, трагедии в Белоруссии много говорят о том, что нужно возвращать смертную казнь или нет?

Садальский:

- Нужно обязательно. Потому что мы живем не в цивилизованной стране, а в Зулуссии.

Яковлев:

- А неизбежная судебная ошибка?

Садальский:

- Да… Тем более при наших судах. Это вы правы. Наши суды все коррумпированы. Вы правы. Палка о двух концах.

Яковлев:

- А есть люди, которых надо расстрелять, с вашей точки зрения?

Садальский:

- Есть. Медведев, Президент. Человек, который говорит одно, делает все по-другому. Помните, когда они пришел на факультет журналистики? И парень задал Медведеву вопрос: «Вы не боитесь, что вас постигнет судьба, как в Румынии, президента Румынии и вас расстреляют?». Помните, он что-то там крутился…Это люди-вредители. Человек, который все врет.

Яковлев:

- Почему все врет? Человек был избран народом…

Садальский:

- Не смешите. Кем он был избран?

Яковлев:

- Гражданами России.

Садальский:

- Я вас умоляю! За это Чуров получил орден! Саша, а вы думаете, он легитимно избран?

Яковлев:

- А вы бы кого поставили?

Садальский:

- Федоров, Николай Федоров. Мне он очень нравится. И Путин сделал удивительный ход, назначил Федорова, это экс-глава Чувашии, куда-то… Он всех пригладил. У нас очень талантливые люди. Мы прост не знаем.

Кстати, Ксения Собчак была бы идеальным президентом. Она будет, я уверен. То, что отцы не допели, она допоет… Она достойна. Она не боится идти на конфликт. Она мнение имеет. Я ее терпеть раньше не мог, потому что когда она раньше с матерью разговаривала, для меня это ужасно, когда маму она послала. Я ее с детства знаю. И сейчас я горжусь, что есть такой человек, как Ксения Собчак. И Люся гордится. Я дружу с Люсей Нарусовой.

Яковлев:

- Огромное количество людей ее ненавидят!

Садальский:

- Да по фигу! У нас же люди управляемые. Сегодня ненавидят, завтра будут слепо любить!

Яковлев:

- Страна-быдло, скажете…

Садальский:

- Это вы сказали.

Яковлев:

- А вы к этому подвели. Все аргументы.

Садальский:

- Это вы сказали. У нас управляемое большинство. Я сейчас телевидение не смотрю. Когда генералы жалуются на то, что сейчас дают на оборону копейки, эти генералы это заслуживают, потому что этих солдат водили голосовать за вашего любимого Медведева.

Яковлев:

- Я не сказал, что он мною любимый.

Садальский:

- Конечно, его сняли, поэтому они нелюбимый.

Звонок:

- Здравствуйте! Спасибо Стасу, как он Кирпича сыграл! Но за Собчак… Не будет она никогда…

Садальский:

- Вы с Украины?

Звонок:

- Я из России.

Садальский:

- А хэкаете откуда? Родом?

Звонок:

- С вашей, с Бердичева, где вы родились.

Садальский:

- Воронежская область? Я родился в Чувашии.

Звонок:

- Я думал, что в Бердичеве. И Собчак никогда не будет!

Садальский:

- Будет!

Звонок:

- Даже не спорьте!

Яковлев:

- Вы согласны с тем, что в России Собчак заняла место Аллы Пугачевой?

Садальский:

- Нет. Она заняла свое место. Как говорить! Как аргументировано! Какой красивый русский язык! Она удивительная. У меня нет возможности ей сказать, мы очень разругались… Но я в своем блоге пишу, передаю с Люсей. Она настоящий лидер. У нас неслучайно лидеров не показывают. Кстати, как вам Навальный? Нравится?

Яковлев:

- С пониманием…

Садальский:

- Он мог бы быть президентом?

Яковлев:

- Думаю, что нет.

Садальский:

- Че-то мне тоже… Кишка тонка. В чем, не понимаю.

Яковлев:

- У нас скоро «Евровидение». Как вам «Бурановские бабушки»?

Садальский:

- Они опоздали ровно на год. Надо было в прошлом году их выпускать. Человек, который занимается эстрадой, там одно из коррумпированных…

Яковлев:

- Мы победим с «Бурановскими бабушками»?

Садальский:

- Я не знаю… В прошлом году победили бы, в этому, кажется, нет. Все же знают, что это голосование идет политическое. Если они будут английскую песню петь…

Яковлев:

- Та же песня. Английско-удмурдская.

Садальский:

- Может быть. Мне нравится этот праздник. С удовольствием смотрю. Вы тоже смотрите?

Яковлев:

- Каждый год.

Есть еще ряд тем. Хотел бы перенестись на Украину. Якобы там избили Юлию Тимошенко. И теперь лидеры европейских государств на Украину ехать не хотят.

Садальский:

- Тимошенко все равно воровка первостатейная… Это видно. Но нельзя осуждать человека, который в тюрьме. И я сегодня ехал на эфир сюда. И здесь какой-то мужичок со мной разговаривал…

Яковлев:

- Александр Гришин.

Садальский:

- Говорит, почему лезете в дела Украины? Я не сторонник Тимошенко. Но если там избивать будут своих национальных лидеров… Она заключила с нами контракты. Почему мы не должны заступаться за тех людей? Мы предатели. Помните, предали немецкого лидера в советское время? Эриха Хонеккера. Мы предатели и это очень плохо. Взяли Хонеккера, потом его отдали…

Яковлев:

- Какая-то русофобия в этом есть… Мы – предатели. Мы страна-быдло. Вы жестоки.

Садальский:

- Это потому что деньги правят людьми. Подкупают… И деньги имеют власть над людьми. Деградация художника, как Никиты Михалкова. Посмотрите. Какой был удивительный! Артист от бога, потрясающий. Но как режиссер он – ничтожество. За деньги. Он сейчас купил… Я вернулся три дня назад с Карловых Вар. Михалков потрясающие там гостиницы скупил. Скупает и скупает. И деньги имеют власть над людьми. Он уже не думает о творчестве. Он думает, где урвать. И все. Когда он говорит, что не держится за должность секретаря Союза кинематографистов, главы, это ничего не дает… Дает! Он попадает в Кремль, как первое лицо от кинематографистов. Это статус.

Яковлев:

- Откуда у вас столько энергии?

Садальский:

- Не знаю…

Яковлев:

- У вас летом по 20 спектаклей. Вы рассказывали в перерыве…

Садальский:

- Летом нет спектаклей. Все на картошке.

Яковлев:

- Большое количество спектаклей, киноролей. Я читаю ваш блог. Вы то на этой, то на той тусовке. Практически светский хроникер. Где заряжаетесь?

Садальский:

- Саша, если нет работы, я заставляю себя ее найти. Я смею говорить, что человек очень талантливый. Когда у меня не было кино, я пошел в «Экспресс-газету». Работал. Я очень люблю «Экспрессз-газету», людей, которые научили меня писать. И я продолжаю осуществлять в своем блоге, в ЖЖ.

Яковлев:

- Мы вспомнили Союз кинематографистов. Недавно они сделали большое письмо к избранному президенту, дескать, прекратите оскотинивание культуры.

Садальский:

- Это кто?

Яковлев:

- Михалков, Бурляев.

Садальский:

- Я понимаю Колю. Коле сделал Михалков квартиру. Он окружил себя там шестью человеками, холуями. И, знаете, такая недостойная фигура Михалков, который себя поставил… Я бы мечтал, чтобы «Комсомольская правда» сделала бы расследование о Фонде культуры. На метро «Кропоткинская» сумасшедшее было здание, которое Раиса Горбачева сделала. Был сумасшедший ремонт. Михалков там все порушил. Шесть лет стоит разрушенное здание! И он возглавляет Фонд культуры. Ничего не делает. Его надо лишить звания главы Фонда культуры. Это чудовищный человек, который говорит о культуре, а сам без культурный. Человек, который говорит о вере, сам без веры. Это одно из чудовищных бед в нашем кино - Михалков.

Звонок, Роман:

- Добрый вечер! Приятного аппетита. Я тоже сейчас скушал клубничку.

Садальский:

- Почему у вас?

Роман:

- Мне сделали скидочку. За стольник продали, приезжайте, договорюсь. У меня три вопроса Стасу. Как вы относитесь к современному театральному и киноискусству? К его состоянию. Будет ли ваша школа для начинающих артистов? Под вашим руководством. И смогу ли узнать Стаса Садальского – режиссера?

Садальский:

- Актер должен быть режиссером своей собственной роли. Он должен внутренне выстраивать свою роль. А по поводу набирать курсы, мне это абсолютно неинтересно. Это Наталья Крачковская пускай школой занимается.

Сейчас люди делают… Кто в КВН, тот и снимается. Правят здравоохранением люди непрофессионалы. В министерстве обороны человек, который мебельторг возглавляет. Сейчас у нас век непрофессионалов. Они не нужны нигде. Так же и в кино. Сейчас правят продюсеры. Его величество деньги.

Яковлев:

- Мы Венецию взяли…

Садальский:

- Это авторское кино. «Три сестры» и «Дядя Ваня» - смотрят эти фильмы. А вот настоящие, таких режиссеров, как Мотыль, Рязанов, их уже нет. Они смели иметь собственное мнение и не слушали продюсеров. Они могли ждать актера полгода, как Высоцкого ждал Говорухин, чтобы он съездил и отдохнул с Мариной. Таких уже режиссеров нет.

Звонок:

- Здравствуйте! Браво, Станислав! Редкие люди могут позволить себе иметь четкое и ясное мнение о современном мире. Я очень рад, что такие люди есть в нашей стране.

Садальский:

- Я рад, что есть «Комсомольская правда», которая меня сюда позвала. И я смог озвучить свое мнение.

Звонок:

- Скажите, что нам делать с Медведевым и с Путиным?

Садальский:

- Оставить дело, как испорченное. Я не знаю.. У нас нет лидеров.

Яковлев:

- А вы пойдете на Болотную площадь?

Садальский:

- Нет. Это не моя чашка чая. Это мне неинтересно. Актер должен работать для всех. Но я свое мнение имею. У нас должна быть ротация. У нас нет ротации. Мне очень нравится, как коммунисты. Я люблю в оппозиции. Но Зюганов тоже на зубах навяз. Там есть замечательные коммунисты, много людей талантливых. И везде много. И ЛДПР, знаете, тоже навяз, нет смены. Должна быть ротация во всем. Как и в театрах. Волчок уже тысячу лет в театре. Уже приросла, скучно и неинтересно. Никого не пускает, молодых и талантливых. Марк Захаров никого не пускает. И так у нас во всем. Нужна молодая и свежая кровь.

Яковлев:

- Вы говорите, тотальный непрофессионализм во всем. Всем правят деньги. Это рыночная экономика, та самая.

Садальский:

- Почему т от же самый Михалков, когда он говорит, обращался с этим письмом… Он – член какого-то останкинского худсовета. Почему нет этих передач, которые делали, сделали резервацию в культуре. А Шумаков там – бездарная тварь просто.

Яковлев:

- Это глава телеканала «Культура».

Садальский:

- Отвратительный и бездарный! Я его помню, когда он еще ходил в рваных носках. А сейчас он правит культурой, безкультурный.

А Михалков возглавляет в «Останкино»… Он мог бы сказать, давайте покажет это, ретроспективу этих и этих фильмов сделаем. Пускают у нас весь день… Все время только развлекательные передачи.

Яковлев:

- У Медведева появился рецепт - общественное телевидение.

Садальский:

- Да нет! Опять это все… Кто будет назначать? Путин. Все то же самое. Еще будет канал, навязший в зубах. Деньги будет воровать. Да ну!

Яковлев:

- Вы пессимист?

Садальский:

- Нет. Я очень люблю жизнь.

Яковлев:

- Все за деньги… Непрофессионализм…

Садальский:

- В нашей жизни ничего не бывает потом. И вранье затягивает. И не бывает: сейчас я совру, а дальше буду говорить правду, так не бывает. Для актера видно.Он становится плохим, когда он… И человеком становится плохим. Надо говорить правду. Нам жить-то осталось ничто… И поэтому надо общаться с теми людьми, которые не боятся идти на конфликт.

Яковлев:

- Я с удовольствием читаю ваше ЖЖ. Читаю ссылку на Достоевского. А вот соседний пост – обсуждение полового органа одного известного актера.

Садальский:

- Обязательно! Я ученик «Экспресс-газеты». Саши Куприянова и Сережи Никитина. Три вещи, которые безумно интересны в журналистике – чужая смерть, чужая постель и чужие деньги. И поэтому я попадаю во все топы.

Яковлев:

- Вам Бурляев сейчас скажет, что это деградация.

Садальский:

- Ой, Бурляев… Деградирует Бурляев, потому что если он призывает и говорит о боге, а сам четыре раза женат… Понимаете, все врет. Не судите, не судимы… Сидит и осуждает… Тявкает. Пусть лижет Никите Сергеичу и продолжает лизать.

Звонок, Александра:

- Здравствуйте! Мы не можем говорить о том, кто плохой и хороший. Только Бог может это знать. Если человек сдерживает свои слова в адрес другого, не говорит худшее, он должен представить себя сначала… Почему человек, который поручается за другого, приносит вред не только себе, но и другим?

Еще звонок:

- Здравствуйте! Что вы думаете о Камеди-клаб, о Паше Воле? Как он открыто выражается нецензурными словами.

Садальский:

- Я люблю материться. Но сцена и кино – это не помойка. И все время должен быть позитив. Мат – замечательная штука. Это энергетический выплеск.

Я никогда не забуду, как сегодняшний Саша Яковлев, когда был Сергей Митрохин и Яковлев… И как Митрохин послал его на три буквы. Грандиозно! Это одно из самых интересных видео! Вы все время доставали Митрохина. Да?

Яковлев:

- Нет. Это он так утверждал. Нет. Неправда. Знаете, меня после этого долго осуждали, опускали словесно.

Садальский:

- Сунгоркин вас орденом наградил ведь за это?

Яковлев:

- Орден пока не давали.

Садальский:

- Не давали?

Яковлев:

- Кого вы считаете самым непрофессиональным журналистом в стране?

Садальский:

- Для меня отвратительно, просто проституткой считаю Пашу Гусева. Есть служба «О Кей». Там можно любую информацию напечатать за деньги. И для меня он абсолютная… Я в ЖЖ и отвечаю за свои слова, пишу: конченая проститутка Паша Гусев для меня. Потому что он любую информацию может написать за деньги. Я к «Комсомолке» с уважением отношусь. Она обходит острые углы. Не так открыто ложится, как «Московский комсомолец».

Яковлев:

- А журналист номер один?

Садальский:

- Для меня Ксения Собчак. Я очень любил Сашу Хинштейна. Но когда люди входят во власть, они быстро бронзовеют. Он не боялся … Власть портит. У Саши большие деньги появились. И я не могу сейчас… Лариса Кислинская мне очень нравилась. Но потом ее задвинули. Нравилась мне Элина Николаева, Костя Эрнст убрал ее с «МК». Она написала… «Телегазету» вела в «МК» и Костя Эрнст позвонил Гусеву, попросил ее убрать, ее убрали. Мне жалко. Она замечательная журналистка.

Яковлев:

- Вы – один из самых популярных пользователей Рунета. Можно ли сказать, что традиционные СМИ умирают и будущее за Рунетом?

Садальский:

- Да. При той несвободе прессы люди вынуждены идти к блогерам. Потому что несвобода. И газеты все умрут. Если бы была свобода СМИ, было бы все в порядке. И при несвободе интернет – удивительная вещь.

Яковлев:

- Спасибо за этот разговор.

Садальский:

- Мы заканчиваем? Саша, меня Митрохин просил вас убить! Я сейчас убью вас!

Яковлев:

- На этом мы заканчиваем! Если меня еще слышно, надеюсь!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ