2016-07-14T10:30:19+03:00

Михаил Задорнов: «На фоне некоторых наших сегодняшних ворюг, нефтегребов и газососов, Сталин – мелкий подворотный хулиган с рогаткой»

Михаил Задорнов в гостях у телеканала и радио "Комсомольская правда"Михаил Задорнов в гостях у телеканала и радио "Комсомольская правда"Фото: Евгения ГУСЕВА

О цензуре, МинобразИне и Здравохоронении, учебниках истории, негееспособности, оппозиционерах Болотной площади и возрождении России [аудио]

00:00
00:00

В прямом эфире телеканала и радио «Комсомольская правда» наш ведущий Александр Яковлев разговаривает с писателем-сатириком Михаилом Задорновым о том, почему Россия – страна с непредсказуемым прошлым и почему мы сегодня находимся в плену у олигархов.

Яковлев:

- Нашими сегодняшними гостями я восхищаюсь с детства. Именно эти два человека лучше всех в нашей стране умеют поднять вам настроение. Через час в студии Владимир Вольфович Жириновский. Прямо сейчас в студии писатель, сатирик Михаил Задорнов. Михаил Николаевич, спасибо, что пришли к нам в гости.

Задорнов:

- Подбор у вас замечательный. Сатирик, которому я завидую в жизни, это Жириновский.

Яковлев:

- День космонавтики – отчасти для вас профессиональный праздник. Вы – выпускник Московского авиационного института.

Задорнов:

- Да.

Яковлев:

- Что для вас 12 апреля?

Задорнов:

- День такой радости в юности, что мне даже грустно думать, что молодежь сегодняшняя такой радости никогда не испытывала. Я не помню Дня Победы, безусловно. Я родился позже. Но старшее поколение, бывало, испытывало такую радость, что знает разницу между радостью и удовольствием. А сегодняшнее поколение думает, что надо жить в удовольствие. Надо радость уметь от жизни получать. Когда первый космонавт полетел, помню, как мы выбежали на улицу. Я еще не знал, что буду работать в этой теме. И вдруг оказалось, из домов, из учреждений, отовсюду выходят люди. Это было так здорово, что на всю жизнь как зарядило тебя. Вот чего на хватает сегодня. Жалко.

Яковлев:

- Страна, власть, общество, мы готовы, чтобы повторить такой подвиг?

Задорнов:

- Сегодня – нет.

Яковлев:

- Почему?

Задорнов:

- Потому что мы находимся в плену у олигархов. Олигархам плевать на идею развития нашей Отчизны. У олигархов нет родины. У олигархов где прибыль, там и родина. И они будут получать… Ведь на космос уходят большие деньги сегодня. Очень большие. Но ГЛОНАСС пропадает бесследно. Я думаю, что специально придумали теорию, что они в Марианской впадине покончили жизнь суицидом. Потому что там не найдешь ни черта. Так когда-то Березовский вывозил «Жигули» за границу. Они проходили по документам, а за границу не вывозились. Так и ГЛОНАСС проходил по документам. Может быть, что-то и было запущено неудачно. Там очень большие деньги в космосе, но они украдены. Я думаю, что при такой политике это невозможно.

Среди нас, выросших при социализме, очень много приличных людей. Я сегодня не знаю наверху, вот я не знаю, если вы знаете – ради бога, никого приличного. Не знаю я. Они лицемеры, они говорят об одном, делают по-другому. В советское время по-честному было. Пришел на телевидение, цензор говорит: покажите рассказ. Я до сих пор помню, мне говорят: «Вы написали, что у нас в стране много дураков. Кого вы имели в виду?» – Не вас. – Все равно нельзя. Нормальный разговор. Все знали условия игры. А теперь приходишь – свобода слова, демократия. Но если мой концерт, который я даю в российских городах на гастролях, предложить первому или второму каналу, там останется 14 минут на первом, они посмелее, и 47 секунд на втором. Потому что второй канал – деньги государственные. Есть такое неприличное слово – продюсер. Вы же не можете сказать «приличный продюсер».

Яковлев:

- Странно звучит.

Задорнов:

- «Живой труп», «горячий снег» - это то же самое. Как «шакал-вегетарианец». Эти продюсеры, у них такие бабки, что им кажется, что Путин лично наблюдает за всем. А на Рен-ТВ, с которым я сотрудничаю, близкие знакомые Путина знают, что Путин не смотрит телевизионных передач Рен-ТВ, тем более мои. Я вам должен заявить откровенно, со всей честностью: у нас нет цензуры. Это все происки продюсеров, которые делают бабки и просто являются труслом. Если я выступаю, и ко мне не пришел еще ни один человек, никто мне не сделал замечание, значит, нет цензуры.

Яковлев:

- Вы неоднократно говорили про отсутствие приличных людей наверху. У вас возникали какие-то проблемы в связи с вашим отношением к власти?

Задорнов:

- В какой России? В той, прошлой жизни или в этой?

Яковлев:

- Сегодня.

Задорнов:

- Нет, у меня никаких проблем не возникало ни разу. Но это не значит, что там есть приличные люди. Это значит, что им плевать на то, что я говорю. Потому что главное – я не наезжаю на их бабки. Это недостаточное условие для того, чтобы говорить о приличных людях. Я, честно говоря, стал зарабатывать значительно больше, чем в советское время. Но я бы готов был вернуться в советское время и к тому заработку, лишь бы не видеть, как опоганили, опокемонили сегодняшнюю молодежь. Есть очень интересное изречение у мудрых людей далекого прошлого: если вы хотите победить врага, воспитайте детей. Приучите их к демократии вместо бога, пускай молятся на демократию. К свободе слова, к разврату и чтобы любовь у них была заменена на секс. И они оттрахают, простите, своих родителей по полной программе. То, что сегодня произошло с нашим обществом, это печально. Я был в Министерстве образования. Они мне позвонили и говорят.

Яковлев:

- Они вас пригласили?

Задорнов:

- Да, это был хороший знак. Когда Фурсенко сменился на Ливанова. И говорят: вы нас критикуете. Я говорю: я вас не критикую, а поношу. Милый женский голос посмеялся и ответил: вот тем более, будет приятно с вами общнуться. Конечно, я приехал сразу. Если человека критикуешь, а он не обижается, а, наоборот, хочет тебя послушать, это хороший признак. Это признак хотя бы зачатков мудрости. Но то, что я там встретил… Четыре часа мы разговаривали. Были чиновники из Министерства образования, которые не знали про русский букварь. Они не знали, что вместо «а, бэ, вэ, гэ, дэ» у нас было «аз, бога, ведаю, глаголю, добро, есть, жизнь». Они не могут образовывать людей, потому что они сами недообразованные. Как вам нравится: заместитель министра образования мне однажды сказал «я был на день рождении». Когда это говорит выпускник школы, это куда ни шло. Хотя уже надо ставить четверку вместо пятерки. А когда они говорят «я извиняюсь»? Это значит «я извиняю сам себя». Значит, ты сказал «извиняюсь», и можно гадить в стране. Ты уже сам себя извинил. Я даю им предложение: давайте опросим через интернет всех, что неправильно в образовании. Учебники истории во Владивостоке и в Новосибирске разные. Я нанял ученого, который сравнил эти учебники.

Яковлев:

- И что?

Задорнов:

- Путин недавно сказал об этом.

Яковлев:

- Единый учебник истории.

Задорнов:

- Я думаю, что моя записка сработала. Я не уверен в этом. Может быть, это сами в администрации дошли до этого. Но я посылал записку и приводил примеры из разных учебников, написанных по мнению своего собственного губернатора. На моем веку пять раз переписывались учебники истории. Это неправда все, раз переписывались. Я предложил Министерству образования, они согласились. И что? Три месяца ни ответа, ни привета. Я сам создал сайт. Мне приходят жалобы. Если больше некому жаловаться, жалуются сатирику.

Яковлев:

- Вы Министерство образования называете МинобрАзиной. Все верно?

Задорнов:

- МинобразИной.

Яковлев:

- На этой неделе коммунисты предложили Путину отправить Ливанова в отставку, единороссы критикуют Дмитрия Ливанова. А что делать в конечном счете?

Задорнов:

- Рыба гниет с головы. Здесь сложнее. Ливанова можно отправить в отставку. Я с ним разговаривал. Он симпатичный человек, с ним интересно разговаривать. Но он альпинист, хорошо ходил в связке с друганами. Но этого мало, чтобы быть министром. Конечно, можно отставить. Был такой Владимир Ильич Ленин. Многие молодые люди его путают с Гитлером, уже плохо знают. Но у него четко было: земля – крестьянам, мир – народам, хлеб – голодным! Точнее ничего не определишь. А что вы дальше? Ну смените вы, и чего вы будете делать? У вас же нет концепции. У вас нет идей, каким должно быть образование. Вы решили, что советское образование плохое, и всё? На этом не построишь, на разрушении. Мне пишут многие родители: мы детям покупаем старые советские учебники и с ними занимаемся сами. И это самые развитые дети. Есть арифметика, есть русский язык.

Яковлев:

- Это же вам принадлежит фраза, которую обсуждают многие историки, что та же история у нас непредсказуема.

Задорнов:

- Мы – страна с непредсказуемым прошлым.

Яковлев:

- Невозможно же договориться. У нас никогда не будет единого учебника. Потому что тема Сталина раскалывает общество. Мы даже не можем договориться про последние двадцать лет. Потому что для кого-то Ельцин – это освободитель, а для кого-то это чуть ли не убийца страны.

Задорнов:

- В мире существует разделение людей на две группы. Первая – люди знаний. Вторая – люди потребления мира. И они никогда друг друга не поймут. Это бессмысленно. Почему в таких странах, как Америка, голосование примерно 50 на 50 идет? Потому что мир так поделен. Сегодняшние ученые, которые пишут историю, это люди мира потребления, а не мира знаний. Они защищают старые знания, а ничего нового не открывают. Историки, я не говорю про квантовую механику и замечательных математиков. Эти действительно ученые. А историки не могут быть учеными. Но ваш вопрос очень правильный. И я бы дал другой совет, с позиции своего наступающего 90-летия. Фильм документальный, который я снял о Рюрике, поставил рекорд: 700 тысяч просмотров. Ни один документальный фильм, даже Би-би-си, не имеют столько просмотров (Смотреть: Документальный фильм Михаила Задорнова «Рюрик. Потерянная быль»). Молодежь смотрит YouTube. Значит их что-то там цапануло. Мне пишут письма: мы теперь знаем, как пить за Россию. Раньше просто пили, а теперь понимаем, что мы вкладываем в тост. Или женщина писала: я буду рожать русских детей после вашего фильма. Так она китайских собралась рожать, а теперь – русских.

Есть две точки зрения на приход Рюрика. Я бы в учебниках давал две точки зрения. Об Иосифе Виссарионовиче пишут по-разному. Недавно на НТВ вышел фильм, он потрясающий, «Сталин с нами». Увидел название, решил, что хочу посмотреть. Я смотрел ночью, шесть серий. Там они взяли документы КГБ и сами удивились тому, что увидели. Там самое страшное в этом фильме, что на фоне Иосифа Виссарионовича некоторые сегодняшние наши чиновники… Нет, на фоне некоторых наших сегодняшних ворюг, нефтегребов и газососов, как я их называю, Иосиф Виссарионович – мелкий подворотный хулиган с рогаткой. Робеспьер в процентном отношении уничтожил больше, чем в сталинское время, людей. Петр Первый – еще больше. Елизавета Великая – в два или в три раза, в процентном отношении. Кромвель, Вашингтон вырезал со своими отрядами несколько племен индейцев. Никто в Америке об этом не говорит. И никто не говорит, что он положил много американцев в борьбе за независимость. Он войну затеял, потому что он не хотел отстегивать бабки англичанам. Он был очень богатым человеком. Джефферсон, который понаписал конституцию Америки, у него было 50 наложниц-рабынь. Но никто в Америке не позволит себе этого написать. И вот это должно быть выработано – стратегическая точка зрения. Нашими правителями, самыми заглавными правителями.

Мне рассказали, как Путин и Медведев посещали Прадо в Испании. Всемирно известный музей. Это надо объяснять молодежи, что это не модельное агентство, не журнал и не фильм. Я беру иностранных экскурсоводов. Потому что русские начинают мне задавать вопросы. Галкин с Пугачевой живет до сих пор? Откуда я знаю? Я хочу в Прадо услышать от вас, а не вам рассказывать про наш гламур. Испанцы на английском языке показали Веласкеса, Гойя. А потом говорят: мы хотим вам кое-что рассказать. Вы известный человек, расскажите у себя в газете или в ЖЖ, Фейсбуке. Как они по-разному отреагировали на Прадо. Медведев не остановился ни у одной картины. Он проскочил с айфоном в руке. Гениально! Это даже испанцы заметили. Он не задал вопрос ни по Веласкесу, ни по Гойя. А у Гойя там два периода представлено – светлый период и период, когда у него практически башня взорвалась. А у Веласкеса есть картины с масонскими кодами. Путин стоял у этих картин и точно расспрашивал про эти коды. Вот что значит системное мышление советского времени определенной организации.

Они меня спрашивают: почему так? Я говорю: если бы вы показали на айфоне или айпаде Медведеву картины, он бы посмотрел. Он не знает, о чем задавать вопросы. Он родился в то время, когда боготворили и идеализировали западный мир. Он вырос, когда не хватало компьютеров. Для него волшебство – туда-сюда гонять картинку. Он не понимает, что существуют законы природы. Есть законы государственные, а есть законы природы.

Яковлев:

- Но при этом во главе государства был как один, и остается сегодня, так и другой. Но ничего не меняется.

Задорнов:

- И не изменится. Но кое-что мне все-таки начинает нравиться.

Яковлев:

- Что?

Задорнов:

- Мне нравятся некоторые моменты, связанные с внешней политикой нашей. Если Запад, есть примета у меня, говорит про нас гадости, что-то началось улучшаться. Значит мы где-то правы. Когда выходят эти демонстрации геев в Голландии и указывают нам, как жить, я понимаю, что у нас есть правильный вектор развития. Какое ваше собачье дело - у нас в Сибири бабы с мужиками живут или нет? Даже в Питере. Вам что, это мешает. Ну пейте пиво, ешьте орешки. У вас больше нет интересов. Заключайте браки. Ради бога. Но мир создан богом как? Мужчина и женщина. Для продолжения рода. Если вы уговорите всех стать… Вы знаете, в Риге в школах, помните, были когда-то встречи с ветеранами: как буденовцы сражались, как под Ржевом… С двумя геями престарелыми встречу провели в Риге. Им цветы дарили и расспрашивали, как наладить такую жизнь. Вы понимаете, что происходит? А это же еврогейский союз наладил такие отношения. Я негееспособен. Я что, отстой? Я что, рухлядь? Ретрорухлядь?

Яковлев:

- В пятницу вечером мы, как правило, обсуждаем самые любопытные и резонансные события этой недели. Какое событие лично вам показалось самым важным, самым интересным?

Задорнов:

- Мне было интересно, когда Путин поехал в Германию, а там голые бабы украинские выскочили.

Яковлев:

- Femen.

Задорнов:

- Какой «Фемен». Я уже говорил: женщина, чтобы быть счастливой, должна заботиться в доме. Счастье – от слова «по частям собрать». Соучастие – это собираю по частям. Целу – это в целое. Мужская и женская энергия. Итак, мужчина заботится о доме извне: зарплату приносит, убитого зверя, еду. А женщина – в доме. В дом пришел – хозяйка теща, хозяйка жена. Вышел – там хозяйничай, в лесу. Вот счастье семьи. Семья – главное. А не экономика. Я знаю много семей счастливых, у которых не очень хороша экономика. Но я не знаю ни одной счастливой олигархической семьи. Посмотрите, Абрамович не улыбается уже год, наверное. С Березовским я уточнять не буду. А вы Чубайса улыбающимся видели? Я это сказал как-то одной нашей известной актрисе, она говорит: а я видела, лучше бы не смотрела. У них же радости нет. Их любят за бабки.

Яковлев:

- Они не пытались вас переубедить?

Задорнов:

- Они со мной не разговаривают. Я не знаю, может и разговаривают. У нас не было встреч. Я когда-то был знаком с окружением Ельцина. И мы играли в теннис в одной компании. И «Большая шляпа» была. Это были замечательные годы. И я очень верил в демократию. Я тоже был лохом, но недолго. Я всего года два был лохом. А потом вдруг я увидел, что происходит. И я даже не мог себе представить, что произойдет такая беда как Чечня. Это было на моих глазах. Я никогда об этом времени писать не буду. Я считаю Бориса Николаевича очень добрым человеком, который доверился окружению. И зря он не обращал на многое внимание. Ну да, если бы он был председателем колхоза, развалил бы колхоз – и все. Но все-таки наша страна – не колхоз. Я думаю, что у каждой партии… Ведь ни у одной партии нет программы. Мы проходили всегда программу КПСС. Там четко было сформулировано, что, как. Не все получалось. Развалили сельское хозяйство. Если бы его не развалили, я бы вообще был за то время. Я считаю, что есть плюсы и сегодня и тогда. Если эти плюсы собрать сегодняшние с теми и замешать, у нас классная программа выработается. Например, все, что касается необходимости жизненной в стране, должно быть государственным. А все опшнс – ради бога, капиталистические. Ты хочешь губы накачать – накачивай.

Яковлев:

- Огромное количество людей не разбирается в политике, не хочет интересоваться политикой. Но многие, даже далекие от нее, обратили внимание на ситуацию с Кипром. Небольшая страна, которой мы решили помогать, неожиданно для многих. И Путин об этом говорил, Медведев. Спасение Кипра обойдется в 23 млрд. евро.

Задорнов:

- Ужас! Оторопь берет, мурашки по всему организму. Когда кинули весь народ, ведь гений наших бизнесменов в чем? Мы были бедные в Советском Союзе, усредненно. Они сумели обокрасть бедных. Капитализм обкрадывает разные слои населения. Дает им товары, потом отбирает бабки у них. Наши обокрали бедных. Когда бросили Сбербанк, Центробанк, кинули все население, никто из правителей не возмущался. Потому что их бабки не кинули. Сегодня кинули их бабки. Вот почему они возмущаются. Мне иногда кажется, я шепотом скажу, что Владимир Владимирович на ухо по-немецки шепнул Меркель об этой комбинации. Ему хотелось посмотреть, кто же вынырнет первым, у кого там самые большие счета. Если это так, комбинация удалась. Первым Медведев вынырнул и сказал: это безобразие, это антинародно. Какой антинародно? Вы были, Дмитрий Анатольевич, хоть в одной деревне?

Яковлев:

- Хватит грабить награбленное, сказал Дмитрий Анатольевич публично.

Задорнов:

- Это был третий заход. Это после того, как я по радио озвучил свою точку зрения. До этого он искренне возмущался. Какой народ? Сидит народ у телевизора, а с экрана телевизора сообщают: голубые фишки в цене возросли. Старухи сидят: о, голубые возросли в цене. Они вообще не въезжают. Вы зачем передаете эту шнягу для нашего народа? Они не понимают. Какой секвестр? Это значит, у вас пенсий не будет. Это полное разводилово. И вынырнули все. Они помогают казной, деньгами налогоплательщиков тем, кто ограбил народ. Это преступление!

Яковлев:

- Вы критикуете власть предержащих. А как вам оппозиция? Она у нас есть системная – в Госдуме, есть Алексей Навальный, который с Удальцовым на улицу выходит.

Задорнов:

- У меня ощущение, что Кремль их сам создал. Они специально нашли.

Яковлев:

- И тех, и других?

Задорнов:

- Да, у меня ощущение, что они специально нашли тех, кто народу еще противнее. Вот эти гламурняки, выходящие на Болотную, мне смешно. За границей – бархатная революция, банановая, цветная. У нас – Болотная. И выходят в шубах норковых, они ювелирку выгуливали. Им мало Большого театра. Они еще решили на Болотную площадь выгуливать свою ювелирку. Они мне предлагали пойти. Я сказал: ребята, это ваше мнение, я тоже не очень, я не фан… Я на их языке гламурном. Я не фан нашей власти, но с вами я не пойду. У вас нет программы.

Яковлев:

- Я слушаю сатирика, юмориста, если позволите. Но получается совсем не смешно, получается очень грустно. У нас колоссальные проблемы в системе образования.

Задорнов:

- В здравоохранении.

Яковлев:

- Кстати, как вы называете министерство здравоохранения?

Задорнов:

- Здравохоронение. Они заживо хоронят нас.

Яковлев:

- У нас власть плохая, у нас оппозиция не та. Как-то совсем тускло.

Задорнов:

- Я не говорю, что власть плохая. Я бы сказал так: они не слушают мудрых людей. Они окружили себя чиновниками. Надо было создать совет, допустим, тому же Путину, из людей, которые не зависят от налитой нефти и от отсоса газа. Приведу пример. Евгений Евтушенко живет в Америке, оказался не нужен нам. Гений-поэт. Получил все премии мира, которые только существуют. Что такое поэт? Это совесть общества. Совестью России всегда были поэты и писатели, как вы заметите, но не чиновники. А сегодня совестью России стали чиновники. Их нельзя слушать. Они каждый в свою сторону тянут. Возьмите Башмета, Жванецкого, Гафта. Есть из молодых честные люди. Скажите моему кумиру Михаилу Михайловичу Жванецкому: пойди работать мэром. Он же не пойдет. Зачем? Он перестанет писать. А попросите войти в правительство Евтушенко. Он не пойдет, он скажет: я поэт, я гений, вы чего? Кто такие чиновники? Это не поэты, не режиссеры, это все «не». Которые не могут заработать, если не объединятся в волчью стаю. Поэтому объединяются в партию.

Яковлев:

- Башмет, Жванецкий, Евтушенко…

Задорнов:

- Это я так, с ходу. Я бы и себя туда.

Яковлев:

- Мало ведь людей, которые могут вызвать…

Задорнов:

- Ну почему? Жорес Алферов. Я называю тех, кого знают все. Но ведь сколько людей, которых никто не знает. Но они честные, порядочные люди. И они не будут зависеть от своей прибыли. Они не будут советовать зависеть от того, что я получу. Потому что они совесть науки, литературы. Почему вы боитесь такой совет сделать? Потому что поперек вашей политики будет. Потому что вы все строите на цене нефти. А надо строить на другом. Нам дорога Китая не годится. Но он пример, модель для нас, как можно выработать свой путь. Он же замешал конфуцианство, коммунизм, капитализм и даосизм. И все работает.

Яковлев:

- А что нам смешивать?

Задорнов:

- Преимущества востока и Европы. Азии и Европы. В Азии есть мудрость земли. В Европе – мудрость туловища. Европа – это жизнь туловища, Азия – жизнь души. Я немножко образно говорю. У нас и то, и другое. Причем Азии больше. Природоведения в нас больше. Второе. Из прошлого взять все плюсы. В советское время очень много было хорошего. Если за 30-е годы, всего за 10 лет, из десятипроцентно грамотной страны создали 90 % грамотности, союз писателей, союз композиторов, кино, космос. Это не просто так. Говорят: в советское время всех сажали. Да чего? У меня в советское время было минимум две тысячи друзей. Ни одного не посадили. У нас была миниатюра в студенческое время. Я играл в миниатюре в МАИ. Приходят двое наниматься в самодеятельность. Сидит партком. Они читают: «Муха, муха, цокотуха, позолоченное брюхо…» Что вы сказали: «ЦК – что? Цокотуха?» Этот анекдот вылетел из нашей миниатюры. Вы в своем уме, вы понимаете, что вы говорите. А дальше: «Позолоченное брюхо». Вы на кого намекаете? «Муха по полю пошла, муха денежку нашла» - вы хотите сказать, что у нас на поля много денег выброшено? И заставляют переделывать. Они переделывают и читают об ударнице труда Мухе, ее плакат в цеху наверху, и все под мухой. Мы сыграли двадцать спектаклей. Чего преувеличивать? Да, были, конечно… А сейчас что, лучше? Сейчас просто лицемерия больше. А сколько погибает народу?

Яковлев:

- Вы сравниваете Россию и Советский Союз. А как менялась ваша аудитория?

Задорнов:

- В Советском Союзе она была великолепна. Очень много образованных людей было.

Яковлев:

- В чем это проявлялось?

Задорнов:

- В тончайшей реакции. Если я сказал в советское время такую фразу: «На земле хороших людей больше, но плохие лучше объединены». Были аплодисменты. А сейчас – несколько смешков. Вот разница. Но сегодня осталась политизированность. На что сегодня аплодируют? Когда в зале аплодируют на шутку, это важнее, чем когда смеются. Это значит, смысл есть, они согласны с тобой. Аплодисменты превращаются в митинг. Когда я говорю на сцене: у нас в России президентов, как и родителей, не выбирают, - зал аплодируют. Или когда я говорю: скоро все в России будет платным, кроме работы, - аплодисменты. Через паузу. Вот такие политизированные сохранились. А общефилософские, в которых второй план, вот это ушло. Они не знают этого.

Яковлев:

- По поводу будущего. Все очень грустно. И с образованием плохо, и со здравоохранением, и к власти есть вопросы, и к оппозиции, и аудитория меняется отнюдь не в лучшую сторону. Как-то очень печально все.

Задорнов:

- Я бы был с вами согласен, если бы я много не ездил по стране. Я знаю очень много людей очень светлых и разумных. Но они хуже объединены. Их не объединяет единая партия. Они порядочные, они ни в одну партию вступать не будут. Но их никто не слушает. Их так много по стране. И благодаря тому, что я стал говорить на темы истории, языка русского, они все ко мне приходят. С них начнется возрождение. И начнется оно с провинции, не с Москвы. Москва всосала всю нечисть России. В мои студенческие годы Москва была музейной, студенческой, консерватОрской, классической музыки, великолепных фильмов. Сегодня финансуны командуют Москвой. Это гламур, омерзительное обслуживание. Я уже скучаю по честной грубости официанток Советского Союза. Потому что когда в ресторане «Пушкин» ко мне подходит официант, я говорю: принеси мне салат…

Яковлев:

- Это один из самых крутых ресторанов Москвы.

Задорнов:

- А он вот так стоит и говорит: прекрасный выбор! Я говорю: и хлеб. Он: прекрасный выбор! Чего прекрасного? Я хлеб у тебя попросил принести. Ты чего из себя полового разыгрываешь? И на все, что бы я ни сказал, он говорит: с удовольствием. Я говорю: заткнись! Он: с удовольствием. Лицемерие по Карнеги полным ходом. Москва – не Россия. Так же как Нью-Йорк – не Америка. И Петербург сегодня не Россия. Но я бывал в городах на Урале, в Сибири. Там очень много порядочных людей. Это, как правило, врачи, инженеры, которые еще есть, это летчики наши, которые до сих пор сажают самолеты с чувством достоинства, а не переходят на автопилот. У нас очень много этих людей. Вот к ним прислушаться – и все. Но, видимо, не настал момент, мы не заслужили еще. Мы слишком находимся под плохим влиянием Запада. На Западе же есть много хорошего, но мы же берем самую гадость оттуда. Говорят: Задорнов говорит, что американцы – тупые. Это неправда, я говорю: мы тупые, что подражаем самым тупым их качествам. Вот тут мы тупее, чем они.

Очень хорошая фраза в интернете бродит: пока Задорнов смеялся над тупыми американцами, народилось новое, более тупое поколение россиян. А это страшно чем? Они же будут операции делать. Они скоро станут хирургами. Они же летчиками станут. Вот эти, сдавшие ЕГЭ. Вы представляете, выпускник медицинского, сдавший ЕГЭ, делает операцию на аппендицит. Он сразу вспоминает четыре вопроса: из какого места вырезать аппендицит – гайморита, геморроя, среднего уха или пупка. И будет искать правильный ответ. Они же ничего не знают. А летчики, которые ничего не знают? У нас в стране скоро может быть опасно жить. С моей подачи родители начали обучать сами детей. Так что надежды есть. Но надежды на самих людей. Россию всегда выручали люди. Кто выручил Россию в 1612 году?

Яковлев:

- Иван Сусанин.

Задорнов:

- Он завел поляков.

Яковлев:

- Минин и Пожарский.

Задорнов:

- В Костроме, где родился Сусанин и стоит памятник, я спрашивал у десятерых молодых людей, кто такой Иван Сусанин. Они не знают. А Минин и Пожарский – считают, что то ли мину подложили, то ли пожар был. Минин и Пожарский сорганизовали народ. Предателями были все бояре, все государственные чиновники подлегли под Западную Польшу. Народ выручил. Так и сегодня. Мои надежды на то, что сохранилось в простом народе. Простой народ честнее, чем сегодняшние верховодители. И моя задача – повлиять на их развитие так, чтобы через 10 лет пришли туда, наверх люди более разумные.

Яковлев:

- Мне кажется, вас можно представить уже как альтернативного министра образования нашей страны. Перед эфиром вы сказали, что стране нужно помолчать.

Задорнов:

- Объясню: молчание – золото. Молчание – знак согласия. Куда я ни приеду, сядешь в любую машину – там музыка играет. Причем попса самая невырубленная. Придешь к кому-нибудь – разговаривают все вместе. Едешь уже в лифте, три женщины едут с тобой, они разговаривают все сразу. Как в Италии чувствуешь себя. Они тоже все болтают сразу. Каждый день выступает премьер министр: я дал поручения. Поручик всея Руси. Каждый день придумываются то часовые пояса сменять. Умудрились со временем наделать такое в России, что зимой темно даже днем. Я был в Германии, там светло днем бывает. Чего наделали? Дед Мороз обиделся на россиян в результате и заморозил счета на Кипре. Ни с того, ни с сего ввели +16, +17. Это подражание Америке. Америка это ввела, чтобы не платить деньги, если на тебя подадут в суд. «Ну, погоди!» теперь можно показывать после 23.00. Кому он нужен в это время? «Дом-2» не подает плохого примера, а волк ходит походкой хулигана и слишком плотно прижимает к себе зайца, как написано в одной инструкции. Салтыкова-Щедрина теперь удалили из программы обучения. Тургенева удалили. А «Дом-2» нормально существует. С чиновниками разговариваешь в отдельности – нормальные ребята. Как они наверх попадают, у них чего-то происходит, там зараза какая-то наверху. А полстраны вообще не въезжают, они думают, что +18 – это температура, но не знают – чего. То ли экран перегрелся, то ли на улице похолодало.

Яковлев:

- Вы в какой-то момент огромное количество времени начали уделять в публичных выступлениях русской истории, российским словам, культуре. Что вас заставило обратить на это внимание?

Задорнов:

- В русских словах правда. По моей теории, славянский язык – это дрожь природы. Я недавно встречался с ученым из Гарварда, их лаборатория будет выдвинута на Нобелевскую премию, ДНК-генеалогия. Хромосомные мутации, метки на хромосомах. Они подтверждают мое мнение. Европа была сначала заселена праславянскими народами. От них стали отделяться скандинавы, германцы. Более того, даже этруски, даже греки, даже от венедов потом… Римляне – это смесь этрусков, венедов, очень маленькая примесь греков и очень много кельтов. Но венедов и кельтов не различали греки. А в энциклопедии написано, что венеды – славяне. Это некорректно. Они праславяне. Откуда какой язык произошел? Славяне – это те, которые стали земледельцами в Европе. Слово «поле» означает «опаленный». Опалили лес, получилось поле. Палатка – в поле стоит. У славян остались палатки, а рабовладельческие негодяйские – «палас». Это наша «палатка», но с тюнингом.

Яковлев:

- Что произошло? В какой момент вы обратили на это внимание?

Задорнов:

- Понятия не имею.

Яковлев:

- Книги, фильмы, сотни тысяч просмотров в интернете, комментарии. У вас появились поклонники, недоброжелатели, критика.

Задорнов:

- Это появилось в момент, когда мне очень захотелось обратить внимание, что мы должны жить своей жизнью. У нас все чужое. Часы не свои, одежда не своя. Машины, микрофон. По фэн-шую расставляют мебель славяне. Вы что, не знаете, что кровать в коридоре ставить нельзя? Иконка Христа стоит в деревне под Пермью в красном углу. Красный – от слова «светлый». И под ней жаба фен-шуевая китайская. Потому что Христу надо молиться, но чего-то доверия в смысле бабок не очень. Надо еще жабу китайскую поцеловать взасос. Язык начал замусориваться, природу замусорили. У нас все не свое. Как мы можем жить хорошо и как мы можем думать о возрождении?

Яковлев:

- Может быть, это та самая национальная идея, о которой нам так пафосно говорят?

Задорнов:

- Да, это национальная идея – вернуть корни. Как американцы ценят Вашингтон, и мы должны все ценить.

Яковлев:

- Кто-то из людей наверху, которые могут это заявить в качестве национальной идеи, к вам обращались?

Задорнов:

- Они на меня обижены, что я их критикую. Я им написал несколько записок. С Задорновым нельзя разговаривать. Я говорю: покажите фильм «Рюрик» во всех каналах, я отдаю его бесплатно. Я владелец этого фильма. Нет, он нас критикует. Я вам разве про вас говорю? Я говорю про то, что будет полезным. Введите две точки зрения на образование Руси. Ну что же вы про этого шведа Рюрика пишете, когда Швеции в то время не было?

Яковлев:

- Вот смотрит нас сейчас молодой человек, у него все хорошо. Он с утра до вечера смотрит телевизор. А тут видит умного Задорнова, который говорит здравые вещи. Достиг успеха. Его знает вся страна. Я тоже хочу. Вот что ему нужно – этому пузатому молодому человеку?

Задорнов:

- Пузатому – нет. Ко мне приходят, у меня 70 % люди до 30 лет в зале. Стас Михайлов не может похвастаться такой аудиторией. Почему они приходят? Потому что я им говорю: ребята, вы смотрите голливудские фильмы, там все на месте построено. А теперь послушайте: каждое русское слово раскрывается как заповедь, как оберег. Они сразу настраиваются, это же интрига. Я говорю: месть – меня ест. Будете мстить – вас сожрет. Зависть – зависимость. Будете завидовать, будете жить в зависимости. Ненавидеть – не видеть, застить глаза. Любовь – люди бога ведают. Чревоугодие – червям угождать, глистов кормить. Русское «ага» - разное интонационно.

Яковлев:

- Этому пузатому молодому зрителю…

Задорнов:

- Нравится то, что я говорю. Он понимает, что мой совет – грех и горе из одного гнезда. Будешь грешить – будет горе. Посмотрите, какой мудрый язык. Вы такого языка больше не найдете. Еще пример. «Негативно» - по-русски «отрицательно». Значит: от Троицы отход. Что в этом я говорю плохого? «Богатый» - от слова «бог». В тебе бог – ты богат. А если у тебя бабок много, ты финансун, а не богатый. Это разница. Часть – соучастие. Жена – жизнь дает. Муж – может. Можешь – муж, не можешь – не муж. Каждое слово русское можно раскрыть как заповедь, как указание как стать счастливым. Не завидуй. Я повторю заповеди. Но евреям нужны заповеди сформулированные, потому что они рационально мыслят. А нам надо раскрыть только наше слово. А мы забыли. Толерантный – лицемерный. По-русски – терпимый. Но это слишком хорошо. Креативный – творец, творческий. Но Творец что, креативщик, он нас скреативил? Он нас сотворил. И молодежь слушает. А мое поколение – нет. Формат. Уже больше формат. Не все. Есть, которые слышат. Но ученые категорически против этого: где это написано? Первое написанное слово из трех букв встречается на фреске в одном соборе в тысяча сто каком-то году.

Яковлев:

- У нас заканчивается время передачи.

Задорнов:

- Но это не значит, что не было этого органа.

Яковлев:

- Это был Михаил Задорнов – богатый человек.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ