2016-07-14T10:30:19+03:00
1

Шииты и Сунниты - в чем разница?

Женщины в Тегеране. Большая часть населения Ирана - шиитыЖенщины в Тегеране. Большая часть населения Ирана - шиитыФото: Анатолий ЖДАНОВ

Разбираемся в программе «Восток - дело тонкое» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Джума:

- Приветствую всех! Это программа, в которой доступным языком говорят о сложных процессах и явлениях на Ближнем Востоке и не только.

Хочу представить своего гостя. Сегодня в студии заместитель председателя совета муфтиев России Рушан Хазрат Аббясов.

Рушан Рафикович, добрый день!

Аббясов:

- Добрый день!

Джума:

- Сегодня речь у нас пойдет о шиитах и суннитах. Многие о них слышали, многие слышали еще и о том, что между шиитами и суннитами существуют фундаментальные противоречия. Зачастую и вражда, к сожалению. Но мало кто знает причины. И, как показывает мой опыт, даже не все арабы об этом знают.

Аббясов:

- Сегодня, к сожалению, есть такая проблема. Она всегда стояла и очень часто принцип, которым пользуются англо-саксоны «Разделяй и властвуй», он сегодня очень активно пропагандируется. В том числе, и в религиозной среде.

Позвольте мне сделать некоторые исторические замечания, чтобы было понятно, откуда произошло вот это разделение. И два этих основных течения в исламе. В первую очередь, когда нашему досточтимому пророку Мухаммаду Всевышний дал первое откровение и когда он начал призывать людей к единобожию, это длилось около 23 лет. Конечно, там не было никаких течений, потому что по любым вопросам люди обращались к пророку. И пророк им всегда отвечал. Вопросы были совершенно разного характера. То, что мы видим сегодня из оставшихся для нас сунн, что мы называем путь нашего пророка. Люди приходили с совершенно разными вопросами. И он был основным первоисточником ответов на все вопросы жителей Мекки и Медины.

Было все едино. Люди жили, верили в Творца, поклонялись ему, совершали молитвы. Если что-то было не так, то сам пророк исправлял, указывал на какие-то замечания, ошибки. И люди жили спокойно, не разделяясь на какие-либо течения.

После смерти, после того, как Всевышний забрал к себе нашего пророка и посланника Мухаммеда, а это произошло в 632 году по григорианскому летоисчислению, тогда возник первый спор: кто возглавит, как лидер мусульманскую умму. И здесь некоторая группа людей посчитала, что должно быть так называемая родственная преемственность власти. И мы знаем, что одним из таких, а у пророка при жизни были очень близкие люди – известные его сподвижники: Абу Бакр, Умар, Али, Усман. Они впоследствии стали халифами, руководителями или предводителями мусульманской уммы.

Тегеран. На снимке: муллы идут слушать проповедь аятоллы Али Хаменеи, духовного лидера Ирана. Большинство жителей Ирана - шииты. Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Тегеран. На снимке: муллы идут слушать проповедь аятоллы Али Хаменеи, духовного лидера Ирана. Большинство жителей Ирана - шииты.Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Джума:

- Богатые люди, пустившие все свои деньги на развитие ислама.

Аббясов:

- Это люди, которые полностью были преданы пророку. И они всячески помогали ему, поддерживали во всех делах. И тратили свое имущество, свои деньги для того, чтобы закончить с тем невежеством, которое было во времена язычников, когда большое количество проливалось крови, когда было много смут. И даже живых детей закапывали. И вот пророк пришел с тем, чтобы установить там мир, спокойствие и порядок, что он и смог сделать. И отсюда и название нашей религии «ислам», как смирение, мир и спокойствие. И когда мусульмане приветствуют людей, они говорят «Ассалям Алейкум» вне зависимости от того, к кому это обращение. Они говорят «мир вам». Пусть будет мир. И ислам – это именно религия мира, добра и добрых отношений.

Это была основная миссия, чтобы на Аравийском полуострове прекратились невежественные языческие поклонения. И люди стали единобожниками.

Ближайшие сподвижники – это была такая общая семья, крепкая община. Но, к сожалению, сатана не дремлет, и он всегда пытается внести раскол. И такой первый раскол стал после смерти, как я уже отметил, пророка. И тогда возник вопрос: кто возглавит мусульманскую умму? Одним из самых близких людей к пророку был Абу Бакр Это человек, который был полностью предан пророку. Он его сопровождал в путешествиях, во время переселения из Мекки в Медину. Это был самый близкий ему человек. И косвенно посланник Аллаха как-то один раз не вышел возглавить молитву, есть такой интересный эпизод в истории, и он косвенно сказал Абу Бакру, чтобы он возглавил эту молитву. Абу Бакр стал имамом, предводителем молитвы. И через какое-то время пророк сам пришел и встал за Абу Бакром. Когда люди увидели, что рядом встал посланник, конечно, они Абу Бакра остановили, потому что все молитвы возглавлял сам пророк. И это было большой честью, чтобы за ним люди молились и совершали молитвы. И тогда он сказал: вы не должны были прерывать. То есть, он сделал некое замечание, что я пришел встать и помолиться за Абу Бакром, то есть, именно чтобы он проводил молитву.

Это, может, в какой-то мере, как рассчитывают сунниты, это было неким мягким намеком. Но при этом ислам – это религия демократии. Должна быть выбранность и должен быть выбор общин, чтобы встать и выбрать себе духовного лидера.

Иран. Тегеран. Поминки. Большинство жителей Ирана - шииты. Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Иран. Тегеран. Поминки. Большинство жителей Ирана - шииты.Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Джума:

- Опять же, не всех людей.

Аббясов:

- Не всех.

Джума:

- Не всей уммы.

Аббясов:

- И тут одна группа людей, когда возник острый вопрос, что должен быть руководитель, амир общины, они разделились. И сказали, что нет, должна быть родственная преемственность. И один из сподвижников пророка – это стал Али, которого они посчитали близким человеком. И сказали, что он должен возглавить мусульманскую умму, так как он был двоюродным братом пророка. И он же был зятем нашего пророка.

Джума:

- Я так понимаю, противоречия чисто политического характера.

Аббясов:

- Только политического, ибо даже слово «шиа», что называем сегодня «шииты», оно в переводе с арабского как некая партия. Это небольшая группа людей, которая в какой-то мере из-за своих политических воззрений, а как я сказал, основная причина, кто должен возглавить мусульманскую общину. И вот эта группа людей, которые называли себя «шиа», то есть, отделившаяся партия, они сказали, что обязательно должен выбираться человек из числа потомков пророка Мухаммада. А такой человек был. И считали, что он должен был возглавить мусульманскую общину и стать первым халифом. Это Али, то есть, праведный Али, который потом стал праведным халифом, но не первым. Он был двоюродным братом пророка и зятем. И от Фатимы и Али пошло потомство пророков. Это по женской линии, все-таки. По исламской традиции можно сказать, что родственные отношения передаются по мужской линии. Но вот у пророка было два внука. В детстве сыновья пророка, к сожалению, покинули мир по воле Всевышнего. И у него только от дочери Фатимы, которая была замужем за Али, пошли двое детей: Хасан и Хусейн, которых пророк очень сильно любил.

Еще раз подчеркну, это не религиозное деление. Если сравнивать с христианством: православие и католицизм, то там больше на религиозной основе произошло деление. В исламе на политической основе.

Москва. Мусульмане в день праздника жертвоприношения Курбан-Байрам в Московской Соборной мечети. Мусульмане России являются суннитами Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Москва. Мусульмане в день праздника жертвоприношения Курбан-Байрам в Московской Соборной мечети. Мусульмане России являются суннитамиФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Джума:

- Халифата же давно нет! А вражда и недопонимание все еще остались. Почему так? И с какого периода началась именно вражда? Вооруженное столкновение между вот этими двумя направлениями? В том же Ливане недавно произошел теракт, в шиитском районе. Почему так? Когда все началось?

Аббясов:

- Началось, к сожалению, все тогда же, в седьмом веке. Уже одно из таких ярких событий: произошла мученическая смерть внука пророка. Пророк очень любил своих внуков. И то, что от рук самих мусульман погиб Хусейн…

Джума:

- Битва при Кербеле.

Аббясов:

- Да. Произошла страшная битва. И сегодня, например, шииты, помимо того, что отмечается в исламе два крупных праздника Ураза и Курбан Байрам, то Ашура, есть такой праздник – это месяц, когда начинается новый год по мусульманскому летоисчислению. В этот период мы видим, что произошла мученическая смерть внука пророка Хусейна. И мусульмане-шииты сегодня данное событие считают, как траурное событие. И мы видим, что иногда они себя истязают, бьют, вспоминая о событиях, что они не смогли защитить внука пророка.

Возвращаясь к сегодняшнему дню, мы очень часто бываем на разных мероприятиях, на конференциях. И между учеными исламского мира, а мы сидим все за одним круглым столом, мы общаемся, мы встречаемся, обсуждаем разные темы, где присутствуют и сунниты, и шииты. Ливан возьмем, Ирак. Там есть целые советы мусульманских ученых, где присутствуют как сунниты, так и шииты. Да, каждый в своем убеждении считает себя правым, но это в любой религии каждый считает, что он идет правильным путем. Но при этом в исламе есть очень четкое понимание того, что ты насильственно ни в коем случае не имеешь права навязывать свою точку зрения.

Но мы видим, что сегодня есть силы, которые пытаются применять систему «Разделяй и властвуй». И, к сожалению, используют вот этот фактор именно религиозного обоснования – конфликтности между суннитами и шиитами.

Москва. Мусульмане в день праздника жертвоприношения Курбан-Байрам в Московской Соборной мечети. Мусульмане России являются суннитами Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Москва. Мусульмане в день праздника жертвоприношения Курбан-Байрам в Московской Соборной мечети. Мусульмане России являются суннитамиФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Джума:

- Причем, как с той, так и с другой стороны! Вспоминают исторические недоразумения, и на фоне этого идет вражда.

Аббясов:

- Именно так. И я думаю, что тут сильная политическая подпитка для того, чтобы развязать конфликт. Например, вспоминаю одну из этих встреч высшего исламского совета Ирака. Они приехали после свержения режима Саддама Хусейна. И они сказали следующее, а там председатель совета шиит, а его первый зам, как генеральный секретарь, представляет суннитскую часть. Они сказали следующее: я шиит, я готов быть суннитом. А суннит говорит: я суннит, но готов быть шиитом. У каждого есть свои убеждения, мы следуем предписаниям, которые есть, но у нас нет момента конфликтности. Мы, как ученые, призываем наши общины не конфликтовать, не проливать кровь, не сеять раздор. При Саддаме Хусейне, говорят они, было тяжело. Но сейчас, когда к нам вторглись военные США, Запада и так далее, нам стало в сто раз хуже. Притом, тогда мы более-менее жили, у нас не было конфликта, не допускали внутреннюю подоплеку конфликтности. Сейчас же специально развязывают, искусственным путем. Это были слова высшего совета исламского в Ираке.

Мы сегодня видим, что, к сожалению, некоторые политики в ряде государств применяют именно этот способ, когда пытаются развязать для своих внутренних политических целей конфликтность между суннитами и шиитами, как вы правильно отметили, вспоминая те или иные эпизоды истории, трактуя их в том или ином контексте. Тем более сегодня, как мы видим, это очень легко делается, применяя интернет, соцсети, настраивая одну группу против другой. И создавая вражду и конфликты.

Сирия. Дамаск. Женщина с детьми. Большинство жителей Сирии - сунниты. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Сирия. Дамаск. Женщина с детьми. Большинство жителей Сирии - сунниты.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Джума:

- Такой самый примитивный способ – зажечь толпу.

Помимо политических, идеологических, подчеркиваю, не религиозных различий, существуют ли какие внешние различия? В одежде, в поведении? В ритуалах?

Аббясов:

- В первую очередь хочу сказать, что нас объединяет. У нас нет ярких различий, например, как в том же христианстве. Нас объединяет вера в единого бога, чтение одного Корана, у нас нет второго издания Корана. Мы чтим Коран, его читаем, трактуем. И вера в пророка и посланника Всевышнего Мухаммада.

Конечно, есть определенные факт различий. Но больше, если посмотреть, они носят… Если в одежде, то это может быть в целом национальные приоритеты. Мы можем посмотреть, где у нас шиизм распространен? Иран. Если что-то ближе к нам, в арабских странах это Ирак, Ливан, Бахрейн. Если посмотреть наших соседей из бывшего СССР, это Азербайджан, где существенная часть населения именно шииты.

Джума:

- И понемножку они везде.

Аббясов:

- Да. Живут. И мы молимся в одних мечетях. Есть, конечно, в некоторых странах отдельные шиитские мечети. Например, у нас в Москве так же был построен комплекс в Отрадном, где есть отдельно суннитская и шиитская мечеть. Но при этом, подчеркну, что сунниты спокойно могут молиться в шиитских мечетях и наоборот.

Иран. Тегеран. На улицах висят знаки о запрете фотографирования Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Иран. Тегеран. На улицах висят знаки о запрете фотографированияФото: Анатолий ЖДАНОВ

Джума:

- Так везде? Я знаю, что вы четыре года жили в Катаре. Там так?

Аббясов:

- Когда я учился, сильных напряжений не было. Единственное, сейчас могут быть какие-то, на мой взгляд, геополитические моменты.

Мы заходили и в шиитские, и в суннитские мечети. Мы молились спокойно и не было проблем.

Внешне мусульмане сильно не отличаются. Единственное, есть особенности в поклонениях. Мусульмане все чтят пятикратную молитву, например, а в шиизме есть в некоторых мазхабах, течениях. У нас, помимо того, что есть два основных течения, идут определенные школы. В суннитском толке это четыре основных мазхаба: ханафи, шафи, ханбали, малики. Это все идет от названий ученых, которых разработали. В шиитском направлении, насколько мне известно, там около 12 основных.

Джума:

- Самое крупное – это джафари.

Аббясов:

- Да. Джафаритский мазхаб.

Есть небольшие различия в молитвах.

Турция. Стамбул. Большинство жителей Турции являются суннитами. Фото: Антон ПИКУС

Турция. Стамбул. Большинство жителей Турции являются суннитами.Фото: Антон ПИКУС

Джума:

- А какие?

Аббясов:

- Например, пятикратная молитва. Шииты могут объединять. Совершается пять молитв у шиитов, но в пяти промежутках времени. Каждая молитва в определенное время. Например, в шиитских некоторых мазхабах есть объединение второй и третьей молитвы, четвертой и пятой. По времени. Но при этом, опять же, пять молитв.

Джума:

- Но правонарушением это не считается?

Аббясов:

- Мы знаем, что есть пять молитв. Например, когда сунниты отправляются в путь, то им тоже дозволено объединение второй и третьей молитвы, четвертой и пятой. В одно время совершить две молитвы. Но сам всевышний, как справедливый судья, рассудит всех.

Некоторые моменты поклонения. Про намаз. Даже слово «намаз» в фарси имеет персидское значение. Арабское «саляф». У нас настолько все переплетено. Мы понимаем друга друга и совершаем совместные молитвы.

Есть определенные тонкости в отношении молитв: кто как совершает, но основные моменты соблюдены. Это стояние и чтение суры с Корана, поясные и земные поклоны, восхваление Всевышнего. И пророка. И дополнительно некоторые мазхабы шиизма восхваляют так же Али. Приверженность потомства, родственных уз с пророком.

Джума:

- Как и перевод: люди дома, ты дома пророк.

Аббясов:

- И считается, например, имам. Если в суннитских направлениях имам избирается из числа уммы, то в шиитских мазхабах предпочтение отдается родственности. Но при этом и у суннитов это так же почитается, чтобы… Мы, например, знаем несколько лидеров, например, король Марокко, Иордании. Они считают себя так же из числа рода пророка Мухаммада.

Джума:

- Точки соприкосновения между суннитами и шиитами более фундаментальны, глубоки, нежели чем различия?

Аббясов:

- Безусловно. Именно на уровне богословия, ученых наших. Я очень много путешествую по миру, участвую в разных конференциях исламского, богословского характера. И обязательно присутствие на этих конференциях ученых и суннитского, и шиитского мира. И сегодня в исламской республике Иран есть специальная организация – ассоциация исламских ученых по сближению мазхабов.

Ученые, муфтии, имамы внимательно изучают эту тему. И пытаются найти схожесть наших общих понятий. Почему мы слышим большое проявление конфликтности сегодня? Это, в первую очередь, из-за того, что политические силы влезают и пытаются искусственным путем войти.

Чечня. Девушки на улице. Все мусульмане России являются суннитами. Фото: Евгения ГУСЕВА

Чечня. Девушки на улице. Все мусульмане России являются суннитами.Фото: Евгения ГУСЕВА

Джума:

- Именно про суннитов. Не совсем понятно… В той же Казани был недавно. Замечательный город. И они сунниты. И Исламское Государство так называемое тоже провозгласило себя суннитами. Но между ними ведь пропасть!

Аббясов:

- Как только появилась данная террористическая организация, наглым образом себя назвала Исламским Государством, мы четко заявили, что эта террористическая структура не представляет ислам. Тем более, мусульман. И не является никаким государством. Об этом заявляет все международное сообщество.

Ученые всех мазхабов заявили о том, что эта структура не имеет права себя называть именно так. То, что они запугивают весь мир, эта террористическая организация, никакого отношения к исламу не имеет. Рамзан Ахмедович Кадыров вообще сказал, что называйте из Иблисским государством, если хотите сохранить аббревиатуру ИГИЛ. Мы предлагаем называть, как называет все международное сообщество: ДАЕШ. Это аббревиатура на арабском, но при этом она носит некий унизительный характер этой структуры.

Джума:

- Перевод такой же?

Аббясов:

- Да. Но так же слово «даеш» - это унижение. С арабского переводится как не очень хорошее слово. И мы уже услышали, что это не понравилось бандитам. И они пригрозили всем тем, кто будет их так называть отрезать язык.

У нас никаких сомнений и двойных стандартов нет. Мы очень четко говорим, что это не имеет никакого отношения к ислам, к суннитам в целом и исламскому миру.

Джума:

- Я, наверное, передернул, сравнивая наших татарских мусульман с Иблисским государством. Давайте перефразирую. Нельзя сравнивать тех мусульман, которые в Казани с теми, кто в Саудовской Аравии, например, где руки рубят за… Кто из них более правильный? Наверное, в Саудовской Аравии? Она ближе к шариату, получается?

Аббясов:

- Если мы обратимся к каноническому тексту, то Всевышний говорит: все вы равны передо мной. Араб, не араб. И не зависит, какой статус социальный, положение в обществе и так далее. Отличаетесь вы только в богобоязненности.

В начале 90-х была такая иллюзия о том, что если кто-то приедет из арабских стран, то это уже святой. Но, к сожалению, видели, что где-то человек грешит, неправильно что-то делает. И было некое разочарование. Сегодня у мусульман есть очень четкое и понятное представление об исламе. За последние 20 лет, когда получили демократическую свободу, смогли создать наши учебные заведения. И надо отдать должное нашему духовному лидеру, председателю Совета муфтиев России шейху Равилю Гайнутдину, который, начиная с конца 80-х, когда был СССР, создавал учебные заведения. И я сам в 88-м году семилетним мальчиком пришел в московскую соборную мечеть. И начал получать азы вероучения.

Нет различий. Только Всевышний рассудит, насколько человек был искренен, откровенен.

Джума:

- Различия чисто такие… Адаты. Традиции.

Аббясов:

- Да. У нас в России ислам – это не пришлая религия с мигрантами, как сегодня на Западе. Ислам в России насчитывает более тысячи четыреста лет. И эту дату мы отмечали в начале двухтысячных годах, когда отмечали первый приход ислама в Дербент на Северный Кавказ. И именно сегодня оттуда пошло зарождение, был озвучен первый азан – призыв к молитве. Но наши предки, например, у татар осенью, вспоминали, что уже в 992 году, на 66 лет раньше приняли ислам, чем было крещение Руси (988 год). Волжская Булгария – именно оттуда пошло зарождение.

У нас никогда не было конфликтов на религиозной почве, не было религиозных войн, конфликтов, смут. И в том числе внутри конфессиональном, имею в виду отношение между суннитам и шиитами. Мы всегда вместе были согласно призыву Корана. И это братство. Мы можем быть примером и показателем того, как сегодня сунниты и шиты, например, в нашей стране живут вместе. Скажу больше: в составе духовного управления мусульман РФ не только суннитские организации, но их большинство, конечно. Но есть и ряд шиитских, где наши братья азербайджанцы также объединяются. И мы в наших мечетях отмечаем наши совместные праздники, поддерживаем друг друга и развиваемся.

У нас нет сегодня внутренних расколов. И мы в этом плане всегда находим точки соприкосновения и ведем диалог.

Джума:

- Хотел бы задать ключевой вопрос. Я сталкивался с мусульманами, молодыми людьми очень религиозными. И при этом они не знают различий между шиитами и суннитами. И не знают, к кому они принадлежат. А обязан ли я, будучи мусульманином, соблюдая пост, знать, кто я? И идентифицировать себя: либо с теми, либо с другими? Или я могу быть просто мусульманином?

Аббясов:

- Всевышний призывает нас в Коране: учись. Или читай. И, безусловно, человек должен получить систематические знания. У нас в исламе есть: пусть знаний – обязанность каждого мусульманина. Вот эта обязанность, и я призываю нашу молодежь получить системные знания. Не через интернет и соцсети, которые не всегда дают правильную информацию. Сегодня очень плохая тенденция, когда пытаются сразу тебя обвинить в неверии, что ты отходишь от лона ислама и так далее. Не поддавайтесь на эти провокации!

Обратитесь в ближайшие медресе, где вы можете получить знания, обратиться к имамам, к ученым, чтобы для себя хотя бы понимать различия, сделать определенные выводы, кто, что и как. Но при этом мы не должны забывать, что остаемся людьми. Все являемся творением Всевышнего. И мы ни в коем случае не должны никого оскорблять, унижать из-за вероисповедания. Ислам учит уважительно относиться ко всем, как наш пророк показывал и говорил о том, что мы должны с почтением относиться ко всем творениям Всевышнего. И даже отношение не только к людям, но и к животным ставится на очень высоком уровне. Пророк сказал: «Не уверует из вас тот человек, который не будет любить своего брата так же, как любит себя».

Джума:

- Спасибо вам большое!

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ