2016-07-14T10:30:19+03:00

Егор Просвирнин: Я призываю многонациональный народ Российской Федерации толерантно относиться к русскому народу

Подводим геополитические итоги года с политологом, главным редактором «Спутника и Погрома» [аудио]

00:00
00:00

Как изменится политическая карта мира в 2016 году? Об этом в программе «Цепные псы» на Радио «Комсомольская правда» Эдвард Чесноков и Елена Нашикян беседовали с сетевым публицистом, главным редактором сайта «Спутник и погром» Егором Просвирниным. Публикуем стенограмму эфира.

«Русские тоже люди»

Чесноков:

- Здравствуйте, люди. Любит русский человек говорить о геополитике. Особенно в конце года, когда итоги надо подводить и на следующий год смотреть в корень. А мы, журналисты, любим другое. Любим предоставлять трибуну носителям разных мнений. И сегодня у нас в гостях человек, которого равным образом ненавидят либералы и охранители. Сетевой тролль, не 80-го, 75-го уровня, публицист Егор Просвирнин. Егор, шалом!

Просвирнин:

- Здравствуйте. Я не согласен с тем, что я сетевой тролль. Я никогда никого не троллил. Я очень добрый, очень мягкий, очень понимающий человек. Очень толерантный.

Чесноков:

- Вот это мы и узнаем. Егор, сейчас вы – русский националист. Напротив вас – красивая армянская девушка фертильного возраста - Елена Нашикян. Вы, глядя на нее, что чувствуете? Она вас, как представителя русского народа, угнетает?

Просвирнин:

- Вы знаете, я не русский националист. Я публицист и многонационалист. Так как Владимир Владимирович Путин поставил госпожу Симоньян на зарубежное вещание, а я бы, соответственно, тоже дал бы какой-нибудь пост в СМИ прекрасной армянской девушке, как мой кумир Владимир Владимирович Путин.

Чесноков:

- Ох, да…

Нашикян:

- Егор, вы за европейские взгляды и ценности. Я верно вас понимаю?

Просвирнин:

- В общем, да.

Нашикян:

- А вы знаете, что как внутренняя, так и внешняя политика Европы строилась на законах толерантности?

Чесноков:

- Последние лет сорок, я бы так сказал.

Нашикян:

- Мне кажется, и вся история Европы строилась…

Чесноков:

- Далеко не вся. А в чем вопрос?

Нашикян:

- Вы выступаете с оскорблением, тотальным неприятием сексуальных меньшинств, разжигаете межнациональные конфликты.

Чесноков:

- В интернете там у себя.

Просвирнин:

- Простите, но такие обвинения может выдвигать только суд.

Нашикян:

- Это мое личное мнение. Я готовилась к эфиру, читала ваши тексты. И у меня сложилось такое мнение. Как можно это совмещать – быть за Европу и при этом не ценить, отвергать ценности Европы?

Просвирнин:

- Марин Ле Пен во Франции же как-то совмещает. И получила 42% голосов на последних муниципальных выборах.

Чесноков:

- 27%, по-моему.

Просвирнин:

- Во втором туре 42% голосов «Национальный фронт» взял. Ну вот как-то совмещает.

Нашикян:

- А вы как совмещаете? Как вы можете быть за европейские ценности и при этом быть совершенно не толерантным человеком?

Просвирнин:

- Слушайте, я, наоборот, призываю исключительно к толерантности. Я призываю многонациональный народ Российской Федерации толерантно относиться к русскому народу. Я очень сильно прошу наше многонациональное советское государство потолерантнее относиться к русским. Например, осуждать тех, кто убивает русских. Давать какие-то реальные сроки за антирусские высказывания. Я понимаю, что эта мысль кажется абсурдной. Но русские тоже люди. Можно, пожалуйста, нас не мучить, не насиловать и не убивать? И не только в Российской Федерации, но и, например, на Украине. Как известно, толерантное многонациональное государство РФ как бы в Сирии защищает алавитов, потому что алавиты – это наши сирийские православные, ну, не православные, алавитские братушки. А про русских на Украине как-то забыли. Год поговорили про фашистско-бандеровскую хунту, и как бы всё. Ну чего там? Ну да, 20 миллионов русского населения осталось. С ними делают, что хотят. Ну какая разница? Поэтому я прошу наше великое, могучее, сверхдержавное государство относиться потолерантнее к русскому народу и иногда тоже вспоминать про русские интересы.

Чесноков:

- Вы говорите, что за антирусские высказывания не наказывают. А вот недавно в Петровск-Забайкальском районе, в Забайкалье 18-летнего подростка на 2,5 года посадили за поддержку «Правого сектора».

Просвирнин:

- По-моему, вчера правительство Татарстана высказалось против обязательного преподавания русского языка. И под антирусскими высказываниями я имею в виду именно это. На сколько лет их посадят или хотя бы отстранят от руководства Татарстаном. Как мне кажется, их не посадят и не отстранят.

Нашикян:

- Вы считаете, что в Российской Федерации ущемляются права русских?

Просвирнин:

- В том же Татарстане для русских обязательно изучение татарского языка. Вы не можете отказаться и получить аттестат зрелости, не изучая татарский язык в Татарстане. Хоть вы русский, хоть вы еще кто. При том, что 40% населения Татарстана – это русские. Вы русский, вы живете в России, но вы не можете отказаться от изучения татарского языка. Конечно же, это не ущемление прав, ну что вы.

Нашикян:

- В одном из своих интервью вы говорите, что пропагандируете замирение украинцев минимальными потерями. Что это означает?

Просвирнин:

- Это означает, что необходимо официально ввести войска на Украину для защиты русского населения от украинского пробандеровского правительства.

Чесноков:

- Вы сейчас абсолютно штампы Первого канала – кремлевской пропаганды?

Просвирнин:

- Слушайте, Первый канал – это такие люди, у которых как бы выключили рубильник, они про русских на Украине забыли напрочь. Еще вчера была фашистско-бандеровская хунта, а сегодня уже как бы…

Чесноков:

- У меня вопрос был немного в другом ключе. Вы используете ровно те же самые пропагандистские штампы, что условный Первый канал.

«России надо объединяться с Украиной»

Просвирнин:

- Я не мыслю штампами. Я это говорил и три года назад, и пять лет назад. Можно посмотреть подборку моих высказываний. Я все время говорю одно и то же. То, что как бы Первый канал, получив указание из Кремля, внезапно про все это вспомнил, это проблема Первого канала, это не мои проблемы. Моя позиция стабильна, она не меняется. Никто не может сказать, что я два года назад поддерживал Украину, а тут внезапно ее разлюбил. Нет, я все время говорю одно и то же. Что целью существования украинского государства является дерусификация и ассимиляция русского населения Украины в украинцев. И что задача России, если она хоть немножко является государством русского народа, это предотвратить.

Чесноков:

- Но вы же были на майдане. Вы там что искали?

Просвирнин:

- Я туда ездил посмотреть, что там происходит. И на майдане за мной охотились правосеки. Даже есть фотография, где эти прекрасные люди в масках меня окружили и начали спрашивать с меня за украинофобию. Это было очень интересное ощущение. Потому что там не было ни полиции, ничего. Если бы я туда не приехал с телохранителями, это все кончилось бы очень печально. Но так как я очень хорошо знаю наш братский украинский народ, то я туда поехал не один, а с группой поддержки. Поэтому все это кончилось более-менее мирно.

Чесноков:

- Но ведь вы же выступали на украинском телевидении, вы там сказали, что вы будете с цветами встречать украинские танки, если они в Москву придут.

Просвирнин:

- На самом деле, если не вырывать высказывание из контекста, а смотреть полное высказывание, то я говорил, что России надо объединяться с Украиной. Это единственный шанс на достойную жизнь. И это объединение должно быть любой ценой, любыми средствами. Но мы должны восстановить единое государство.

Нашикян:

- То есть захватить?

Просвирнин:

- Над Киевом должен быть русский флаг. Если украинцы считают, если бы им было проще объединиться, заявив, что они победили Москву и въехали в Москву на танках, ради бога. Если после этого будет единое государство, давайте так. Без разницы, как оно будет называться. Главное – чтобы оно было единым.

Чесноков:

- А мнение украинцев вы спросили на этот счет?

Просвирнин:

- Как ни странно, я встречался с потенциальными русскими националистами в Киеве в ту поездку. И они меня поддерживали, они были готовы на это работать. Но их бросило российское правительство.

Чесноков:

- В нашем эфире только что Егор Просвирнин сказал, что он не является националистом. Я ничего сейчас не перепутал?

Просвирнин:

- Вообще, таджико-чечен.

Чесноков:

- Нам пишут с Украины: «В Украине нас не убивают, русских».

Просвирнин:

- Вы знаете, обстрелы Донецка продолжаются даже сейчас. Несмотря на якобы перемирие, жилые кварталы Донецка продолжают прямо сейчас обстреливать из тяжелой артиллерии украинцы. Поэтому я не знаю, кого они там убивают, негров, наверное. Кто еще в Донецке живет?

Чесноков:

- Так вот почему совесть земли русской, можно сказать – соль земли русской Ксения Анатольевна Собчак, вот не болит ее сердце за Донецк?

Просвирнин:

- А почему у Ксении Анатольевны Собчак должно болеть сердце за Донецк? Она прекрасная многонациональная женщина. Если б в Донецке начали убивать многонационалов, составляющих культурную элиту Российской Федерации, то, конечно бы, Ксения Анатольевна взвилась бы, как укушенная. Но там убивают русских.

Чесноков:

- У вас есть совместная фотография с Ксенией Анатольевной. Что ж вы ее не предъявили?

Нашикян:

- Более того, Егор ходил на программу Собчак на «Дожде» и давал интервью Собчак живьем.

Чесноков:

- Это не криминал.

Просвирнин:

- Вы можете пересмотреть интервью, оно достаточно ожесточенное вышло. И проходило в духе взаимной пикировки.

Чесноков:

- У нас на линии Павел Волобуев, черный финансовый аналитик.

Волобуев:

- Добрый вечер.

Чесноков:

- Весь 2015 год мы говорили про импортозамещение. Оно вообще идет?

Волобуев:

- Весь 2015 год оно, конечно же, идет. Правда, куда?

Чесноков:

- И какими темпами?

Волобуев:

- Ну да, хороший вопрос. Потому что по-прежнему мы видим то, что мы видим в наших магазинах. Это почти российский замещенный хлеб, выращенный частично из внешнего семенного материала. Частично российские продукты питания, выращенные из почти российского пальмового масла. И так далее.

Чесноков:

- И белорусские креветки. Но вы вот так с иронией говорите. А вот положительное что-то есть? Порадуйте нам импортозамещением.

Волобуев:

- Из положительного можно отметить чисто замещенную российскую рыбу, выросшую в цене раз в десять, почему-то привязанную к курсу доллара.

Чесноков:

- Вот даже так. А на 2016 год какие перспективы? Быки, медведи, в какие акции вкладываться?

Волобуев:

- Я думаю, что лучше вкладываться в естественные ценности.

Чесноков:

- А именно?

Волобуев:

- Они будут по-прежнему дорожать. Это здоровье, здоровье и еще раз здоровье. Свое и своих близких.

Нашикян:

- Егор, этот экономический застой у нас в стране – это из-за каких-то поступков власти?

Чесноков:

- Или англичан, как до революции говорили?

Просвирнин:

- Экономический застой происходит из-за того, что вся экономика Российской Федерации узурпирована достаточно узкой правящей элитной группой, которая совершенно не заинтересована в реформах. Поэтому я бы очень удивился, если бы был экономический рост. Экономический рост шел исключительно из-за роста цен на нефть. Когда цены на нефть обвалились, начала рушиться экономика. Все очень просто.

Чесноков:

- Вы знаете, сколько стоил баррель нефти в 2004 году? 35 долларов. Как сейчас.

Просвирнин:

- Проблема в том, что в 2004 году были в несколько раз ниже госрасходы. Одно дело, когда у вас нефть стоит мало и у вас нет расходов. Другое дело, когда вы затеваете, например, программу перевооружения армии на 20 трлн. рублей, после чего у вас нефть падает в три раза. Это две совершенно разные ситуации.

«Высказывания Трампа про Путина – чистый троллинг американской публики»

Чесноков:

- Видимо, ваши фанаты пишут: «Вопрос Егору: после прихода к власти Трампа для России будет лучше? Евгений».

Просвирнин:

- Я думаю, что Трамп оппортунист, который будет делать так, как выгодно Америке и ему. Никаких российских интересов он не отстаивает. И все его высказывания про Путина – чистый троллинг американской публики.

Чесноков:

- Пиар на имени Путина.

Просвирнин:

- Это такой немножко Жириновский.

Нашикян:

- Давайте определимся, вы поддерживаете официальную власть у нас в стране или нет?

Просвирнин:

- Поддерживаю Владимира Путина. Поддерживаю «Единую Россию». Считаю, что правильно не стали вводить войска на Украину защищать русских и правильно ввели войска в Сирию защищать наших алавитских братушек.

Нашикян:

- Это вы троллите?

Просвирнин:

- Игиловцы (представители запрещенной в РФ организации - прим.ред.) алавитов убьют, тут-то Россия и рухнет. Это надо четко понимать.

Чесноков:

- Егор отрицал, что он тролль, а тролль же на самом деле.

Просвирнин:

- Нет, почему?

Чесноков:

- А в Крым-то правильно ввели войска?

Просвирнин:

- Крым, естественно, правильно. Но штука в том, что после этого надо было брать всю Украину. Потому что…

Чесноков:

- За чей счет? За наш с вами?

Просвирнин:

- Видите, мы Украину не взяли. У нас от этого жизнь улучшилась. Как бы экономика растет, зарплаты растут, в стране все хорошо. С каждым годом все радостнее…

Чесноков:

- Тогда же, если бы взяли, что, санкции не ввели бы?

Просвирнин:

- Взяли Украину, ввели бы против нас санкции. А так Украину не взяли, санкции не ввели. И нам с каждым днем все радостнее жить.

Нашикян:

- Нет, не радостнее жить. Вот смотрите, давайте вернемся к европейским ценностям. Европейцы уже давным-давно поняли, что завоевывать другую территорию – это, как минимум, экономически невыгодно.

Чесноков:

- Нерентабельно.

Просвирнин:

- Простите, какие европейцы это поняли? Нужны цитаты, ссылки.

Нашикян:

- А вы не помните историю колонизации?

Просвирнин:

- Я помню историю французского Алжира. Когда алжирцы сказали, что Алжир – это не Франция, а Африка. Французские москали, убирайтесь прочь! Начали немножко устраивать погромы. Алжирский «Правый сектор» начал французов резать.

Чесноков:

- Гражданская война в Алжире.

Просвирнин:

- Нет, это не гражданская война. В ответ французское правительство начало террор и залило Алжир кровью.

Чесноков:

- Так они в итоге ушли из Алжира.

Просвирнин:

- Два миллиона французов из Алжира были эвакуированы французским правительством с предоставлением домов, работы и всего остального в материковой Франции. Во-вторых, Алжир довели фактически до стадии руин. А такого, чтобы бросить двадцать миллионов французов на растерзание каким-то восточноевропейским идиотам и вместо этого ходить алавитов в Сирии спасать, такого даже представить себе нельзя, чтобы так кто-то в Европе сделал. До сих пор в Германии действует программа репатриации этнических немцев, в том числе из того же Казахстана. Такого, чтобы немецкое правительство плюнуло на судьбу зарубежных немцев, предоставив их на растерзание каким-то идиотам, вместо того, чтобы, как минимум, открыть программу предоставления гражданства в упрощенном режиме, такого представить невозможно.

Нашикян:

- Значит надо возвращать русских с Украины.

Чесноков:

- С Украины приехало 1,5 млн. человек, их никто не гонит.

Просвирнин:

- Там русских минимум 20 млн. Проще вернуть Украину.

Чесноков:

- Нам пишет тот же читатель с Украины: «Обстрелы позиций ВСУ «Градами» - это нормально?»

Просвирнин:

- Нельзя же стрелять в ответ ВСУ. ВСУ в нас стреляют, это хорошо. Когда стреляют в русских, ВСУ выполняют минские соглашения. Это правильно. Когда русские стреляют в ответ – это нарушение минских соглашений, это неправильно. Я считаю, что, конечно же, ополчение Донбасса должно просто выстраиваться перед своими позициями, еще сверху мишень рисовать и стоять, руками показывать: стреляйте сюда, украинцы!

«Спутник и Погром» собрал 60 млн. рублей для Донбасса»

Чесноков:

- Если вы сами так поддерживаете Донбасс, что ж вы туда сами не едете?

Просвирнин:

- Потому что я журналист, а не вояка. Тем не менее, как я слышал, некий сайт «Спутник и Погром» собрал 60 млн. рублей для Донбасса. Есть многочисленные видеоблагодарности сайту «Спутник и Погром» от врачей, от детских домов Донбасса.

Чесноков:

- От Стрелкова.

Просвирнин:

- В том числе от Стрелкова.

Нашикян:

- А какое отношение вы имеете к «Спутнику и Погрому», к сайту?

Просвирнин:

- Совершенно никакого. Я простой рабочий. Очень рад, что вот пригласили наконец рабочего в студию.

Чесноков:

- А кем вы работаете?

Просвирнин:

- Грузчиком.

Нашикян:

-А почему вы нам тогда говорите про эти факты «Спутника»? У вас личный интерес есть? У вас там девушка ваша работает?

Просвирнин:

- Я просто слышал, сайт хороший, начал читать, очень понравилось.

Чесноков:

- Понятно. Спрашивает нас коллега: «Егор, ваше отношение к Демушкину? Он же вроде себя плохо проявил. Евгений».

Просвирнин:

- Демушкин – это прекрасный украинский националист. Он выступает за украинские национальные интересы.

Чесноков:

- Но он себя называет русским националистом.

Просвирнин:

- Точно так же, как за них выступает Ксения Собчак, Алексей Навальный, Михаил Ходорковский. У нас есть прекрасное украинское национальное лобби в России. Я желаю им счастья, любви и дожить до суда.

Чесноков:

- Хорошо, а вот русское национальное лобби у России есть?

Просвирнин:

- Михалков недавно попытался заикнуться на втором телеканале, что, может быть, как-то вот русских свиньями обзывать не очень хорошо.

Чесноков:

- Кто конкретно обзывает?

Просвирнин:

- Прекрасные люди с «Матч-ТВ», начиная с госпожи Канделаки, этот господин Андронов, который совершенно дичайшие гнусности…

Нашикян:

- А вы можете эту историю со свиньями нам рассказать? Я не думаю, что все наши слушатели знают про нее.

Просвирнин:

- Господин Андронов, который работает на «Матч-ТВ», который запускается на российские бюджетные деньги, начал писать в своем Твиттере, что русский мир – это сборище алкоголиков и дегенератов. Что никакой Новороссии нет. Что русского дурака бить, деньги брать. Господин Михалков в ответ попытался записать телепередачу, в которой рассказывает, что, может, как-то не очень хорошо на государственные деньги такое рассказывать. После чего передачу Михалкова не выпустили в эфир.

Чесноков:

- Так может, Михалков просто загодя запасной аэродром готовит?

Просвирнин:

- Где?

Чесноков:

- На русской национальной платформе, я полагаю.

Просвирнин:

- Вопрос не в том, что готовит Михалков. Вопрос в том, что у Михалкова передача не вышла.

Чесноков:

- Съели его, несмотря на все заслуги?

Просвирнин:

- Да, его просто выперли, и все.

Нашикян:

- У нас в гостях Егор Просвирнин.

Просвирнин:

- Просвирнян.

Нашикян:

- Боюсь, вы сейчас получите еще больше сообщений в соцсетях. Нам пишут: «Виновата гнилая Европа. И зубы скрипят от тоски в том, что дырявые носки – основная часть гардероба. Севастополь».

Чесноков:

- Если серьезно, вопрос от коллеги Евгения: «Хотелось бы услышать экономическую программу-минимум от Егора, как жить дальше?»

Просвирнин:

- В первую очередь это, конечно же, пересмотр итогов приватизации. Это разгосударствление экономики. Это дерегуляция вообще всего. На сайте «Спутник и Погром» есть текст «60 шагов к свободе», который детально описывает первейшие социально-экономические реформы.

Чесноков:

- На сайте «Спутник и Погром» еще есть текст, который называется «Украинское государство должно быть уничтожено». Вы можете объяснить, почему?

Просвирнин:

- А зачем нам украинское государство? Зачем нам, армянам, украинское государство? Что мы, армяне, с этого имеем?

Нашикян:

- А какое отношение вы имеете к армянам?

Просвирнин:

- Я Просвирнян, как вы.

Чесноков:

- Нас слушает политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Борисович Погребинский. Вечер добрый.

Погребинский:

- Здравствуйте.

Чесноков:

- Господин Просвирнин, который у нас уже переименовался, перекрасился, не удивлюсь, если он в синагогу сейчас пойдет и попросит сделать некую операцию.

Нашикян:

- Армяне не ходят в синагогу.

Егор Просвирнин (слева), Эдвард Чесноков и Елена Нашикян. Фото: Елена Нашикян

Егор Просвирнин (слева), Эдвард Чесноков и Елена Нашикян. Фото: Елена Нашикян

Чесноков:

- Это уже следующий этап. Он у себя израильские корни найдет. Михаил Борисович, господин Просвирнин утверждает, что украинское государство должно быть уничтожено. Вы это, как директор Киевского центра, как можете прокомментировать?

Погребинский:

- Вы знаете, тут уж одно из двух. Либо человек дурачится. А судя по тому, что он довольно серьезный сайт создал, может быть, все-таки за этим стоит какая-то его философия. Как по мне, она очень похожа, если это философия, а не дурачество, на то, как мыслят наши нынешние украинские руководители. Для них важно не то, как устроена реальность, а то, какой они хотели бы ее видеть. Которая ну никак не может состояться в этом виде. Но, тем не менее, они действуют в соответствии с этим виртуальным представлением о реальности. Вот как, похоже, Егор тоже, вот ему хочется так видеть, что будет не нужна, и не будет. Так будет, несмотря на то, что…

Просвирнин:

- Я правильно понимаю, что вы украинский гражданин? То есть вы гражданин страны с африканским уровнем подушевого ВВП

Чесноков:

- Только без оскорблений.

Просвирнин:

- Это не оскорбление, это экономический факт. Которая всерьез рвется в Евросоюз. Сомали, Бурунди и Украина – це Европа. Когда люди из такой красочной страны начинают рассуждать о реальности, я даже не знаю, что сказать.

Чесноков:

- Вы позвольте Михаилу Борисович ответить.

Погребинский:

- Во-первых, я не представляю нашу власть.

Просвирнин:

- А кого вы тогда представляете? Я представляю двести добровольцев, воевавших в рядах вооруженных сил Новороссии на Донбассе.

Чесноков:

- Михаил Борисович представляет украинский политический класс.

Просвирнин:

- Почему мы должны выслушивать ваше мнение? Кто вы вообще такой? Почему нам должно быть интересно то, что вы считаете?

Чесноков:

- Вопрос понятен.

Погребинский:

- Я могу ответить, что я отвечаю лишь за свои слова. И у меня собственная позиция, собственное представление. И, если кто интересуется моей точкой зрения, я более или менее регулярно появляюсь в интернете, и даже иногда на российском телевидении. Так что известно, что я последовательный критик вот этого представления о реальности, которое сегодня диктует такой своеобразный тип поведения украинской власти и украинского актива. Не только власти, а большого количества людей, которые сейчас воодушевлены представлением о том, что хорошо было бы, чтобы России не было. И вот у нас, действительно, будет все классно после того, как России не будет.

Просвирнин:

- Это суть украинского национального проекта. Это уничтожение России, русского народа. Его ассимиляция в украинскую нацию.

Чесноков:

- Так делать-то что, господа?

Просвирнин:

- Необходимо этого не допустить. Так как мы полностью проиграли Украину, так как у нас нет никакой soft power, которую надо было строить предыдущие двадцать лет, то единственное, что нам остается, это hard power, то есть прямое военное вторжение.

Чесноков:

- Это очень важный вопрос. Михаил Борисович, вы поддерживаете идею господина Просвирнина?

Погребинский:

- Во-первых, я хочу сказать, что я впервые за наш короткий разговор услышал разумные слова от Егора. Я просто хочу сказать, что за исключением последних, насчет войны, а то, что, действительно, проиграли Украину и, действительно, 25 лет ничего не делали, чтобы она не пошла по этому пути…

Просвирнин:

- То есть господин со мной согласен, но ему как-то неловко додумывать мысль до конца. Что если мы проиграли Украину, надо что-то делать дальше.

Чесноков:

- Вот это очень тонко. Никто же не спорит, что надо что-то делать. Но что делать? Да, вводить войска?

Просвирнин:

- Когда на Украине министр финансов госпожа Яресько – это гражданин США и бывшая работница Госдепа, у которой это реально в резюме написано, - говорит: вот давайте как-то за Украину бороться. А как вы будете бороться за Украину, которая является чужой колонией?

Чесноков:

- Благодарю Михаила Борисовича.

Нашикян:

- Откуда у вас такие жесткие взгляды? Это из детства?

Просвирнин:

- Взгляды у меня простые. Собрать всю власть и все деньги и отдать русским. Потому что русских в России 80 процентов.

Чесноков:

- А русские – вы как определяете русскость? Вот я русский? Елена русская?

Просвирнин:

- Я считаю, что русский человек тот, кто воспитан в русской культуре и в русском языке. И тот, кто ассоциирует себя с русской нацией и ее интересами.

Нашикян:

- Вы не ответили, какое у вас было детство?

Просвирнин:

- В детстве меня изнасиловали украинцы, и с тех пор я ненавижу Украину.

Нашикян:

- А серьезно?

Просвирнин:

- У меня было прекрасное детство.

Нашикян:

- Вы один в семье?

Просвирнин:

- Да.

Нашикян:

- А кто ваши родители?

Просвирнин:

- Батюшка – театральный режиссер. Матушка- театральный художник-постановщик.

Чесноков:

- Из такой артистической семьи.

Нашикян:

- Вы выросли в семье интеллигентной. Вы родились в Москве?

Просвирнин:

- Нет, во Владивостоке.

Чесноков:

- Это серьезно. В ваше семье были больше либеральные взгляды или русофобия процветала?

Просвирнин:

- Как в семье, в которой процветает русофобия, мог вырасти такой ребенок?

Чесноков:

- Очень многие, например, Чернышевский был сыном священник, сыном попа и ненавидел священничество.

Просвирнин:

- Это у вас в Москве бывает русофобия. Во Владивостоке никакой русофобии нет. Особенно когда рядом Китай, и вопрос межнациональных отношений – это вопрос того, что через границу сто миллионов китайцев в ближайших регионах.

Чесноков:

- Я был два раза во Владивостоке. И там построили мосты, там построен прекрасный аэропорт. Город развивается. Но вкладываются, значит, в Дальний Восток?

Просвирнин:

- Там на самом деле с этими мостами по большей части очковтирательство. Поскольку их построили на остров Русский, на котором по большей части никто не живет.

Чесноков:

- Но сейчас там построили кампус на 40 тысяч студентов. Я там были и видел. Там тысячи студентов.

Просвирнин:

- Ну да, сначала построили мост, потом надо построить то, за чем по этому мосту ездить. Очень логично. Владивосток сейчас переживает некий упадок из-за проблем с торговым и рыболовным флотом. Более того, как вы помните, во Владивостоке были массовые митинги против ограничений на ввоз машин, которые подавлял приехавший из Центральной России ОМОН. И там на самом деле было очень серьезное напряжение с центральными властями.

Чесноков:

- Да, и после этого стали производить машины где-то на заводе «Соллерс».

Просвирнин:

- Поэтому говорить, что во Владивостоке все всем довольны. Нет, не все и не всем.

Чесноков:

- Пишут вам: «Егор, спасибо за ясную позицию без хитрых планов и многоходовочек».

Нашикян:

- Расскажите нам про идею восстановления исторической национальной России.

Просвирнин:

- Идея очень простая. Мы должны жить в русском национальном государстве. Потому что русские в России составляют большинство. У меня очень простая логика.

«Национализм – это равенство»

Чесноков:

- Что такое русское национальное государство?

Просвирнин:

- Это демократическое государство, в котором доминирующей является русская нация. В которой русские равны со всеми остальными народами. Многие говорят, что национализм – это притеснением других народов. Я с этим не согласен. Национализм – это равенство. Потому что, так как русские составляют большинство, то при малейшей демократии они возьмут власть совершенно законным способом.

Нашикян:

- У нас федерация.

Просвирнин:

- У вас федерация.

Нашикян:

- У нас.

Чесноков:

- Пока еще у нас, если вы уважаете конституцию.

Нашикян:

- Мы все – граждане Российской Федерации.

Чесноков:

- Вы еще свой российский паспорт не сожгли?

Нашикян:

- Или вы уже гражданин Америки?

Просвирнин:

- Я за эту конституцию не голосовал. Я за эти власти не голосовал.

Нашикян:

- Мы живем в Российской Федерации. Нам нужно отказаться от Северного Кавказа?

Просвирнин:

- А зачем нам отказываться от Северного Кавказа?

Нашикян:

- Отказаться от всех, останется клочок земли русской, на которой будут жить только русские.

Просвирнин:

- Простите, было Закавказское и Кавказское наместничество в Российской империи. Должна быть отдельная территория со своими законами. Зачем от нее отказываться? Северный Кавказ никуда не денется, потому что Северный Кавказ экономически не самостоятелен. Поэтому они могут сколько угодно надувать щеки, но реально денег у них нет.

Нашикян:

- Хорошо, денег у них нет. Но это же не русские.

Чесноков:

- Зато есть нефть.

Просвирнин:

- Да нефти там тоже особо нет.

Чесноков:

- В 60 млн. баррелей нефти оцениваются запасы Чеченской Республики.

Просвирнин:

- Это смешная цифра на самом деле. У нас ежедневная добыча – 10 млн. баррелей в России.

Нашикян:

- Так вы патриот или националист?

Просвирнин:

- Я националист и патриот национальной России.

Нашикян:

- У нас в гостях обычный простой человек Егор Просвирнин.

Просвирнин:

- Просвирман.

Нашикян:

- Которого цитирует Алексей Навальный, Ирада Зейналова. С чем связан такой большой успех блогера из интернета?

Чесноков:

- Такое внимание к вашей скромной личности?

Просвирнин:

- Тем, что я говорю простые логичные вещи. Я говорю, что если в России 80% русских, то и власть в России должна принадлежать русским.

Чесноков:

- Мы это уже слышали.

Просвирнин:

- Я это буду повторять до тех пор, пока власть в России не перейдет к русским. Все очень просто.

Нашикян:

- Расскажите про свою журналистскую деятельность. Вас цитируют такие люди, а вы говорите, что вы не журналист

Просвирнин:

- Я простой рабочий. Знаете, в советское время был такой типаж человека из народа, который рубит правду-матку. Я простой токарь, рабочий, который рубит правду-матку.

Чесноков:

- А токарь – у вас есть образование соответствующее?

Просвирнин:

- Нет, я сам научился.

Нашикян:

- Где вы учились?

Просвирнин:

- Меня всему научила ленинградская улица.

Нашикян:

- На журналистику где вы учились? Что вы закончили?

Просвирнин:

- Я посещал РГГУ – Российский государственный гуманитарный университет. Историко-филологический факультет.

Нашикян:

- Я вас цитирую: «Я формирую сознание людей, а их сознание формирует их действия. А их действия окружающую реальность».

Чесноков:

- Мания величия.

Нашикян:

- Вы дальше пишете про то, что вот наконец-то появился русский народ с русским сознанием и с русским мировоззрением. Когда количество носителей идеи в обществе становится более 10%, они начинают необратимо изменять реальность вокруг себя.

Чесноков:

- Практически ленинско-марксистский заход у вас.

Нашикян:

- Вопрос: что это за реальность с русским сознанием и русским мировосприятием?

Просвирнин:

- Вы знаете, говорят, в прошлом году, когда были активные боевые действия на Донбассе, на адрес сайта «Спутник и погром» пришло свыше 300 писем от читателей с просьбой проводить их на курорты Донбасса. Люди захотели в разгар боевых действий съездить отдохнуть. Славянск – курортный город. Как добраться? Поэтому эти люди, часть из них туда добралась. И немножко поформировала реальность. До сих пор все украины плачут. Поэтому никакой мании величия нет. Что есть, то говорю. Чего нет, того не говорю.

Нашикян:

- Вы говорите: будут изменять реальность.

Просвирнин:

- Они не будут, они уже изменяют.

Нашикян:

- Что такое русское мировосприятие?

Просвирнин:

- Русское мировосприятие – это восприятие мира в соответствии с русскими интересами, в соответствии с русскими политическими интересами, русской историей и русской культурой.

Нашикян:

- А какие у нас русские политические интересы?

Просвирнин:

- Вы, например, очень очаровательная армянская женщина. В ответ на предложение создать демократическое русское национальное государство вы взвились, как будто вас в задницу кто-то иголкой уколол: как это можно вообще! Русским – и власть! Вы что?!

Нашикян:

- Нет, неверно.

Чесноков:

- Вы приписываете Елене слова, которых она не говорила.

Нашикян:

- Я за толерантность, так же, как и вы. За европейские ценности. Я считаю, что человека нельзя судить ни по его внешним данным, ни по национальным признакам, ни по религиозным. Но вы делите всех людей.

Просвирнин:

- Вот видите, мы вас судим по тому, что вы говорили. На вопрос о русском национальном государстве вы не сказали: «А как же Рязань?», «А как же Вологда?» Вы сказали: «А как же Кавказ?» Что же будет с Кавказом?

Нашикян:

- Элементарно. Я вас спросила: что будет с Чечней, с Ингушетией? Они же входят в состав Российской Федерации.

Просвирнин:

- А что будет и что есть со 120 миллионами русских?

Чесноков:

- Мы уперлись в тупик. У нас на линии театральный критик Екатерина Писарева. Ибо мы говорим не только о перспективах на 2016 год, но и об итогах 2015 года. Отдохнем от политики и национального вопроса. Екатерина, что было настоящим прорывом в театральной жизни 2015 года?

Писарева:

- Если говорить о театральной жизни 2015 года и о прорывах, то, я думаю, к сожалению, мы не избежим такой темы как скандалы. Настоящим прорывом года стал скандал вокруг премии «Золотая маска».

Чесноков:

- В чем скандал был?

Писарева:

- Скандал заключался в том, что некоторые члены экспертного совета были не согласны с другими членами экспертного совета.

Чесноков:

- И подрались?

Писарева:

- Практически.

Чесноков:

- Не будем выносить сор из нашего театрального закулисья. А положительное что в театральном мире было?

Писарева:

- Если говорить о знаковых событиях в этом сезоне, то прорывом можно назвать «Сказки Пушкина», это постановка американского режиссера-авангардиста Боба Уилсона.

Чесноков:

- В каком театре?

Писарева:

- В Театре Наций.

Чесноков:

- Слышите, Егор? В Театре Наций.

Нашикян:

- Режиссер – американец.

Чесноков:

- Это лучшая пьеса года.

Нашикян:

- Вас это ущемляет?

Просвирнин:

- Меня это никак не ущемляет до тех пор, пока режиссер-американец не претендует на политическое господство.

Чесноков:

- Екатерина, остается неделя до Нового года. Что в театре можно посмотреть?

Писарева:

- Продолжение исследования Камы Гинкаса романа «Преступление и наказание» Достоевского «По дороге в…», премьера этого сезона. Это в Московском ТЮЗе. Обратить внимание на премьеру в театре «Сфера» - «Старший сын». По Вампилову. Если еще не видели «Бег» Юрия Бутусова в театре Вахтангова, обязательно посмотреть. Прекрасный спектакль, такой магический.

«Мы вступаем в год социальных протестов»

Чесноков:

- Благодарю театрального критика Екатерину Писареву. И все-таки прогноз на 2016 год. Егор, вы говорили, что президент в 2016 году уйдет.

Просвирнин:

- Не в 2016 году, но он уйдет до конца срока.

Чесноков:

- В смысле, раньше.

Просвирнин:

- Мы вступаем в год социальных протестов. Пока деньги были, можно было всерьез слушать про эту многонациональность, дружбу уродов, 666 народов нашей великой Родины.

Чесноков:

- Это метафоры, которые вы очень любите.

Просвирнин:

- Сейчас деньги кончились. Сейчас начинается вопрос о том, кому принадлежит политическая власть в стране и кто вообще эти люди. И кто за них голосовал, кто их выбирал, кого они представляют.

Чесноков:

- Вы утверждаете, что президент уйдет раньше положенного срока. Я прав?

Просвирнин:

- Я сказал это еще в 2012 году.

Чесноков:

- Если вдруг он все-таки не уйдет и вы будете не правы, вы готовы съесть в эфире нашей программы свой галстук?

Просвирнин:

- У меня нет галстука. Потому что я простой рабочий человек. Но если вы мне подарите галстук, то я его съем в эфире.

Чесноков:

- Хорошо.

Просвирнин:

- Я думаю, если Путин не уйдет от власти, то я не буду есть галстук в эфире, а отдыхать где-нибудь на курортах Магадана.

Чесноков:

- Посмотрим.

Нашикян:

- А какие прогнозы? Я знаю, что у вас есть дар предвидения.

Чесноков:

- Как у Кассандры.

Нашикян:

- Что вы предвидели в 2014 году, и это сбылось?

Просвирнин:

- Я говорил, что Украины не будет, Украина разваливается.

Нашикян:

- Это вы когда говорили?

Просвирнин:

- Да это я постоянно говорю.

Чесноков:

- Попал пальцем в небо.

Нашикян:

- В 2016 году что нас ждет?

Просвирнин:

- Нас ждут массированные социальные протесты. Нас ждет начало распада государственной системы многонационалии, что поднимет впрямую национальный вопрос.

Чесноков:

- А не испортит национальный вопрос москвичей? Квартирный вопрос их испортил, как Булгаков сказал. Может, национальный вопрос испортит?

Просвирнин:

- Я не очень понимаю, кто такие москвичи. Я не москвич. Но говорят, что Москва – это как бы очень такой богатый город. Живут разные богатые многонациональные люди. А я думаю, что мы, простые русские парни из провинции, будем брать авоськи, Калаши и ездить в Москву за пропитанием на Рублевку.

Чесноков:

- А совет-то дайте людям, что делать? Пессимистам учить устройство автомата Калашникова? Или, наоборот, соль запасать?

Просвирнин:

- Ищите единомышленников и создавайте первичные социальные структуры на земле. У вас должно быть пять телефонов своих друзей, по которым вы можете позвонить, если что-то начнется.

Чесноков:

- В любое время дня и ночи.

Просвирнин:

- Да.

Чесноков:

- Вашими бы устами да мед пить. Это «Цепные псы», заключительная программа нашего года. Нам шлют эсэмэски. «Даже братья Стругацкие не надумали, что делать в России. Может, попытаться жить трезво и по совести, как предлагать Солженицын? Дима».

Просвирнин:

- А по совести, простите, чья Россия должна быть страной? Если так трезво и по совести? Мы упираемся в то же самое. Трезво и по совести Россия должна быть страной русских, демократическим, европейским национальным государством. где русские осуществляют свою власть посредством системы демократических выборов.

Нашикян:

- Ущемлять это не будет другие национальности?

Просвирнин:

- Пока что ущемляете меня вы, заставив уже минут десять говорить про проблемы Кавказа.

Чесноков:

- Если вы журналист и политолог, вы должны говорить…

Просвирнин:

- Я за равноправие всех народов. Поскольку русские при 80% населения в России будут автоматически равноправие применять.

Чесноков:

- Какое ваше самое сильное театральное впечатление? Какая вам пьеса русских драматургов больше всего нравится?

Просвирнин:

- Больше всего в уходящем году мне понравилась пьеса «Евроинтеграция Украины».

Чесноков:

- Ну, дорогие друзья, мы вас любим. Оставайтесь с нами. Дай бог, чтобы все было хорошо.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ