2016-09-20T10:27:07+03:00

В Крыму на избирательных участках играли свадьбы и стояли в очередях даже 95-летние старики

В Крыму на избирательных участках играли свадбы и стояли в очередях даже 95-летние старикиВ Крыму на избирательных участках играли свадбы и стояли в очередях даже 95-летние старики

Обсуждаем итоги выборов губернаторов в регионах в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

В Крыму на избирательных участках играли свадбы и стояли в очередях даже 95-летние старики

00:00
00:00

Афонина:

- С вами, как всегда в это время, в студии Анастасия Бондарева и я, Елена Афонина. Поскольку сегодня у нас такой спецвыпуск программы «Губернатор», в эту студию мы пригласили руководителя Центра экономических и политических реформ Николая Миронова. Конечно, выборы будут в центре нашего внимания, поскольку не только выборы в Госдуму проходили вчера, но еще и выбирали Заксобрания в 39 регионах, в Коми, Туве, Чечне, Забайкальском крае, Тверской, Тульской, Ульяновской областях прошли прямые выборы высших должностных лиц, то есть губернаторов. Глав Карачаево-Черкесии и Северной Осетии выбирали местные депутаты из трех кандидатур, предложенных президентом нашей страны.

Для того, чтобы понять, как обстоит дело именно в этой части выборов, которая касается глав регионов, мы подготовили небольшую справку.

«Губернаторов вчера выбирали жители семи регионов России, при этом в нескольких из них голосование было досрочным. В Республике Коми оно потребовалось после ареста губернатора Вячеслава Гайзера. В Тверской области в марте ушел в отставку Андрей Шевелев. В Забайкальском крае после задержек зарплат бюджетникам и провала программы по переселению из аварийного жилья уволился Константин Ильковский. В Тульской области, не дожидаясь окончания срока, пост покинул Владимир Груздев. А в Ульяновской области, в Чечне и Республике Тува закончились полномочия руководителей, но все они пошли на новый срок.

Сюрпризов в итоге не случилось, во всех регионах побеждают действующие лидеры. Рамзан Кадыров набрал 97% голосов, в Туве нынешний глава республики Шолбан Кара-оол получил почти 85% голосов. 74% - в Тверской области у Игоря Рудени. У тульского врио губернатора Алексея Дюмина 84% голосов. Сергей Гапликов, исполняющий обязанности руководителя Республики Коми, набрал 61%. Самые низкие результаты показали губернатор Ульяновской области Сергей Морозов и Забайкальского края Надежда Жданова (54 и 53% соответственно). Еще в двух регионах руководителей выбирали депутаты народных собраний. В Карачаево-Черкесии они вновь проголосовали за Рашида Темрезова, в Северной Осетии – за Вячеслава Битарова».

Афонина:

- Мы сегодня обсуждаем, насколько были предсказуемы итоги выборов. Давайте мы выборы в Госдуму оставим в стороне и возьмем именно этот сегмент – выборы губернаторов. Для вас лично были какие-то неожиданные моменты?

Миронов:

- Действительно, об этих выборах мало говорили и вспоминали, все говорили про думские выборы, про интриги. Да, называли два региона, которые сейчас прозвучали у нас в сюжете. Это Ульяновская область и Забайкальский край, где ожидали определенную интригу, может быть, по сценариям 15-го года, когда у нас и непредсказуемые результаты бывали, но эта проекция на 15-й год была не совсем верна в данном случае. Интриги серьезной в обоих регионах на самом деле не было, результаты были более-менее предсказуемые. Конечно, мог сказаться какой-то форс-мажорный фактор, но в реальности мы получили именно то, что и ожидалось. Хотя действующие губернаторы в обоих случаях получили небольшой перевес над 50%, там угроза второго тура постоянно нависала, а это для губернаторов всегда серьезный провал. Их оппоненты получали хороший процент, но мы видим по цифрам, что они далеки все-таки от кандидатов-лидеров. Это хорошие проценты – почти 30 у Мерзликина в Забайкальском крае и 25% у Куринного в Ульяновской области. Это серьезные региональные политики, у них есть хорошее будущее. Это значит, что следующие выборы могут быть с серьезной интригой, это значит, что и думские выборы следующие, и т.д. Это региональная элита, но сейчас видно, что они далеки все-таки были от победы на этих выборах.

Афонина:

- Была еще одна интрига на этих выборах. Она не была связана с губернаторами, потому что есть на территории РФ отдельный регион, на который было обращено всеобщее внимание. Этот регион стал, скажем так, определенной, если брать политическую карту, точкой, к которой было приковано всеобщее внимание. Я думаю, такая подводка дала понять, о чем пойдет речь и куда мы сейчас переносимся. Конечно же, в Крым, выборы в котором объявили не признанными и в Америке, и во Франции, и на Украине (это понятное дело). А как чувствовали себя сами крымчане? Сейчас на связи с нашей студией корреспондент «Комсомольской правды» в Крыму Анастасия Медынцева. Настя, я смотрю по информационным сообщениям, заявлений о том, что были какие-то вбросы, нарушения, именно с территории Крыма не поступало. Как проходили выборы у вас?

Медынцева:

- Уже с самого утра, с 8 часов на многих участках выстроились очереди. Что удивило? Если украинские власти, меджлис, который запрещен в России, призывали, например, тех же крымских татар не голосовать, игнорировать полностью выборы, то по факту крымские татары на своих участках первые стояли в очереди. Удивили именно старики, дедушки, которым по 95 лет, заранее прислали своих внуков, чтобы проверить, не забыли ли о них, есть ли для них бюллетень. У нас прямо на избирательном участке была крымско-татарская свадьба. У них двойной праздник, они не только сыграли свадьбу, но и не забыли проголосовать. Каких-то провокаций на территории Крыма не было. Нужно отдать должное нашим правоохранителям.

Афонина:

- Впервые после воссоединения с Россией в 2014 году в Крыму проходили выборы. Это для крымчан стало каким-то праздником? Говорят, россияне привыкли, мы слышали такое мнение: от нас ничего не зависит, мы на выборы не ходим, потому что… Вот крымчане на выборы пошли?

Медынцева:

- Крымчане на выборы пошли. Конечно, не такое количество людей, как на референдум. Тогда, в 14-м году, люди действительно шли все, там явка была под сотню процентов. Сейчас явка меньше. ЦИК еще не дал окончательные результаты, но предварительно, по мнению политологов, эта явка составит примерно 50, максимум 60%. Это уже неплохо для Крыма, я считаю, достойный результат.

Афонина:

- Николай Михайлович, а стоило ли ждать более высокой явки от крымчан?

Миронов:

- Да нет. А зачем сейчас нужна была бы 100-процентная явка? Всегда на парламентских, да и на президентских выборах она примерно на этом уровне и находится. Говорят, по России явка сейчас чуть ниже была, чем ждали, но в Крыму она вполне достойная. Это же не чрезвычайное событие. Тогда люди шли определять свою судьбу, дальнейшую свою историю, и они ее определили.

Афонина:

- А сейчас рабочий момент.

Миронов:

- Сейчас рабочий момент, у многих свои дела. Это текущая ситуация, это не судьбоносный вопрос для них.

Афонина:

- Давайте вернемся к выборам губернаторов. 7 регионов выбирали своих глав. Скажите, для тех, кто приходил на избирательные участки, кто видел этот дополнительный бюллетень, где были указаны несколько фамилий, это было судьбоносное решение или тоже, как на думских выборах: за нас все равно всё решат?

Миронов:

- Федеральные выборы всегда определяют повестку на региональных. Поэтому когда ты совмещаешь выборы, то всегда возникает общая история, и к губернаторским выборам уже не относятся как к самостоятельным, и к ним приковано не так много внимания. Но для людей это вопрос другой. Когда люди голосуют за депутатов Государственной Думы, у многих возникает скепсис: а что решают депутаты? Губернатор это тот человек, который будет принимать все решения в своем регионе, поэтому там, где проходили губернаторские выборы, там явка повыше. И там, где выборы в Законодательное собрание, кстати, тоже это повлияло. Для людей это гораздо более близкое решение, чем думские выборы.

Афонина:

- Я хочу обратиться к тем нашим радиослушателям, которые вчера в том числе выбирали глав регионов. Огромная просьба позвонить и сказать, по какому принципу вы голосовали. Вот вы приходите на избирательный участок, и там несколько кандидатом, в этом губернаторском списке. На что вы ориентируетесь, каким образом выбираете человека, от которого будет зависеть жизнь в вашем регионе?

Бондарева:

- Наверное, надо вернуться к несостоявшейся интриге по Тверской области, где сняли с выборов достаточно сильного соперника, по мнению многих экспертов. Это представитель КПРФ Вадим Соловьев. Я напомню, 74% сейчас у врио губернатора. Николай Михайлович, ваша оценка? Интрига не состоялась, а могла бы быть?

Миронов:

- Да, безусловно, была бы интрига. У Соловьева очень сильные позиции в регионе, и он бы, безусловно, составил значительную конкуренцию. Надо еще понимать специфику Тверской области. Регион очень бедный, честно говоря, там социальная проблематика на первом месте. Уже стартовый рейтинг у Соловьева был достаточно высоким, а если бы он еще провел кампанию за социальные интересы, против губернатора, который новый человек, ему нечего было пока сказать особенно или сказать о каких-то своих достижениях (а «Единая Россия» в регионе не имела высоких рейтингов), то, честно говоря, была бы интрига, и мог бы быть второй тур. Здесь сложно прогнозировать, это из области фантазий. Но если сейчас посмотреть на те результаты, которые есть, то мы видим, что, например, Илья Клейменов из «Коммунистов России» (есть такая партия, которая немножко дублирует КПРФ) набрал почти 10% голосов. Я думаю, что люди просто думали, что это коммунисты, поэтому за него голосовали.

Получилось, что довольно значительная часть электората Тверской области просто не нашла своего кандидата. Наверное, они присоединились к действующему губернатору, потому что не хотели что-то уж совсем ломать, но лучше было бы, если бы у них был свой кандидат. И в этом смысле многие говорили, что конкурентность была несколько ослаблена.

Афонина:

- Нам пишет Евгений из Бийска, который спрашивает, кто в Забайкалье победил.

Миронов:

- Наверное, он не ходил на выборы.

Афонина:

- Наверное, не только не ходил на выборы, но и не очень следит за информационным потоком.

Миронов:

- Наталья Жданова победила от «Единой России».

Афонина:

- У Натальи Ждановой не очень высокий рейтинг сейчас – 53% избирателей за нее свои голоса отдали. Равно как и в Ульяновской области, там тоже чуть более 53% голосов было отдано за Сергея Морозова. Когда перед избирательной кампанией приводились определенные финансовые рейтинги тех, кто претендует на губернаторскую должность, Морозов, насколько я помню, был среди тех, кто оказался в лидерах финансовых.

Бондарева:

- Да, именно он возглавлял этот рейтинг, который ЦИК составлял. Если говорить о показателях региона, хотя он возглавляет его достаточно давно, по-моему, с 2004 года, но рейтинги самого региона достаточно низкие. Например, рейтинг социально-экономического положения с 48-го на 55-е место по итогам прошлого года спустился. У самого Морозова рейтинг эффективности губернаторов, который готовит Фонд развития гражданского общества, мы тоже видим его на достаточно низких позициях.

Миронов:

- Да, это требует пояснения.

Афонина:

- Мы дозвонились до редактора «Комсомольской правды» в Ульяновске Сергея Куприянова. Я думаю, нашим журналистам на месте виднее, почему народ пошел и проголосовал за Морозова. Сергей, назвать протестным это голосование сложно. Все-таки Морозов, пусть и с небольшим преимуществом от 50%, но лидирует. Почему народ за него проголосовал?

Куприянов:

- Если отвечать на ваш вопрос откровенно, то, наверное, причина основная заключается в том, что сработал административный ресурс. Дело в том, что если смотреть по явке по нашему региону, то самая высокая была в южном кусте так называемом. Это районы и области, которые находятся дальше всего от регионального центра. Там явка составила более 80%. Наши ульяновские эксперты в один голос утверждают, что это просто невозможно, немыслимо, явно сработал административный ресурс. Кроме того, у нас в Ульяновске очень активно применялись разного рода технологии, которые тоже поспособствовали победе губернатора. Во-первых, у нас были очень сильные претенденты от «Коммунистов России», которые должны были оттянуть голоса у главного конкурента – Куренного. Это наш кандидат от КПРФ. Также в губернаторских выборах участвовал сын первого губернатора Ульяновской области Олег Горячев. Сработала такая ностальгия, многие люди (порядка 5%) отдали свои голоса ему. И плюс неплохо сработал кандидат от ЛДПР, тоже оттянул протестные голоса у Куренного. В совокупности все это сыграло на руку действующему губернатору. Ну и плюс, конечно, поддержка Кремля тоже сказалась. Это, естественно, не всё, были другие причины, факторы, я озвучил основные.

Афонина:

- Николай Михайлович, что это за таинственный административный ресурс, о котором мы не первый раз слышим? Каким образом он применяется? И почему было 53% голосов отдать именно за Сергея Морозова? Народ им недоволен, а голоса свои отдает.

Миронов:

- Значит, не так уж недоволен все-таки народ. Потому что за счет административного ресурса действительно можно накрутить голоса, но обычно это сразу видно по ряду факторов. Это влияет на явку и разрыв, он разный у кандидатов. В данном случае все-таки разрыв большой у Куренного и у Морозова, он составляет почти 20%, это существенная разница. Если бы у Куренного был рейтинг существенно выше, то он подошел бы ближе к Морозову. Разница слишком большая. Когда они идут вровень, тогда можно говорить о том, что где-то что-то подкрутили, могут быть какие-то сомнения. Я при этом не ставлю под сомнение то, что сказал коллега из Ульяновска, ему виднее, он там находится. Действительно, когда в дальних районах явка слишком высокая, это наводит на мысли. Но здесь еще интересно посмотреть, когда явка имела место. У нас по Петербургу в 14-м году было интересное явление, когда 10% людей пришло до 10 утра и 10% людей пришло после 6 вечера. Вот это действительно странная явка, потому что она аномальная, не в то время, когда люди обычно ходят на выборы. Если это есть, значит, могли приехать с открепительными, могли нагнать людей, все что угодно могло быть, это надо проверять. Вполне возможно, что здесь это было. Административный ресурс прямой, то есть накрутки, сейчас применяется гораздо меньше, чем раньше. В основном сейчас административный ресурс косвенный, но он тоже важный. Это перекосы в средствах массовой информации, когда освещают деятельность кандидатов – одного больше, другого меньше. С этим, кстати, бороться оппозиционные кандидаты вообще не могут, и это на них очень сильно влияет. Сдирают агитацию, уничтожают агитматериалы, срывают встречи – такие вещи сейчас бывают. Было это в Ульяновске или нет, надо спрашивать тамошних наблюдателей. Если было, то могло повлиять на результат, но все-таки разница между ними большая.

Афонина:

- Все равно я не очень понимаю. Если речь идет о выборах именно губернатора, человек понимает: вот меня не устраивает то, как я живу, я иду и голосую за другого кандидата. Однако, нет, меня не устраивает, как я живу, но голосую я опять за того же человека.

Миронов:

- Давайте вспомним Иркутск. Там что произошло? Не избрался действующий губернатор. Вышел во второй тур, а тут еще хуже провалился. Кстати, там накрутки как раз стали понятны, какие они, от 8 до 10% составляли, если брать разницу, которая в итоге возникла. Пропали голоса просто у действующего губернатора, где-то 8-10%. Здесь больше разница.

Афонина:

- Нам дозвонился Владимир.

- Здравствуйте! Я с Ульяновской области и хорошо знаком с выборами, как они там проходят. Дело в том, что губернатор Морозов, в принципе, не является авторитетным человеком в области. Вот если мы возьмем всех членов администрации районов, городских, относящихся к этому сегменту существования, члены их семей. Примерно это есть те голоса, которые проголосовали за него. Потому что не хотят просто что-то менять в своей жизни. Пусть немного хреново, зато постоянно хреново. И те, кто не пришли на выборы, они даже на йоту не сомневались, что административный ресурс работает. Люди, что не пришли не выборы, показали свое недоверие губернатору. К сожалению, что они не пришли.

В Ульяновской области, в областной администрации есть достойные люди. Например, в управлении сельского хозяйства. Но им не дают ходу. Морозов сел на свое место и сидит. И боится оттуда куда-то деться. Я не пойму, почему президент его приглашает, поддерживает, вместо того, чтобы…

Больше хочу сказать. О нем ходят различные слухи, байки о его пристрастии к наркотикам, прочие моменты. Вся область…

Афонина:

- Давайте мы не будем слухи-то транслировать!

Николай Михайлович, у Коренного родственников меньше, поэтому за него 26 процентов голосов?

Миронов:

- Коренной не во власти, поэтому у него нет в подчинении большой армии чиновников. Видимо, это имеет в виду наш слушатель. Конечно, надо понимать, что чиновников меньше, чем избирателей в регионе. И они не могли бы, придя на выборы, обеспечить настолько высокий результат.

Конечно, голосовали не только они одни. Наверное, наш слушатель имеет в виду мобилизацию работников бюджетных учреждений. Это всегда происходит. Действительно. И здесь большой вопрос к тому, приходят ли другие избиратели. Если все сидят по домам и говорят: ой, да за нас все решили, ой, господи, зачем я пойду? Кстати, многие сейчас кивнули, слушая наши слова. Товарищи или господа, вы сами будут виноваты тогда в том, что дальше будет продолжаться та ситуация, которой вы не довольны.

Понятно, что одного вашего голоса ничего не изменится, но когда так думают десятки тысяч людей, банально, на тех же выборах электорат «Яблока» в массовом масштабе не пришел на выборы, для того, чтобы не отдавать кому-то победу. В итоге «Яблоко» не получило не только 5 процентов, но даже 3. И они этим просто убили свою партию.

То же здесь. Я сижу дома. Я ненавижу губернатора Морозова. Я не пойду на участок. Я самый такой. И сиди, самый такой, дальше.

Афонина:

- По поводу соответствия реальности и рейтингов. Нужно ли на них обращать внимание? Вот губернаторские рейтинги. Ульяновская область, в Забайкальском крае, где не так много набрали губернаторы голосов. Это отражает реальность?

Миронов:

- Отражает. Кстати, явку нашел. На выборах в Ульяновской области 50,3 процента дает портал один. Ноне половина же. Взять регион и населить своими родственниками и там жить. Все-таки 50 процентов явка – это много. Это не гастарбайтеры, это не кто-то пришел по открепительному и не только мобилизованные бюджетники. Это значит, что были и жители области.

Что касается рейтингов. Ульяновская область, несмотря на то, что действительно, видимо, накопилось недовольство в ней, была лидером рейтингов инвестиционной привлекательности. Это означает, что в регион заходил капитал, в том числе, федеральные деньги и деньги инвесторов. В том числе, думаю, иностранных. Создавались производства. Действительно, Морозов очень старался для того, чтобы это происходило. И федеральный центр требовал от губернаторов определенных показателей в этой области.

Ульяновская область была одной из первых. И за это она получила дополнительные бонусы. Думаю, это сказывалось и на уровне жизни, но тут жители сами поправят меня. Но потом, после того, как наступил кризис, санкции, прекратились зарубежные инвестиции, внутренний спрос. И в кризисе оказались именно те регионы, которые демонстрировали промышленный рост. Это и Свердловская область, и Пермский край. Традиционные промышленные регионы, которые пытались создать промышленные производства. В частности, Калуга. Сборка.

Здесь начались кризисы. И в Ульяновской области в том числе были сокращения, забастовки довольно серьезные. Наверное, их отголоски мы и слышим.

Тут палка о двух концах. Я в данном случае не хвалю губернатора Морозова, но в то же время этот регион был лучше, чем другие.

Рейтинг политической выживаемости составляется в основном на основе отношения федеральных руководителей уровня администрации президента, правительства, федеральных ключевых структур – отношение к региону, как он выстраивает с ними отношения. Был период, когда у Морозова были непростые отношения с федеральным центром. Это было связано в том числе с историей вокруг мэра города Ульяновска. Дальше этот конфликт просто был снят, но одно время он существовал. Поэтому Морозов в этих рейтингах гулял вверх-вниз. И оказывался не на самых лучших позициях.

Он реально выправился. И несмотря на сложные выборы, получил мандат доверия. И я обращаю внимание на разницу в голосах между кандидатами.

Афонина:

- Еще один телефонный звонок.

- Здравствуйте! Плохому танцору всегда что-то мешает. Так и нашим либералам. То административный ресурс, то плохая явка народа. Как будто административным ресурсом можно заставить народ прийти! И даже если бы административным ресурсом заставили прийти, то почему они считают, что народ проголосовал за них? Это мне непонятно!

Афонина:

- Вы из какого региона вы звоните?

- Московская область.

Афонина:

- Это была просто реплика. Мы просили звонить тех, кто выбирал главу региона.

Давайте подведем итоги. Почему не произошло неожиданностей на губернаторских выборах. Почему Рамзан Кадыров, хорошо… 97 процентов избирателей за него проголосовали. Тут все понятно. Почему в других проблемных регионах выбрали действующую власть?

Миронов:

- Оппозиции не всегда легко дается выдвинуть кандидатов, которые могут победить. Это связано и с тем, что людей высокого уровня подготовленности немного. Они, кстати, и побеждают, когда они находятся. Либо вровень идут. И у них хороший процент.

Конечно, сказывается и то, что людям сейчас хочется уверенности и стабильности. Они боятся отдавать свой голос тем, кого они хуже знают.

Афонина:

- Может, они боятся ответственности?

Миронов:

- Да. Это правда. И к принятию самостоятельных политических решений основная масса нашего народа не готова. Они хотят кому-то отдать свою власть, свой суверенитет, свои права. И вы будете за нас решать и решать хорошо.

Афонина:

- Поэтому мы слышим: это хорошо, что «Единая Россия» будет конституционным большинством в Думе, поскольку мы точно будем знать, кто принимает те или иные решения. Кто виноват.

Миронов:

- Они могут любого министра уволить. Это надо сказать, чтобы все знали. Если не уволили, значит, не захотели.

Афонина:

- Спасибо!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ