2016-12-27T22:49:34+03:00

Интервью с губернатором Красноярского края Виктором Толоконским

Губернатор Красноярского края Виктор ТолоконскийГубернатор Красноярского края Виктор ТолоконскийФото: Мария ЛЕНЦ

Только в программе "Губернатор".

Губернатор. Интервью с губернатором Красноярского края Виктором Толоконским

00:00
00:00

Арасланов:

- Здравствуйте! Гостем нашего сегодняшнего эфира стал губернатор Красноярского края Виктор Толоконский.

Толоконский:

- Здравствуйте!

Арасланов:

- Язык не поворачивается сказать «день добрый». Сегодня день траура по всей стране. Три человека, которые были на борту, люди родом из Красноярского края. Все члены ансамбля имени Александрова. Для области это тоже день не проходной. Какая-то помощь родственникам, слова поддержки, мероприятия в храмах региона?

Толоконский:

- Сегодня траурный день. Вчера известие о катастрофе вызвало трагические чувства и ощущения. Мы скорбим по всем погибшим. Трое наших земляков, молодых совсем… Молодые юноши, артисты ансамбля имени Александрова, выпускники наших учебных заведений. Один выпускник хореографического колледжа, один – института музыки и театра, один колледжа культуры.

Сразу мы связались с родственниками. Сегодня сформирован, в том числе, мои коллеги из правительства будут сопровождать, психологи МЧС. Вероятно, завтра утром они вылетят в Москву. Вся помощь будет оказана. Конечно, мы поддержим, но ребят не вернуть. И все равно чувство будет очень долгое. Мы всегда будем помнить этих ребят, журналистов, которые были на борту, доктора Лизу. Это все известные люди. Они были на задании. Это была государственная задача, решение которой очень важно для всего нашего общества.

Арасланов:

- Да и год был непростым. И для страны в целом. И во внешнеполитических вопросах, внутриполитических. Я не думаю, что у нас в стране есть хоть один глава региона, который бы сказал, что да, г од был простым.

По итогам года, к которым пришел Красноярский край, становится очевидным, что за 16-й год доходы регионального бюджета удалось увеличить если не в разы, то на порядок.

Толоконский:

- Действительно, год сложный. Мы очень трудно его начинали, потому что именно январь был отмечен самыми низкими ценами на практически всю продукцию, которую производят предприятия края. И нефть, и никель, и медь, алюминий, золото, металлы платиновой группы. Очень резкое падение цен в конце прошлого года. И мы уже по концу года вышли с недостатком получаемых доходов. И начинали год в такой ситуации, что буквально в январе я вынужден был принимать решение об особом порядке исполнения бюджетом. Ограничивали расходы капитального характера. Мы в начале года не разрешали открывать финансирование на новые объекты, которые были в программе, в бюджете. Было очень непросто, хотя в то же время в том же январе, когда мы обсуждали проблемы экономического характера с нашими крупнейшими компаниями, а в крае работают все самые известные мировые лидеры, общероссийские компании «Норникель» и «Роснефть», «Русал», «Полюс золото» и много других такого же уровня компаний. Все равно мы верили в то, что ситуация переломится, что цены будут расти. И мы преодолеем, мы по результатам 15-го года были абсолютно уверены в устойчивости нашей экономики. Уже было известно и в том году, что все санкции, изменения курсовые, изменения на валютных рынках, они не подавили нашу экономику. Да, как и во всем мире не было активного роста, но и не было кризисных явлений.

Мы верили. Мы очень трудно проходили первый квартал, мы изменили весь порядок распределения бюджетных лимитов, очень серьезно сдерживали и ограничивали наши расходы. Но, тем не менее, все-таки оптимистические настроения оказались более верными. И мы завершаем текущий год с ростом собственных доходов. Мы в этом году увеличим налоги порядка на 17-18 миллиардов рублей, за 15-16-й почти на 40 миллиардов. При этом еще в 14-м году, приехав в край, понимая, какие масштабные задачи нам предстоит решать по развитию инфраструктуры края, огромные территории, у нас всегда сложная проблема транспортных коммуникаций, всегда сложные проблемы энергетического обеспечения, коммунального хозяйства. Нам не хватает многих объектов социальной сферы, высокий износ. И я, начиная 15-й год, ставил задачу, чтобы мы за два бюджетных цикла, за 6 ближайших лет, начиная с 15-го года, увеличили доходы своего бюджета на 100 миллиардов рублей.

Арасланов:

- Достаточно амбициозно.

Толоконский:

- Край обладает мощнейшей экономикой. И мы серьезно находимся в парадигме того, что рост качества жизни на территории края в многом должен определяться собственной экономикой, повышением эффективности собственной экономической деятельности. Мы не можем, как многие регионы, рассчитывать на федеральные программы. У нас край-донор. Край, который обеспечивает серьезное налоговое отчисление в федеральный бюджет. И мы должны поднять эту эффективность. И я благодарен нашим предприятиям, они все эту задачу приняли. И этот рост не само собой получился. Предприятия очень серьезно повысили эффективность, добавили в своей работе. И у нас росли инвестиции в э то время, доходы населения. Мы постарались нигде не только не снижать, мы должны были решить задачу задела на будущее. 400миллиардов рублей у нас годовой объем инвестиций при валовом региональном продукте около 1 триллион 560 миллиардов рублей. Это соотношение объема инвестиций к ВРП примерно в 23-24%. Это показатель неплохой.

Арасланов:

- Про сельское хозяйство хочется поговорить. Первое место по объему сельского хозяйства в Сибирском федеральном округе.

Толоконский:

- По объему мы не первые. У нас недостаточно большой объем, всего миллион гектар пашни, которую мы используем под зерновые культуры. У нас в крупных хозяйствах 74 тысячи коров. Это небольшое поголовье. Намного больше объемы в Алтайском крае, в Омской, Новосибирской областях. Но по качественным показателям, по урожайности край устойчиво получает около 25 центнеров с гектара зерновых, когда в регионах крупных это 14-15, иногда 16 центнеров. А тут 25. Здесь очень высокая культура земледелия традиционно. Много вносится минеральных удобрений. Проведено масштабное обновление техники. Надои выше, чем в соседних регионах. Это край выделяет. И мы в этом году получили один из лучших урожаев за всю историю современных наблюдений. Почти 2 с половиной миллиона тонн зерна с одного миллиона гектар. Но еще важней то, что нам удалось в уходящем году добавить серьезно мощности по глубокой переработке. Я с первых дней, приехав в край, говорил, что два с половиной миллиона тонн зерна не очень адекватно тем объемам животноводства, которые имеем. У нас очень мало было переработки. Мы каждый год решаем сложную задачу – около полутора миллионов тонн зерна мы должны из региона вывозить. Мы поставляем зерно и в зерносеющие регионы, в тот же Алтайский край на переработку, поставляем зерно в Ленинградскую область, на Дальний Восток. Больше миллиона тонн, будучи отрезанными от портов, мы не можем, как хлеборобы Краснодарского, Ставропольского края до Новороссийская, до портов Приморья по 5 тысяч километров. И транспортный тариф всю эффективность просто убьет. Мы должны находить более сложные пути регионального экспорта. И мы поставили задачу добавит поголовья внутренний спрос. Поэтому построен в этом году большой свинокомплекс с объемом производства в 33 тысячи тонн мяса. И мы за первый год в полтора раза увеличили производство мяса свинины. Введены мощности птицефабрик мясного направления. На том же свинокомплексе построен большой комбикормовый завод, который в год перерабатывает 150 тысяч тонн зерна. Мы добавили внутренний спрос на зернопродукцию. Наращивались производства мельничной продукции. И рост всей экономики агропромышленного комплекса дал нам устойчивый рост. Мы применяем программы государственной поддержки не только крупных хозяйств, но и фермеров, личные подсобные хозяйства. Попробовали выделять средства сельским районам. Не отдельным предприятиям, как субсидирование какого-то производства, а сельским районам для создания новых рабочих мест, производств

Главная задача при всей важности чисто рыночных стимулов, согласитесь, для современной России не столько важны тонны зерна, молока и мяса, сколько то, чтобы поддержать, сохранить и укрепить сельский образ жизни. У нас огромные территории. Это тот образ жизни, который очень серьезно и позитивно влиял на нравственное и духовное состояние общества. Нельзя представить огромную страну с таким природным потенциалом как страну только с большими городами. Должен быть современный агропромышленный комплекс. Даже если какие-то эксперты скажут, что проще что-то купить, привезти, нет. Для нас это жизнеобразующая сфера – сельская экономика. Занятость, доходы населения, саморазвитие сельских поселений. Поэтому у нас много уделяется внимания программам строительства жилья для молодых специалистов. Дороги на селе. Социальные объекты, школы, клубы. В селе должно быстрее расти качество жизни.

Арасланов:

- Насколько радикально меняется ситуация? Общее место – говорить о том, что село погибает, деревня погибает и народ уезжает.

Толоконский:

- Это тенденция. Она формировалась столетие. Уже большую часть двадцатого века, вспомните, в советское время до войны и после войны массовый выход людей из села в города. Это системный эффект индустриализации. Поэтому сказать, что эту инерцию можно преодолеть мгновенно, нельзя.

Если сейчас на этом не делать акцент, по-прежнему руководствоваться исключительно экономическими целесообразностями, то это не совсем правильно. Мы должны вкладывать и в инфраструктуру. Да, это сегодня очень сложно сделать. Требуются огромные бюджетные инвестиции в дорожное строительство, в социальное развитие. Таких ресурсов сегодня даже у большого сильного региона не хватает. Но какие-то элементы этого нового проявляются. Вот где-то молодежь собралась, и мы построили новое жилье. И я вижу в небольших селах много детей. Видно, что люди связали свое будущее с работой на селе. Где-то тот миллион, который мы выделяли молодым врачам, чтобы они поехали в сельскую местность, не везде это сработало, но где-то я приезжаю в больницу и говорят: нас так тут встретили хорошо, жилье подготовили. Мы тут родили детей. Мы не уедем. И чувствуем свою ответственность за это село, за эту больницу. И работают.

Мы обновляем сейчас подходы к аграрному образованию, чтобы ребята приезжали по специальным направлениям. Мы будем давать бюджетный заказ. Мы будем подготавливать для них жилье, строить служебное жилье. Вот почему важна и новая техника, и хорошие показатели на селе, чтобы там была все-таки высокая зарплата. Нужно доказать молодому человеку, который вырос в селе, что работая на селе, он будет быстрее делать профессиональную и социальную карьеру. Когда это будет в общественном сознании, тогда мы сможем что-то переломить.

Арасланов:

- Вы говорили о необходимости системы поддержки малого и среднего предпринимательства. Что вы имеете в виду?

Толоконский:

- Для того, чтобы активней развивался малый бизнес, росла предпринимательская активность, нужно обновлять всю среду. У нас часто формы поддержки малого бизнеса носят точечный характер, режим ручного управления. Мы по каким-то конкурсам грантам отбираем 20-30 проектов и им помогаем. Я всегда задаю вопрос: у нас малых предприятий сто тысяч примерно. Что изменилось в среде, если мы помогли двадцати проектам? Это изменило среду? Нет.

Я хочу найти дополнительные инструменты, которые несколько меняют среду. Это более сложные механизмы. Они тоже потребуют более длительного времени. Они, может, не будут сейчас видны. И мы потеряем в рейтингах, может быть, потому что это задача не так быстро заметна.

Нужно серьезно активизировать спрос. Должна быть более благоприятная рыночная ситуация. Это и доходы населения, инвестиционная активность, это надо делать. Конечно, нужна большая работа на всех уровнях. Тут инструментов у региона не хватит. Нужно снизить цену денег. Не может быть большая предпринимательская активность, если цена денег 13, а иногда и 15 процентов. Если брать деньги под 15 процентов, при низкой инфляции это сделать невозможно. Для нас важно, чтобы снизилась цена кредитов. И тут мы тоже ищем механизмы, чтобы какими-то формами мы могли бы добиться максимального снижения денег на территории края для малого бизнеса.

Третье. Мы хотим очень серьезно усилить внутрикраевую кооперацию. Крупные компании привыкли легко покупать какое-то оборудование, детали и за рубежом, или у крупных компаний, а надо, чтобы они обратили внимание на потенциал небольших предприятий. Мы проводим дни компания. «Роснефть» приходит, показывает все виды оборудования. А малый производственный бизнес отбирает, заключает соглашения. И мы тоже включаем меры субсидирования поддержки. И начинается внутрикраевая кооперация, когда для крупных заказчиков малый бизнес естественным образом поставляет продукцию. И часто это у нас получается дешевле, лучше.

На алюминиевых заводах у нас всегда с ложные машины для работы с электролизерами. Там такие похожие на роботов техника. Они индивидуальны, они не делаются серийно. Мы их заказывали в Германии, в Голландии. Сейчас, когда курс стал невыгодным, заказали на месте, в Красноярске. И получили машину вдвое дешевле. С качеством, ничем не уступающим. И вот уже новые производства, новые рабочие места.

В развитии сельской экономики это все небольшие предприятия. Мне хочется сделать максимальный акцент на развитие семейного бизнеса. Небольшие пекарни, кондитерские. Мы активно проводим в течение двух лет, когда изменилась ситуация на макрорынке, чтобы сдерживать цены, проводим массовую продажу на улицах. В Москве ярмарка выходного дня, а у нас сотни разных предпринимателей, они без налогов, без отсрочек платежей достаточно активно насыщают рынок больших городов продукцией. Это тоже простимулировало фермеров, небольших товаропроизводителей.

Мне хочется, чтобы наши меры поддержки семейного предпринимательства были не декларативны, не бюрократическими, а создавали иную среду, спрос на товары и услуги, чтобы дешевле были инвестиционные ресурсы, чтобы меньше было административных ограничений. Как согласовать землю, как подключение. Этим мы активно занимаемся. У нас много институтов поддержки малого бизнеса. Есть агентство поддержки, микрокредитование. Это не на пустом месте. Я корректирую то, что в крае эффективно работало. Но мне важно, чтобы это было более масштабно и системно. И чтобы за счет этих механизмов можно было легко сказать, что вот тут выросли, вот тут.

Арасланов:

- Виктор Александрович, в 2019 году у вас Универсиада пройдет. Одни уверены, что это финансовая премия для региона. Другие говорят, что это стимул для развития.

Толоконский:

- Я ко вторым отношусь. Думаю, подавляющее большинство жителей края разделяют позицию, что это большой шанс для края обогнать время, выиграть время в развитии. Мы концентрированно в короткий период времени развиваем город.

Мы планировали, и нас поддержали в правительстве России, самое активное участие принимает ряд министерств, ведомств. Министерство спорта. Образования. Здравоохранения. Транспорта и другие ведомства. Все помогают развитию. Это период, это программа системного развития Красноярска как центра большого и экономически сильного региона. Да, там предполагаются достаточно серьезные бюджетные инвестиции. И федеральные, и краевые. Но мы получаем очень много спортивных новых объектов. И это тоже стране необходимо, потому что зимние виды спорта для России очень важны. У нас будет много внутренних соревнований. Мы будем принимать международные соревнования и Красноярск станет центром для зимних видов спорта. Притом, в условиях, когда зима рано начинается и поздно заканчивается. Это без ограничений, как в Сочи, где период небольшой. Это часовой пояс, близкий к азиатским странам. Большая часть соревнований пойдет в Китае, в Корее, в Японии. И нас часовой пояс очень близок к этому. Это самые современные спортивные базы. И все это расположено в центре города. У нас от центра города до горнолыжного центра 20 минут езды. И все комиссии приезжают и удивляются, что всегда в зимних универсиадах и олимпиадах приходится отдельные дисциплины переносить, выносить далеко от университетской деревни. Два Интернет центра практически делать: горнолыжный кластер и другой. Красноярск позволяет это сделать все в одном месте.

Это мощное развитие Сибирского федерального университета. Это шесть новых общежитий, две с половиной тысячи мест. Однокомнатные квартиры-студии со всеми удобствами. Физико-математическая школа строится новая. Центр для медицинских исследований. Поликлиника для преподавателей и сотрудников. Здесь будет огромный медицинский центр. Он в следующем году будет вводиться.

Строится очень много спортивных объектов. Многофункциональный спортивный комплекс с легкоатлетическим манежем. Открытые футбольные поля. Это будет уникальный студенческий кампус. Это второе направление.

Третье. Город получает новые медицинские центры. Строится обновленная больница скорой медицинской помощи. В следующем году будет сдаваться корпус почти 15 тысяч квадратных метров. Все на самом высоком уровне. В следующем году начнем строительство нового большого комплекса в краевой клинической больнице. Больше 50 тысяч квадратных метров. Это тоже стратегия. Это насколько изменит качество оказания медицинской помощи. Мы недавно завершили строительство онкологического центра. Кардиохирургического, травматологического, микрохирургии глаза, два перинатальных центра введено в Красноярске. В Ачинске сегодня должен быть подписан акт, а 30-го постараюсь открыть этот центр. В Норильске строится перинатальный центр.

Новые дороги, которые соединяет центр, университетский кампус со спортивными аренами. Построен новый мост. Сейчас магистраль, развязки. Совершенствование информационных систем, оптоволоконные системы связи, информационного всего.

Очень много мобилизовано частных инвестиций. У нас частные инвесторы строят и спортивные объекты самые крупные. Я очень благодарен «Норильскому никелю» и компании «Русская платина», которые строят нам Ледовый дворец. Строится новый аэропорт. Согласитесь, региону с таким экономическим потенциалом иметь плохой аэропорт неприлично. И в конце будущего года будет сдаваться новый большой терминал. 45 тысяч квадратных метров. Новые перроны, телетрапы. Красноярск не может так принимать гостей, своих земляков.

Обновление среды. Тогда у нам будут приезжать талантливые ученые, стремится приехать абитуриенты, наша молодежь не будет стремиться уехать. Тогда край получает мощное развитие уже на десятки лет вперед.

Арасланов:

- Пускай все планы сбудутся! Спасибо!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ