2017-02-17T16:47:29+03:00

Горячая линия: Отвечаем на вопросы пассажиров пригородных электропоездов

В гостях у Радио «Комсомольская правда» исполнительный директор ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания» Максим Юрьевич ДьяконовВ гостях у Радио «Комсомольская правда» исполнительный директор ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания» Максим Юрьевич Дьяконов

В гостях у Радио «Комсомольская правда» исполнительный директор ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания» Максим Юрьевич Дьяконов [аудио]

Горячая линия: Отвечаем на вопросы пассажиров пригородных электропоездов

00:00
00:00

Шевцова:

- Здравствуйте. Мы продолжаем программу «Московские окна». У нас гость в студии. Я рада приветствовать Максима Юрьевича Дьяконова – исполнительного директора ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания». Здравствуйте.

Дьяконов:

- Добрый день.

Шевцова:

- Я – Екатерина Шевцова. Вы знаете, не один раз я уже говорила в эфире: Москва – большая. И расширяется наш город, и Подмосковье у нас становится активным. Многие люди достаточно правильно делают – экономят, покупают себе жилье за пределами МКАД и добираются в Москву на электричке. И это на самом деле становится удобней, нежели ездить сюда на машине. И вот сегодня мы проговорим про движение пригородных электропоездов. У нас сегодня горячая линия, мы отвечаем на вопросы пассажиров пригородных электропоездов. Не я, а наш гость, Максим Юрьевич. Я сразу напоминаю наши контакты: 8-800-200-97-02. 8-967-200-97-02 – это номер нашего WhatsApp и Viber. Кто пользуется электричками – звоните, пишите, рассказывайте, что вас беспокоит, что вам нравится, что вам не нравится, какие у вас есть предложения. Все это можно сегодня в эфире взять и рассказать. Не так часто приходит руководство компании в прямой эфир, вот так садится и абсолютно без всяких купюр отвечает на вопросы. Максим Юрьевич, давайте начнем с того, что ваша компания – это фактически главный игрок на рынке пассажирских пригородных перевозок. Вы самый крупный, ваша компания сама крупная.

Дьяконов:

- Ну, да, мы самые большие. И не только в Московском транспортном узле. Мы также самые крупные по России и, наверное, самые крупные или одни из самых крупных перевозчиков вообще в пригороде в мире. На нас приходится, так цифрами чуть-чуть подгружу…

Шевцова:

- Конечно.

Дьяконов:

- Чтобы было понимание. Мы перевозим от 1,3 до 1,6 млн. пассажиров ежедневно. В годовом выражении это около 600 млн. человек. И это примерно 62-63 % всех пригородных перевозок в стране. Это все зависит просто от того, что мы работаем в Москве и Московской области, как наиболее таком пассажироемком регионе. Но также работаем еще в 9 областях рядом Центрального федерального округа. Если мы говорим про Москву, то к нам относятся все железнодорожные пути, уходящие от московских вокзалов, за исключением Ленинградского направления, где работают наши коллеги из Московско-Тверской пригородной пассажирской компании.

Шевцова:

- То есть практически перевозите всех. Я попробовала прикинуть, полтора миллиона в день пассажиров – это население небольшой европейской страны.

Дьяконов:

- Да. И это в основном, конечно, трудовая миграция. То есть жители Москвы и Подмосковья, которые ежедневно двигаются к своей работе и обратно.

Шевцова:

- Подмосковье стало очень привлекательным регионом. Люди активно скупают жилье и пытаются работать здесь. Кто-то приезжает вообще из соседних областей, и тоже так или иначе это ваши клиенты. Потому что человек, например, едет из Калужской области, он с вами едет из Калужской до Московской и дальше уже сюда, в Москву.

Дьяконов:

- Ну, да, мы, в принципе, выполняем роль все-таки такого подвозящего вида транспорта, с доставкой в основном до метрополитена, если мы говорим именно про Москву и то, как это организовано. Или на Московское центральное кольцо, которое также является частью Московского метрополитена сейчас. Поэтому мы – одна из транспортных артерий, наряду с автобусами, с личным транспортом.

Шевцова:

- Без вас на самом деле нельзя. Очень многие даже наши коллеги, я ходила и проводила опрос небольшой социологический у нас в редакции. Вот у нас многие люди живут в области, они доезжают на электричке до ближайшей станции метро, бросают машину и дальше уже на метро едут своим ходом. В общем-то, это достаточно быстро получается.

Дьяконов:

- Наш персонал точно так же практически добирается.

Шевцова:

- А что делать? Это на самом деле удобно и доступно. На чем возите? Для слушателей будет любопытно узнать, какие виды поездов, как вы их обслуживаете, как вы их выбираете, сколько лет они у вас служат, бегают.

Дьяконов:

- Достаточно больной вопрос, естественно. Поскольку я готов к вопросам от слушателей и по качеству поездов, и по их виду. Базово мы используем порядка 530 поездов на нашем полигоне. Из них 60 – это наши собственные. Они отличаются тем, что покрашены немножко по-другому, чем обычная электричка. Это такие белые поезда с желтой полосой. Бело-серые поезда. Мы начали их закупать, начиная с 2013 года. И вот по настоящее время имеем 60 машин. Остальные поезда мы арендуем у «Российских железных дорог» и, собственно говоря, это поезда фирменной раскраски РЖД. То, что мы сейчас делаем, мы, по сути дела, меняем выбывающие поезда РЖД по сроку службы на наши новые. И в этом году планируем еще 24 поезда купить новых и выставить их на маршруты. Естественно, что это крайне недостаточно для всех направлений, потому что износ у поездов достаточно велик. Но, скажем так, и наши ресурсы, и график выбытия поездов, собственно говоря, такой, что нам необходимо покупать то количество, которое мы покупаем. Средний срок службы поезда сейчас примерно, нормативный срок службы – это 28 лет, средний срок службы по нашему полигону сейчас – порядка 16 лет. Есть машины, которым около 28, а есть абсолютно новые.

Шевцова:

- Новые – это здорово. Но, тем не менее, в поездах максимально пытаются создать комфортные условия для пассажиров. Даже если они уже пожилого возраста, в любом случае вы делаете все для того, чтобы людям было комфортно.

Дьяконов:

- Мы стараемся это делать. Это крайне сложно, особенно если поезд старый и он не имеет ни систем кондиционирования, ни климат-контроля. Ряд поездов имеют достаточно такую устаревшую систему именно… летом мы получаем много жалоб от людей, говорят: открываем форточку, а воздух не проходит. Это именно чисто конструкционный такой просчет, который был в предыдущих сериях. Все новые поезда соответствуют тем необходимым стандартам, которые есть по качеству, включают в себя и туалетные комплексы, и системы климат-контроля, и звуковой сигнализации, и бегущие строки.

Шевцова:

- Напоминаю номер эфирного телефона: 8-800-200-97-02. Максим Юрьевич отвечает на вопросы ваши. Если вы пользуетесь пригородными электропоездами, то милости просим.

Слушатель Владимир:

- Добрый день. Я хотел задать вопрос. Возможна ли, например, на некоторых станциях установках туалетов? По поводу кондиционеров в поездах. Не проще ли иногда бывает просто открыть окно, и температура будет вполне нормальная. И это с экономической точки зрения будет экономия электроэнергии.

Шевцова:

- Сразу уточню. То, что за пределами поезда, это к вам?

Дьяконов:

- То, что касается платформ, платформы у нас в аренде, поэтому состояние платформ, уборка и так далее – это все к нам. Когда вы сходите с платформы, то уже не к нам.

Шевцова:

- Сегодня у нас в гостях Максим Юрьевич Дьяконов, исполнительный директор ОАО «Центральной пригородной пассажирской компании». Максим Юрьевич отвечает на вопросы пассажиров пригородных электропоездов. Слушатель задал вопрос по поводу туалетов на станции и форточки бы открыть.

Дьяконов:

- По поводу туалетов. Есть программа такая с Московской областью. В прошлом году мы 57 туалетов уже установили на остановочных пунктах именно Московской области. И в этом году тоже планируем продолжить это делать. Потому что это абсолютно нормальная практика. Там, где это необходимо, их надо ставить. Поэтому будем ставить. То, что касается форточек, давайте сравним просто с метро. Поскольку большинство слушателей, я в том числе, пользуемся метро более активно. Когда у вас есть абсолютно работающая система климат-контроля, то никакой необходимости в открытии форточки как таковой у вас нет и не может быть. Потому что у вас достаточно приятная атмосфера внутри. Как только вы открываете форточку, то сразу же эта система будет нарушена. И вы получите обратный эффект, по сути дела. С точки зрения затрат электроэнергии, эти затраты включены в общую стоимость содержания инфраструктуры. И современные поезда используют не только такие значительные энергопотребляющие технологии, но также они используют рекуперацию электроэнергии. Они за счет движения возвращают часть электроэнергии в сеть. Поэтому с этой точки зрения все современные поезда более экономичны, чем предыдущие. Поэтому форточку открывать – это не вариант, если же, повторяюсь, корректно и правильно работает система климат-контроля.

Шевцова:

- Плюс к этому – микроклимат определенный.

Дьяконов:

- Абсолютно. Если же в поезде нет системы климат-контроля, то однозначно летом, кроме как открыть все возможные форточки, по-другому от жары не спастись.

Шевцова:

- Юлия у нас на связи.

Слушатель Юлия:

- Максим Юрьевич, такой вопрос у меня к вам. Я живу в городе Домодедово. А ребенок у меня учится в Бирюлево. Каждый день, хоть после шестого, хоть после седьмого урока, он по тридцать-сорок минут стоит, ждет электричку. Не рассказывайте про технологические перерывы, потому что в это воскресенье ехали с «Нагатинской», с «Нижних Котлов», за два часа две электрички. В воскресный день, время в промежутке с двух до четырех часов. Это нормально? Я до этого жила в Бирюлево. И с такой ностальгией вспоминаю времена, когда не было еще станции метро «Царицыно», мы пользовались только электричками. Как трамвай ходили. Это такая была красота!

Шевцова:

- Вопрос мы поняли. С чем связаны большие перерывы?

Дьяконов:

- Наш слушатель Юлия, вы прекрасно знаете про технологические перерывы. Поэтому я про них и не собираюсь говорить. Да, естественно, днем, и в особенности в воскресные дни и в субботу у нас абсолютно другой график движения. Потому что абсолютно другая потребность в перевозках. Я не могу обещать вам, что мы запустим дополнительные поезда именно с двух до четырех. Потому что график этот практически постоянно находится без изменения, корректируется с точки зрения лето – зима. И я сомневаюсь, что мы исключили какие-то поезда именно по этому направлению в дневное время. Я посмотрю, но я сомневаюсь, что это было сделано в ближайшие прошедшие три года. Этот график достаточно неизменный. И, скорее всего, изменений по нему не стоит ждать.

Шевцова:

- Давайте еще звоночек примем.

Слушатель Григорий:

- У меня вопрос к гостю. Не понимал систему входа и выхода на платформы, на станцию. Приведу пример. Я живу на «Соколе» и пользуюсь электричками Рижского направления. Например, еду я на Рижский вокзал, купил билет. Но вспомнил, что мне нужно выйти не на Рижском вокзале, а на предыдущей станции «Дмитровская». И всё, я выхожу на платформе, но оказывается, я не могу просто так выйти. Мне нужно купить билет, чтобы меня выпустили. Более того, этот билет еще и с наценкой 100 рублей. Соответственно, выпустить меня могут только за 132 рубля. Либо пример моей сестры. Она недавно поехала и поняла, что перепутала электрички, которая ее привезла не на Рижский вокзал, а на Ржевскую. И все, она тоже не может выйти. И что делать? Либо покупать билет, обратно ехать, либо покупать билет на выход плюс эти 100 рублей. Что это за такая система? Будет ли она меняться? И чем она оправдана?

Дьяконов:

- Система по выпуску и запуску пассажира устроена следующим образом. Билет продается от станции следования до станции назначения. Это не система метро, где покупаешь билет на поездку и ездишь где угодно. При этом вы имеете полное право, никаких проблем с этим нет, выйти на любой станции до станции следования. Если вы едете откуда-то до Рижской, а решили выйти раньше, то никаких проблем, вопросов к нам быть не может. Никаких наценок, билетов на выход, дополнительных сборов и так далее. Это все запрещено.

Шевцова:

- А если вдруг человек столкнется с таким злоупотреблением, куда ему жаловаться? Возможно, отдельные люди сидят умные, которые просто элементарно нарушают закон и обманывают пассажиров. Я предполагаю, что такие люди могут быть.

Дьяконов:

- Может быть единственное – несрабатывание билета по какой-то причине. Хотя я готов разбираться с этим в каждом конкретном случае. И привлеку наших специалистов по информационным технологиям. Но в случае, если вас не выпускают, то вы можете обратиться затем с жалобой к нам либо по социальной сети, либо на горячую линию РЖД, мы просто возвратим вам те средства, которые вы потратили на то, чтобы выйти.

Шевцова:

- Сообщение пришло к нам в WhatsApp: «Далеко не все платформы имеют высоту, равную высоте пола вагона. Это приводит зачастую к травмам при посадке».

Дьяконов:

- Платформы бывают высокие, а бывают низкие. В Москве практически везде это платформы высокие. В области и особенно в дальних регионах – это платформы низкие. У подвижного состава, у поездов, которые используются, не всегда имеется возможность подать подвижной состав с теми характеристиками, чтобы обеспечить полностью комфорт. Мы стараемся этих моментов избегать. Такой подвижной состав обычно запускается именно там, где, например, только низкие платформы. Но такие случаи бывают. По ряду причин. Такие платформы существуют в том числе технологически и так далее, когда происходит реконструкция платформы, то тогда все выравнивается под единый стандарт. Но поскольку у нас на полигоне порядка двух тысяч с лишним платформ, то все это за какой-то период времени сделать невозможно, а в ряде случаев и не нужно. Потому что, например, если вы находитесь в Тульской области, то там все платформы низкие. Там ходит соответствующий подвижной состав. И смысла делать высокие платформы нет.

Шевцова:

- У нас есть сообщения: «В кассах приобрела расписание пригородных поездов. Но оно написано мелким шрифтом, в нем неудобно ориентироваться. Прошу вернуть старое расписание в виде книжки с читаемым шрифтом».

Дьяконов:

- Мы сделали новый формат расписания. Мы считаем, что он более удобный для нашего пассажира. Единственное, по мелкому шрифту учтем. Будем делать более крупный шрифт, чтобы людям было удобно и комфортно читать.

Шевцова:

- Вы все эти комментарии и просьбы учитываете?

Дьяконов:

- Абсолютно. Я вообще хотел сказать, что мы достаточно регулярно проводим встречи с пассажирами, базируясь на тех жалобах, которые они подают.

Шевцова:

- Считайте, что у нас сегодня такая виртуальная встреча с пассажирами. У нас есть звонок.

Слушатель Борис:

- У меня такой вопрос. Климат-контроль и отопление в электричке включает машинист или это автоматически включается?

Дьяконов:

- Это вообще настраивается автоматически. То есть, есть система, которая просто выставляет температуру в районе от 18 до 22 градусов тепла. Роль машиниста, по сути дела, включить ее или выключить ее.

Шевцова:

- Ну что, ответили на вопрос Бориса. Идем дальше. Еще сообщение пришло: «В тамбурах постоянно курят. Невозможно дышать. Почему нет дымовых сигнализаций в составах?»

Дьяконов:

- Да, вопрос интересный. Наверное…

Шевцова:

- Ну чтобы сразу человек приходил и штрафовал.

Дьяконов:

- Давайте ближе к реальностям. Мы все прекрасно знаем, что в тамбурах курят. И это реально бич. Причем по собственным таким наблюдениям, не во всех поездах курят. И я даже больше скажу, не на всех направлениях курят.

Шевцова:

- А в чем логика?

Дьяконов:

- Не знаю. Может быть, логика все-таки в нас в большей степени. Мы можем реагировать на это, но крайне ограниченно. Делать замечания и так далее. К сожалению, какие-то меры, связанные со штрафами и так далее, это могут осуществлять сотрудники транспортной полиции, коих в наших электропоездах, по нашему мнению, крайне не хватает. Их количество крайне ограничено. Поэтому я бы здесь больше просил активных наших граждан пассажиров реагировать вместе с нашим персоналом на подобные явления.

Шевцова:

- Хороший вопрос: «Будете ли подключать поезда к системе ГЛОНАСС, чтобы можно было отслеживать? И планируете ли бесплатный вай-фай?»

Дьяконов:

- Система ГЛОНАСС устанавливается уже на все новые поезда. Поэтому – да, ответ на первый вопрос. Старые поезда не будем, потому что, скорее всего, та система, которая существует ныне, она достаточна. Но все новые идут с ГЛОНАССом. То, что касается вай-фая, мы сейчас уже оборудовали порядка 60 поездов системой вай-фай. Она бесплатна для пассажиров. И такой, как мы надеемся, и будет оставаться.

Шевцова:

- Здорово, отлично.

Слушатель Виктор:

- Вопрос такой. Часто звучит объявление: «В случае чего – обращайтесь к сотрудникам милиции, сопровождающим поезд». По статистике, в разное время и в разные дни за полгода я лично наблюдал где-то два раза пару сотрудников милиции, проходящих через поезд. В то же самое время нужда в их работе существенно выше. Начиная от драк, кончая элементарными вещами как курение в вагонах, в тамбурах. И самое главное – издевательство над контролерами, которые проверяют билеты. Над контролерами издеваются цинично и стационарно. Если бы их сопровождали сотрудники милиции, существенно легче было бы решать эти проблемы. Есть ли у вас возможность договориться с сотрудниками милиции, чтобы они чаще фигурировали в электричках?

Дьяконов:

- Спасибо за вопрос. Действительно, мы также отмечаем недостаточное количество сотрудников полиции в поездах. Да, мы пытаемся и достаточно часто находим общие решения с правоохранительными органами по сопровождению и по рейдам. Они идут нам навстречу. Но опять же, это все происходит в логике разовых акций, а не на постоянной основе. Все-таки количество сотрудников полиции, сопровождающих электропоезда, крайне незначительное, и они ориентируются именно на наиболее такие опасные ночные, близкие к ночи, дальние поезда, а не на весь пригород.

Шевцова:

- Еще сообщение: «Скажите, с чем связаны изменения расписания электричек на Горьковском направлении, а именно – от станции «Железнодорожная» до «Москва-Курская» в утренний период? Как долго будут действовать данные изменения?»

Дьяконов:

- Они связано с большой программой по строительству новых главных путей. Мы рассчитываем, что все-таки новые главные пути по Горьковскому направлению будут готовы в те сроки, которые установлены планами. То есть 2018-2019 год.

Шевцова:

- Еще одно сообщение: «Редко пользуюсь вашими услугами. Периодически поезда задерживаются. Где можно найти актуальную информацию о задержках поездов?» Может, какое-то мобильное приложение надо на телефон поставить?

Дьяконов:

- Мы сейчас пытаемся это реализовать. По сути дела, мы даем актуальную информацию о задержках в социальных сетях, на Фейсбуке на нашей страничке. Необходимо направить свои усилия именно на то, чтобы люди получали информацию незамедлительно по задержке. Я вижу именно развитие мобильного приложения с актуальным расписанием как таковым. По времени планирую, что такое мобильное приложение мы сможем реализовать где-то к концу текущего года. И значительно улучшить сервис для пассажира. Потому что тех каналов информирования, которые есть сейчас, их явно недостаточно. Мы получаем огромное количество жалоб с тем, что мы несвоевременно информируем наших пассажиров о задержках.

Шевцова:

- В любом случае, если какие-то форс-мажорные обстоятельства, мы тоже здесь являемся каналом информирования. Я лично сижу в программе «Московские окна» и оперативную информацию озвучиваю, дабы нашим слушателям помочь.

Слушатель Алексей:

- Максим Юрьевич, у меня вопрос по поводу турникетов, заборов по Рижскому направлению. В течение 2016 года были построены турникеты и заборы на станциях «Опалиха», «Красногорская», «Нахабино» и так далее. Вопрос следующий. Когда садишься на одной из этих станций, теперь через турникет проходишь, однако контролеры все еще остались. Есть ли в них необходимость? На мой взгляд, необходимости в этих контролерах нет. Потому что сейчас подавляющее большинство пассажиров стали платить. А получается, что за этих контролеров опять же мы платим – конечный потребитель. Уже не говоря о морально-этической стороне. Почему меня считаем неплательщиком? Я должен дополнительно тратить и деньги, и свое время, проходя через эти турникеты.

Дьяконов:

- Мы с точки зрения работы кассиров-контролеров смотрим на те показатели деятельности, которые у них есть. Мы фиксируем и уменьшаем количество контролеров в случае, если видим, что количество безбилетного проезда снижается на данном направлении. Это живая система. К сожалению, без нее пока я не знаю как обойтись. Даже при наличии турникетов. Как вы сами понимаете, турникеты устанавливаются не на всех станциях. Плюс к этому, есть достаточно большое количество пассажиров, которые едут со станций, где вообще нет никаких касс. Чтобы им не платить повышенные сборы, функция разъездного билетного кассира является необходимым условием. Поэтому здесь, наверное, больше вопрос в том, что мы будем стараться использовать и технические какие-то средства. Мы начали делать по Киевскому направлению, устанавливать такие терминалы предварительной продажи документов на тех станциях, где нет никаких кассовых окон, с тем, чтобы у пассажира не было необходимости оплачивать сбор только из-за того, что он сел в поезд и не смог доказать, что там нет кассы. Чтобы не было такого нонсенса. Живой организм, будем пытаться сокращать количество в случае, если это необходимо.

Шевцова:

- Мы на этом горячую линию закончим сегодня. Но мы обязательно встретимся еще раз. Я благодарю нашего гостя. Максим Юрьевич Дьяконов был в эфире, исполнительный директор ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания». Спасибо.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ